Взрыв в Галифаксе

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Взрыв в Га́лифаксе (англ. Halifax Explosion) — взрыв, произошедший 6 декабря 1917 года в гавани канадского города Галифакса. Французский военный транспорт «Монблан» (англ.), загруженный практически одной взрывчаткой (тротилом, пироксилином и пикриновой кислотой), столкнулся с норвежским кораблём «Имо». На судне начался пожар, приведший к взрыву, в результате чего порт и значительная часть города были полностью разрушены. Около 2 тыс. человек погибли под обломками зданий и из-за возникших после взрыва пожаров. Приблизительно 9 тыс. человек получили ранения, 400 человек лишились зрения. Об этом событии в 2003 году был снят художественный фильм «Разрушенный город»[1]. Взрыв в Галифаксе входит[2] в число сильнейших взрывов, устроенных человечеством, этот взрыв считают мощнейшим взрывом доядерной эпохи[3].





Хронология событий

Вспомогательный транспорт «Монблан» (длина 97,5 м; шир. — 13,6 м; вместимость 3121 т) был построен в 1899 г. в Англии и принадлежал французской судоходной фирме «Компани женераль трансатлантик» (фр. Compagnie Générale Transatlantique).

25 ноября 1917 года судно встало под загрузку в Нью-йоркском порту. На него погрузили жидкую и сухую пикриновую кислоту — 2300 тонн; тротил — 200 тонн, пироксилин — 10 тонн, бензол в бочках — 35 тонн. Судно направлялось в Бордо. Капитаном был Айм Ле Медек (фр. Aime Le Medec).

Промежуточным пунктом на маршруте был Галифакс, где формировались конвои для перехода через Атлантику. «Монблан» прибыл на внешний рейд Галифакса вечером 5 декабря. На следующее утро около 7 часов «Монблан» начал заходить в порт. В это же время из порта начал выходить норвежский пароход «Имо». Когда суда сблизились, оба капитана стали совершать рискованные маневры, и в результате «Имо» протаранил «Монблан» в правый борт, при этом было разбито несколько бочек и огнеопасный бензол разлился по «Монблану». Капитан «Имо» тут же дал машине задний ход, высвободился из пробоины и ушёл. При расцеплении судов трение металла о металл вызвало сноп искр, от которых вспыхнул растекшийся бензол и начался пожар.

Зная о характере груза, Ле Медек сразу же дал команду покинуть судно. Все с «Монблана» благополучно добрались до берега, бросив смертельно опасный груз на произвол судьбы. Горящий «Монблан» начал дрейфовать в сторону берега и в итоге навалился носом на деревянный пирс.

О характере груза на «Монблане» в Галифаксе знали считанные единицы. Население города прильнуло к окнам. Многие вышли на прогулку на набережную, чтобы получше рассмотреть редкое зрелище — горящий пароход. В 9 часов 06 мин. произошёл чудовищный взрыв. О его силе говорит такой факт — 100-килограммовый кусок шпангоута «Монблана» был найден в лесу в 12 милях (19 км) от эпицентра взрыва[4].

Разрушения были ужасны, количество погибших и раненых огромно. Многие раненые замерзли в обломках, так как на следующий день похолодало и начался буран. Многие люди сгорели заживо, так как от разрушенных печей начались массовые пожары, бушевавшие несколько дней.

13 декабря 1917 году в уцелевшем здании городского суда Галифакса началось разбирательство. Оно закончилось 4 февраля 1918 г. Виновными были признаны Ле Медек и местный лоцман Маккей, которые были арестованы. Однако через год с небольшим, после рассмотрения дела Верховным судом Канады, оба были освобождены, и им вернули лицензии судоводителей.

Международный суд, рассматривая иски обеих судоходных компаний, пришёл к выводу, что в столкновении в равной степени виноваты капитан «Имо» (погибший при взрыве) и «Монблана». Однако французское правительство такое решение не признало. Ле Медек продолжал служить в фирме «Компани женераль трансатлантик» до 1922 года. А в 1931 году, в связи с выходом на пенсию, он был награждён орденом Почётного легиона.

Пароход «Имо» во время взрыва был выброшен на мель. В 1918 году его сняли с мели, отремонтировали и переименовали в «Гивернорен». В 1921 году он во время рейса в Антарктику наскочил на камни и затонул.

Последствия

По официальной информации, погибло 1963 человека, пропало без вести около 2 тысяч человек. В трёх городских школах из 500 учеников выжило 11. Северная часть города, район Ричмонд, практически полностью была стёрта с лица земли. Всего в городе было полностью разрушено 1600 зданий, 12 тысяч было сильно повреждено. Общий материальный ущерб от катастрофы составил 35 миллионов канадских долларов.

Экранизация

  • В 2003 году в Канаде был снят мини-сериал «Разрушенный город», который повествует о событиях в Галифаксе.

Напишите отзыв о статье "Взрыв в Галифаксе"

Примечания

  1. [www.cbc.ca/halifaxexplosion/he2_ruins/he2_ruins_explosion.html CBC — Halifax Explosion 1917]
  2. [www.rian.ru/infografika/20071206/91164405.html Хроника одной трагедии: взрыв в порту Галифакс 1917 года. ИНФОграфика | РИА Новости]
  3. Jay White, «Exploding Myths: The Halifax Explosion in Historical Context», Ground Zero: A Reassessment of the 1917 explosion in Halifax Alan Ruffman and Colin D. Howell editors, Nimbus Publishing (1994), p. 266
  4. 100 великих кораблекрушений. — М: Вече, 2003. ISBN 5-7838-0548-3

Литература

  • 100 великих кораблекрушений. — М: Вече, 2003. ISBN 5-7838-0548-3
  • И. М. Короткин «Аварии и катастрофы кораблей». — М: Судостроение, 1977
  • Скрягин Л. Н. Как пароход погубил город: Очерки о катастрофах на реках, озёрах и в портах. — М.: Транспорт, 1990. — 272 с. — 125 000 экз. — ISBN 5-277-01037-8. (обл.)

Отрывок, характеризующий Взрыв в Галифаксе

С лица Наташи не сходила улыбка удовольствия. Она чувствовала себя счастливой и расцветающей под похвалами этой милой графини Безуховой, казавшейся ей прежде такой неприступной и важной дамой, и бывшей теперь такой доброй с нею. Наташе стало весело и она чувствовала себя почти влюбленной в эту такую красивую и такую добродушную женщину. Элен с своей стороны искренно восхищалась Наташей и желала повеселить ее. Анатоль просил ее свести его с Наташей, и для этого она приехала к Ростовым. Мысль свести брата с Наташей забавляла ее.
Несмотря на то, что прежде у нее была досада на Наташу за то, что она в Петербурге отбила у нее Бориса, она теперь и не думала об этом, и всей душой, по своему, желала добра Наташе. Уезжая от Ростовых, она отозвала в сторону свою protegee.
– Вчера брат обедал у меня – мы помирали со смеху – ничего не ест и вздыхает по вас, моя прелесть. Il est fou, mais fou amoureux de vous, ma chere. [Он сходит с ума, но сходит с ума от любви к вам, моя милая.]
Наташа багрово покраснела услыхав эти слова.
– Как краснеет, как краснеет, ma delicieuse! [моя прелесть!] – проговорила Элен. – Непременно приезжайте. Si vous aimez quelqu'un, ma delicieuse, ce n'est pas une raison pour se cloitrer. Si meme vous etes promise, je suis sure que votre рromis aurait desire que vous alliez dans le monde en son absence plutot que de deperir d'ennui. [Из того, что вы любите кого нибудь, моя прелестная, никак не следует жить монашенкой. Даже если вы невеста, я уверена, что ваш жених предпочел бы, чтобы вы в его отсутствии выезжали в свет, чем погибали со скуки.]
«Стало быть она знает, что я невеста, стало быть и oни с мужем, с Пьером, с этим справедливым Пьером, думала Наташа, говорили и смеялись про это. Стало быть это ничего». И опять под влиянием Элен то, что прежде представлялось страшным, показалось простым и естественным. «И она такая grande dame, [важная барыня,] такая милая и так видно всей душой любит меня, думала Наташа. И отчего не веселиться?» думала Наташа, удивленными, широко раскрытыми глазами глядя на Элен.
К обеду вернулась Марья Дмитриевна, молчаливая и серьезная, очевидно понесшая поражение у старого князя. Она была еще слишком взволнована от происшедшего столкновения, чтобы быть в силах спокойно рассказать дело. На вопрос графа она отвечала, что всё хорошо и что она завтра расскажет. Узнав о посещении графини Безуховой и приглашении на вечер, Марья Дмитриевна сказала:
– С Безуховой водиться я не люблю и не посоветую; ну, да уж если обещала, поезжай, рассеешься, – прибавила она, обращаясь к Наташе.


Граф Илья Андреич повез своих девиц к графине Безуховой. На вечере было довольно много народу. Но всё общество было почти незнакомо Наташе. Граф Илья Андреич с неудовольствием заметил, что всё это общество состояло преимущественно из мужчин и дам, известных вольностью обращения. M lle Georges, окруженная молодежью, стояла в углу гостиной. Было несколько французов и между ними Метивье, бывший, со времени приезда Элен, домашним человеком у нее. Граф Илья Андреич решился не садиться за карты, не отходить от дочерей и уехать как только кончится представление Georges.
Анатоль очевидно у двери ожидал входа Ростовых. Он, тотчас же поздоровавшись с графом, подошел к Наташе и пошел за ней. Как только Наташа его увидала, тоже как и в театре, чувство тщеславного удовольствия, что она нравится ему и страха от отсутствия нравственных преград между ею и им, охватило ее. Элен радостно приняла Наташу и громко восхищалась ее красотой и туалетом. Вскоре после их приезда, m lle Georges вышла из комнаты, чтобы одеться. В гостиной стали расстанавливать стулья и усаживаться. Анатоль подвинул Наташе стул и хотел сесть подле, но граф, не спускавший глаз с Наташи, сел подле нее. Анатоль сел сзади.
M lle Georges с оголенными, с ямочками, толстыми руками, в красной шали, надетой на одно плечо, вышла в оставленное для нее пустое пространство между кресел и остановилась в ненатуральной позе. Послышался восторженный шопот. M lle Georges строго и мрачно оглянула публику и начала говорить по французски какие то стихи, где речь шла о ее преступной любви к своему сыну. Она местами возвышала голос, местами шептала, торжественно поднимая голову, местами останавливалась и хрипела, выкатывая глаза.
– Adorable, divin, delicieux! [Восхитительно, божественно, чудесно!] – слышалось со всех сторон. Наташа смотрела на толстую Georges, но ничего не слышала, не видела и не понимала ничего из того, что делалось перед ней; она только чувствовала себя опять вполне безвозвратно в том странном, безумном мире, столь далеком от прежнего, в том мире, в котором нельзя было знать, что хорошо, что дурно, что разумно и что безумно. Позади ее сидел Анатоль, и она, чувствуя его близость, испуганно ждала чего то.
После первого монолога всё общество встало и окружило m lle Georges, выражая ей свой восторг.
– Как она хороша! – сказала Наташа отцу, который вместе с другими встал и сквозь толпу подвигался к актрисе.
– Я не нахожу, глядя на вас, – сказал Анатоль, следуя за Наташей. Он сказал это в такое время, когда она одна могла его слышать. – Вы прелестны… с той минуты, как я увидал вас, я не переставал….
– Пойдем, пойдем, Наташа, – сказал граф, возвращаясь за дочерью. – Как хороша!
Наташа ничего не говоря подошла к отцу и вопросительно удивленными глазами смотрела на него.
После нескольких приемов декламации m lle Georges уехала и графиня Безухая попросила общество в залу.
Граф хотел уехать, но Элен умоляла не испортить ее импровизированный бал. Ростовы остались. Анатоль пригласил Наташу на вальс и во время вальса он, пожимая ее стан и руку, сказал ей, что она ravissante [обворожительна] и что он любит ее. Во время экосеза, который она опять танцовала с Курагиным, когда они остались одни, Анатоль ничего не говорил ей и только смотрел на нее. Наташа была в сомнении, не во сне ли она видела то, что он сказал ей во время вальса. В конце первой фигуры он опять пожал ей руку. Наташа подняла на него испуганные глаза, но такое самоуверенно нежное выражение было в его ласковом взгляде и улыбке, что она не могла глядя на него сказать того, что она имела сказать ему. Она опустила глаза.