Операция «Трест»

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Операция «Трест» — контрразведывательная операция Государственного политического управления (ОГПУ) Советского Союза, проходившая в 19211926 гг. В её ходе была создана фальшивая организация антибольшевистского подполья «Монархическое объединение Центральной России» (МОЦР), чтобы помочь ОГПУ выявить настоящих монархистов и антибольшевиков.





История

МОЦР возглавлял бывший чиновник Министерства путей сообщения Императорской России Александр Якушев, который после революции вступил в Наркомат внешней торговли, когда советская власть была вынуждена разрешить бывшим специалистам занимать должности согласно своему уровню. Новая должность позволила ему выезжать за границу и налаживать связи с эмигрантами.

МОЦР удалось удержать белого генерала Александра Кутепова от активных действийК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1800 дней], убедив ожидать внутренних сил антибольшевистского сопротивления. Первоначально Кутепов считал, что для свержения большевиков необходимо перейти к активным действиям, вплоть до осуществления террористических акций, им была создана Боевая организация, входящая в Русский общевоинский Союз. Кутепов также создал Внутреннюю линию как тайную контрразведывательную организацию, которая бы предотвратила проникновение большевистских агентов. Это создало определённые трудности для разведывательных и террористических операций ЧК, но не смогло полностью остановить их.

К успехам «Треста» принадлежит заманивание Сиднея Рейли в Советский Союз, где он были арестован, после чего казнён.

Некоторые современные исследователи полагают, что есть основания считать, что оба сомневались в МОЦР и поехали в Советский Союз по личным причинам, пользуясь МОЦР только как поводом[1].

«Трест» не был создан советской властью с нуля. После отступления Белая армия оставила своих агентов, также в Советском Союзе остались монархисты, которые не эмигрировали после Гражданской войны. Ими было налажено сотрудничество, вплоть до создания слабой организационной структуры. Когда организация была обнаружена ОГПУ, она не была ликвидирована, вместо этого спецслужбы использовали её для собственных целей.

Ещё одним эпизодом спецоперации была «нелегальная» поездка (на самом деле, контролируемая ОГПУ) влиятельногоК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1800 дней] эмигранта Василия Шульгина по Советскому Союзу. По возвращении им была написана книга «Три столицы» (1927) о впечатлениях. Он писал, что вопреки ожиданиям Россия возрождается, а большевики наверняка будут сброшены.

Западный историк Джон Костелло, который имел ограниченный доступ к документам операции, вспоминал, что общий объём бумаг составлял тридцать семь томов, а материалы состояли из такого хитросплетения двойных агентов, замены кодовых имен, и запутанных обманных операций, что российским историкам из разведывательных служб не просто отделить факты от вымыслов.

По словам Василия Митрохина, документы операции «Трест» хранились в специальной архивной коллекции ФСБ на Лубянке.

В культуре

  • События легли в основу романа советского писателя Л. В. Никулина «Мёртвая зыбь» (1965).
  • В 1967 году был выпущен многосерийный приключенческий фильм «Операция „Трест“», являющийся экранизацией романа «Мёртвая зыбь».

См. также

Азеф, Евно Фишелевич

Напишите отзыв о статье "Операция «Трест»"

Примечания

  1. Andrew Cook. Ace of Spies: The True Story of Sidney Reilly; 2004, Tempus Publishing, ISBN 0-7524-2959-0.

Литература

Andrew Cook. Ace of Spies: The True Story of Sidney Reilly; 2004, Tempus Publishing, ISBN 0-7524-2959-0.

Ссылки


Отрывок, характеризующий Операция «Трест»

Перед зарею задремавшего графа Орлова разбудили. Привели перебежчика из французского лагеря. Это был польский унтер офицер корпуса Понятовского. Унтер офицер этот по польски объяснил, что он перебежал потому, что его обидели по службе, что ему давно бы пора быть офицером, что он храбрее всех и потому бросил их и хочет их наказать. Он говорил, что Мюрат ночует в версте от них и что, ежели ему дадут сто человек конвою, он живьем возьмет его. Граф Орлов Денисов посоветовался с своими товарищами. Предложение было слишком лестно, чтобы отказаться. Все вызывались ехать, все советовали попытаться. После многих споров и соображений генерал майор Греков с двумя казачьими полками решился ехать с унтер офицером.
– Ну помни же, – сказал граф Орлов Денисов унтер офицеру, отпуская его, – в случае ты соврал, я тебя велю повесить, как собаку, а правда – сто червонцев.
Унтер офицер с решительным видом не отвечал на эти слова, сел верхом и поехал с быстро собравшимся Грековым. Они скрылись в лесу. Граф Орлов, пожимаясь от свежести начинавшего брезжить утра, взволнованный тем, что им затеяно на свою ответственность, проводив Грекова, вышел из леса и стал оглядывать неприятельский лагерь, видневшийся теперь обманчиво в свете начинавшегося утра и догоравших костров. Справа от графа Орлова Денисова, по открытому склону, должны были показаться наши колонны. Граф Орлов глядел туда; но несмотря на то, что издалека они были бы заметны, колонн этих не было видно. Во французском лагере, как показалось графу Орлову Денисову, и в особенности по словам его очень зоркого адъютанта, начинали шевелиться.
– Ах, право, поздно, – сказал граф Орлов, поглядев на лагерь. Ему вдруг, как это часто бывает, после того как человека, которому мы поверим, нет больше перед глазами, ему вдруг совершенно ясно и очевидно стало, что унтер офицер этот обманщик, что он наврал и только испортит все дело атаки отсутствием этих двух полков, которых он заведет бог знает куда. Можно ли из такой массы войск выхватить главнокомандующего?
– Право, он врет, этот шельма, – сказал граф.
– Можно воротить, – сказал один из свиты, который почувствовал так же, как и граф Орлов Денисов, недоверие к предприятию, когда посмотрел на лагерь.
– А? Право?.. как вы думаете, или оставить? Или нет?
– Прикажете воротить?
– Воротить, воротить! – вдруг решительно сказал граф Орлов, глядя на часы, – поздно будет, совсем светло.
И адъютант поскакал лесом за Грековым. Когда Греков вернулся, граф Орлов Денисов, взволнованный и этой отмененной попыткой, и тщетным ожиданием пехотных колонн, которые все не показывались, и близостью неприятеля (все люди его отряда испытывали то же), решил наступать.
Шепотом прокомандовал он: «Садись!» Распределились, перекрестились…
– С богом!
«Урааааа!» – зашумело по лесу, и, одна сотня за другой, как из мешка высыпаясь, полетели весело казаки с своими дротиками наперевес, через ручей к лагерю.
Один отчаянный, испуганный крик первого увидавшего казаков француза – и все, что было в лагере, неодетое, спросонков бросило пушки, ружья, лошадей и побежало куда попало.
Ежели бы казаки преследовали французов, не обращая внимания на то, что было позади и вокруг них, они взяли бы и Мюрата, и все, что тут было. Начальники и хотели этого. Но нельзя было сдвинуть с места казаков, когда они добрались до добычи и пленных. Команды никто не слушал. Взято было тут же тысяча пятьсот человек пленных, тридцать восемь орудий, знамена и, что важнее всего для казаков, лошади, седла, одеяла и различные предметы. Со всем этим надо было обойтись, прибрать к рукам пленных, пушки, поделить добычу, покричать, даже подраться между собой: всем этим занялись казаки.
Французы, не преследуемые более, стали понемногу опоминаться, собрались командами и принялись стрелять. Орлов Денисов ожидал все колонны и не наступал дальше.