Хёйзинга, Марк

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Марк Хёйзинга
нидерл. Mark Huizinga
Общая информация
Полное имя

Марк Хёйзинга

Гражданство

Нидерланды Нидерланды

Дата рождения

10 сентября 1973(1973-09-10) (48 лет)

Место рождения

Влардинген, Южная Голландия, Нидерланды

Рост

184 см

Медали
Дзюдо (мужчины)
Олимпийские игры
Бронза Атланта 1996 до 86 кг
Золото Сидней 2000 до 90 кг
Бронза Афины 2004 до 90 кг
Чемпионаты мира
Бронза Каир 2005 до 90
Чемпионаты Европы
Бронза Гданьск 1994 до 78 кг
Золото Гаага 1996 до 86 кг
Золото Остенд 1997 до 86 кг
Золото Овьедо 1998 до 90 кг
Бронза Братислава 1999 до 90 кг
Серебро Вроцлав 2000 до 90 кг
Золото Париж 2001 до 90 кг
Бронза Марибор 2002 до 90 кг
Бронза Дюссельдорф 2003 до 90 кг
Серебро Бухарест 2004 до 90 кг
Бронза Роттердам 2005 до 90 кг
Золото Лиссабон 2008 до 90 кг

Марк Хёйзинга (нидерл. Mark Huizinga, род. 10 сентября 1973, Влардинген, Южная Голландия, Нидерланды) — нидерландский дзюдоист, чемпион летних Олимпийских игр в Сиднее (2000), двукратный бронзовый призёр олимпийских игр (1996, 2004), бронзовый призёр чемпионата мира, пятикратный чемпион Европы по дзюдо в весе до 90 кг.



Биография

В 2000 году на летних Олимпийских играх в Сиднее в финальной схватке за золотую медаль в весовой категории до 90 кг победил опытного бразильского дзюдоиста Карлоса Онорато (англ.), и стал чемпионом летних Олимпийских игр в Сиднее.

Выступления на Олимпиадах

Олимпиада Дисциплина Место
Атланта 1996 дзюдо, мужчины до 86 кг 3 место
Сидней 2000 дзюдо, мужчины до 90 кг 1 место
Афины 2004 дзюдо, мужчины до 90 кг 3 место
Пекин 2008 дзюдо, мужчины до 90 кг 15 место

Напишите отзыв о статье "Хёйзинга, Марк"

Ссылки

  • [www.sports-reference.com/olympics/athletes/hu/mark-huizinga-1.html Марк Хёйзинга] — олимпийская статистика на сайте Sports-Reference.com (англ.)
  • [www.judoinside.com/judoka/54/Mark_Huizinga Профиль на сайте judoinside.com]  (англ.)
  • [www.alljudo.net/judoka-205-huizinga-mark.html Профайл на сайте alljudo.net]  (фр.)


Отрывок, характеризующий Хёйзинга, Марк

– Приказания вашего императора исполняются в вашей армии, а здесь, – сказал Даву, – вы должны делать то, что вам говорят.
И как будто для того чтобы еще больше дать почувствовать русскому генералу его зависимость от грубой силы, Даву послал адъютанта за дежурным.
Балашев вынул пакет, заключавший письмо государя, и положил его на стол (стол, состоявший из двери, на которой торчали оторванные петли, положенной на два бочонка). Даву взял конверт и прочел надпись.
– Вы совершенно вправе оказывать или не оказывать мне уважение, – сказал Балашев. – Но позвольте вам заметить, что я имею честь носить звание генерал адъютанта его величества…
Даву взглянул на него молча, и некоторое волнение и смущение, выразившиеся на лице Балашева, видимо, доставили ему удовольствие.
– Вам будет оказано должное, – сказал он и, положив конверт в карман, вышел из сарая.
Через минуту вошел адъютант маршала господин де Кастре и провел Балашева в приготовленное для него помещение.
Балашев обедал в этот день с маршалом в том же сарае, на той же доске на бочках.
На другой день Даву выехал рано утром и, пригласив к себе Балашева, внушительно сказал ему, что он просит его оставаться здесь, подвигаться вместе с багажами, ежели они будут иметь на то приказания, и не разговаривать ни с кем, кроме как с господином де Кастро.
После четырехдневного уединения, скуки, сознания подвластности и ничтожества, особенно ощутительного после той среды могущества, в которой он так недавно находился, после нескольких переходов вместе с багажами маршала, с французскими войсками, занимавшими всю местность, Балашев привезен был в Вильну, занятую теперь французами, в ту же заставу, на которой он выехал четыре дня тому назад.
На другой день императорский камергер, monsieur de Turenne, приехал к Балашеву и передал ему желание императора Наполеона удостоить его аудиенции.
Четыре дня тому назад у того дома, к которому подвезли Балашева, стояли Преображенского полка часовые, теперь же стояли два французских гренадера в раскрытых на груди синих мундирах и в мохнатых шапках, конвой гусаров и улан и блестящая свита адъютантов, пажей и генералов, ожидавших выхода Наполеона вокруг стоявшей у крыльца верховой лошади и его мамелюка Рустава. Наполеон принимал Балашева в том самом доме в Вильве, из которого отправлял его Александр.


Несмотря на привычку Балашева к придворной торжественности, роскошь и пышность двора императора Наполеона поразили его.
Граф Тюрен ввел его в большую приемную, где дожидалось много генералов, камергеров и польских магнатов, из которых многих Балашев видал при дворе русского императора. Дюрок сказал, что император Наполеон примет русского генерала перед своей прогулкой.
После нескольких минут ожидания дежурный камергер вышел в большую приемную и, учтиво поклонившись Балашеву, пригласил его идти за собой.
Балашев вошел в маленькую приемную, из которой была одна дверь в кабинет, в тот самый кабинет, из которого отправлял его русский император. Балашев простоял один минуты две, ожидая. За дверью послышались поспешные шаги. Быстро отворились обе половинки двери, камергер, отворивший, почтительно остановился, ожидая, все затихло, и из кабинета зазвучали другие, твердые, решительные шаги: это был Наполеон. Он только что окончил свой туалет для верховой езды. Он был в синем мундире, раскрытом над белым жилетом, спускавшимся на круглый живот, в белых лосинах, обтягивающих жирные ляжки коротких ног, и в ботфортах. Короткие волоса его, очевидно, только что были причесаны, но одна прядь волос спускалась книзу над серединой широкого лба. Белая пухлая шея его резко выступала из за черного воротника мундира; от него пахло одеколоном. На моложавом полном лице его с выступающим подбородком было выражение милостивого и величественного императорского приветствия.