Система гань-чжи

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Шестидесятилетний цикл (干支 gānzhǐ) — система китайского летоисчисления, основанная на комбинации десятеричного (天干) и двенадцатеричного (地支) циклов (см. соответственно небесные стволы и земные ветви).

Знаки каждого из циклов следуют попарно в строгом порядке:

Небесные стволы
Земные ветви

Асимметрия двух циклов приводит к тому, что последовательность «небесных» знаков возобновляется на двух из последних «земных» знаков, таким образом генерируя новую уникальную комбинацию пар «ствол-ветвь».





История

Сложившаяся система знаков гань-чжи зафиксирована уже в наиболее раннем слое китайских письменных памятников — в гадательных надписях эпохи Шан — для записи дней и лет.

Коррелятивная система

В наиболее развитой форме система гань-чжи использовалась, среди прочего, для предсказаний с использованием понятия у-син.

  Год Пиньинь Транскрипция Инь и Ян Пять стихий Зодиакальное животное
1 甲子 jiǎ-zǐ цзя-цзы 阳 Ян 木 Дерево 鼠 Мышь
2 乙丑 yǐ-chǒu и-чоу 阴 Инь 牛 Корова
3 丙寅 bǐng-yín бин-инь 阳 Ян 火 Огонь 虎 Тигр
4 丁卯 dīng-mǎo дин-мао 阴 Инь 兔 Кролик
5 戊辰 wù-chén у-чэнь 阳 Ян 土 Земля 龍 Дракон
6 己巳 jǐ-sì цзи-сы 阴 Инь 蛇 Змея
7 庚午 gēng-wǔ гэн-у 阳 Ян 金 Металл 馬 Конь
8 辛未 xīn-wèi синь-вэй 阴 Инь 羊 Овца
9 壬申 rén-shēn жэнь-шэнь 阳 Ян 水 Вода 猴 Обезьяна
10 癸酉 guǐ-yǒu гуй-ю 阴 Инь 鷄 Петух
11 甲戌 jiǎ-xū цзя-сюй 阳 Ян 木 Дерево 狗 Собака
12 乙亥 yǐ-hài и-хай 阴 Инь 猪 Свинья
13 丙子 bǐng-zǐ бин-цзы 阳 Ян 火 Огонь 鼠 Мышь
14 丁丑 dīng-chǒu дин-чоу 阴 Инь 牛 Корова
15 戊寅 wù-yín у-инь 阳 Ян 土 Земля 虎 Тигр
16 己卯 jǐ-mǎo цзи-мао 阴 Инь 兔 Кролик
17 庚辰 gēng-chén гэн-чэнь 阳 Ян 金 Металл 龍 Дракон
18 辛巳 xīn-sì синь-сы 阴 Инь 蛇 Змея
19 壬午 rén-wǔ жэнь-у 阳 Ян 水 Вода 馬 Конь
20 癸未 guǐ-wèi гуй-вэй 阴 Инь 羊 Овца
21 甲申 jiǎ-shēn цзя-шэнь 阳 Ян 木 Дерево 猴 Обезьяна
22 乙酉 yǐ-yǒu и-ю 阴 Инь 鷄 Петух
23 丙戌 bǐng-xū бин-сюй 阳 Ян 火 Огонь 狗 Собака
24 丁亥 dīng-hài дин-хай 阴 Инь 猪 Свинья
25 戊子 wù-zǐ у-цзы 阳 Ян 土 Земля 鼠 Мышь
26 己丑 jǐ-chǒu цзи-чоу 阴 Инь 牛 Корова
27 庚寅 gēng-yín гэн-инь 阳 Ян 金 Металл 虎 Тигр
28 辛卯 xīn-mǎo синь-мао 阴 Инь 兔 Кролик
29 壬辰 rén-chén жэнь-чэнь 阳 Ян 水 Вода 龍 Дракон
30 癸巳 guǐ-sì гуй-сы 阴 Инь 蛇 Змея
31 甲午 jiǎ-wǔ цзя-у 阳 Ян 木 Дерево 馬 Конь
32 乙未 yǐ-wèi и-вэй 阴 Инь 羊 Овца
33 丙申 bǐng-shēn бин-шэнь 阳 Ян 火 Огонь 猴 Обезьяна
34 丁酉 dīng-yǒu дин-ю 阴 Инь 鷄 Петух
35 戊戌 wù-xū у-сюй 阳 Ян 土 Земля 狗 Собака
36 己亥 jǐ-hài цзи-хай 阴 Инь 猪 Свинья
37 庚子 gēng-zǐ гэн-цзы 阳 Ян 金 Металл 鼠 Мышь
38 辛丑 xīn-chǒu синь-чоу 阴 Инь 牛 Корова
39 壬寅 rén-yín жэнь-инь 阳 Ян 水 Вода 虎 Тигр
40 癸卯 guǐ-mǎo гуй-мао 阴 Инь 兔 Кролик
41 甲辰 jiǎ-chén цзя-чэнь 阳 Ян 木 Дерево 龍 Дракон
42 乙巳 yǐ-sì и-сы 阴 Инь 蛇 Змея
43 丙午 bǐng-wǔ бин-у 阳 Ян 火 Огонь 馬 Конь
44 丁未 dīng-wèi дин-вэй 阴 Инь 羊 Овца
45 戊申 wù-shēn у-шэнь 阳 Ян 土 Земля 猴 Обезьяна
46 己酉 jǐ-yǒu цзи-ю 阴 Инь 鷄 Петух
47 庚戌 gēng-xū гэн-сюй 阳 Ян 金 Металл 狗 Собака
48 辛亥 xīn-hài синь-хай 阴 Инь 猪 Свинья
49 壬子 rén-zǐ жэнь-цзы 阳 Ян 水 Вода 鼠 Мышь
50 癸丑 guǐ-chǒu гуй-чоу 阴 Инь 牛 Корова
51 甲寅 jiǎ-yín цзя-инь 阳 Ян 木 Дерево 虎 Тигр
52 乙卯 yǐ-mǎo и-мао 阴 Инь 兔 Кролик
53 丙辰 bǐng-chén бин-чэнь 阳 Ян 火 Огонь 龍 Дракон
54 丁巳 dīng-sì дин-сы 阴 Инь 蛇 Змея
55 戊午 wù-wǔ у-у 阳 Ян 土 Земля 馬 Конь
56 己未 jǐ-wèi цзи-вэй 阴 Инь 羊 Овца
57 庚申 gēng-shēn гэн-шэнь 阳 Ян 金 Металл 猴 Обезьяна
58 辛酉 xīn-yǒu синь-ю 阴 Инь 鷄 Петух
59 壬戌 rén-xū жэнь-сюй 阳 Ян 水 Вода 狗 Собака
60 癸亥 guǐ-hài гуй-хай 阴 Инь 猪 Свинья

Начало первого года 甲子年 шестидесятилетнего цикла согласно европейскому летоисчислению

甲子年
Первое тысячелетие Второе тысячелетие Третье тысячелетие

Напишите отзыв о статье "Система гань-чжи"

Литература

  • Ошибка Lua : attempt to index local 'entity' (a nil value).


Отрывок, характеризующий Система гань-чжи

– Позиция? – сказал офицер с улыбкой удовольствия. – Я это могу рассказать вам ясно, потому что я почти все укрепления наши строил. Вот, видите ли, центр наш в Бородине, вот тут. – Он указал на деревню с белой церковью, бывшей впереди. – Тут переправа через Колочу. Вот тут, видите, где еще в низочке ряды скошенного сена лежат, вот тут и мост. Это наш центр. Правый фланг наш вот где (он указал круто направо, далеко в ущелье), там Москва река, и там мы три редута построили очень сильные. Левый фланг… – и тут офицер остановился. – Видите ли, это трудно вам объяснить… Вчера левый фланг наш был вот там, в Шевардине, вон, видите, где дуб; а теперь мы отнесли назад левое крыло, теперь вон, вон – видите деревню и дым? – это Семеновское, да вот здесь, – он указал на курган Раевского. – Только вряд ли будет тут сраженье. Что он перевел сюда войска, это обман; он, верно, обойдет справа от Москвы. Ну, да где бы ни было, многих завтра не досчитаемся! – сказал офицер.
Старый унтер офицер, подошедший к офицеру во время его рассказа, молча ожидал конца речи своего начальника; но в этом месте он, очевидно, недовольный словами офицера, перебил его.
– За турами ехать надо, – сказал он строго.
Офицер как будто смутился, как будто он понял, что можно думать о том, сколь многих не досчитаются завтра, но не следует говорить об этом.
– Ну да, посылай третью роту опять, – поспешно сказал офицер.
– А вы кто же, не из докторов?
– Нет, я так, – отвечал Пьер. И Пьер пошел под гору опять мимо ополченцев.
– Ах, проклятые! – проговорил следовавший за ним офицер, зажимая нос и пробегая мимо работающих.
– Вон они!.. Несут, идут… Вон они… сейчас войдут… – послышались вдруг голоса, и офицеры, солдаты и ополченцы побежали вперед по дороге.
Из под горы от Бородина поднималось церковное шествие. Впереди всех по пыльной дороге стройно шла пехота с снятыми киверами и ружьями, опущенными книзу. Позади пехоты слышалось церковное пение.
Обгоняя Пьера, без шапок бежали навстречу идущим солдаты и ополченцы.
– Матушку несут! Заступницу!.. Иверскую!..
– Смоленскую матушку, – поправил другой.
Ополченцы – и те, которые были в деревне, и те, которые работали на батарее, – побросав лопаты, побежали навстречу церковному шествию. За батальоном, шедшим по пыльной дороге, шли в ризах священники, один старичок в клобуке с причтом и певчпми. За ними солдаты и офицеры несли большую, с черным ликом в окладе, икону. Это была икона, вывезенная из Смоленска и с того времени возимая за армией. За иконой, кругом ее, впереди ее, со всех сторон шли, бежали и кланялись в землю с обнаженными головами толпы военных.
Взойдя на гору, икона остановилась; державшие на полотенцах икону люди переменились, дьячки зажгли вновь кадила, и начался молебен. Жаркие лучи солнца били отвесно сверху; слабый, свежий ветерок играл волосами открытых голов и лентами, которыми была убрана икона; пение негромко раздавалось под открытым небом. Огромная толпа с открытыми головами офицеров, солдат, ополченцев окружала икону. Позади священника и дьячка, на очищенном месте, стояли чиновные люди. Один плешивый генерал с Георгием на шее стоял прямо за спиной священника и, не крестясь (очевидно, пемец), терпеливо дожидался конца молебна, который он считал нужным выслушать, вероятно, для возбуждения патриотизма русского народа. Другой генерал стоял в воинственной позе и потряхивал рукой перед грудью, оглядываясь вокруг себя. Между этим чиновным кружком Пьер, стоявший в толпе мужиков, узнал некоторых знакомых; но он не смотрел на них: все внимание его было поглощено серьезным выражением лиц в этой толпе солдат и оиолченцев, однообразно жадно смотревших на икону. Как только уставшие дьячки (певшие двадцатый молебен) начинали лениво и привычно петь: «Спаси от бед рабы твоя, богородице», и священник и дьякон подхватывали: «Яко вси по бозе к тебе прибегаем, яко нерушимой стене и предстательству», – на всех лицах вспыхивало опять то же выражение сознания торжественности наступающей минуты, которое он видел под горой в Можайске и урывками на многих и многих лицах, встреченных им в это утро; и чаще опускались головы, встряхивались волоса и слышались вздохи и удары крестов по грудям.
Толпа, окружавшая икону, вдруг раскрылась и надавила Пьера. Кто то, вероятно, очень важное лицо, судя по поспешности, с которой перед ним сторонились, подходил к иконе.
Это был Кутузов, объезжавший позицию. Он, возвращаясь к Татариновой, подошел к молебну. Пьер тотчас же узнал Кутузова по его особенной, отличавшейся от всех фигуре.
В длинном сюртуке на огромном толщиной теле, с сутуловатой спиной, с открытой белой головой и с вытекшим, белым глазом на оплывшем лице, Кутузов вошел своей ныряющей, раскачивающейся походкой в круг и остановился позади священника. Он перекрестился привычным жестом, достал рукой до земли и, тяжело вздохнув, опустил свою седую голову. За Кутузовым был Бенигсен и свита. Несмотря на присутствие главнокомандующего, обратившего на себя внимание всех высших чинов, ополченцы и солдаты, не глядя на него, продолжали молиться.