Баранов, Николай Владимирович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Николай Владимирович Баранов
Личная информация
Гражданство

СССР СССРРоссия Россия

Специализация

Самбо

Дата рождения

15 мая 1953(1953-05-15) (69 лет)

Место рождения

Кстово, Горьковская область, РСФСР, СССР

Спортивная карьера

1968-199x

Тренеры
Вес

до 74 кг

Спортивное звание

Николай Владимирович Баранов (15 мая 1953 года) — советский самбист, чемпион СССР, Европы и мира, обладатель Кубков СССР и мира, победитель Спартакиады народов СССР, Заслуженный мастер спорта СССР, Заслуженный тренер России.

В 1984—1995 годах работал тренером школы самбо города Кстово. В 1996—2001 годах был директором ООО «Спорт-фонд». С 2002 года директор ООО «Спорт-плюс».



Спортивные результаты

Известные воспитанники

Напишите отзыв о статье "Баранов, Николай Владимирович"

Ссылки

  • [nnov.ec/%D0%91%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9_%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87 Баранов Николай Владимирович]. Энциклопедия Нижнего Новгорода. Проверено 6 августа 2015.
  • Виктория Кучинова. [people.kstovo.ru/cat/5/810 Баранов Николай Владимирович]. Люди города Кстово (11 мая 2013). Проверено 6 августа 2015.
  • Александр Ершов. [www.samoz.ru/article.php?id=783 Все потерять - и вновь начать с мечты]. журнал «Самозащита». Проверено 6 августа 2015.
  • [www.sambo.spb.ru/master/2/baranov.htm Борьба самбо. Мастера]. Проверено 6 августа 2015.

Отрывок, характеризующий Баранов, Николай Владимирович

– Ну, прощайте, ваше сиятельство, не хворайте, – сказал Ростопчин, с свойственными ему быстрыми движениями поднимаясь и протягивая руку князю.
– Прощай, голубчик, – гусли, всегда заслушаюсь его! – сказал старый князь, удерживая его за руку и подставляя ему для поцелуя щеку. С Ростопчиным поднялись и другие.


Княжна Марья, сидя в гостиной и слушая эти толки и пересуды стариков, ничего не понимала из того, что она слышала; она думала только о том, не замечают ли все гости враждебных отношений ее отца к ней. Она даже не заметила особенного внимания и любезностей, которые ей во всё время этого обеда оказывал Друбецкой, уже третий раз бывший в их доме.
Княжна Марья с рассеянным, вопросительным взглядом обратилась к Пьеру, который последний из гостей, с шляпой в руке и с улыбкой на лице, подошел к ней после того, как князь вышел, и они одни оставались в гостиной.
– Можно еще посидеть? – сказал он, своим толстым телом валясь в кресло подле княжны Марьи.
– Ах да, – сказала она. «Вы ничего не заметили?» сказал ее взгляд.
Пьер находился в приятном, после обеденном состоянии духа. Он глядел перед собою и тихо улыбался.
– Давно вы знаете этого молодого человека, княжна? – сказал он.
– Какого?
– Друбецкого?
– Нет, недавно…
– Что он вам нравится?
– Да, он приятный молодой человек… Отчего вы меня это спрашиваете? – сказала княжна Марья, продолжая думать о своем утреннем разговоре с отцом.
– Оттого, что я сделал наблюдение, – молодой человек обыкновенно из Петербурга приезжает в Москву в отпуск только с целью жениться на богатой невесте.
– Вы сделали это наблюденье! – сказала княжна Марья.
– Да, – продолжал Пьер с улыбкой, – и этот молодой человек теперь себя так держит, что, где есть богатые невесты, – там и он. Я как по книге читаю в нем. Он теперь в нерешительности, кого ему атаковать: вас или mademoiselle Жюли Карагин. Il est tres assidu aupres d'elle. [Он очень к ней внимателен.]
– Он ездит к ним?
– Да, очень часто. И знаете вы новую манеру ухаживать? – с веселой улыбкой сказал Пьер, видимо находясь в том веселом духе добродушной насмешки, за который он так часто в дневнике упрекал себя.
– Нет, – сказала княжна Марья.
– Теперь чтобы понравиться московским девицам – il faut etre melancolique. Et il est tres melancolique aupres de m lle Карагин, [надо быть меланхоличным. И он очень меланхоличен с m elle Карагин,] – сказал Пьер.
– Vraiment? [Право?] – сказала княжна Марья, глядя в доброе лицо Пьера и не переставая думать о своем горе. – «Мне бы легче было, думала она, ежели бы я решилась поверить кому нибудь всё, что я чувствую. И я бы желала именно Пьеру сказать всё. Он так добр и благороден. Мне бы легче стало. Он мне подал бы совет!»
– Пошли бы вы за него замуж? – спросил Пьер.
– Ах, Боже мой, граф, есть такие минуты, что я пошла бы за всякого, – вдруг неожиданно для самой себя, со слезами в голосе, сказала княжна Марья. – Ах, как тяжело бывает любить человека близкого и чувствовать, что… ничего (продолжала она дрожащим голосом), не можешь для него сделать кроме горя, когда знаешь, что не можешь этого переменить. Тогда одно – уйти, а куда мне уйти?…
– Что вы, что с вами, княжна?