Лианозовский электромеханический завод

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
АО «НПО „Лианозовский электромеханический завод“»
Тип

Акционерное общество

Основание

1935 года

Расположение

Россия, Москва

Отрасль

Разработка и производство радиолокационных комплексов и систем управления различного назначения

Оборот

10,589 млрд руб. (2011)[1]

Чистая прибыль

202,717 млн руб. (2011)[1]

Число сотрудников

5,4 тыс.(2014)

Сайт

[www.lemz.ru/ www.lemz.ru]

К:Компании, основанные в 1935 году

АО «НПО „Лианозовский электромеханический завод“» (НПО «ЛЭМЗ») — головное предприятие российского научно-производственного центра «Утёс-Радары». Расположен в Москве.





История

Завод основан в 1935 году и первоначально занимался ремонтом и изготовлением пассажирских вагонов. В 1951 году он был перепрофилирован под производство сложной радиоэлектронной аппаратуры и уже в следующем году освоил выпуск радиолиний и радиолокационных станций.


В 2002 году ЛЭМЗ вошел в состав Концерна ПВО «Алмаз-Антей».

Деятельность

Завод расположен на севере Москвы рядом с бывшим посёлком Лианозово (откуда и пошло его название). ЛЭМЗ имеет все виды производств, необходимых для изготовления электронных, электротехнических и механических компонентов сложных систем: литейное и кузнечно-прессовое производство, металлообрабатывающие цеха, гальванический цех, производство печатных плат, цех изготовления большеразмерных антенн, монтажно-сборочные цеха, современное контрольно-испытательное оборудование.

ЛЭМЗ участвовал в осуществлении ряда национальных программ, например, в оснащении радиолокационными средствами автоматизированных систем управления воздушным движением «Стрела» в России (Ростовская зона), на Украине (Киевская зона) и в Белоруссии (Минская зона), в создании посадочного комплекса советского космического корабля многоразового использования «Буран», в создании низковысотного обнаружителя для зенитно-ракетного комплекса С-300ПМУ. Основным разработчиком выпускаемой заводом продукции является ОКБ при НПО «ЛЭМЗ» (бывшее конструкторское бюро «Лира»).

Завод обладает собственной железнодорожной веткой. Управление и контроль над производственными процессами осуществляется из единого центра АСУ ТП. Цеха завода оснащены современным оборудованием с числовым программным управлением.

В России и других странах СНГ эксплуатируются[когда?] более двух тысяч РЛС производства ЛЭМЗ.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4175 дней]

Продукция завода как специального, так и гражданского назначения экспортируется в пятьдесят стран Европы, Азии, Африки и Латинской Америки. Завод регулярно участвует в международных аэрокосмических выставках, проводимых как в России, так и за рубежом.

Основными видами продукции завода являются: РЛС ПВО различных модификаций, трассовые и аэродромные РЛС для управления воздушным движением («Утес-Т»[2], «Лира-Т»), системы трансляции и обработки радиолокационных данных, оборудование для командных пунктов и центров управления воздушным движением.

Другое направление производства — товары народного потребления. Сначала это были популярные трёхпрограммные радиоприемники «Аврора», «Маяк» и «Трио». В начале 1980-х годов предприятие освоило выпуск первых советских клонов Apple II — персональных компьютеров «Агат», разработанных в НИИ Вычислительных Комплексов (НИИВК), а также бытовых компьютеров «Микроша».

Завод также осуществляет гарантийное и послегарантийное обслуживание, ремонт и модернизацию ранее поставленной техники, поставляет запасные части и оказывает помощь в эксплуатации поставленного оборудования и обучении обслуживающего персонала.

ОКБ

КБ «Лира» («Лианозовские радары») — конструкторское бюро, основанное в 1951 году. Одно из ведущих предприятий России, специализирующееся в области разработки радиолокационных комплексов и систем управления различного назначения.

Лианозовский электромеханический завод и КБ «Лира» до конца 2007 года юридически были разными организациями. В конце 2007 года ЛЭМЗ и КБ «Лира» были объединены в НПО «ЛЭМЗ».

ОКБ при НПО «ЛЭМЗ» (ранее известное как КБ «Лира») является основным разработчиком выпускаемой заводом продукции, которое за время своего существования провело более 300 научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, и практически все из них были переданы в серийное производство на ЛЭМЗ. Радары, разработанные ОКБ, работают более чем в 40 странах мира.

ООО «ЛЭМЗ-Т» является дочерним предприятием НПО «ЛЭМЗ» в Томске, являясь резидентом особой экономической зоны технико-внедренческого типа «Томск».

Напишите отзыв о статье "Лианозовский электромеханический завод"

Примечания

  1. 1 2 [lemz.ru/netcat_files/File/n/%c3%ee%e4%ee%e2%e0%ff%20%e1%f3%f5%e3%e0%eb%f2%e5%f0%f1%ea%e0%ff%20%ee%f2%f7%e5%f2%ed%ee%f1%f2%fc%20%e7%e0%202011%e3.pdf Бухгалтерский баланс на 31 декабря 2011 года.]. АО «Научно-производственное объединение „Лианозовский электромеханический завод“». Проверено 10 февраля 2013. [www.webcitation.org/6ESOE8M9p Архивировано из первоисточника 15 февраля 2013].
  2. [www.gazeta.ru/army/2016/09/26/10216121.shtml Минобороны рассказало об отсутствии следов ракеты от «Бука» на радаре в момент катастрофы MH17 - Газета.Ru]

Ссылки

  • [www.lemz.ru/ Официальный сайт АО «НПО „ЛЭМЗ“»]

Отрывок, характеризующий Лианозовский электромеханический завод

Петя стал закрывать глаза и покачиваться.
Капли капали. Шел тихий говор. Лошади заржали и подрались. Храпел кто то.
– Ожиг, жиг, ожиг, жиг… – свистела натачиваемая сабля. И вдруг Петя услыхал стройный хор музыки, игравшей какой то неизвестный, торжественно сладкий гимн. Петя был музыкален, так же как Наташа, и больше Николая, но он никогда не учился музыке, не думал о музыке, и потому мотивы, неожиданно приходившие ему в голову, были для него особенно новы и привлекательны. Музыка играла все слышнее и слышнее. Напев разрастался, переходил из одного инструмента в другой. Происходило то, что называется фугой, хотя Петя не имел ни малейшего понятия о том, что такое фуга. Каждый инструмент, то похожий на скрипку, то на трубы – но лучше и чище, чем скрипки и трубы, – каждый инструмент играл свое и, не доиграв еще мотива, сливался с другим, начинавшим почти то же, и с третьим, и с четвертым, и все они сливались в одно и опять разбегались, и опять сливались то в торжественно церковное, то в ярко блестящее и победное.
«Ах, да, ведь это я во сне, – качнувшись наперед, сказал себе Петя. – Это у меня в ушах. А может быть, это моя музыка. Ну, опять. Валяй моя музыка! Ну!..»
Он закрыл глаза. И с разных сторон, как будто издалека, затрепетали звуки, стали слаживаться, разбегаться, сливаться, и опять все соединилось в тот же сладкий и торжественный гимн. «Ах, это прелесть что такое! Сколько хочу и как хочу», – сказал себе Петя. Он попробовал руководить этим огромным хором инструментов.
«Ну, тише, тише, замирайте теперь. – И звуки слушались его. – Ну, теперь полнее, веселее. Еще, еще радостнее. – И из неизвестной глубины поднимались усиливающиеся, торжественные звуки. – Ну, голоса, приставайте!» – приказал Петя. И сначала издалека послышались голоса мужские, потом женские. Голоса росли, росли в равномерном торжественном усилии. Пете страшно и радостно было внимать их необычайной красоте.
С торжественным победным маршем сливалась песня, и капли капали, и вжиг, жиг, жиг… свистела сабля, и опять подрались и заржали лошади, не нарушая хора, а входя в него.
Петя не знал, как долго это продолжалось: он наслаждался, все время удивлялся своему наслаждению и жалел, что некому сообщить его. Его разбудил ласковый голос Лихачева.
– Готово, ваше благородие, надвое хранцуза распластаете.
Петя очнулся.
– Уж светает, право, светает! – вскрикнул он.
Невидные прежде лошади стали видны до хвостов, и сквозь оголенные ветки виднелся водянистый свет. Петя встряхнулся, вскочил, достал из кармана целковый и дал Лихачеву, махнув, попробовал шашку и положил ее в ножны. Казаки отвязывали лошадей и подтягивали подпруги.
– Вот и командир, – сказал Лихачев. Из караулки вышел Денисов и, окликнув Петю, приказал собираться.


Быстро в полутьме разобрали лошадей, подтянули подпруги и разобрались по командам. Денисов стоял у караулки, отдавая последние приказания. Пехота партии, шлепая сотней ног, прошла вперед по дороге и быстро скрылась между деревьев в предрассветном тумане. Эсаул что то приказывал казакам. Петя держал свою лошадь в поводу, с нетерпением ожидая приказания садиться. Обмытое холодной водой, лицо его, в особенности глаза горели огнем, озноб пробегал по спине, и во всем теле что то быстро и равномерно дрожало.
– Ну, готово у вас все? – сказал Денисов. – Давай лошадей.
Лошадей подали. Денисов рассердился на казака за то, что подпруги были слабы, и, разбранив его, сел. Петя взялся за стремя. Лошадь, по привычке, хотела куснуть его за ногу, но Петя, не чувствуя своей тяжести, быстро вскочил в седло и, оглядываясь на тронувшихся сзади в темноте гусар, подъехал к Денисову.
– Василий Федорович, вы мне поручите что нибудь? Пожалуйста… ради бога… – сказал он. Денисов, казалось, забыл про существование Пети. Он оглянулся на него.
– Об одном тебя пг'ошу, – сказал он строго, – слушаться меня и никуда не соваться.
Во все время переезда Денисов ни слова не говорил больше с Петей и ехал молча. Когда подъехали к опушке леса, в поле заметно уже стало светлеть. Денисов поговорил что то шепотом с эсаулом, и казаки стали проезжать мимо Пети и Денисова. Когда они все проехали, Денисов тронул свою лошадь и поехал под гору. Садясь на зады и скользя, лошади спускались с своими седоками в лощину. Петя ехал рядом с Денисовым. Дрожь во всем его теле все усиливалась. Становилось все светлее и светлее, только туман скрывал отдаленные предметы. Съехав вниз и оглянувшись назад, Денисов кивнул головой казаку, стоявшему подле него.
– Сигнал! – проговорил он.
Казак поднял руку, раздался выстрел. И в то же мгновение послышался топот впереди поскакавших лошадей, крики с разных сторон и еще выстрелы.
В то же мгновение, как раздались первые звуки топота и крика, Петя, ударив свою лошадь и выпустив поводья, не слушая Денисова, кричавшего на него, поскакал вперед. Пете показалось, что вдруг совершенно, как середь дня, ярко рассвело в ту минуту, как послышался выстрел. Он подскакал к мосту. Впереди по дороге скакали казаки. На мосту он столкнулся с отставшим казаком и поскакал дальше. Впереди какие то люди, – должно быть, это были французы, – бежали с правой стороны дороги на левую. Один упал в грязь под ногами Петиной лошади.
У одной избы столпились казаки, что то делая. Из середины толпы послышался страшный крик. Петя подскакал к этой толпе, и первое, что он увидал, было бледное, с трясущейся нижней челюстью лицо француза, державшегося за древко направленной на него пики.
– Ура!.. Ребята… наши… – прокричал Петя и, дав поводья разгорячившейся лошади, поскакал вперед по улице.
Впереди слышны были выстрелы. Казаки, гусары и русские оборванные пленные, бежавшие с обеих сторон дороги, все громко и нескладно кричали что то. Молодцеватый, без шапки, с красным нахмуренным лицом, француз в синей шинели отбивался штыком от гусаров. Когда Петя подскакал, француз уже упал. Опять опоздал, мелькнуло в голове Пети, и он поскакал туда, откуда слышались частые выстрелы. Выстрелы раздавались на дворе того барского дома, на котором он был вчера ночью с Долоховым. Французы засели там за плетнем в густом, заросшем кустами саду и стреляли по казакам, столпившимся у ворот. Подъезжая к воротам, Петя в пороховом дыму увидал Долохова с бледным, зеленоватым лицом, кричавшего что то людям. «В объезд! Пехоту подождать!» – кричал он, в то время как Петя подъехал к нему.