Бунневик, Хьель Магне

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Хьель Магне Бунневик»)
Перейти к: навигация, поиск
Хьель Магне Бундевик
Kjell Magne Bondevik<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
Премьер-министр Норвегии
17 октября 1997 — 3 марта 2000
Предшественник: Турбьёрн Ягланд
Преемник: Йенс Столтенберг
19 октября 2001 — 17 октября 2005
Предшественник: Йенс Столтенберг
Преемник: Йенс Столтенберг
 
Рождение: 3 сентября 1947(1947-09-03) (73 года)
Молде‎, Норвегия
Партия: Христианская народная партия
 
Автограф:
 
Награды:

Хьель Магне Бундевик (норв. Kjell Magne Bondevik, род. 3 сентября 1947, Молде) — норвежский лютеранский пастор и политик. Племянник норвежского политика Хьелля Бунневика.

С 1997 по 2000 и с 2001 по 2005 годы занимал пост премьер-министра Норвегии. С 1973 по 2005 годы являлся представителем Христианской народной партии в Стортинге. В январе 2006 года основал The Oslo Centre — организацию, занимающуюся соблюдением прав человека и межрелигиозной толерантности, а также выступающей за мир во всём мире.


Напишите отзыв о статье "Бунневик, Хьель Магне"

Отрывок, характеризующий Бунневик, Хьель Магне

– А если я хочу…
– Наташа, я серьезно…
Наташа не дала ей договорить, притянула к себе большую руку графини и поцеловала ее сверху, потом в ладонь, потом опять повернула и стала целовать ее в косточку верхнего сустава пальца, потом в промежуток, потом опять в косточку, шопотом приговаривая: «январь, февраль, март, апрель, май».
– Говорите, мама, что же вы молчите? Говорите, – сказала она, оглядываясь на мать, которая нежным взглядом смотрела на дочь и из за этого созерцания, казалось, забыла всё, что она хотела сказать.
– Это не годится, душа моя. Не все поймут вашу детскую связь, а видеть его таким близким с тобой может повредить тебе в глазах других молодых людей, которые к нам ездят, и, главное, напрасно мучает его. Он, может быть, нашел себе партию по себе, богатую; а теперь он с ума сходит.
– Сходит? – повторила Наташа.
– Я тебе про себя скажу. У меня был один cousin…
– Знаю – Кирилла Матвеич, да ведь он старик?
– Не всегда был старик. Но вот что, Наташа, я поговорю с Борей. Ему не надо так часто ездить…
– Отчего же не надо, коли ему хочется?
– Оттого, что я знаю, что это ничем не кончится.
– Почему вы знаете? Нет, мама, вы не говорите ему. Что за глупости! – говорила Наташа тоном человека, у которого хотят отнять его собственность.
– Ну не выйду замуж, так пускай ездит, коли ему весело и мне весело. – Наташа улыбаясь поглядела на мать.
– Не замуж, а так , – повторила она.
– Как же это, мой друг?
– Да так . Ну, очень нужно, что замуж не выйду, а… так .
– Так, так, – повторила графиня и, трясясь всем своим телом, засмеялась добрым, неожиданным старушечьим смехом.
– Полноте смеяться, перестаньте, – закричала Наташа, – всю кровать трясете. Ужасно вы на меня похожи, такая же хохотунья… Постойте… – Она схватила обе руки графини, поцеловала на одной кость мизинца – июнь, и продолжала целовать июль, август на другой руке. – Мама, а он очень влюблен? Как на ваши глаза? В вас были так влюблены? И очень мил, очень, очень мил! Только не совсем в моем вкусе – он узкий такой, как часы столовые… Вы не понимаете?…Узкий, знаете, серый, светлый…