Джонс, Джим

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Джонс, Джеймс Уоррен»)
Перейти к: навигация, поиск

Джеймс Уоррен «Джим» Джонс (англ. James Warren "Jim" Jones) (13 мая 1931, Крит, Округ Рэндольф, Индиана — 18 ноября 1978, Джонстаун, Гайана) — американский проповедник, основатель секты «Храм Народов», последователи которой совершили в 1978 году массовое самоубийство.





Биография

Ранние годы

Джим Уоррен Джонс родился в 1931 году в невключённой территории Крит в штате Индиана. Своему воспитанию он обязан главным образом матери, которая скептически относилась к институту церкви, но верила в духов, и сумела частично привить эту веру Джонсу. Не меньшую роль в воспитании Джонса сыграли его соседи — представители церкви пятидесятников. После окончания школы поступил в университет Батлера, который окончил в 1961 году, получив степень в области среднего образования. [1]

Проповедник

Джонс с детства проявлял интерес к религии. В 1954 году он начал проповедовать на улицах Индианаполиса за «Собрания Господни» («Assemblies of God»), крупнейшую конфессию протестантов пятидесятников в США. Однако, несмотря на то, что его проповеди привлекали новых членов в церковь, административный совет церкви почувствовал в нём угрозу из-за его слов о равенстве чернокожих и белых людей. В результате этого Джонс принял решение организовать собственную церковь, в которой не было бы различий между людьми по расовому или социальному признаку.

Храм народов

4 апреля 1955 года он вместе с рядом своих сторонников основал «Последователи Христа» («Disciples of Christ»), которую через год переименовал в «Храм народов». В 1960 году «Храм народов» стал официальным членом «Церкви Христа» в Индианаполисе, а Джонс был принят в сан священника. В 1965 году «Храм народов» по ряду причин, связанных с неодобрением деятельности церкви в Индиане[прояснить] переезжает в долину Редвуд, в Калифорнии. В том числе, одной из причин было мнение Джима Джонса о том, что только там его люди могут спастись в случае ядерной войны. К этому времени Джонс уже был женат на Марселине Джонс и имел на попечении не только собственных, но и несколько приемных детей. Свою семью он называл «радужная семья» («rainbow family»), из-за того, что приемные дети различались по расовому и этническим признакам. Его супруга во всем ему помогала, всячески поддерживала и оставалась с ним до конца.

В Гайане

В 1977 году Джонс с рядом своих последователей переезжает в поселение Джонстаун, в Гайане, основанное членами «Храма народов» и названное так в честь главы организации.

После переезда в Гайану, страну с отличным от калифорнийского климатом, здоровье основателя «Храма народов» заметно ухудшилось. Он стал принимать лекарственные средства, такие как фенобарбитал. Часто был нетрудоспособен, периодически проявлялись проблемы с речью, появились мании. Но он продолжал оставаться главой общины, все жители относились к нему с любовью и уважением, называли его «Отец».

Советский след

В Гайане Джонс начал налаживать связи с советским посольством, планируя переезд своей общины в СССР[2]. Он регулярно высказывал свои симпатии Советскому Союзу. Свою борьбу за равные права людей он называл «апостольским социализмом». Основание поселения в Гайане он объяснял тем, что это страна социалистической ориентацииК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2175 дней].

Трагедия

По официальной версии, «18 ноября 1978 года после вооруженного инцидента, связанного с людьми из его коммуны, Джонс собрал всех жителей Джонстауна и в результате проповеди убедил большинство из них совершить „революционный акт самоубийства“, приняв яд. В результате этой акции 909 человек погибло от яда. Сам Джонс позднее был обнаружен мертвым с пулевым ранением в голову». Супруга Джонса Марселина также покончила собой, выпив цианистый калий. Сын Джонсов Стивен избежал участи родителей. Его в это время не было в общине. Он был вместе с другими членами баскетбольной команды в Джорджтауне.

Психопатия

Джим Джонс не раз заявлял, что является реинкарнацией Иисуса, Будды и Ленина, открыто провозглашая себя «оракулом и медиумом для бестелесных существ из другой галактики»[3].

В культуре

В 1980 в США вышел телефильм «Гайанская трагедия: История Джима Джонса» (Guyana Tragedy: The Story of Jim Jones), главную роль в котором сыграл Пауэрс Бут.

В 1984 году группа «Manowar» посвятила трагедии в Гайане песню «Guiana — Cult Of The Damned»

В 2007 году в Канаде вышел документальный фильм «Три дня в Джонстауне» (Jonestown: Paradise Lost), главную роль в котором сыграл Рик Робертс.

В 2011 году российская black metal группа Demons of Guillotine посвятила две песни под названиями "909" и "Преподобный Джим" со своего альбома "Время серпа" событиям, связанным с деятельностью Джонса.

В 1990 году вышел альбом группы Deicide, в котором существует песня «Carnage In The Temple Of The Damned» с отсылками о событиях в Джонстауне.

Напишите отзыв о статье "Джонс, Джим"

Ссылки

  • [archive.is/20130201150423/www.rickross.com/groups/jonestown.html Jonestown, Jim Jones and the People’s Temple]
  • [religiousmovements.lib.virginia.edu/nrms/Jonestwn.html Peoples Temple (Jonestown)]
  • [jonestown.sdsu.edu/ San Diego State University: Extensive site with source documents, list of dead, pictures]
  • [www.youtube.com/watch?v=Tf7sXP2T4PA Guyana Tragedy: The Story of Jim Jones]
  • [www.youtube.com/watch?v=pIkJkeDPK5Y The Truth About Jonestown]
  • [www.youtube.com/watch?v=w8VU2hbQVoI The Final Report — Jonestown (Documentary)]
  • [www.youtube.com/watch?v=17TFx4Y_YMo Александр Дворкин об учении и трагедии общины Джима Джонса]

Примечания

  1. Knoll, James. [jonestown.sdsu.edu/?page_id=33164 Mass Suicide & the Jonestown Tragedy: Literature Summary]. Jonestown Institute, San Diego State University.
  2. [levoradikal.ru/archives/11310 Трагедии Коммуны Джонстауна 35 лет | Леворадикал]
  3. Серафим Роуз. [azbyka.ru/religii/religioznost/Rouz_Pravoslavie_48g-all.shtml Джонстаун и 1980-е годы]

Отрывок, характеризующий Джонс, Джим

– Всемилостивейший государь император! – строго провозгласил князь Василий и оглянул публику, как будто спрашивая, не имеет ли кто сказать что нибудь против этого. Но никто ничего не сказал. – «Первопрестольный град Москва, Новый Иерусалим, приемлет Христа своего, – вдруг ударил он на слове своего, – яко мать во объятия усердных сынов своих, и сквозь возникающую мглу, провидя блистательную славу твоея державы, поет в восторге: «Осанна, благословен грядый!» – Князь Василий плачущим голосом произнес эти последние слова.
Билибин рассматривал внимательно свои ногти, и многие, видимо, робели, как бы спрашивая, в чем же они виноваты? Анна Павловна шепотом повторяла уже вперед, как старушка молитву причастия: «Пусть дерзкий и наглый Голиаф…» – прошептала она.
Князь Василий продолжал:
– «Пусть дерзкий и наглый Голиаф от пределов Франции обносит на краях России смертоносные ужасы; кроткая вера, сия праща российского Давида, сразит внезапно главу кровожаждущей его гордыни. Се образ преподобного Сергия, древнего ревнителя о благе нашего отечества, приносится вашему императорскому величеству. Болезную, что слабеющие мои силы препятствуют мне насладиться любезнейшим вашим лицезрением. Теплые воссылаю к небесам молитвы, да всесильный возвеличит род правых и исполнит во благих желания вашего величества».
– Quelle force! Quel style! [Какая сила! Какой слог!] – послышались похвалы чтецу и сочинителю. Воодушевленные этой речью, гости Анны Павловны долго еще говорили о положении отечества и делали различные предположения об исходе сражения, которое на днях должно было быть дано.
– Vous verrez, [Вы увидите.] – сказала Анна Павловна, – что завтра, в день рождения государя, мы получим известие. У меня есть хорошее предчувствие.


Предчувствие Анны Павловны действительно оправдалось. На другой день, во время молебствия во дворце по случаю дня рождения государя, князь Волконский был вызван из церкви и получил конверт от князя Кутузова. Это было донесение Кутузова, писанное в день сражения из Татариновой. Кутузов писал, что русские не отступили ни на шаг, что французы потеряли гораздо более нашего, что он доносит второпях с поля сражения, не успев еще собрать последних сведений. Стало быть, это была победа. И тотчас же, не выходя из храма, была воздана творцу благодарность за его помощь и за победу.
Предчувствие Анны Павловны оправдалось, и в городе все утро царствовало радостно праздничное настроение духа. Все признавали победу совершенною, и некоторые уже говорили о пленении самого Наполеона, о низложении его и избрании новой главы для Франции.
Вдали от дела и среди условий придворной жизни весьма трудно, чтобы события отражались во всей их полноте и силе. Невольно события общие группируются около одного какого нибудь частного случая. Так теперь главная радость придворных заключалась столько же в том, что мы победили, сколько и в том, что известие об этой победе пришлось именно в день рождения государя. Это было как удавшийся сюрприз. В известии Кутузова сказано было тоже о потерях русских, и в числе их названы Тучков, Багратион, Кутайсов. Тоже и печальная сторона события невольно в здешнем, петербургском мире сгруппировалась около одного события – смерти Кутайсова. Его все знали, государь любил его, он был молод и интересен. В этот день все встречались с словами:
– Как удивительно случилось. В самый молебен. А какая потеря Кутайсов! Ах, как жаль!
– Что я вам говорил про Кутузова? – говорил теперь князь Василий с гордостью пророка. – Я говорил всегда, что он один способен победить Наполеона.
Но на другой день не получалось известия из армии, и общий голос стал тревожен. Придворные страдали за страдания неизвестности, в которой находился государь.
– Каково положение государя! – говорили придворные и уже не превозносили, как третьего дня, а теперь осуждали Кутузова, бывшего причиной беспокойства государя. Князь Василий в этот день уже не хвастался более своим protege Кутузовым, а хранил молчание, когда речь заходила о главнокомандующем. Кроме того, к вечеру этого дня как будто все соединилось для того, чтобы повергнуть в тревогу и беспокойство петербургских жителей: присоединилась еще одна страшная новость. Графиня Елена Безухова скоропостижно умерла от этой страшной болезни, которую так приятно было выговаривать. Официально в больших обществах все говорили, что графиня Безухова умерла от страшного припадка angine pectorale [грудной ангины], но в интимных кружках рассказывали подробности о том, как le medecin intime de la Reine d'Espagne [лейб медик королевы испанской] предписал Элен небольшие дозы какого то лекарства для произведения известного действия; но как Элен, мучимая тем, что старый граф подозревал ее, и тем, что муж, которому она писала (этот несчастный развратный Пьер), не отвечал ей, вдруг приняла огромную дозу выписанного ей лекарства и умерла в мучениях, прежде чем могли подать помощь. Рассказывали, что князь Василий и старый граф взялись было за итальянца; но итальянец показал такие записки от несчастной покойницы, что его тотчас же отпустили.
Общий разговор сосредоточился около трех печальных событий: неизвестности государя, погибели Кутайсова и смерти Элен.
На третий день после донесения Кутузова в Петербург приехал помещик из Москвы, и по всему городу распространилось известие о сдаче Москвы французам. Это было ужасно! Каково было положение государя! Кутузов был изменник, и князь Василий во время visites de condoleance [визитов соболезнования] по случаю смерти его дочери, которые ему делали, говорил о прежде восхваляемом им Кутузове (ему простительно было в печали забыть то, что он говорил прежде), он говорил, что нельзя было ожидать ничего другого от слепого и развратного старика.
– Я удивляюсь только, как можно было поручить такому человеку судьбу России.