Найда, Юджин

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Юджин Найда
Eugene Albert Nida
Дата рождения:

11 ноября 1914(1914-11-11)

Место рождения:

Оклахома-Сити, США

Дата смерти:

25 августа 2011(2011-08-25) (96 лет)

Место смерти:

Мадрид, Испания

К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

Юджин Найда (англ. Eugene Albert Nida; 11 ноября 1914 года, Оклахома-Сити25 августа 2011, Мадрид) — теоретик перевода, основатель теории динамической эквивалентности (англ. dynamic equivalence) перевода Библии.





Биография

Окончил Университет Калифорнии в Лос-Анджелесе в 1936 году по специальности греческий язык, защитил магистерскую диссертацию в Университете Южной Калифорнии, и докторскую диссертацию в Университете Мичигана в 1943 году (PhD). Окончил Восточную баптистскую семинарию в Филадельфии в 1956 году. Доктор богословия. Профессор библейской филологии (1937-53) и секретарь Американской библейской ассоциации (англ. American Bible Association) (1948).

Начал работать лингвистом в Американском библейском обществе (англ. American Bible Society - ABS). Хотя его первоначально приняли на работу в порядке эксперимента, Найда стал ассоциированным секретарем языковых изданий (англ. Associate Secretary for Versions) в 1944-46 гг. и вплоть до ухода на пенсию в 1980-е гг. занимал должность исполнительного секретаря по переводу.

В 1943 году Найда женился на Алтее Найда (англ. Althea Nida) (девичья фамилия - Спрэг (англ. Sprague), с которой оставался в браке до самой смерти Алтеи в 1993 году. В 1997 году женился на переводчице Елене Фернандес (Elena Fernadez).

В последние годы жил то в Брюсселе (Бельгия), то в Мадриде (Испания), где и скончался 25 августа 2011 года[1].

Достижения

Основные труды Найды посвящены проблемам перевода Библии. Автор руководств для переводчиков библейских книг, составленных на основе новейших достижений лингвистики, филологии и истории, а также обобщающей монографии «Теория и практика перевода», написанной совместно с Ч. П. Табером (The Theory and Practice of Translation, Leiden, 1969). Найда разработал трансформационную модель перевода, состоящую из трех этапов: 1) анализ поверхностной структуры языка А - анализируются грамматические трансформации, принимая во внимание грамматические отношения и значения слов и словосочетаний; 2) перенос – на этом этапе проанализированный материал языка А передается с помощью средств языка В; 3) реконструирование - перенесенный материал обрабатывается для конечной адаптации и приведения к нормам языка перевода.

Список работ Ю. Найды

  • Bible Translating, N.Y., 1947, 1961
  • God’s Word in Man’s Language, N.Y., 1952
  • A Translator’s Handbook on the Gospel of Mark, 1961 (with R.G.Bratcher)
  • Toward a Science of Translating, Leiden, 1964
  • Translator’s Notes on Literacy Selections, 1972, 1974
  • A Translator’s Handbook on the Book of Ruth, 1973 (with J. de Waard)
  • A Translator’s Handbook on Paul’s Letter to the Romans, 1973 (with B.M.Newman)
  • A Translator’s Handbook on Paul’s Letters to the Thessalinians, 1975 (with P.Ellingworth)

Напишите отзыв о статье "Найда, Юджин"

Примечания

  1. [wycliffe.org.uk/blog/2011/08/eugene-nida-dies/ Eugene Nida dies]

Ссылки

  • [www.nidainstitute.org/vsItemDisplay.dsp&objectID=0920A817-28AA-4D6F-9B9F70012FE3A462&method=display Биография на англ.яз.]
  • [linguistlist.org/issues/15/15-495.html#1 A review of the book: Nida, Eugene A. (2003) Fascinated by Languages - на англ.яз.]
  • [www.nidainstitute.org The Eugene A. Nida Institute for Biblical Scholarship - на англ.яз.]
  • [krotov.info/library/m/menn/bible3/1914nida.html - на рус.яз.]
  • [www.glebov.com.ua/ru/news/170-nida.html Юджин Найда - основоположник теории перевода Библии] (недоступная ссылка с 20-05-2013 (3374 дня) — историякопия)К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Найда, Юджин

– А знаешь что – брось всё это: еще время есть! – сказал он.
– Дурак! – сказал Анатоль. – Перестань говорить глупости. Ежели бы ты знал… Это чорт знает, что такое!
– Право брось, – сказал Долохов. – Я тебе дело говорю. Разве это шутка, что ты затеял?
– Ну, опять, опять дразнить? Пошел к чорту! А?… – сморщившись сказал Анатоль. – Право не до твоих дурацких шуток. – И он ушел из комнаты.
Долохов презрительно и снисходительно улыбался, когда Анатоль вышел.
– Ты постой, – сказал он вслед Анатолю, – я не шучу, я дело говорю, поди, поди сюда.
Анатоль опять вошел в комнату и, стараясь сосредоточить внимание, смотрел на Долохова, очевидно невольно покоряясь ему.
– Ты меня слушай, я тебе последний раз говорю. Что мне с тобой шутить? Разве я тебе перечил? Кто тебе всё устроил, кто попа нашел, кто паспорт взял, кто денег достал? Всё я.
– Ну и спасибо тебе. Ты думаешь я тебе не благодарен? – Анатоль вздохнул и обнял Долохова.
– Я тебе помогал, но всё же я тебе должен правду сказать: дело опасное и, если разобрать, глупое. Ну, ты ее увезешь, хорошо. Разве это так оставят? Узнается дело, что ты женат. Ведь тебя под уголовный суд подведут…
– Ах! глупости, глупости! – опять сморщившись заговорил Анатоль. – Ведь я тебе толковал. А? – И Анатоль с тем особенным пристрастием (которое бывает у людей тупых) к умозаключению, до которого они дойдут своим умом, повторил то рассуждение, которое он раз сто повторял Долохову. – Ведь я тебе толковал, я решил: ежели этот брак будет недействителен, – cказал он, загибая палец, – значит я не отвечаю; ну а ежели действителен, всё равно: за границей никто этого не будет знать, ну ведь так? И не говори, не говори, не говори!
– Право, брось! Ты только себя свяжешь…
– Убирайся к чорту, – сказал Анатоль и, взявшись за волосы, вышел в другую комнату и тотчас же вернулся и с ногами сел на кресло близко перед Долоховым. – Это чорт знает что такое! А? Ты посмотри, как бьется! – Он взял руку Долохова и приложил к своему сердцу. – Ah! quel pied, mon cher, quel regard! Une deesse!! [О! Какая ножка, мой друг, какой взгляд! Богиня!!] A?
Долохов, холодно улыбаясь и блестя своими красивыми, наглыми глазами, смотрел на него, видимо желая еще повеселиться над ним.
– Ну деньги выйдут, тогда что?
– Тогда что? А? – повторил Анатоль с искренним недоумением перед мыслью о будущем. – Тогда что? Там я не знаю что… Ну что глупости говорить! – Он посмотрел на часы. – Пора!
Анатоль пошел в заднюю комнату.
– Ну скоро ли вы? Копаетесь тут! – крикнул он на слуг.
Долохов убрал деньги и крикнув человека, чтобы велеть подать поесть и выпить на дорогу, вошел в ту комнату, где сидели Хвостиков и Макарин.
Анатоль в кабинете лежал, облокотившись на руку, на диване, задумчиво улыбался и что то нежно про себя шептал своим красивым ртом.
– Иди, съешь что нибудь. Ну выпей! – кричал ему из другой комнаты Долохов.
– Не хочу! – ответил Анатоль, всё продолжая улыбаться.
– Иди, Балага приехал.
Анатоль встал и вошел в столовую. Балага был известный троечный ямщик, уже лет шесть знавший Долохова и Анатоля, и служивший им своими тройками. Не раз он, когда полк Анатоля стоял в Твери, с вечера увозил его из Твери, к рассвету доставлял в Москву и увозил на другой день ночью. Не раз он увозил Долохова от погони, не раз он по городу катал их с цыганами и дамочками, как называл Балага. Не раз он с их работой давил по Москве народ и извозчиков, и всегда его выручали его господа, как он называл их. Не одну лошадь он загнал под ними. Не раз он был бит ими, не раз напаивали они его шампанским и мадерой, которую он любил, и не одну штуку он знал за каждым из них, которая обыкновенному человеку давно бы заслужила Сибирь. В кутежах своих они часто зазывали Балагу, заставляли его пить и плясать у цыган, и не одна тысяча их денег перешла через его руки. Служа им, он двадцать раз в году рисковал и своей жизнью и своей шкурой, и на их работе переморил больше лошадей, чем они ему переплатили денег. Но он любил их, любил эту безумную езду, по восемнадцати верст в час, любил перекувырнуть извозчика и раздавить пешехода по Москве, и во весь скок пролететь по московским улицам. Он любил слышать за собой этот дикий крик пьяных голосов: «пошел! пошел!» тогда как уж и так нельзя было ехать шибче; любил вытянуть больно по шее мужика, который и так ни жив, ни мертв сторонился от него. «Настоящие господа!» думал он.