Дадашев, Ибрагимпаша Гусейн оглы

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Ибрагимпаша Дадашев
Личная информация
Полное имя

Ибрагимпаша Гусейн оглы Дадашев

Гражданство

СССР СССР

Дата рождения

10 апреля 1926(1926-04-10)

Дата смерти

16 июля 1990(1990-07-16) (64 года)

Тренеры

Арташес КарапетянК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2836 дней]

Вес

62-67 кг

Ибрагимпаша Гусейн оглы Дадашев (азерб. İbrahimpaşa Hüseyn oğlu Dadaşov / Ибраһимпаша Һүсејн оғлу Дадашов) — азербайджанский и советский борец вольного стиля, выступавший за СССР в весовой категории от 62 до 67 кг, принимал участие в дебютных для советских спортсменов Олимпийских играх 1952 года в соревнованиях по вольной борьбе, заняв седьмое место,[1] чемпион СССР 1949, 1951, 1952 и 1956, серебряный призёр 1954 и 1955, бронзовый — 1950. Заслуженный мастер спорта СССР (1957) и заслуженный тренер СССР (1965)[2]. Член общества «Динамо» Баку. Был главным тренером сборной Азербайджана по вольной борьбе[2]. Готовил многих мастеров высокого класса, среди них чемпион мира и бронзовый призёр Олимпиады 1964 Айдын Ибрагимов. Награждён орденом Трудового Красного Знамени[2].





Спортивные результаты

Чемпионаты СССР

Увековеченье памяти

Имя Ибрагимпаши Дадашева носит одна из улиц Баку.

См. также

Напишите отзыв о статье "Дадашев, Ибрагимпаша Гусейн оглы"

Примечания

  1. [olymp2008.rambler.ru/news/freestylewrestling/99407.html Павел Осипов. В Пекине — как и в Афинах.] «Спорт-Экспресс», 19.08.2008.
  2. 1 2 3 Дадашов Ибраһимпаша Һүсејн оғлу / Под ред. Дж. Кулиева. — Азербайджанская советская энциклопедия: Главная редакция Азербайджанской советской энциклопедии, 1979. — Т. 3. — С. 312.

Ссылки

  • Г.Л. Черневич, Е. А. Школьников. Динамо. Энциклопедия. — Olma Media Group, 2003. — С. 42. — 477 с. — ISBN 9785224043996.
  • [www.sports-reference.com/olympics/athletes/da/ibrahim-dadashov-1.html www.sports-reference.com]

Отрывок, характеризующий Дадашев, Ибрагимпаша Гусейн оглы

Наташа редко испытывала столь радостное чувство, как то, которое она испытывала теперь, сидя в карете подле графини и глядя на медленно подвигавшиеся мимо нее стены оставляемой, встревоженной Москвы. Она изредка высовывалась в окно кареты и глядела назад и вперед на длинный поезд раненых, предшествующий им. Почти впереди всех виднелся ей закрытый верх коляски князя Андрея. Она не знала, кто был в ней, и всякий раз, соображая область своего обоза, отыскивала глазами эту коляску. Она знала, что она была впереди всех.
В Кудрине, из Никитской, от Пресни, от Подновинского съехалось несколько таких же поездов, как был поезд Ростовых, и по Садовой уже в два ряда ехали экипажи и подводы.
Объезжая Сухареву башню, Наташа, любопытно и быстро осматривавшая народ, едущий и идущий, вдруг радостно и удивленно вскрикнула:
– Батюшки! Мама, Соня, посмотрите, это он!
– Кто? Кто?
– Смотрите, ей богу, Безухов! – говорила Наташа, высовываясь в окно кареты и глядя на высокого толстого человека в кучерском кафтане, очевидно, наряженного барина по походке и осанке, который рядом с желтым безбородым старичком в фризовой шинели подошел под арку Сухаревой башни.
– Ей богу, Безухов, в кафтане, с каким то старым мальчиком! Ей богу, – говорила Наташа, – смотрите, смотрите!
– Да нет, это не он. Можно ли, такие глупости.
– Мама, – кричала Наташа, – я вам голову дам на отсечение, что это он! Я вас уверяю. Постой, постой! – кричала она кучеру; но кучер не мог остановиться, потому что из Мещанской выехали еще подводы и экипажи, и на Ростовых кричали, чтоб они трогались и не задерживали других.
Действительно, хотя уже гораздо дальше, чем прежде, все Ростовы увидали Пьера или человека, необыкновенно похожего на Пьера, в кучерском кафтане, шедшего по улице с нагнутой головой и серьезным лицом, подле маленького безбородого старичка, имевшего вид лакея. Старичок этот заметил высунувшееся на него лицо из кареты и, почтительно дотронувшись до локтя Пьера, что то сказал ему, указывая на карету. Пьер долго не мог понять того, что он говорил; так он, видимо, погружен был в свои мысли. Наконец, когда он понял его, посмотрел по указанию и, узнав Наташу, в ту же секунду отдаваясь первому впечатлению, быстро направился к карете. Но, пройдя шагов десять, он, видимо, вспомнив что то, остановился.
Высунувшееся из кареты лицо Наташи сияло насмешливою ласкою.
– Петр Кирилыч, идите же! Ведь мы узнали! Это удивительно! – кричала она, протягивая ему руку. – Как это вы? Зачем вы так?
Пьер взял протянутую руку и на ходу (так как карета. продолжала двигаться) неловко поцеловал ее.
– Что с вами, граф? – спросила удивленным и соболезнующим голосом графиня.
– Что? Что? Зачем? Не спрашивайте у меня, – сказал Пьер и оглянулся на Наташу, сияющий, радостный взгляд которой (он чувствовал это, не глядя на нее) обдавал его своей прелестью.