Показатель вулканической эксплозивности

Поделись знанием:
(перенаправлено с «VEI»)
Перейти к: навигация, поиск
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Показатель вулканической эксплозивности (VEI — англ. Volcanic Explosivity Index) — показатель силы извержения вулкана, основанный на оценке объёма извергнутых продуктов (тефра) и высоте столба пепла. Предложен К. Ньюхоллом (C. A. Newhall) и С. Селфом (S. Self) в 1982 году для оценки воздействия извержений на земную атмосферу[1].

Диапазон изменения: от нуля — для извержений, с объёмом выбросов менее 10 тыс. м³ (104 м³), до восьми — для извержений, выбрасывающих в атмосферу более 1000 км³ (1012 м³) пепла и высотой столба пепла более 25 км (см. рис.)

Извержения с показателем VEI 6 баллов и более могут вызывать эффект вулканической зимы — заметного похолодания в планетарном масштабе.





Крупнейшие извержения вулканов

  • 1991 год — извержение вулкана Пинатубо на филиппинском острове Лусон силой 6 баллов, вызвавшее временное падение температуры на 0,5 °C.
  • 1912 год — извержение вулкана Новарупта на Аляске силой 6 баллов, объём выброса тефра составил 17 км³, из которых на землю выпало около 11 км³ пепла. Столб пепла поднялся на 20 км, а звук был слышен за 1200 км.
  • 1902 год — извержение вулкана Санта-Мария в западной Гватемале, недалеко от города Кесальтенанго. Сила извержения 6 баллов, объём выброса приблизительно составил 5,5 км³. Столб пепла поднялся на 28 км, взрыв был слышен за 800 км в Коста-Рике. Погибло около 6 тысяч человек.
  • 1883 год — «целиком» взорвался вулкан Кракатау; объём выброса тефра составил 18 км³. Взрывная волна не менее 7 раз обошла земной шар. Мощность взрыва оценивается в 3,4 раз больше самой мощной советской водородной бомбы.
  • 1815 год — извержение вулкана Тамбора на острове Сумбава, сила достигла 7 баллов; объём выбросов в атмосферу порядка 150—180 км³. Оно вызвало всемирное понижение средней температуры на 0,4—0,7 °C[2], а в некоторых областях — на 3—5 °C[3] в течение 1816 года (т. н. «год без лета»).
  • 1783 год — извержение вулкана Лаки, Исландия (19,6 км³ лавы). Вызванное извержением понижение температуры в северном полушарии привело в 1784 году к неурожаю и голоду в Европе.
  • 1600 год, 19 февраля — извержение вулкана Уайнапутина, Перу; 6 баллов VEI. Сильнейшее извержение вулкана в Южной Америке за историческое время, которое, по некоторым оценкам, вызвало общемировое понижение температуры и стало причиной неурожая в России 1601—1603 и начала Смутного времени.
  • Около 969 года — сильное извержение вулкана Пэктусан (одно из трёх сильнейших за последние 5 тыс. лет наряду с Тамбора и Таупо (извержение Хатепе). Образовалось Небесное озеро (Тяньчи). Выбросил 96 км³ породы.
  • В 535—536 гг. произошло самое резкое понижение среднегодовой температуры в северном полушарии за последние 2 тыс. лет. Часто это похолодание связывают с извержениями вулканов Кракатау и Тавурвур.
  • 180 год — извержение «Хатепе» вулкана Таупо силой 7 баллов; сильнейшее за последние 25 тыс. лет. Образовалось озеро Таупо. Имело не столь сильное влияние на северное полушарие, однако римские и китайские источники зарегистрировали явление «красного неба».
  • Около 1650 года до н. э. — минойское извержение вулкана Санторин в Эгейском море, в 95 км к северу от Крита, было в 3 раза сильнее, чем Кракатау. 60—65 км³ выбросов.
  • Около 27 тыс. лет назад на Северном острове Новой Зеландии произошло извержение «Оруануи» вулкана Таупо силой 8 баллов; сильнейшее за последние 70 тыс. лет. Объём выбросов составил порядка 1100 км³ пепла, не считая 530 км³ магмы; это 30 млрд тонн породы.
  • 69—77 тыс. лет назад произошло извержение вулкана Тоба (о. Суматра, Индонезия). В результате на Земле в течение 6—10 лет шли сернистые дожди, была вулканическая зима. Это же послужило причиной последующего тысячелетнего похолодания. По мнению некоторых ученых[4], численность предков человека сократилась тогда до 2—10 тысяч (эффект бутылочного горлышка).
  • Извержение Йеллоустонского вулкана около 2,1 млн лет назад имело силу 8 баллов; 2450 км³ пепла было выброшено в атмосферу.

Напишите отзыв о статье "Показатель вулканической эксплозивности"

Примечания

  1. Newhall, C. A. and Self, S. (1982). The volcanic explosiviry index (VEI): an estimate of the explosive magnitude for historical volcanism. J. Geophys. Res., 87, 1231—1238.
  2. Stothers, Richard B. (1984). «Великое извержение Тамборы в 1815 году и его последствия». Science 224 (4654): 1191–1198. DOI:10.1126/science.224.4654.1191. PMID 17819476.
  3. [ria.ru/spravka/20130826/958101173.html Десять самых мощных извержений вулканов в истории | РИА Новости]
  4. Ambrose, Stanley H. (June 1998). «[ice2.uab.cat/argo/Argo_actualitzacio/argo_butlleti/ccee/geologia/arxius/1Ambrose%201998.pdf Late Pleistocene human population bottlenecks, volcanic winter, and differentiation of modern humans.]». Journal of Human Evolution (Elsevier) 34 (6): 623–651. DOI:10.1006/jhev.1998.0219. PMID 9650103. Проверено 5 августа 2010.

См. также

Источники

  • [www.proza.ru/2008/12/26/23 Майкл Рампино. «Супервулканизм и другие катастрофические геофизические процессы» (пер. с англ.)]

Отрывок, характеризующий Показатель вулканической эксплозивности

– Ну, Матвевна, матушка, не выдавай! – говорил он, отходя от орудия, как над его головой раздался чуждый, незнакомый голос:
– Капитан Тушин! Капитан!
Тушин испуганно оглянулся. Это был тот штаб офицер, который выгнал его из Грунта. Он запыхавшимся голосом кричал ему:
– Что вы, с ума сошли. Вам два раза приказано отступать, а вы…
«Ну, за что они меня?…» думал про себя Тушин, со страхом глядя на начальника.
– Я… ничего… – проговорил он, приставляя два пальца к козырьку. – Я…
Но полковник не договорил всего, что хотел. Близко пролетевшее ядро заставило его, нырнув, согнуться на лошади. Он замолк и только что хотел сказать еще что то, как еще ядро остановило его. Он поворотил лошадь и поскакал прочь.
– Отступать! Все отступать! – прокричал он издалека. Солдаты засмеялись. Через минуту приехал адъютант с тем же приказанием.
Это был князь Андрей. Первое, что он увидел, выезжая на то пространство, которое занимали пушки Тушина, была отпряженная лошадь с перебитою ногой, которая ржала около запряженных лошадей. Из ноги ее, как из ключа, лилась кровь. Между передками лежало несколько убитых. Одно ядро за другим пролетало над ним, в то время как он подъезжал, и он почувствовал, как нервическая дрожь пробежала по его спине. Но одна мысль о том, что он боится, снова подняла его. «Я не могу бояться», подумал он и медленно слез с лошади между орудиями. Он передал приказание и не уехал с батареи. Он решил, что при себе снимет орудия с позиции и отведет их. Вместе с Тушиным, шагая через тела и под страшным огнем французов, он занялся уборкой орудий.
– А то приезжало сейчас начальство, так скорее драло, – сказал фейерверкер князю Андрею, – не так, как ваше благородие.
Князь Андрей ничего не говорил с Тушиным. Они оба были и так заняты, что, казалось, и не видали друг друга. Когда, надев уцелевшие из четырех два орудия на передки, они двинулись под гору (одна разбитая пушка и единорог были оставлены), князь Андрей подъехал к Тушину.
– Ну, до свидания, – сказал князь Андрей, протягивая руку Тушину.
– До свидания, голубчик, – сказал Тушин, – милая душа! прощайте, голубчик, – сказал Тушин со слезами, которые неизвестно почему вдруг выступили ему на глаза.


Ветер стих, черные тучи низко нависли над местом сражения, сливаясь на горизонте с пороховым дымом. Становилось темно, и тем яснее обозначалось в двух местах зарево пожаров. Канонада стала слабее, но трескотня ружей сзади и справа слышалась еще чаще и ближе. Как только Тушин с своими орудиями, объезжая и наезжая на раненых, вышел из под огня и спустился в овраг, его встретило начальство и адъютанты, в числе которых были и штаб офицер и Жерков, два раза посланный и ни разу не доехавший до батареи Тушина. Все они, перебивая один другого, отдавали и передавали приказания, как и куда итти, и делали ему упреки и замечания. Тушин ничем не распоряжался и молча, боясь говорить, потому что при каждом слове он готов был, сам не зная отчего, заплакать, ехал сзади на своей артиллерийской кляче. Хотя раненых велено было бросать, много из них тащилось за войсками и просилось на орудия. Тот самый молодцоватый пехотный офицер, который перед сражением выскочил из шалаша Тушина, был, с пулей в животе, положен на лафет Матвевны. Под горой бледный гусарский юнкер, одною рукой поддерживая другую, подошел к Тушину и попросился сесть.
– Капитан, ради Бога, я контужен в руку, – сказал он робко. – Ради Бога, я не могу итти. Ради Бога!
Видно было, что юнкер этот уже не раз просился где нибудь сесть и везде получал отказы. Он просил нерешительным и жалким голосом.
– Прикажите посадить, ради Бога.
– Посадите, посадите, – сказал Тушин. – Подложи шинель, ты, дядя, – обратился он к своему любимому солдату. – А где офицер раненый?
– Сложили, кончился, – ответил кто то.
– Посадите. Садитесь, милый, садитесь. Подстели шинель, Антонов.
Юнкер был Ростов. Он держал одною рукой другую, был бледен, и нижняя челюсть тряслась от лихорадочной дрожи. Его посадили на Матвевну, на то самое орудие, с которого сложили мертвого офицера. На подложенной шинели была кровь, в которой запачкались рейтузы и руки Ростова.
– Что, вы ранены, голубчик? – сказал Тушин, подходя к орудию, на котором сидел Ростов.
– Нет, контужен.
– Отчего же кровь то на станине? – спросил Тушин.
– Это офицер, ваше благородие, окровянил, – отвечал солдат артиллерист, обтирая кровь рукавом шинели и как будто извиняясь за нечистоту, в которой находилось орудие.
Насилу, с помощью пехоты, вывезли орудия в гору, и достигши деревни Гунтерсдорф, остановились. Стало уже так темно, что в десяти шагах нельзя было различить мундиров солдат, и перестрелка стала стихать. Вдруг близко с правой стороны послышались опять крики и пальба. От выстрелов уже блестело в темноте. Это была последняя атака французов, на которую отвечали солдаты, засевшие в дома деревни. Опять всё бросилось из деревни, но орудия Тушина не могли двинуться, и артиллеристы, Тушин и юнкер, молча переглядывались, ожидая своей участи. Перестрелка стала стихать, и из боковой улицы высыпали оживленные говором солдаты.