Wilson Sporting Goods

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Wilson
Тип

Дочернее общество Amer Sports

Основание

1913

Расположение

США США: Чикаго, Иллинойс

Отрасль

Производство спортивных товаров

Продукция

спортивный инвентарь

Сайт

[www.wilson.com/ www.wilson.com]

К:Компании, основанные в 1913 году

Уилсон (англ. Wilson Sporting Goods Company) — американская компания, производитель спортивных товаров. Основанная и по сей день находящаяся в Чикаго, штат Иллинойс, в 1913 году. С 1989 года Wilson является дочерним предприятием финской компании Amer Sports.[1] Компания производит мячи и инвентарь для многих видов спорта: баскетбол, бейсбол, футбол, сквош, волейбол, американский футбол, теннис и гольф. Компания имеет свои представительства более чем в 100 странах мира.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4771 день]





Теннис

Wilson является заметным игроком на мировом рынке теннисных товаров. Ракетки этого производителя используют многие ведущие теннисисты, например, Крис Эверт, Виктория Азаренко, Пит Сампрас, Роджер Федерер, Серена и Винус Уильямс. По объёму продаж теннисных ракеток Wilson занимает лидирующееК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4771 день] место среди всех производителей теннисных ракеток. Теннисные мячи Wilson являются официальными мячами Кубка Дэвиса, Кубка Федерации, Открытого чемпионата США по теннису и Открытого чемпионата Австралии по теннису, турниров Sony Ericsson WTA Tour. Помимо ракеток и мячей, Wilson выпускает для тенниса специальную обувь, одежду, сумки и различные аксессуары.

Баскетбол

Компания известна производством мячей Solution, получивших своё название за способность к поглощению влаги в течение игры и сохранению контроля. Мячи Solution приняты в качестве официальных для игр в лиге Национальной ассоциации студенческого спорта (НАСС, англ. NCAA)[2] и Московской баскетбольной лиге, используются многими школьными командами в США. Wilson также производит различные мячи для потребительского рынка. Официальными лицами компании являются лидеры «Чикаго Буллз» Деррик Роуз и Джоаким Ноа.

Продакт-плейсмент

Фильм Изгой с Томом Хэнксом отличает бросающийся в глаза продакт-плейсмент: компания FedEx и волейбольный мяч Wilson[3] — два бренда, которые неоднократно появляются в кадре. К моменту выхода фильма на экраны Wilson Sporting Goods запустила рекламную кампанию, которая была основана на том, что один из её продуктов приобрел такой же «звёздный» статус, как и Том Хэнкс.

Напишите отзыв о статье "Wilson Sporting Goods"

Примечания

  1. Freudenheim, Milt. [query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=950DE7DF1038F932A15751C0A96F948260 Amer Group to Acquire Wilson Sporting Goods], Нью-Йорк Таймс (21 февраля 1989). Проверено 27 мая 2008. (англ.)
  2. [www.wilson.com/wilson/basketball/advisors.jsp?CONTENT%3C%3Ecnt_id=10134198673993089&FOLDER%3C%3Efolder_id=2534374302758561 Official basketball of NCAA] (англ.)
  3. [www.imdb.com/name/nm1012434/ Мяч Wilson в кино] (англ.)

Ссылки

  • [www.wilson.com/ Wilson] — официальный сайт  (англ.)
  • [www.wilson-sports.ru/ Wilson в России]

Отрывок, характеризующий Wilson Sporting Goods

Графиня оглянулась на молчаливого сына.
– Что с тобой? – спросила мать у Николая.
– Ах, ничего, – сказал он, как будто ему уже надоел этот всё один и тот же вопрос.
– Папенька скоро приедет?
– Я думаю.
«У них всё то же. Они ничего не знают! Куда мне деваться?», подумал Николай и пошел опять в залу, где стояли клавикорды.
Соня сидела за клавикордами и играла прелюдию той баркароллы, которую особенно любил Денисов. Наташа собиралась петь. Денисов восторженными глазами смотрел на нее.
Николай стал ходить взад и вперед по комнате.
«И вот охота заставлять ее петь? – что она может петь? И ничего тут нет веселого», думал Николай.
Соня взяла первый аккорд прелюдии.
«Боже мой, я погибший, я бесчестный человек. Пулю в лоб, одно, что остается, а не петь, подумал он. Уйти? но куда же? всё равно, пускай поют!»
Николай мрачно, продолжая ходить по комнате, взглядывал на Денисова и девочек, избегая их взглядов.
«Николенька, что с вами?» – спросил взгляд Сони, устремленный на него. Она тотчас увидала, что что нибудь случилось с ним.
Николай отвернулся от нее. Наташа с своею чуткостью тоже мгновенно заметила состояние своего брата. Она заметила его, но ей самой так было весело в ту минуту, так далека она была от горя, грусти, упреков, что она (как это часто бывает с молодыми людьми) нарочно обманула себя. Нет, мне слишком весело теперь, чтобы портить свое веселье сочувствием чужому горю, почувствовала она, и сказала себе:
«Нет, я верно ошибаюсь, он должен быть весел так же, как и я». Ну, Соня, – сказала она и вышла на самую середину залы, где по ее мнению лучше всего был резонанс. Приподняв голову, опустив безжизненно повисшие руки, как это делают танцовщицы, Наташа, энергическим движением переступая с каблучка на цыпочку, прошлась по середине комнаты и остановилась.
«Вот она я!» как будто говорила она, отвечая на восторженный взгляд Денисова, следившего за ней.
«И чему она радуется! – подумал Николай, глядя на сестру. И как ей не скучно и не совестно!» Наташа взяла первую ноту, горло ее расширилось, грудь выпрямилась, глаза приняли серьезное выражение. Она не думала ни о ком, ни о чем в эту минуту, и из в улыбку сложенного рта полились звуки, те звуки, которые может производить в те же промежутки времени и в те же интервалы всякий, но которые тысячу раз оставляют вас холодным, в тысячу первый раз заставляют вас содрогаться и плакать.
Наташа в эту зиму в первый раз начала серьезно петь и в особенности оттого, что Денисов восторгался ее пением. Она пела теперь не по детски, уж не было в ее пеньи этой комической, ребяческой старательности, которая была в ней прежде; но она пела еще не хорошо, как говорили все знатоки судьи, которые ее слушали. «Не обработан, но прекрасный голос, надо обработать», говорили все. Но говорили это обыкновенно уже гораздо после того, как замолкал ее голос. В то же время, когда звучал этот необработанный голос с неправильными придыханиями и с усилиями переходов, даже знатоки судьи ничего не говорили, и только наслаждались этим необработанным голосом и только желали еще раз услыхать его. В голосе ее была та девственная нетронутость, то незнание своих сил и та необработанная еще бархатность, которые так соединялись с недостатками искусства пенья, что, казалось, нельзя было ничего изменить в этом голосе, не испортив его.