VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов — молодёжный международный фестиваль, открывшийся 28 июля 1957 года в Москве. Гостями фестиваля стали 34 000 человек из 131 страны мира.[1] Лозунг фестиваля — «За мир и дружбу».





История

Символом молодёжного форума, на который прибыли делегаты от левых молодёжных организаций мира, стал Голубь мира, придуманный Пабло Пикассо[2]. Следуя традиции предшествующих фестивалей молодёжи, намечающей посадку деревьев в парках тех городов, где они проходили, к фестивалю в Москве был заложен парк «Дружба». В парке была установлена приуроченная к данному coбытию скульптура «Фестивальный цветок» — иногда её называют «Дружба»[3]. Также были построены гостиничный комплекс «Турист» и гостиница «Украина». Проспект Мира назван так в 1957 году в честь международного движения за мир и в связи с проходившим в Москве фестивалем — мемориальный знак висит на стене дома номер 2. В столице впервые появились венгерские автобусы «Икарус», также к событию были выпущены первые автомобили ГАЗ-21 «Волга» и первый «рафик» — микроавтобус РАФ-10 «Фестиваль».

Фестиваль проходил две недели и стал во всех смыслах значимым и взрывным событием для советских юношей и девушек — и самым массовым за свою историю. Он пришёлся на середину хрущёвской оттепели и запомнился атмосферой свободы и открытости. Приехавшие иностранцы свободно общались с москвичами, это не преследовалось. Для свободного посещения были открыты Московский Кремль и парк Горького. За две фестивальные недели было проведено свыше восьмисот мероприятий.

На телевидении возникла редакция «Фестивальная», запустившая первую советскую викторину «Вечер веселых вопросов», идею которой потом заимствовал КВН[4].

Ансамбль «Дружба» и Эдита Пьеха с программой «Песни народов мира» завоевали золотую медаль и звание лауреатов фестиваля.

Марис Лиепа участвовал в конкурсе классического и характерного танца и получил золотую медаль[5][6].

Голуби

Программа фестиваля

Кинофестиваль

30 июля 1957 года[7] в кинотеатре «Ударник» открылся международный кинофестиваль, на котором было представлено более 125 фильмов из 30 стран. Председателем жюри стал чехословацкий киновед Антонин Броусил[8].

11 августа на церемонии торжественного закрытия (в том же кинотеатре «Ударник», в котором впоследствии стали проводить и Московские международные кинофестивали) были объявлены победители.

Золотых медалей были удостоены следующие фильмы о молодёжи, созданные известными киномастерами:

Фильмы, созданные молодыми кинематографистами и получившие золотые медали[8]:

Документальные и научно-популярные фильмы, удостоенные золотых медалей[8]:

Золотой медалью также был награждён советский мультипликационный фильм «В яранге горит огонь» (реж. Ольга Ходатаева).

Присуждено также 14 серебряных и 10 бронзовых медалей. Среди награждённых — кинематографисты Китая, Чехословакии, ГДР, Греции, Монголии, Египта, Франции, Советского Союза, Румынии, Индии, Швеции, Японии, США, Израиля[8].

Влияние фестиваля

Прозвучавшая на церемонии закрытия песня «Подмосковные вечера» в исполнении Владимира Трошина и Эдиты Пьехи надолго сделалась визитной карточкой СССР. Один из фестивальных конкурсов впоследствии стал постоянной передачей на телевидении и положил основу массовому распространению в находящемся под железным занавесом Советском Союзе КВН.

К фестивалю были написаны песни «Если бы парни всей Земли…», «Зори московские…», «Звенит гитара над рекою…» и др. Марш «Друзья мы рады видеть вас» и «Фестивальный вальс» (автор музыки Михаил Чистов) были напечатаны в газете «Московская правда».

В стране стала распространяться мода на джинсы, кеды, рок-н-ролл и игру бадминтон. Популярными стали музыкальные суперхиты «Rock around the clock», «Гимн демократической молодёжи», уже упомянутая песня «Если бы парни всей Земли…» и другие.

Советские люди, после долгих лет тоталитарного контроля, начинали учиться открыто говорить и общаться. Известный джазмен Алексей Козлов позже напишет о тех днях:[1]

Ни туристы, ни бизнесмены в страну ещё не приезжали, дипломаты и редкие журналисты просто так на улицах не появлялись. Поэтому, когда мы вдруг увидели на улицах Москвы тысячи иностранцев, с которыми можно было общаться, нас охватило что-то вроде эйфории…

Я помню, как светлыми ночами на мостовой улицы Горького стояли кучки людей, в центре каждой из них несколько человек что-то горячо обсуждали. Остальные, окружив их плотным кольцом, вслушивались, набираясь ума-разума, привыкая к самому этому процессу — свободному обмену мнениями.

Фестиваль в произведениях искусства

Фестивалю посвящён художественный фильм «Девушка с гитарой»: в музыкальном магазине, где работает продавщица Таня Федосова (исп. Людмила Гурченко), идёт подготовка к фестивалю, а в конце фильма делегаты фестиваля выступают на концерте в магазине (с некоторыми из них выступает и Таня).

Другие фильмы, посвящённые фестивалю, — «Матрос с „Кометы“», «Цепная реакция», «Человек человеку», «Дорога на фестиваль», «Дорога в рай», мультипликационный фильм «Привет друзьям!», документальный фильм «Любовь и голуби. Фестиваль-57»[10] и другие.

В филателии

В честь VI фестиваля в СССР было выпущено две серии почтовых марок:

Память. 50-летие

В честь Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Москве одна из улиц получила название «Фестивальная».

В честь 50-летия фестиваля с 21 по 30 июня 2007 года в Москве проходил памятный Московский молодёжный фестиваль.

На РТР к юбилею приурочен выход д/ф «Любовь и голуби. Фестиваль-57».

Интересные факты

31 марта 1957 г. Бидия Дандарон написал в личном письме: «В Москве всем делают противочумные прививки, ибо среди участников фестиваля (наши думают) будут люди, которые привезут ампулы с чумной бактерией».[11]

См. также

Напишите отзыв о статье "VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов"

Ссылки

  • [www.businesspravo.ru/Docum/DocumShow_DocumID_120662.html О проведении Московского фестиваля молодёжи и студентов, посвящённого 50-летию VI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов] — распоряжение правительства Москвы № 252-РП от 15 февраля 2007 г.
  • [www.svobodanews.ru/Transcript/2007/07/18/20070718121944663.html Открылась выставка, посвящённая 50-летию VI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Москве]
  • [www.svao.mos.ru/press/press/detail.php?ID=53346 О проведении мероприятий в рамках Московского молодёжного фестиваля, посвящённого 50-летию IV Всемирного фестиваля молодёжи и студентов] — пресс-релиз правительства Москвы.
  • [ria.ru/analytics/20161014/1479165531.html Наследство 1957: что осталось от VI Фестиваля молодежи и студентов в Москве] // РИА, 14.10.2016
  • д/ф [russia.tv/video/show/brand_id/10384 Любовь и голуби. Фестиваль-57] // РТР-ВГТРК, 2007
  • Кинофестиваль мира и дружбы // «Советский экран». — 1957. — № 16. — С. 14-15.

Примечания

  1. 1 2 Двинина А. [www.gov.karelia.ru/Karelia/1320/19.html Дети фестиваля] // «Карелия». — 21 апреля 2005 года.
  2. [www.williamweston.co.uk/item/artist_previous/306/77 Colombe aux Fleurs — Colombe pour le Festival Mondial de la Jeunesse et la Paix, Pablo Picasso — William Weston Gallery]
  3. [moskvapark.naidich.ru/frendship/frendship.htm Парк Дружбы на Речном вокзале]
  4. [www.amik.ru/page/4.html AMIK.RU — КВН-история]
  5. [www.belcanto.ru/liepa.html Марис Лиепа (Māris Liepa) | Belcanto.ru]
  6. [www.liepa.ru/rus/family/maris_02.shtml Марис Лиепа. Страницы биографии]
  7. В атмосфере сердечности. Третий день фестиваля // Правда : газета. — 1957. — 31 июля (№ 212).
  8. 1 2 3 4 5 Лучшие фильмы фестиваля // Правда : газета. — 1957. — 10 августа (№ 222).
  9. [fenixclub.com/index.php?showtopic=119228/ Список зарубежных фильмов в прокате СССР с 1955 по 1991 гг.]
  10. [russia.tv/brand/show/brand_id/10384 Любовь и голуби. Фестиваль-57 / Телеканал «Россия 1»]. russia.tv. Проверено 20 октября 2016.
  11. Дандарон Б. Д. Письмо 53 // Письма о буддийской этике. — СПб.: Алетейя, 1997. — 352 с. — 2000 экз. — ISBN 5-89329-048-8.

Отрывок, характеризующий VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов

«Да, да, я люблю его!» думала Наташа, перечитывая в двадцатый раз письмо и отыскивая какой то особенный глубокий смысл в каждом его слове.
В этот вечер Марья Дмитриевна ехала к Архаровым и предложила барышням ехать с нею. Наташа под предлогом головной боли осталась дома.


Вернувшись поздно вечером, Соня вошла в комнату Наташи и, к удивлению своему, нашла ее не раздетою, спящею на диване. На столе подле нее лежало открытое письмо Анатоля. Соня взяла письмо и стала читать его.
Она читала и взглядывала на спящую Наташу, на лице ее отыскивая объяснения того, что она читала, и не находила его. Лицо было тихое, кроткое и счастливое. Схватившись за грудь, чтобы не задохнуться, Соня, бледная и дрожащая от страха и волнения, села на кресло и залилась слезами.
«Как я не видала ничего? Как могло это зайти так далеко? Неужели она разлюбила князя Андрея? И как могла она допустить до этого Курагина? Он обманщик и злодей, это ясно. Что будет с Nicolas, с милым, благородным Nicolas, когда он узнает про это? Так вот что значило ее взволнованное, решительное и неестественное лицо третьего дня, и вчера, и нынче, думала Соня; но не может быть, чтобы она любила его! Вероятно, не зная от кого, она распечатала это письмо. Вероятно, она оскорблена. Она не может этого сделать!»
Соня утерла слезы и подошла к Наташе, опять вглядываясь в ее лицо.
– Наташа! – сказала она чуть слышно.
Наташа проснулась и увидала Соню.
– А, вернулась?
И с решительностью и нежностью, которая бывает в минуты пробуждения, она обняла подругу, но заметив смущение на лице Сони, лицо Наташи выразило смущение и подозрительность.
– Соня, ты прочла письмо? – сказала она.
– Да, – тихо сказала Соня.
Наташа восторженно улыбнулась.
– Нет, Соня, я не могу больше! – сказала она. – Я не могу больше скрывать от тебя. Ты знаешь, мы любим друг друга!… Соня, голубчик, он пишет… Соня…
Соня, как бы не веря своим ушам, смотрела во все глаза на Наташу.
– А Болконский? – сказала она.
– Ах, Соня, ах коли бы ты могла знать, как я счастлива! – сказала Наташа. – Ты не знаешь, что такое любовь…
– Но, Наташа, неужели то всё кончено?
Наташа большими, открытыми глазами смотрела на Соню, как будто не понимая ее вопроса.
– Что ж, ты отказываешь князю Андрею? – сказала Соня.
– Ах, ты ничего не понимаешь, ты не говори глупости, ты слушай, – с мгновенной досадой сказала Наташа.
– Нет, я не могу этому верить, – повторила Соня. – Я не понимаю. Как же ты год целый любила одного человека и вдруг… Ведь ты только три раза видела его. Наташа, я тебе не верю, ты шалишь. В три дня забыть всё и так…
– Три дня, – сказала Наташа. – Мне кажется, я сто лет люблю его. Мне кажется, что я никого никогда не любила прежде его. Ты этого не можешь понять. Соня, постой, садись тут. – Наташа обняла и поцеловала ее.
– Мне говорили, что это бывает и ты верно слышала, но я теперь только испытала эту любовь. Это не то, что прежде. Как только я увидала его, я почувствовала, что он мой властелин, и я раба его, и что я не могу не любить его. Да, раба! Что он мне велит, то я и сделаю. Ты не понимаешь этого. Что ж мне делать? Что ж мне делать, Соня? – говорила Наташа с счастливым и испуганным лицом.
– Но ты подумай, что ты делаешь, – говорила Соня, – я не могу этого так оставить. Эти тайные письма… Как ты могла его допустить до этого? – говорила она с ужасом и с отвращением, которое она с трудом скрывала.
– Я тебе говорила, – отвечала Наташа, – что у меня нет воли, как ты не понимаешь этого: я его люблю!
– Так я не допущу до этого, я расскажу, – с прорвавшимися слезами вскрикнула Соня.
– Что ты, ради Бога… Ежели ты расскажешь, ты мой враг, – заговорила Наташа. – Ты хочешь моего несчастия, ты хочешь, чтоб нас разлучили…
Увидав этот страх Наташи, Соня заплакала слезами стыда и жалости за свою подругу.
– Но что было между вами? – спросила она. – Что он говорил тебе? Зачем он не ездит в дом?
Наташа не отвечала на ее вопрос.
– Ради Бога, Соня, никому не говори, не мучай меня, – упрашивала Наташа. – Ты помни, что нельзя вмешиваться в такие дела. Я тебе открыла…
– Но зачем эти тайны! Отчего же он не ездит в дом? – спрашивала Соня. – Отчего он прямо не ищет твоей руки? Ведь князь Андрей дал тебе полную свободу, ежели уж так; но я не верю этому. Наташа, ты подумала, какие могут быть тайные причины ?
Наташа удивленными глазами смотрела на Соню. Видно, ей самой в первый раз представлялся этот вопрос и она не знала, что отвечать на него.
– Какие причины, не знаю. Но стало быть есть причины!
Соня вздохнула и недоверчиво покачала головой.
– Ежели бы были причины… – начала она. Но Наташа угадывая ее сомнение, испуганно перебила ее.
– Соня, нельзя сомневаться в нем, нельзя, нельзя, ты понимаешь ли? – прокричала она.
– Любит ли он тебя?
– Любит ли? – повторила Наташа с улыбкой сожаления о непонятливости своей подруги. – Ведь ты прочла письмо, ты видела его?
– Но если он неблагородный человек?
– Он!… неблагородный человек? Коли бы ты знала! – говорила Наташа.
– Если он благородный человек, то он или должен объявить свое намерение, или перестать видеться с тобой; и ежели ты не хочешь этого сделать, то я сделаю это, я напишу ему, я скажу папа, – решительно сказала Соня.
– Да я жить не могу без него! – закричала Наташа.
– Наташа, я не понимаю тебя. И что ты говоришь! Вспомни об отце, о Nicolas.
– Мне никого не нужно, я никого не люблю, кроме его. Как ты смеешь говорить, что он неблагороден? Ты разве не знаешь, что я его люблю? – кричала Наташа. – Соня, уйди, я не хочу с тобой ссориться, уйди, ради Бога уйди: ты видишь, как я мучаюсь, – злобно кричала Наташа сдержанно раздраженным и отчаянным голосом. Соня разрыдалась и выбежала из комнаты.
Наташа подошла к столу и, не думав ни минуты, написала тот ответ княжне Марье, который она не могла написать целое утро. В письме этом она коротко писала княжне Марье, что все недоразуменья их кончены, что, пользуясь великодушием князя Андрея, который уезжая дал ей свободу, она просит ее забыть всё и простить ее ежели она перед нею виновата, но что она не может быть его женой. Всё это ей казалось так легко, просто и ясно в эту минуту.

В пятницу Ростовы должны были ехать в деревню, а граф в среду поехал с покупщиком в свою подмосковную.
В день отъезда графа, Соня с Наташей были званы на большой обед к Карагиным, и Марья Дмитриевна повезла их. На обеде этом Наташа опять встретилась с Анатолем, и Соня заметила, что Наташа говорила с ним что то, желая не быть услышанной, и всё время обеда была еще более взволнована, чем прежде. Когда они вернулись домой, Наташа начала первая с Соней то объяснение, которого ждала ее подруга.
– Вот ты, Соня, говорила разные глупости про него, – начала Наташа кротким голосом, тем голосом, которым говорят дети, когда хотят, чтобы их похвалили. – Мы объяснились с ним нынче.
– Ну, что же, что? Ну что ж он сказал? Наташа, как я рада, что ты не сердишься на меня. Говори мне всё, всю правду. Что же он сказал?
Наташа задумалась.
– Ах Соня, если бы ты знала его так, как я! Он сказал… Он спрашивал меня о том, как я обещала Болконскому. Он обрадовался, что от меня зависит отказать ему.
Соня грустно вздохнула.
– Но ведь ты не отказала Болконскому, – сказала она.
– А может быть я и отказала! Может быть с Болконским всё кончено. Почему ты думаешь про меня так дурно?
– Я ничего не думаю, я только не понимаю этого…
– Подожди, Соня, ты всё поймешь. Увидишь, какой он человек. Ты не думай дурное ни про меня, ни про него.
– Я ни про кого не думаю дурное: я всех люблю и всех жалею. Но что же мне делать?
Соня не сдавалась на нежный тон, с которым к ней обращалась Наташа. Чем размягченнее и искательнее было выражение лица Наташи, тем серьезнее и строже было лицо Сони.
– Наташа, – сказала она, – ты просила меня не говорить с тобой, я и не говорила, теперь ты сама начала. Наташа, я не верю ему. Зачем эта тайна?
– Опять, опять! – перебила Наташа.
– Наташа, я боюсь за тебя.
– Чего бояться?
– Я боюсь, что ты погубишь себя, – решительно сказала Соня, сама испугавшись того что она сказала.
Лицо Наташи опять выразило злобу.
– И погублю, погублю, как можно скорее погублю себя. Не ваше дело. Не вам, а мне дурно будет. Оставь, оставь меня. Я ненавижу тебя.
– Наташа! – испуганно взывала Соня.
– Ненавижу, ненавижу! И ты мой враг навсегда!
Наташа выбежала из комнаты.
Наташа не говорила больше с Соней и избегала ее. С тем же выражением взволнованного удивления и преступности она ходила по комнатам, принимаясь то за то, то за другое занятие и тотчас же бросая их.
Как это ни тяжело было для Сони, но она, не спуская глаз, следила за своей подругой.
Накануне того дня, в который должен был вернуться граф, Соня заметила, что Наташа сидела всё утро у окна гостиной, как будто ожидая чего то и что она сделала какой то знак проехавшему военному, которого Соня приняла за Анатоля.
Соня стала еще внимательнее наблюдать свою подругу и заметила, что Наташа была всё время обеда и вечер в странном и неестественном состоянии (отвечала невпопад на делаемые ей вопросы, начинала и не доканчивала фразы, всему смеялась).
После чая Соня увидала робеющую горничную девушку, выжидавшую ее у двери Наташи. Она пропустила ее и, подслушав у двери, узнала, что опять было передано письмо. И вдруг Соне стало ясно, что у Наташи был какой нибудь страшный план на нынешний вечер. Соня постучалась к ней. Наташа не пустила ее.
«Она убежит с ним! думала Соня. Она на всё способна. Нынче в лице ее было что то особенно жалкое и решительное. Она заплакала, прощаясь с дяденькой, вспоминала Соня. Да это верно, она бежит с ним, – но что мне делать?» думала Соня, припоминая теперь те признаки, которые ясно доказывали, почему у Наташи было какое то страшное намерение. «Графа нет. Что мне делать, написать к Курагину, требуя от него объяснения? Но кто велит ему ответить? Писать Пьеру, как просил князь Андрей в случае несчастия?… Но может быть, в самом деле она уже отказала Болконскому (она вчера отослала письмо княжне Марье). Дяденьки нет!» Сказать Марье Дмитриевне, которая так верила в Наташу, Соне казалось ужасно. «Но так или иначе, думала Соня, стоя в темном коридоре: теперь или никогда пришло время доказать, что я помню благодеяния их семейства и люблю Nicolas. Нет, я хоть три ночи не буду спать, а не выйду из этого коридора и силой не пущу ее, и не дам позору обрушиться на их семейство», думала она.


Анатоль последнее время переселился к Долохову. План похищения Ростовой уже несколько дней был обдуман и приготовлен Долоховым, и в тот день, когда Соня, подслушав у двери Наташу, решилась оберегать ее, план этот должен был быть приведен в исполнение. Наташа в десять часов вечера обещала выйти к Курагину на заднее крыльцо. Курагин должен был посадить ее в приготовленную тройку и везти за 60 верст от Москвы в село Каменку, где был приготовлен расстриженный поп, который должен был обвенчать их. В Каменке и была готова подстава, которая должна была вывезти их на Варшавскую дорогу и там на почтовых они должны были скакать за границу.