Поликлиника

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Поликли́ника или амбулато́рия (от др.-греч. πόλι — много и др.-греч. κλινική — врачевание) — многопрофильное или специализированное лечебно-профилактическое учреждение для оказания амбулаторной медицинской помощи больным на приёме и на дому.

На территории России распределены по территориальному признаку, и являются базовым уровнем медицинского обслуживания населения.

Поликлиники в Советском Союзе имели различный статус:

  • Базовая — обслуживает больных военнослужащих военно-морской базы.
  • Ведомственная — обслуживает работников министерств и ведомств. Не входит в систему учреждений министерства здравоохранения.
  • Гарнизонная — обслуживает больных военнослужащих из состава определённого гарнизона.
  • Гериатрическая — обслуживает больных пожилого и старческого возраста.
  • Городская — обслуживает больных по территориальному (участковому) принципу. Может как входить в состав объединённой больницы, так и являться самостоятельным учреждением.
  • Городская детская — обслуживает детей в возрасте до 15 лет. Может как входить в состав объединённой больницы, так и являться самостоятельным учреждением.
  • Курортная — обслуживает больных во время их лечения на курорте.
  • Районная центральная — создаётся в сельском административном районе при отсутствии центральной районной больницы и выполняет функции районного отдела здравоохранения.
  • Стоматологическая — обслуживает взрослое население, специализация — лечение стоматологических заболеваний. Также существует Стоматологическая детская поликлиника, обслуживающая детей в возрасте до 18 лет.
  • Физиотерапевтическая — обеспечивает лечение больных физиотерапевтическими методами.


История

Считается, что поликлиники как вид лечебного учреждения появились в Москве несколько столетий назад. Изначально поликлиникой было принято именовать практику ещё находящихся в процессе обучения врачей, которая проводилась на дому под патронажем квалифицированных наставников. Известно, что студенты-медики Московского университета практиковались в лечении в здании так называемой «Общеклинической амбулатории» на Девичьем поле, открытой ещё в 1896 году по инициативе городского головы Н. А. Алексеева. Сейчас в вышеуказанном здании на Большой Пироговской улице, 2/6 располагается ректорат Первого Московского государственного медицинского университета имени И. М. Сеченова.

См. также

Напишите отзыв о статье "Поликлиника"

Ссылки

  • [www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0006/157092/HiT-Russia_EN_web-with-links.pdf Russian Federation. Health system review] / Health Systems in Transition, Vol. 13 No. 7 2011, pp 1-190 (англ.)
  • [cop.health-rights.org/files/f/6/f68e677a2e9b501660f093c5c11b62a3.pdf Russian Healthcare System Overview ] / Health-Rights, Stockholm Region office, June 2010  (англ.)
  • [www.who.int/bulletin/volumes/91/5/13-030513/ru/ Тернистый путь от системы Семашко к новой модели здравоохранения] / Бюллетень Всемирной организации здравоохранения 2013;91:320-321. doi:10.2471/BLT.13.030513
  • [expert.ru/expert/2011/30/piramida-semashko/ Забытые герои России] / Эксперт, 1 авг 2011
  • Правила организации деятельности поликлиники / Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 15 мая 2012 г. N 543н "[www.rg.ru/2012/12/24/medpomosch-site-dok.html Об утверждении Положения об организации оказания первичной медико-санитарной помощи взрослому населению]"

Отрывок, характеризующий Поликлиника

– А кабы на мой обычай, я бы его, изловимши, да в землю бы закопал. Да осиновым колом. А то что народу загубил.
– Все одно конец сделаем, не будет ходить, – зевая, сказал старый солдат.
Разговор замолк, солдаты стали укладываться.
– Вишь, звезды то, страсть, так и горят! Скажи, бабы холсты разложили, – сказал солдат, любуясь на Млечный Путь.
– Это, ребята, к урожайному году.
– Дровец то еще надо будет.
– Спину погреешь, а брюха замерзла. Вот чуда.
– О, господи!
– Что толкаешься то, – про тебя одного огонь, что ли? Вишь… развалился.
Из за устанавливающегося молчания послышался храп некоторых заснувших; остальные поворачивались и грелись, изредка переговариваясь. От дальнего, шагов за сто, костра послышался дружный, веселый хохот.
– Вишь, грохочат в пятой роте, – сказал один солдат. – И народу что – страсть!
Один солдат поднялся и пошел к пятой роте.
– То то смеху, – сказал он, возвращаясь. – Два хранцуза пристали. Один мерзлый вовсе, а другой такой куражный, бяда! Песни играет.
– О о? пойти посмотреть… – Несколько солдат направились к пятой роте.


Пятая рота стояла подле самого леса. Огромный костер ярко горел посреди снега, освещая отягченные инеем ветви деревьев.
В середине ночи солдаты пятой роты услыхали в лесу шаги по снегу и хряск сучьев.
– Ребята, ведмедь, – сказал один солдат. Все подняли головы, прислушались, и из леса, в яркий свет костра, выступили две, держащиеся друг за друга, человеческие, странно одетые фигуры.
Это были два прятавшиеся в лесу француза. Хрипло говоря что то на непонятном солдатам языке, они подошли к костру. Один был повыше ростом, в офицерской шляпе, и казался совсем ослабевшим. Подойдя к костру, он хотел сесть, но упал на землю. Другой, маленький, коренастый, обвязанный платком по щекам солдат, был сильнее. Он поднял своего товарища и, указывая на свой рот, говорил что то. Солдаты окружили французов, подстелили больному шинель и обоим принесли каши и водки.
Ослабевший французский офицер был Рамбаль; повязанный платком был его денщик Морель.
Когда Морель выпил водки и доел котелок каши, он вдруг болезненно развеселился и начал не переставая говорить что то не понимавшим его солдатам. Рамбаль отказывался от еды и молча лежал на локте у костра, бессмысленными красными глазами глядя на русских солдат. Изредка он издавал протяжный стон и опять замолкал. Морель, показывая на плечи, внушал солдатам, что это был офицер и что его надо отогреть. Офицер русский, подошедший к костру, послал спросить у полковника, не возьмет ли он к себе отогреть французского офицера; и когда вернулись и сказали, что полковник велел привести офицера, Рамбалю передали, чтобы он шел. Он встал и хотел идти, но пошатнулся и упал бы, если бы подле стоящий солдат не поддержал его.
– Что? Не будешь? – насмешливо подмигнув, сказал один солдат, обращаясь к Рамбалю.
– Э, дурак! Что врешь нескладно! То то мужик, право, мужик, – послышались с разных сторон упреки пошутившему солдату. Рамбаля окружили, подняли двое на руки, перехватившись ими, и понесли в избу. Рамбаль обнял шеи солдат и, когда его понесли, жалобно заговорил:
– Oh, nies braves, oh, mes bons, mes bons amis! Voila des hommes! oh, mes braves, mes bons amis! [О молодцы! О мои добрые, добрые друзья! Вот люди! О мои добрые друзья!] – и, как ребенок, головой склонился на плечо одному солдату.
Между тем Морель сидел на лучшем месте, окруженный солдатами.
Морель, маленький коренастый француз, с воспаленными, слезившимися глазами, обвязанный по бабьи платком сверх фуражки, был одет в женскую шубенку. Он, видимо, захмелев, обнявши рукой солдата, сидевшего подле него, пел хриплым, перерывающимся голосом французскую песню. Солдаты держались за бока, глядя на него.
– Ну ка, ну ка, научи, как? Я живо перейму. Как?.. – говорил шутник песенник, которого обнимал Морель.