Лютеранство

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Протестантизм

Реформация
Quinque sola

Дореформационные движения

Вальденсы · Гуситы · Катары · Лолларды


Церкви Реформации

Англиканство · Анабаптизм · Кальвинизм · Лютеранство · Цвинглианство


Постреформационные движения

Адвентисты седьмого дня · Армия спасения · Баптизм · Движение святости · Квакеры · Конгрегационализм · Меннонитство · Методизм · Пиетизм · Плимутские братья · Пуритане · Пятидесятники · Унитарианство · Харизматическое движение


«Великое пробуждение»

Евангельские христиане · Ривайвелизм


Протестантизм по странам


Протестантский фундаментализм
Реформация


Лютера́нство — одно из наиболее старых протестантских течений в христианстве[1]. С лютеранством связано само возникновение понятия протестантизм, поскольку именно лютеран стали называть протестантами после их протеста в Шпайере. Возникло в результате реформационного движения в Германии в XVI веке, а затем и во время формирования государственных церквей скандинавских стран. Основные принципы вероучения лютеранской церкви были сформулированы в ходе борьбы Мартина Лютера и его сподвижников против злоупотреблений Римско-католической церкви, с одной стороны, и более радикальных протестантских движений — с другой (анабаптизм, кальвинизм, цвинглианство и т. д.).





Именование

Впервые термин «лютеране» использовал Иоганн Экк в 1520 году в своей полемике против Лютера и его сторонников. Причём это определение было использовано в уничижительном смысле. Лишь со временем название приобрело нейтральный оттенок. Лютер использовал его редко, в Книге Согласия оно не встречается. Ещё в начале XVII века термин не был общепринятым — теолог Филипп Николаи удивлялся тому, что в Голландии так называли немецких протестантов. Более широко это название стало употребляться только после окончания Тридцатилетней войны. Тем не менее более корректным являются термины «евангелическое христианство» и «евангелические христиане»[2].

История

Вероучение

Вероучение (конфессия) исчерпывающе изложено в Книге Согласия. Лютеране относят себя к теистам-тринитариям (Святая Троица) и исповедуют Богочеловеческую природу Иисуса Христа, распятого на кресте, спустившегося в ад, воскресшего и вознесшегося на небо, чтобы в конце времен прийти вновь для суда над живыми и мертвыми. Важное место в доктрине занимает концепция первородного греха, который может быть преодолен исключительно действием благодати (лат. Sola Gratia), выражаемой в вере (лат. Sola Fide). Вместе с тем, отрицая роль свободы в спасении, лютеране не отрицают свободы в мирских делах, поэтому они не являются сторонниками предопределения (Бог все знает, но не все предопределяет). Главным и единственным критерием правильности веры они считают Библию (лат. Sola Scriptura). В качестве дополнительного авторитета лютеране прибегают к Священному Преданию Отцов Церкви и другим традиционным источникам, вовсе не обязательно лютеранским, однако подчёркивая, что они (как и Книга Согласия) истинны настолько, насколько соответствуют Писанию (Библии), и ни в коем случае не самодостаточны. Такой же критический взгляд применяется и к мнениям богословов, стоявших у истоков исповедания, в том числе и к сочинениям самого Лютера, отношение к которому у лютеран уважительное, но без культа.

Лютеране признают два таинства: крещение и причастие (в то же время Апология Аугсбургского исповедания относит к таинствам исповедь и рукоположение, арт. XIII). Посредством крещения люди становятся христианами. В причастии они укрепляются в вере. Особенностью лютеранского причастия внутри западной традиции является то, что потиром причащаются все верующие, а не только священники. Это связано с особым взглядом на церковь, где священники являются лишь пасторами (проповедниками), то есть, всего лишь особыми профессионалами в своей общине, и ничем не возвышены над мирянами. Между тем лютеранская церковь возводит своё преемство к апостольским временам. Это преемство понимается не обязательно непосредственно, как, например, в православии, а скорее в духовном смыслеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2495 дней]. В строгом смысле не обладают статусом таинства: конфирмация, венчание, отпевание и ординация.

Теология

Литургическая практика

Лютеране празднуют Литургию, как наивысшую Божественную службу, включая исповедь и отпущение грехов, благословениями знаком св. креста, традиционными литургическими песнопениями (Kyrie, Gloria, Sanctus, Agnus Dei).

Современное состояние

К лютеранству причисляют себя более 85 миллионов человек во всём мире[3]. Однако вследствие географических, исторических и догматических причин лютеранство не представляет собой единой церкви. Существует несколько крупных церковных объединений, весьма сильно отличающихся между собой в догматических и практических вопросах — Всемирная лютеранская федерация, Международный лютеранский совет, Конфессиональная евангелическая лютеранская конференция, а также есть ряд лютеранских деноминаций, не входящих ни в какие объединения. Формально крупнейшей лютеранской деноминацией в настоящее время является Церковь Швеции (около 6,9 миллионов человек)[4]. Лютеранство гораздо менее однородно, чем прочие группы церквей, признающих апостольскую преемственность. Собственно в лютеранстве есть и «высокоцерковное» направление, считающее (и небезосновательно) себя реформированными католиками.

Либеральные деноминации

Либералы, формально составляющие большинство, считают принадлежность к Евангелической Церкви доброй традицией. Многие из них не посещают или крайне редко посещают богослужения[5]. В некоторых либеральных общинах иногда проводятся довольно необычные богослужения — например, с присутствием домашних животных (что мотивируется общностью и ценностью всех живых существ)[6]. Большинство либеральных деноминаций объединены во Всемирную лютеранскую федерацию. В данное объединение входят в том числе «старые» государственные (или бывшие ранее государственными) Церкви Старого Света. Либеральное направление старается включить в церковь всех людей, невзирая на библейские тексты, буквальное прочтение которых оправдывает исключение из церкви представителей довольно многих слоёв современного общества (наиболее последовательной в этом отношении оказалась Церковь Швеции). В то же время, нельзя сказать, что либералы составляют в ВЛФ большинство, тем не менее они наиболее заметны и влиятельны.

Конфессиональные деноминации

Конфессиональные лютеране более консервативны, не признают не только женского священства и однополых браков, но даже интеркомьюниона с англиканами и кальвинистами. В своей полемике с либералами они апеллируют к Библии и Книге Согласия. Большинство конфессиональных церквей входят в Международный лютеранский совет. Наиболее консервативные объединены в Конфессиональную евангелическо-лютеранскую конференцию.

Дискуссионные вопросы

Предметом ожесточённых споров являются такие нововведения либеральных лютеранских деноминаций, как ординация женщин (первым в мире епископом-женщиной стала лютеранка Мария Йепсен) и благословение однополых браков, которые отвергаются конфессионалами. Лютеранский епископ Гуннар Стаалсет подверг критике позицию католиков, которые запрещают пользоваться презервативами[7].

Взаимоотношение лютеран с другими конфессиями

Лютеране, как и другие протестанты, подвергались гонениям, осуществлявшимся католической церковью в период Контрреформации.

В 1999 году представители Всемирной лютеранской федерации и Католической церкви подписали совместную декларацию об оправдании.

Между лютеранскими и реформатскими церквями, подписавшими в 1973 г. Лейенбергский конкордат[8], установлено евхаристическое единство.

Лютеранство в странах СНГ

Лютеранство в России

Полная статья: Лютеранство в России.

Лютеранство на территории России появилось ещё в XVI веке, благодаря немецким переселенцам. В 1832 году все течения и организации лютеранства (за исключением собственно Финляндии и Польши) были объединены в Евангелическо-лютеранскую церковь в России (ЕЛЦР), которая получила единый устав, согласно ему главой церкви являлся российский император, но оговаривалось его невмешательство в религиозные дела.

В советское время церковь к 1938 была уничтожена. В сентябре 1948 была зарегистрирована евангелическо-лютеранская община в Латвии, первая в СССР, а затем в Эстонии. В 1980 году насчитывалось около 80 зарегистрированных лютеранских общин. Однако все они были независимы друг от друга, не объединены в церковь.

Во время перестройки государство признало всю Церковь и было необходимо воссоздать структуру управления. Главой новообразованной церкви стал Харальд Калныньш (который ранее долгое время по собственной инициативе посещал общины в России), посвящённый епископом в Риге. Воссозданная церковь получила название «Немецкая Евангелическо-Лютеранская Церковь в Советском Союзе». В 1990 была создана Консистория (управляющая церковью).

  • После распада СССР в большинстве вновь образованных государств возникли формально самостоятельные лютеранские деноминации, которые однако объединились в один союз — ЕЛКРАС. Считается, что ЕЛКРАС является церковью немецкой традиции. Однако сегодня нет строгой этнической направленности, хотя некоторые общины получают официальную поддержку и финансирование из Евангелической церкви ГерманииК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2491 день]. Долгое время ЕЛКРАС не имела единого административно-духовного центра. Сегодня Духовное управление осуществляет архиепископ, с недавнего времени его обязанности исполняет Дитрих Брауэр. Центральное управление находится в Санкт-Петербурге. Административные центры в Москве и Омске.
  • В 1992 г. от Эстонской Евангелическо-Лютеранской Церкви отделилась Церковь Ингрии[9].
  • В Сибири длительное время существовала миссия Эстонской Евангелическо-Лютеранской Церкви (ЭЕЛЦ), которая в 2003-м году стала самостоятельной Сибирской Евангелическо-Лютеранской Церковью с центром в Новосибирске[10]. Это надэтническая лютеранская церковь, приходы которой расположены как в Восточной, так и Европейской частях России[11].
  • Евангелическо-Лютеранская церковь Аугсбургского исповедания (ЕЛЦАИ) — лютеранская деноминация, созданная в 2006 году (получила официальную регистрацию в 2007 году). Позиционирует себя как наднациональная церковь. Была создана после отказа Церковью Ингрии и ЕЛКРАС принимать в свой состав новые лютеранские общины, созданные на территории РФ. Многократно проявляла инициативу по объединению с другими лютеранскими церквами, заявляя, что единственная цель её создания — дать возможность юридической регистрации лютеранским общинам, не принимаемым в состав существовавших ранее церквей[12]. ЕЛЦ АИ последовательно налаживает сотрудничество с лютеранскими церквами за пределами Российской Федерации, в частности с лютеранами Германии, Швеции и Финляндии.
  • Евангелическо-лютеранская церковь «Согласие» — одна из пяти официально зарегистрированных лютеранских церквей на территории Российской Федерации. Образовалась при содействии американских миссионеров из Синода Висконсина в конце XX века. Является конфессиональной (консервативной) лютеранской церковью и входит в международную конференцию конфессиональных лютеранских церквей (CELC)[13].

Лютеранство на Украине

Первые лютеране появились на Украине ещё в XVI веке. В дальнейшем верующие данной конфессии принадлежали к имперской Церкви России (за исключением запада страны). Там, на территории, принадлежавшей до 1939 года Польше, возникла Польская лютеранская церковь, возобновившая свою деятельность во вновь образованном государстве после 1994 года. Помимо этого здесь функционирует Немецкая евангелическо-лютеранская церковь Украины (НЕЛЦУ), формально входящая в ЕЛКРАС, но на деле давно самостоятельная. Кроме того, здесь существует Синод евангелическо-лютеранских церквей Украины[14].

Распространение

Исторически лютеранство было преобладающей религией в следующих странах и регионах:

Искусство

Архитектура

В отличие от многих протестантских конфессий лютеране большое значению придавали и придают архитектуре, в результате большинство кирх — если не архитектурные шедевры, то достопримечательности населённых пунктов, в которых они находятся. Часть зданий перешла к лютеранам от католиков (правда, далеко не всегда мирным путём), затем строились здания в современных (на момент постройки) стилях — барочном, затем классическом. С конца XIX века очень активно использовался неоготический стиль, позже, в XX веке, построено большое количество церквей в стиле модерн. Само вероучение не налагает никаких ограничений на стиль церковных строений, поэтому, при наличии у заказчика средств и желания, архитектор имеет заметную свободу для творчества.

Музыка

Для лютеранских богослужебных собраний характерно хоровое исполнение гимнов (в том числе всеми собравшимися, а их может быть несколько тысяч), а также активное использование органной музыки, которая может как сопровождать пение хоралов, так и исполняться отдельно. Один из наиболее известных и плодовитых композиторов, сочинявших музыку для лютеранских собраний — Иоганн Себастьян Бах. В XX и XXI веках стали активно использоваться современные музыкальные стили, в том числе с 2004 года в Финляндии проводятся металлические мессы.

Живопись

В отличие от кальвинистов, лютеране никогда не отвергали церковную живопись, однако ей не придаётся такого сакрального смысла, как у католиков. Поскольку декору церквей вероучение не придает существенного значения, изображения в кирхах часто ограничиваются наличием заалтарной картины или мозаики, могут встречаться витражи. С другой стороны, при желании и возможностях, может быть создано сложное убранство с росписями в самых разных стилях. Так, например, богато украшены Церковь Вознесения в Иерусалиме, Мемориальная церковь Протестации в Шпайере и т. д.

Помимо росписи зданий существует портретная лютеранская живопись. Так, внешность многих деятелей Реформации известна по произведениям, созданным в том числе Альбрехтом Дюрером и Лукасом Кранахом Старшим.

Графика

Данный жанр получил развитие в том числе в связи с необходимостью иллюстрирования печатных книг, в том числе Библии. Подобная тенденция появилась уже в период Реформации, но не прекращалась и в последующие века. Например, в XIX веке немецкий художник-романтик Юлиус Шнорр фон Карольсфельд создал цикл гравюр на различные библейские сюжеты, который активно переиздаётся и по настоящее время.

Напишите отзыв о статье "Лютеранство"

Примечания

  1. [iph.ras.ru/elib/1747.html Лютеранство] — статья из Новой философской энциклопедии
  2. Герман Зассе, «На том стоим», Фонд Лютеранское наследие, Duncanville, США, 2000, ISBN 1-58712-015-1
  3. [www.svitlo.net/relig/l/luteran.shtml Свет Жизни]
  4. [www.svenskakyrkan.se/default.aspx?di=37017 Facts about the Church of Sweden]
  5. О. В. Чернышева, Ю. Д. Комаров. Церковь в скандинавских странах. — М., 1988
  6. [www.deol.ru/nature/drug/1/2nov.htm Журнал «Друг»]
  7. [www.religio.ru/arch/27Aug2001/news/1926.html Лютеранский епископ критикует Папу за запрет презервативов]
  8. [luteranstvo.info/misc/128-reformedchurch/196--1973-.html Лейенбергский конкордат]
  9. [www.hierarchy.religare.ru/h-liuter-ingerm.html Евангелическо-Лютеранская Церковь Ингрии на территории России]
  10. [lutheran.ru/pages/3 Раздел «Кто мы» на сайте СЕЛЦ]
  11. [luthers.ru/ Московский приход Благовещения СЕЛЦ]
  12. [www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=45630&cf= «Создание ЕЛЦР — это попытка противостоять натиску „либерализма“, его экспансии в российское христианство в целом» ]
  13. [www.luteranin.ru/ Евангелическо-Лютеранская Церковь «Согласие»]
  14. [selcu.com.ua/index/0-2 Синод Евангелическо Лютеранских Церквей Украины]

Литература

Ссылки

  • [reformatia.ru/category/istoriya_reformacii/%D1%80%D0%B5%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%B2-%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8/ Лютер и реформация в Германии. ]
Христианство в истории </br>
Протестантизм
Реставрационизм
Анабаптизм
Кальвинизм
Англиканство
Лютеранство
Католическая церковь
Православие
Древневосточные церкви
Ассирийская церковь
Реформация
(XVI век)
Великий раскол
(XI век)
Эфесский собор 431
Халкидонский собор 451
Раннее христианство
Уния

Изображение основных христианских учений[1][2]. Не все христианские течения показаны.

  1. [macaulay.cuny.edu/eportfolios/drabik10website/tools/religion-flow-chart/ Religion Flow Chart: Christianity]. Faiths and Freedoms: Religious Diversity in New York City. Macaulay Honors College at CUNY. Проверено 31 марта 2015.
  2. [www.waupun.k12.wi.us/Policy/other/dickhut/religions/20%20Branches%20of%20Christ.html Branches of Chrisitianity]. Waupun Area School District. Проверено 27 марта 2015.

Отрывок, характеризующий Лютеранство

– Оттого, что мне лучше реже бывать у вас… Оттого… нет, просто у меня дела.
– Отчего? нет, скажите, – решительно начала было Наташа и вдруг замолчала. Они оба испуганно и смущенно смотрели друг на друга. Он попытался усмехнуться, но не мог: улыбка его выразила страдание, и он молча поцеловал ее руку и вышел.
Пьер решил сам с собою не бывать больше у Ростовых.


Петя, после полученного им решительного отказа, ушел в свою комнату и там, запершись от всех, горько плакал. Все сделали, как будто ничего не заметили, когда он к чаю пришел молчаливый и мрачный, с заплаканными глазами.
На другой день приехал государь. Несколько человек дворовых Ростовых отпросились пойти поглядеть царя. В это утро Петя долго одевался, причесывался и устроивал воротнички так, как у больших. Он хмурился перед зеркалом, делал жесты, пожимал плечами и, наконец, никому не сказавши, надел фуражку и вышел из дома с заднего крыльца, стараясь не быть замеченным. Петя решился идти прямо к тому месту, где был государь, и прямо объяснить какому нибудь камергеру (Пете казалось, что государя всегда окружают камергеры), что он, граф Ростов, несмотря на свою молодость, желает служить отечеству, что молодость не может быть препятствием для преданности и что он готов… Петя, в то время как он собирался, приготовил много прекрасных слов, которые он скажет камергеру.
Петя рассчитывал на успех своего представления государю именно потому, что он ребенок (Петя думал даже, как все удивятся его молодости), а вместе с тем в устройстве своих воротничков, в прическе и в степенной медлительной походке он хотел представить из себя старого человека. Но чем дальше он шел, чем больше он развлекался все прибывающим и прибывающим у Кремля народом, тем больше он забывал соблюдение степенности и медлительности, свойственных взрослым людям. Подходя к Кремлю, он уже стал заботиться о том, чтобы его не затолкали, и решительно, с угрожающим видом выставил по бокам локти. Но в Троицких воротах, несмотря на всю его решительность, люди, которые, вероятно, не знали, с какой патриотической целью он шел в Кремль, так прижали его к стене, что он должен был покориться и остановиться, пока в ворота с гудящим под сводами звуком проезжали экипажи. Около Пети стояла баба с лакеем, два купца и отставной солдат. Постояв несколько времени в воротах, Петя, не дождавшись того, чтобы все экипажи проехали, прежде других хотел тронуться дальше и начал решительно работать локтями; но баба, стоявшая против него, на которую он первую направил свои локти, сердито крикнула на него:
– Что, барчук, толкаешься, видишь – все стоят. Что ж лезть то!
– Так и все полезут, – сказал лакей и, тоже начав работать локтями, затискал Петю в вонючий угол ворот.
Петя отер руками пот, покрывавший его лицо, и поправил размочившиеся от пота воротнички, которые он так хорошо, как у больших, устроил дома.
Петя чувствовал, что он имеет непрезентабельный вид, и боялся, что ежели таким он представится камергерам, то его не допустят до государя. Но оправиться и перейти в другое место не было никакой возможности от тесноты. Один из проезжавших генералов был знакомый Ростовых. Петя хотел просить его помощи, но счел, что это было бы противно мужеству. Когда все экипажи проехали, толпа хлынула и вынесла и Петю на площадь, которая была вся занята народом. Не только по площади, но на откосах, на крышах, везде был народ. Только что Петя очутился на площади, он явственно услыхал наполнявшие весь Кремль звуки колоколов и радостного народного говора.
Одно время на площади было просторнее, но вдруг все головы открылись, все бросилось еще куда то вперед. Петю сдавили так, что он не мог дышать, и все закричало: «Ура! урра! ура!Петя поднимался на цыпочки, толкался, щипался, но ничего не мог видеть, кроме народа вокруг себя.
На всех лицах было одно общее выражение умиления и восторга. Одна купчиха, стоявшая подле Пети, рыдала, и слезы текли у нее из глаз.
– Отец, ангел, батюшка! – приговаривала она, отирая пальцем слезы.
– Ура! – кричали со всех сторон. С минуту толпа простояла на одном месте; но потом опять бросилась вперед.
Петя, сам себя не помня, стиснув зубы и зверски выкатив глаза, бросился вперед, работая локтями и крича «ура!», как будто он готов был и себя и всех убить в эту минуту, но с боков его лезли точно такие же зверские лица с такими же криками «ура!».
«Так вот что такое государь! – думал Петя. – Нет, нельзя мне самому подать ему прошение, это слишком смело!Несмотря на то, он все так же отчаянно пробивался вперед, и из за спин передних ему мелькнуло пустое пространство с устланным красным сукном ходом; но в это время толпа заколебалась назад (спереди полицейские отталкивали надвинувшихся слишком близко к шествию; государь проходил из дворца в Успенский собор), и Петя неожиданно получил в бок такой удар по ребрам и так был придавлен, что вдруг в глазах его все помутилось и он потерял сознание. Когда он пришел в себя, какое то духовное лицо, с пучком седевших волос назади, в потертой синей рясе, вероятно, дьячок, одной рукой держал его под мышку, другой охранял от напиравшей толпы.
– Барчонка задавили! – говорил дьячок. – Что ж так!.. легче… задавили, задавили!
Государь прошел в Успенский собор. Толпа опять разровнялась, и дьячок вывел Петю, бледного и не дышащего, к царь пушке. Несколько лиц пожалели Петю, и вдруг вся толпа обратилась к нему, и уже вокруг него произошла давка. Те, которые стояли ближе, услуживали ему, расстегивали его сюртучок, усаживали на возвышение пушки и укоряли кого то, – тех, кто раздавил его.
– Этак до смерти раздавить можно. Что же это! Душегубство делать! Вишь, сердечный, как скатерть белый стал, – говорили голоса.
Петя скоро опомнился, краска вернулась ему в лицо, боль прошла, и за эту временную неприятность он получил место на пушке, с которой он надеялся увидать долженствующего пройти назад государя. Петя уже не думал теперь о подаче прошения. Уже только ему бы увидать его – и то он бы считал себя счастливым!
Во время службы в Успенском соборе – соединенного молебствия по случаю приезда государя и благодарственной молитвы за заключение мира с турками – толпа пораспространилась; появились покрикивающие продавцы квасу, пряников, мака, до которого был особенно охотник Петя, и послышались обыкновенные разговоры. Одна купчиха показывала свою разорванную шаль и сообщала, как дорого она была куплена; другая говорила, что нынче все шелковые материи дороги стали. Дьячок, спаситель Пети, разговаривал с чиновником о том, кто и кто служит нынче с преосвященным. Дьячок несколько раз повторял слово соборне, которого не понимал Петя. Два молодые мещанина шутили с дворовыми девушками, грызущими орехи. Все эти разговоры, в особенности шуточки с девушками, для Пети в его возрасте имевшие особенную привлекательность, все эти разговоры теперь не занимали Петю; ou сидел на своем возвышении пушки, все так же волнуясь при мысли о государе и о своей любви к нему. Совпадение чувства боли и страха, когда его сдавили, с чувством восторга еще более усилило в нем сознание важности этой минуты.
Вдруг с набережной послышались пушечные выстрелы (это стреляли в ознаменование мира с турками), и толпа стремительно бросилась к набережной – смотреть, как стреляют. Петя тоже хотел бежать туда, но дьячок, взявший под свое покровительство барчонка, не пустил его. Еще продолжались выстрелы, когда из Успенского собора выбежали офицеры, генералы, камергеры, потом уже не так поспешно вышли еще другие, опять снялись шапки с голов, и те, которые убежали смотреть пушки, бежали назад. Наконец вышли еще четверо мужчин в мундирах и лентах из дверей собора. «Ура! Ура! – опять закричала толпа.
– Который? Который? – плачущим голосом спрашивал вокруг себя Петя, но никто не отвечал ему; все были слишком увлечены, и Петя, выбрав одного из этих четырех лиц, которого он из за слез, выступивших ему от радости на глаза, не мог ясно разглядеть, сосредоточил на него весь свой восторг, хотя это был не государь, закричал «ура!неистовым голосом и решил, что завтра же, чего бы это ему ни стоило, он будет военным.
Толпа побежала за государем, проводила его до дворца и стала расходиться. Было уже поздно, и Петя ничего не ел, и пот лил с него градом; но он не уходил домой и вместе с уменьшившейся, но еще довольно большой толпой стоял перед дворцом, во время обеда государя, глядя в окна дворца, ожидая еще чего то и завидуя одинаково и сановникам, подъезжавшим к крыльцу – к обеду государя, и камер лакеям, служившим за столом и мелькавшим в окнах.
За обедом государя Валуев сказал, оглянувшись в окно:
– Народ все еще надеется увидать ваше величество.
Обед уже кончился, государь встал и, доедая бисквит, вышел на балкон. Народ, с Петей в середине, бросился к балкону.
– Ангел, отец! Ура, батюшка!.. – кричали народ и Петя, и опять бабы и некоторые мужчины послабее, в том числе и Петя, заплакали от счастия. Довольно большой обломок бисквита, который держал в руке государь, отломившись, упал на перилы балкона, с перил на землю. Ближе всех стоявший кучер в поддевке бросился к этому кусочку бисквита и схватил его. Некоторые из толпы бросились к кучеру. Заметив это, государь велел подать себе тарелку бисквитов и стал кидать бисквиты с балкона. Глаза Пети налились кровью, опасность быть задавленным еще более возбуждала его, он бросился на бисквиты. Он не знал зачем, но нужно было взять один бисквит из рук царя, и нужно было не поддаться. Он бросился и сбил с ног старушку, ловившую бисквит. Но старушка не считала себя побежденною, хотя и лежала на земле (старушка ловила бисквиты и не попадала руками). Петя коленкой отбил ее руку, схватил бисквит и, как будто боясь опоздать, опять закричал «ура!», уже охриплым голосом.
Государь ушел, и после этого большая часть народа стала расходиться.
– Вот я говорил, что еще подождать – так и вышло, – с разных сторон радостно говорили в народе.
Как ни счастлив был Петя, но ему все таки грустно было идти домой и знать, что все наслаждение этого дня кончилось. Из Кремля Петя пошел не домой, а к своему товарищу Оболенскому, которому было пятнадцать лет и который тоже поступал в полк. Вернувшись домой, он решительно и твердо объявил, что ежели его не пустят, то он убежит. И на другой день, хотя и не совсем еще сдавшись, но граф Илья Андреич поехал узнавать, как бы пристроить Петю куда нибудь побезопаснее.


15 го числа утром, на третий день после этого, у Слободского дворца стояло бесчисленное количество экипажей.
Залы были полны. В первой были дворяне в мундирах, во второй купцы с медалями, в бородах и синих кафтанах. По зале Дворянского собрания шел гул и движение. У одного большого стола, под портретом государя, сидели на стульях с высокими спинками важнейшие вельможи; но большинство дворян ходило по зале.
Все дворяне, те самые, которых каждый день видал Пьер то в клубе, то в их домах, – все были в мундирах, кто в екатерининских, кто в павловских, кто в новых александровских, кто в общем дворянском, и этот общий характер мундира придавал что то странное и фантастическое этим старым и молодым, самым разнообразным и знакомым лицам. Особенно поразительны были старики, подслеповатые, беззубые, плешивые, оплывшие желтым жиром или сморщенные, худые. Они большей частью сидели на местах и молчали, и ежели ходили и говорили, то пристроивались к кому нибудь помоложе. Так же как на лицах толпы, которую на площади видел Петя, на всех этих лицах была поразительна черта противоположности: общего ожидания чего то торжественного и обыкновенного, вчерашнего – бостонной партии, Петрушки повара, здоровья Зинаиды Дмитриевны и т. п.
Пьер, с раннего утра стянутый в неловком, сделавшемся ему узким дворянском мундире, был в залах. Он был в волнении: необыкновенное собрание не только дворянства, но и купечества – сословий, etats generaux – вызвало в нем целый ряд давно оставленных, но глубоко врезавшихся в его душе мыслей о Contrat social [Общественный договор] и французской революции. Замеченные им в воззвании слова, что государь прибудет в столицу для совещания с своим народом, утверждали его в этом взгляде. И он, полагая, что в этом смысле приближается что то важное, то, чего он ждал давно, ходил, присматривался, прислушивался к говору, но нигде не находил выражения тех мыслей, которые занимали его.
Был прочтен манифест государя, вызвавший восторг, и потом все разбрелись, разговаривая. Кроме обычных интересов, Пьер слышал толки о том, где стоять предводителям в то время, как войдет государь, когда дать бал государю, разделиться ли по уездам или всей губернией… и т. д.; но как скоро дело касалось войны и того, для чего было собрано дворянство, толки были нерешительны и неопределенны. Все больше желали слушать, чем говорить.
Один мужчина средних лет, мужественный, красивый, в отставном морском мундире, говорил в одной из зал, и около него столпились. Пьер подошел к образовавшемуся кружку около говоруна и стал прислушиваться. Граф Илья Андреич в своем екатерининском, воеводском кафтане, ходивший с приятной улыбкой между толпой, со всеми знакомый, подошел тоже к этой группе и стал слушать с своей доброй улыбкой, как он всегда слушал, в знак согласия с говорившим одобрительно кивая головой. Отставной моряк говорил очень смело; это видно было по выражению лиц, его слушавших, и по тому, что известные Пьеру за самых покорных и тихих людей неодобрительно отходили от него или противоречили. Пьер протолкался в середину кружка, прислушался и убедился, что говоривший действительно был либерал, но совсем в другом смысле, чем думал Пьер. Моряк говорил тем особенно звучным, певучим, дворянским баритоном, с приятным грассированием и сокращением согласных, тем голосом, которым покрикивают: «Чеаек, трубку!», и тому подобное. Он говорил с привычкой разгула и власти в голосе.
– Что ж, что смоляне предложили ополченцев госуаю. Разве нам смоляне указ? Ежели буародное дворянство Московской губернии найдет нужным, оно может выказать свою преданность государю импературу другими средствами. Разве мы забыли ополченье в седьмом году! Только что нажились кутейники да воры грабители…
Граф Илья Андреич, сладко улыбаясь, одобрительно кивал головой.
– И что же, разве наши ополченцы составили пользу для государства? Никакой! только разорили наши хозяйства. Лучше еще набор… а то вернется к вам ни солдат, ни мужик, и только один разврат. Дворяне не жалеют своего живота, мы сами поголовно пойдем, возьмем еще рекрут, и всем нам только клич кликни гусай (он так выговаривал государь), мы все умрем за него, – прибавил оратор одушевляясь.
Илья Андреич проглатывал слюни от удовольствия и толкал Пьера, но Пьеру захотелось также говорить. Он выдвинулся вперед, чувствуя себя одушевленным, сам не зная еще чем и сам не зная еще, что он скажет. Он только что открыл рот, чтобы говорить, как один сенатор, совершенно без зубов, с умным и сердитым лицом, стоявший близко от оратора, перебил Пьера. С видимой привычкой вести прения и держать вопросы, он заговорил тихо, но слышно:
– Я полагаю, милостивый государь, – шамкая беззубым ртом, сказал сенатор, – что мы призваны сюда не для того, чтобы обсуждать, что удобнее для государства в настоящую минуту – набор или ополчение. Мы призваны для того, чтобы отвечать на то воззвание, которым нас удостоил государь император. А судить о том, что удобнее – набор или ополчение, мы предоставим судить высшей власти…
Пьер вдруг нашел исход своему одушевлению. Он ожесточился против сенатора, вносящего эту правильность и узкость воззрений в предстоящие занятия дворянства. Пьер выступил вперед и остановил его. Он сам не знал, что он будет говорить, но начал оживленно, изредка прорываясь французскими словами и книжно выражаясь по русски.
– Извините меня, ваше превосходительство, – начал он (Пьер был хорошо знаком с этим сенатором, но считал здесь необходимым обращаться к нему официально), – хотя я не согласен с господином… (Пьер запнулся. Ему хотелось сказать mon tres honorable preopinant), [мой многоуважаемый оппонент,] – с господином… que je n'ai pas L'honneur de connaitre; [которого я не имею чести знать] но я полагаю, что сословие дворянства, кроме выражения своего сочувствия и восторга, призвано также для того, чтобы и обсудить те меры, которыми мы можем помочь отечеству. Я полагаю, – говорил он, воодушевляясь, – что государь был бы сам недоволен, ежели бы он нашел в нас только владельцев мужиков, которых мы отдаем ему, и… chair a canon [мясо для пушек], которую мы из себя делаем, но не нашел бы в нас со… со… совета.
Многие поотошли от кружка, заметив презрительную улыбку сенатора и то, что Пьер говорит вольно; только Илья Андреич был доволен речью Пьера, как он был доволен речью моряка, сенатора и вообще всегда тою речью, которую он последнею слышал.
– Я полагаю, что прежде чем обсуждать эти вопросы, – продолжал Пьер, – мы должны спросить у государя, почтительнейше просить его величество коммюникировать нам, сколько у нас войска, в каком положении находятся наши войска и армии, и тогда…