Нана-Мамбере

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Нана-Мамбере
фр. Nana-Mambéré
санго Sêse tî kömändâ-kötä tî Nanä-Mambere
Страна

Центральноафриканская Республика Центральноафриканская Республика

Статус

префектура

Административный центр

Буар

Население (2003)

184 594 (9-е место)

Плотность

6,94 чел./км² (7-е место)

Площадь

26 600 км²
(11-е место)

Часовой пояс

UTC+1

Код ISO 3166-2

CF-NM

Примечания: 

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Префектура Нана-Мамбере на карте Центральноафриканской Республики
Координаты: 5°30′ с. ш. 15°30′ в. д. / 5.500° с. ш. 15.500° в. д. / 5.500; 15.500 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=5.500&mlon=15.500&zoom=12 (O)] (Я)

Нана-Мамбере (фр. Nana-Mambéré; санго Sêse tî kömändâ-kötä tî Nanä-Mambere) — префектура на западе Центральноафриканской Республики.

  • Административный центр — город Буар.
  • Площадь — 26 600 км², население — 184 594 человека (2003 год).


География

Граничит на северо-востоке с префектурой Уам-Пенде, на востоке с префектурой Омбелла-Мпоко, на юге с префектурой Мамбере-Кадеи, на западе с Камеруном.

Через территорию Нана-Мамбере с севера на юг протекают реки Бумбе и Лобае (бассейн реки Убанги.

Субпрефектуры


Напишите отзыв о статье "Нана-Мамбере"

Отрывок, характеризующий Нана-Мамбере

– Эка врать здоров ты, Киселев, посмотрю я на тебя.
– Какое врать, правда истинная.
– А кабы на мой обычай, я бы его, изловимши, да в землю бы закопал. Да осиновым колом. А то что народу загубил.
– Все одно конец сделаем, не будет ходить, – зевая, сказал старый солдат.
Разговор замолк, солдаты стали укладываться.
– Вишь, звезды то, страсть, так и горят! Скажи, бабы холсты разложили, – сказал солдат, любуясь на Млечный Путь.
– Это, ребята, к урожайному году.
– Дровец то еще надо будет.
– Спину погреешь, а брюха замерзла. Вот чуда.
– О, господи!
– Что толкаешься то, – про тебя одного огонь, что ли? Вишь… развалился.
Из за устанавливающегося молчания послышался храп некоторых заснувших; остальные поворачивались и грелись, изредка переговариваясь. От дальнего, шагов за сто, костра послышался дружный, веселый хохот.
– Вишь, грохочат в пятой роте, – сказал один солдат. – И народу что – страсть!
Один солдат поднялся и пошел к пятой роте.
– То то смеху, – сказал он, возвращаясь. – Два хранцуза пристали. Один мерзлый вовсе, а другой такой куражный, бяда! Песни играет.
– О о? пойти посмотреть… – Несколько солдат направились к пятой роте.


Пятая рота стояла подле самого леса. Огромный костер ярко горел посреди снега, освещая отягченные инеем ветви деревьев.
В середине ночи солдаты пятой роты услыхали в лесу шаги по снегу и хряск сучьев.
– Ребята, ведмедь, – сказал один солдат. Все подняли головы, прислушались, и из леса, в яркий свет костра, выступили две, держащиеся друг за друга, человеческие, странно одетые фигуры.
Это были два прятавшиеся в лесу француза. Хрипло говоря что то на непонятном солдатам языке, они подошли к костру. Один был повыше ростом, в офицерской шляпе, и казался совсем ослабевшим. Подойдя к костру, он хотел сесть, но упал на землю. Другой, маленький, коренастый, обвязанный платком по щекам солдат, был сильнее. Он поднял своего товарища и, указывая на свой рот, говорил что то. Солдаты окружили французов, подстелили больному шинель и обоим принесли каши и водки.