Кляйнер, Михаэль

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Михаэль Кляйнер
ивр.מיכאל קליינר‏‎

март 2006
Дата рождения

4 апреля 1948(1948-04-04) (72 года)

Место рождения

Мюнхен

Гражданство

Израиль Израиль

Год репатриации

1950

Созывы кнессета

10, 12, 14, 15

Михаэ́ль Кля́йнер — израильский политический и общественный деятель.

Михаэль Кляйнер родился 4 апреля 1948 года в Мюнхене. Его родители — выходцы из Польши — поженились в 1941 году в гетто. Потом их отправили в Освенцим и там разлучили, и лишь после войны они вновь нашли друг друга. Когда Михаэлю было два года, его семья репатриировалась в Израиль. Всю свою сознательную жизнь провел в Тель-Авиве. В ЦАХАЛе служил офицером разведки.



Политическая деятельность

Политическую карьеру начал в годы учёбы на юридическом факультете Тель-Авивского университета: в начале 1970-х гг. сколотил группу молодых активистов «Херута», которой впервые в истории удалось лишить левых главенствующего положения в студенческом совете. В 25-летнем возрасте Кляйнер избирается в муниципальный совет Тель-Авива — Яффо. Будучи председателем молодёжного отделения «Херута», должен был в 1977 году стать депутатом Кнессета, однако заветное место досталось родственнику Менахема Бегина — Рони Мило, который проиграл Кляйнеру на внутренних выборахК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3298 дней]. Ещё один конфликт с Бегином возник при обсуждении Кемп-Дэвидских соглашений: Кляйнер выступил против передачи Синая. Несмотря на «инакомыслие», он в 1981 году попал в Кнессет и стал членом (а в 1988-92 гг. — председателем) комиссии по алие и абсорбции. В 1996 году вернулся в Кнессет в составе фракции «Гешер», с 1999 года был председателем партии «Херут», основанной сыном Менахема Бегина, Бени Бегином. После неудач на выборах 2003 и 2006 года, вслед за Бени Бегином вернулся в «Ликуд», но, в отличие от него, депутатом не стал.

После ухода из политики

С 2012 года член совета директоров музея Бейт Лохамей ха-геттаот (Музея еврейского сопротивления). Председатель совета директоров строительной компании «Аура Исраэль».

Напишите отзыв о статье "Кляйнер, Михаэль"

Ссылки

  • [www.michaelkleiner.co.il Michael Kleiner’s official blog (на иврите)]
  • [www.knesset.gov.il/mk/eng/mk_eng.asp?mk_individual_id_t=109 Michael Kleiner on the official Knesset website (на английском)]
  • [www.lenta.ru/mideast/2002/01/22/amir/ Михаэль Кляйнер об отмене "закона Игаля Амира на lenta.ru]

Отрывок, характеризующий Кляйнер, Михаэль

– Нам рассказывали, – перебила ее княжна Марья, – что вы в Москве потеряли два миллиона. Правда это?
– А я стал втрое богаче, – сказал Пьер. Пьер, несмотря на то, что долги жены и необходимость построек изменили его дела, продолжал рассказывать, что он стал втрое богаче.
– Что я выиграл несомненно, – сказал он, – так это свободу… – начал он было серьезно; но раздумал продолжать, заметив, что это был слишком эгоистический предмет разговора.
– А вы строитесь?
– Да, Савельич велит.
– Скажите, вы не знали еще о кончине графини, когда остались в Москве? – сказала княжна Марья и тотчас же покраснела, заметив, что, делая этот вопрос вслед за его словами о том, что он свободен, она приписывает его словам такое значение, которого они, может быть, не имели.
– Нет, – отвечал Пьер, не найдя, очевидно, неловким то толкование, которое дала княжна Марья его упоминанию о своей свободе. – Я узнал это в Орле, и вы не можете себе представить, как меня это поразило. Мы не были примерные супруги, – сказал он быстро, взглянув на Наташу и заметив в лице ее любопытство о том, как он отзовется о своей жене. – Но смерть эта меня страшно поразила. Когда два человека ссорятся – всегда оба виноваты. И своя вина делается вдруг страшно тяжела перед человеком, которого уже нет больше. И потом такая смерть… без друзей, без утешения. Мне очень, очень жаль еe, – кончил он и с удовольствием заметил радостное одобрение на лице Наташи.
– Да, вот вы опять холостяк и жених, – сказала княжна Марья.
Пьер вдруг багрово покраснел и долго старался не смотреть на Наташу. Когда он решился взглянуть на нее, лицо ее было холодно, строго и даже презрительно, как ему показалось.
– Но вы точно видели и говорили с Наполеоном, как нам рассказывали? – сказала княжна Марья.
Пьер засмеялся.
– Ни разу, никогда. Всегда всем кажется, что быть в плену – значит быть в гостях у Наполеона. Я не только не видал его, но и не слыхал о нем. Я был гораздо в худшем обществе.
Ужин кончался, и Пьер, сначала отказывавшийся от рассказа о своем плене, понемногу вовлекся в этот рассказ.
– Но ведь правда, что вы остались, чтоб убить Наполеона? – спросила его Наташа, слегка улыбаясь. – Я тогда догадалась, когда мы вас встретили у Сухаревой башни; помните?
Пьер признался, что это была правда, и с этого вопроса, понемногу руководимый вопросами княжны Марьи и в особенности Наташи, вовлекся в подробный рассказ о своих похождениях.
Сначала он рассказывал с тем насмешливым, кротким взглядом, который он имел теперь на людей и в особенности на самого себя; но потом, когда он дошел до рассказа об ужасах и страданиях, которые он видел, он, сам того не замечая, увлекся и стал говорить с сдержанным волнением человека, в воспоминании переживающего сильные впечатления.
Княжна Марья с кроткой улыбкой смотрела то на Пьера, то на Наташу. Она во всем этом рассказе видела только Пьера и его доброту. Наташа, облокотившись на руку, с постоянно изменяющимся, вместе с рассказом, выражением лица, следила, ни на минуту не отрываясь, за Пьером, видимо, переживая с ним вместе то, что он рассказывал. Не только ее взгляд, но восклицания и короткие вопросы, которые она делала, показывали Пьеру, что из того, что он рассказывал, она понимала именно то, что он хотел передать. Видно было, что она понимала не только то, что он рассказывал, но и то, что он хотел бы и не мог выразить словами. Про эпизод свой с ребенком и женщиной, за защиту которых он был взят, Пьер рассказал таким образом: