Космынин, Сергей Михайлович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Сергей Михайлович Космынин
Личная информация
Гражданство

СССР СССРРоссия Россия

Специализация

Дзюдо

Дата рождения

26 мая 1964(1964-05-26) (57 лет)

Тренеры

Владимир Щедрухин

Вес

до 65-71 кг

Спортивное звание

Внешние изображения
[judoka.ucoz.ru/_ph/28/2/150946804.jpg Сергей Космынин]

Сергей Михайлович Космынин — советский и российский дзюдоист, чемпион и призёр чемпионатов СССР и Европы, чемпион России, призёр чемпионатов мира, заслуженный мастер спорта России. Старший тренер сборной России по дзюдо, заслуженный тренер России (2013)[1].



Спортивные результаты

Напишите отзыв о статье "Космынин, Сергей Михайлович"

Примечания

  1. Приказ Министерства спорта РФ [minsport.gov.ru/documents/awards/5528/ «О присвоении почётного спортивного звания „Заслуженный тренер России“»] от 31 декабря 2013 года № 190-нг

Ссылки

  • [www.judoinside.com/judoka/3434/Sergey_Kosmynin Sergey Kosmynin] (англ.). judoinside.com. Проверено 9 октября 2015.
  • [www.judo.ru/5/ Слава отечественного дзюдо]. Федерация дзюдо России. Проверено 9 октября 2015.
  • [www.judo.ru/news/3071/ Мемориал большого тренера]. Федерация дзюдо России (9 июня 2011). Проверено 9 октября 2015.

Отрывок, характеризующий Космынин, Сергей Михайлович

Она видела его лицо, слышала его голос и повторяла его слова и свои слова, сказанные ему, и иногда придумывала за себя и за него новые слова, которые тогда могли бы быть сказаны.
Вот он лежит на кресле в своей бархатной шубке, облокотив голову на худую, бледную руку. Грудь его страшно низка и плечи подняты. Губы твердо сжаты, глаза блестят, и на бледном лбу вспрыгивает и исчезает морщина. Одна нога его чуть заметно быстро дрожит. Наташа знает, что он борется с мучительной болью. «Что такое эта боль? Зачем боль? Что он чувствует? Как у него болит!» – думает Наташа. Он заметил ее вниманье, поднял глаза и, не улыбаясь, стал говорить.
«Одно ужасно, – сказал он, – это связать себя навеки с страдающим человеком. Это вечное мученье». И он испытующим взглядом – Наташа видела теперь этот взгляд – посмотрел на нее. Наташа, как и всегда, ответила тогда прежде, чем успела подумать о том, что она отвечает; она сказала: «Это не может так продолжаться, этого не будет, вы будете здоровы – совсем».
Она теперь сначала видела его и переживала теперь все то, что она чувствовала тогда. Она вспомнила продолжительный, грустный, строгий взгляд его при этих словах и поняла значение упрека и отчаяния этого продолжительного взгляда.
«Я согласилась, – говорила себе теперь Наташа, – что было бы ужасно, если б он остался всегда страдающим. Я сказала это тогда так только потому, что для него это было бы ужасно, а он понял это иначе. Он подумал, что это для меня ужасно бы было. Он тогда еще хотел жить – боялся смерти. И я так грубо, глупо сказала ему. Я не думала этого. Я думала совсем другое. Если бы я сказала то, что думала, я бы сказала: пускай бы он умирал, все время умирал бы перед моими глазами, я была бы счастлива в сравнении с тем, что я теперь. Теперь… Ничего, никого нет. Знал ли он это? Нет. Не знал и никогда не узнает. И теперь никогда, никогда уже нельзя поправить этого». И опять он говорил ей те же слова, но теперь в воображении своем Наташа отвечала ему иначе. Она останавливала его и говорила: «Ужасно для вас, но не для меня. Вы знайте, что мне без вас нет ничего в жизни, и страдать с вами для меня лучшее счастие». И он брал ее руку и жал ее так, как он жал ее в тот страшный вечер, за четыре дня перед смертью. И в воображении своем она говорила ему еще другие нежные, любовные речи, которые она могла бы сказать тогда, которые она говорила теперь. «Я люблю тебя… тебя… люблю, люблю…» – говорила она, судорожно сжимая руки, стискивая зубы с ожесточенным усилием.
И сладкое горе охватывало ее, и слезы уже выступали в глаза, но вдруг она спрашивала себя: кому она говорит это? Где он и кто он теперь? И опять все застилалось сухим, жестким недоумением, и опять, напряженно сдвинув брови, она вглядывалась туда, где он был. И вот, вот, ей казалось, она проникает тайну… Но в ту минуту, как уж ей открывалось, казалось, непонятное, громкий стук ручки замка двери болезненно поразил ее слух. Быстро и неосторожно, с испуганным, незанятым ею выражением лица, в комнату вошла горничная Дуняша.