Шотландия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Шотландия
англ. и скотс Scotland
гэльск. Alba
Флаг Королевский герб
Девиз: «In My Defens God Me Defend»
«В моей защите Бог меня защищает»
Гимн: «Flower of Scotland»
Расположение Шотландии (тёмно-зелёный):
— в Европе (тёмно-серый)
— в Великобритании (светло-зелёный)


Столица Эдинбург
Крупнейшие города Глазго, Эдинбург, Абердин, Данди
Форма правления Конституционная монархия
Королева
Премьер-министр
Первый министр
Елизавета II
Тереза Мэй
Никола Старджен
Территория
• Всего
• % водной поверхн.

78 722[1] км²
3
Население
• Оценка (2014)
• Перепись (2011)
Плотность

5 347 600 [2] чел.
5 295 400 [3] чел.
67,9 чел./км²
ВВП (номинал)
  • Итого (2013)
  • На душу населения

245 267 млн[4] долл.
45 904 долл.
Названия жителей шотландец, шотландка, шотландцы
Валюта Фунт стерлингов (GBP)
Телефонный код +44
Часовой пояс UTC±0:00 (летом UTC+1:00)

Шотла́ндия (англ. и скотс Scotland, гэльск. Alba) — страна, являющаяся административно-политической частью Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии. Занимает северную часть острова Великобритания и граничит по суше с Англией. С других сторон окружена морями Атлантического океана: Северным морем на востоке, Северным проливом и Ирландским морем на западе и юго-западе. Помимо территории на основном британском острове Шотландии также принадлежат около 790 малых островов, большинство которых необитаемы[1].

Эдинбург — столица Шотландии и второй по размерам город страны после Глазго. В XVIII веке Эдинбург стал центром Шотландского Просвещения, что позволило Шотландии стать одним из важнейших коммерческих, научных и промышленных регионов Европы. Глазго — крупнейший город страны, некогда бывший одним из лидирующих промышленных городов мира[5]. Шотландии принадлежит часть вод Атлантического океана и, в частности, Северного моря, в которых имеются крупные нефтяные месторождения. Третий по размеру город страны, Абердин, носит прозвище Нефтяной и энергетической столицы Европы[6].

Шотландское королевство — независимое государство, просуществовавшее с 854 по 1707 год. В 1603 году король Шотландии Яков VI стал первым королём Англии и Ирландии из династии Стюартов. В 1707 году был подписан «Акт об унии», образовавший Королевство Великобритании[7][8], после чего был распущен Парламент Шотландии, а единый парламент начал заседать в Вестминстере.

Правовая система Шотландии осталась независимой от систем Англии и Уэльса и Северной Ирландии, таким образом, в стране применяется собственное частное и публичное право[9]. После референдума 1997 года и принятого в 1998 году Шотландского акта в 1999 году был восстановлен парламент Шотландии. 18 сентября 2014 года в стране прошёл Референдум о независимости Шотландии, по результатам которого 55,3 % голосовавших выразили желание остаться в составе Великобритании[10]. После референдума о выходе из членства в Европейском союзе 23 июня 2016 года, когда 68 % населения Шотландии проголосовало против выхода страны из ЕС (38 % проголосовало «за»), Шотландское правительство приняло решение о проведении собственной независимой внешней политики относительно вопроса сохранения членства страны в Европейском Союзе[11][12].





Этимология названия

Слово Шотландия происходит от латинского слова Scoti, обозначавшее гэлов. На поздней латыни под словом Scotia (Земля гэлов) понималась Ирландия. К XI веку под этим словом понимали часть Шотландии, находившуюся к северу от реки Форт[13]. Современную территорию страны начали называть Scotland, а людей, проживающих на её территории Scots в Позднем Средневековье[7].

География и природа

Территория Шотландии включает в себя северную треть острова Великобритания и прилегающие острова — Гебридские, Оркнейские и Шетлендские. Площадь Шотландии — 78 772 км², протяжённость береговой линии — 9 911 км. На юге граничит с Англией. Протяжённость границы от залива Солуэй-Ферт на западе до реки Туид на востоке — около 96 км. В 30 км к юго-западу от побережья расположен остров Ирландия, в 400 км к северо-востоку — Норвегия, к северу от Шотландии лежат Фарерские острова и Исландия.

Западный берег Шотландии омывает Атлантический океан, восточный — Северное море. Западное и восточное морские побережья Шотландии соединены Каледонским каналом, частью которого является известное озеро Лох-Несс.

Несмотря на весьма значительную площадь и большое количество нетронутых человеком мест, в Шотландии всего два национальных парка: Лох-Ломонд и Троссахс (площадь 1865 км², образован в 2002 году) и Кэрнгормс[en] (площадь 4528 км², образован в 2003 году).

Климат

Климат умеренный океанический. Благодаря тёплому атлантическому течению Гольфстрим температуры в Шотландии выше, чем в странах, пролегающих на той же параллели (чем, например, в Норвегии), но ниже, чем в других регионах Великобритании. Из-за неравномерного рельефа поверхности погода отличается крайней неустойчивостью. В самые холодные месяцы года — январь и февраль — средний температурный максимум составляет 5—7 °C. В самые тёплые месяцы — июль и август — 19 °C. Среднегодовое количество осадков колеблется от 3 000 мм на севере до 800 мм на юге. Для региона характерен юго-западный ветер, частые штормы на побережье и островах.

Флора и фауна

Животный мир Шотландии является типичным для северо-западной части Палеарктической экозоны, с некоторыми исключениями. В умеренном климате Шотландии в настоящее время встречаются 62 вида диких млекопитающих (в том числе: популяция диких лесных кошек, значительное количество длинномордых тюленей и тюленей обыкновенных, а также — самая северная колония дельфинов-афалин), около 250 видов птиц (таких, как тетерев-косач и белая (шотландская) куропатка, северная олуша, беркут, шотландский клёст, орланы и скопы).

Моря Шотландии являются наиболее биологически продуктивными в мире, по имеющимся оценкам общее число морских видов в них достигает 40000[14]. Холмы Дарвин (англ.) — одна из важных зон глубоководных холодноводных коралловых рифов — была открыта в 1998 году. В водах шотландских рек насчитывается около 400 генетически отличных популяций атлантического лосося[15]. В пресных водах отмечается 42 вида рыб, половина из которых появилась в результате естественной колонизации, и половина — в результате интродуцирования человеком.

Четыре вида рептилий и шесть видов амфибий являются коренными для Шотландии. Однако, помимо них, насчитывается 14 000 видов беспозвоночных (в том числе — редких видов пчёл и бабочек), так или иначе подпадающих под действие актов по защите окружающей среды. Агентства по охране окружающей среды (англ.)обеспокоены существующей угрозой для большей части фауны Шотландии, возникшей из-за изменений климата[16].

Геология

Горные породы Шотландии богаты отложениями силурийского, каменноугольного и триасового периодов. Среди ископаемых животных доминируют амфибии и беспозвоночные.

История

Ранняя история

Учёные полагают, что первые люди появились в Шотландии приблизительно 13 тысяч лет назад по мере окончания Последней ледниковой эпохи[17]. Первые здания появились приблизительно 9 500 лет назад, а постоянные поселения — 6 тысяч лет назад. К ним относится одно из хорошо сохранившихся поселений эпохи неолита — Скара-Брей, находящееся на Оркнейских островах. Другие памятники эпохи встречаются на Внешних Гебридских и Шетландских островах, это объясняется небольшим количеством растительности и необходимостью древних жителей строить свои дома из камня[18].

Римское влияние

Письменная история Шотландии начинается с римского завоевания Британии, когда были завоеваны, получили статус римских провинций и стали именоваться Британией территории современной Англии и Уэльса. Часть южной Шотландии была на недолгое время взята под непрямой контроль Рима. К северу лежали земли, свободные от римского завоевания, — Каледония, населённая пиктскими и гэльскими племенами. Согласно римскому историку Тациту, каледонцы начали «полномасштабное вооружённое сопротивление», нападая на римские легионы. Во время одного из ночных рейдов был разгромлен IX Испанский легион, спасённый от полного уничтожения кавалерийской атакой Гнея Юлия Агриколы[19].

В 83—84 годах н. э. Агрикола разбил каледонцев в Битве у Граупийских гор. Согласно Тациту, перед битвой вождь каледонцев Калгак обратился к своим воинам с речью, в которой назвал их «людьми, не знающими оков рабства»[20]. После победы римляне построили цепь фортов Гаск-Ридж, однако через три года отошли на Южно-Шотландскую возвышенность[21].

Чтобы защитить территорию Британии, в 122—126 годы римляне построили Вал Адриана[22], который стал северной границей Империи. Позже, в 144—146 годах ещё севернее, на Среднешотландской низменности был построен Вал Антонина, который был оставлен в 208 году по приказу императора Септимия Севера[22].

Хотя значительная часть Шотландии находилась под римским контролем всего около 40 лет, это оказало серьезное влияние на южную часть страны, населенную вотадинами и дамнониями. Валлийское название Yr Hen Ogledd (Древний Север) использовалось для наименования королевств, образовавшихся на территории Северной Англии и Южной Шотландии после ухода римлян[22]. Согласно записям IX и X веков, приблизительно в XI веке на территории Западной Шотландии было основано гэльское королевство Дал Риада[23][24].

Средневековье

Крупнейшим среди пиктских королевств было Фортриу, которое было известно как Alba или Scotland. Пикты несколько раз достигали наивысшего расцвета: после Битвы при Нехтансмере во время правления Бруде III (671—693) и во время правления Энгуса I[25].

Годом основания Шотландского королевства считается 843, когда Кеннет Макальпин стал королём объединённого королевства скоттов и пиктов.

В течение следующих столетий Шотландское королевство расширилось примерно до границ современной Шотландии. Во время правления Давида I Шотландия стала феодальной, в ней последовала реорганизация управления и введена система бургов. В этот период на территорию страны переселяются французские и англо-французские рыцари и церковники. Из-за этого восточные и юго-восточные территории королевства стали англоговорящими, в то время как вся остальная страна говорила на гэльском, а Оркнейские и Шетландские острова говорили на норвежском и оставались под контролем Норвежского королевства до 1468 года[26][27]. Между XII и XIV веками Шотландия входит в относительно стабильный период, во время которого были мирные отношения с Англией, развивались торговые связи с Континентом, а некоторые учёные, такие как Иоанн Дунс Скот имели влияние далеко за пределами страны.

Конец XIII века стал для Шотландии серьёзным испытанием. После смерти в 1286 году короля Александра III не осталось прямых наследников мужского пола, и королевой была объявлена Маргарет, внучка Александра III, рождённая его дочерью, вышедшей замуж за короля Норвегии Эйрика II. Король Англии Эдуард I попытался вновь обрести контроль над Шотландией, и настоял на заключении брака между его сыном, будущим королём Эдуардом II и королевой Маргарет, несмотря на её малый возраст. Но ни свадьбы, ни даже коронации Маргарет не состоялось, по дороге она простудилась и, не достигнув шотландской земли, умерла на Оркнейских островах.

Так как прямая ветвь пресеклась, в 1290 году претензии на престол страны выдвинуло сразу несколько кандидатов, в том числе Иоанн Баллиол, внук старшей дочери Давида Хантингдонского, брата королей Малькольма IV и Вильгельма I Льва, и Роберт Брюс, 5-й лорд Аннандейла, сын средней дочери Давида. Одним из претендентов был и Эдуард I, являвшийся потомком Матильды Шотландской. Но английский король, понимая свои невысокие шансы на избрание, предпочёл возглавить суд для рассмотрения «Великой Тяжбы». В 1292 году Эдуард I вынес решение в пользу Иоанна Баллиола, и 30 ноября 1292 года Иоанн был коронован королём Шотландии. В качестве благодарности за поддержку Иоанн I Баллиол признал сюзеренитет Англии[28].

Несмотря на коронацию, права Иоанна на престол отказалась признать часть шотландских баронов во главе с Робертом Брюсом, лордом Аннандейла. А Эдуард I начал обращаться с Шотландией как с вассальной территорией, вынуждая Иоанна выступать в английских судах в качестве ответчика по шотландским искам и размещая английские гарнизоны в шотландских крепостях. В целях ослабления зависимости от Англии Иоанн Баллиол в 1295 году возобновил союз с Францией и Норвегией, известный как Старый союз, и открыто выступил против Эдуарда I[28].

В ответ на эти действия Эдуард I объявил Иоанна I Баллиола мятежным вассалом. В 1296 году английская армия вторглась на территорию Шотландии и наголову разбила шотландцев в битве при Спотсмуре и относительно легко завоевала всю страну. Иоанн был пленён и подписал 10 июля 1296 года отречение от престола Шотландии, он был лишён рыцарского достоинства и гербов — от этого его последующие прозвище «Пустой плащ». На правах сюзерена отказавшегося от лена вассала, Эдуард I объявил себя королём Шотландии, в результате чего страна потеряла независимость.

Режим, установленный английскими властями, был столь жесток что уже в 1297 году шотландцы подняли восстание, которое возглавили Уильям Уоллес и Эндрю де Морей, английская армия в битве на Стерлингском мосту была разгромлена[29]. Эндрю де Морей получил в этой битве серьёзные раны и скоро скончался. Шотландия была освобождена от английских войск, а Уильям Уоллес был избран Хранителем Шотландии[29].

Эдуард I был взбешён сопротивлением шотландцев, следующее вторжение возглавил лично и в 1298 году в Фолкеркской битве разбил шотландцев[29]. Уильям Уоллес был вынужден бежать и скрываться. Позднее в 1305 году был предан шотландским рыцарем Джоном де Ментейсом, арестован англичанами, обвинён в государственной измене, которую не признал, так как не считал английского короля своим королём и 23 августа казнён в Лондоне. Его тело было разрублено на части, которые были выставлены в крупнейших городах Шотландии.

После Фолкеркской битвы сопротивление возглавили потомки претендентов на престол Шотландии во время «Великой Тяжбы» Рыжий Комин и будущий король Роберт I Брюс, остававшиеся соперниками в стремлении завладеть престолом Шотландии. Брюс устранил соперника, убив его в церкви во время встречи, и взошёл на престол как король Роберт I 25 марта 1306 года. После длительной и напряжённой войны он одержал окончательную победу над англичанами в битве при Бэннокберне в 1314 году. Войска английского короля Эдуарда II были разбиты, а сам король бежал и не слезал с коня до самой английской границы. После смерти Роберта I Брюса началась Вторая война за независимость Шотландии (1332—1357), в ходе неё Эдуард Баллиол, поддержанный королём Англии Эдуардом III, оспаривал трон у наследников Роберта I Брюса.

В процессе длительной и изнурительной войны сын Роберта I Давид II сумел отстоять свои права на престол, но умер он бездетным, и поэтому после его смерти Роберт Стюарт III, как его ближайший наследник, был 26 марта 1371 года коронован в Сконе как король Роберт II. Начался более чем трехсотлетний период правления династии Стюартов[27][30].

К концу Средневековья Шотландия была разделена на две культурные зоны: равнины, жители которых говорили на англо-шотландском языке, и горную Шотландию, население которой пользовалось гаэльским[30][31]. Галовейский гаэльский диалект сохранялся, возможно, вплоть до XVIII века в удалённых частях юго-запада страны, входивших в графство Галлоуэй. Исторически равнинная Шотландия в культурном плане была более близка к Европе. В горной же Шотландии сформировалась одна из отличительных черт региона — шотландская клановая система.

Этот период также характеризовался расцветом франко-шотландских отношений. На службе короля Франции Карла VII находился наёмный полк Шотландской гвардии (Garde Écossaise), которые, в частности, сражались против англичан на стороне Жанны д’Арк во время Столетней войны[32]. В марте 1421 года франко-шотландская армия под командованием Джона Стюарта и Гилберта де Лафайета разбили английскую армию в битве при Боже. Спустя три года в битве при Вернёе победившей стороной была уже Англия, Джон Стюарт, как и ещё от 6 до 7 тысяч солдат, погибли[33].

Раннее Новое время

В 1502 году король Шотландии Яков IV и король Англии Генрих VII подписали Договор о вечном мире, а Яков IV женился на Маргарите Тюдор. Этот брак позволил Генриху укрепить легитимность своей династии[34]. Однако десять лет спустя Яков решил нарушить Вечный мир и при поддержке Франции объявил войну Англии. 9 сентября 1513 года Яков погибает в битве при Флоддене, становясь последним шотландским монархом, погибшим в бою[35]. 6 июля 1560 года был подписан Эдинбургский договор, закончивший практически трёхсотлетнее противостояние Англии и Шотландии. В том же году под влиянием Джона Нокса шотландский парламент провозгласил запрещение католицизма и принятие протестанства как государственной религии Шотландии[36].

В 1603 году король Шотландии Яков VI унаследовал английский престол и стал королём Англии Яковом I[37]. За исключением периода существования Содружества, Шотландия оставалась отдельным государством, но вместе с тем имели место значительные конфликты между монархом и шотландскими пресвитерианами по поводу формы церковного управления. После Славной революции и свержения католика Якова VII Вильгельмом III и Марией II, Шотландия короткое время угрожала избрать собственного монарха-протестанта, но под угрозой разрыва Англией торговых и транспортных связей шотландский парламент совместно с английским в 1707 году принял «Акт об унии». В результате объединения было образовано королевство Великобритания[8].

XVIII век

После объединения с Англией и отмены таможенных тарифов, в Шотландии стала процветать торговля, в особенности с колониальной Америкой. В особенности процветали торговцы табаком из Глазго, которые носили название Лордов табака. До начала Войны за независимость США в 1776 году, Глазго был крупнейшим табачным портом в мире[38]. В то же время неравенство между жителями равнин и гор продолжало усиливаться.

Во время последней попытки восстановления династии Стюартов на престоле (1745—1746) вождём восставших был Карл-Эдуард, известный также как «Красавчик принц Чарли» или «Молодой Претендент». В июле 1745 года принц высадился в Эрискее, в Шотландии, поднял знамя отца и начал якобитское восстание. Претендента поддержали в основном представители горных кланов Шотландии. Быстро взяв без боя столицу Шотландии Эдинбург, Чарльз 21 сентября разбил при Престонпенсе единственную правительственную армию, находившуюся в Шотландии, и двинулся на юг в Англию во главе армии из 6 тысяч человек. Заняв Карлайл и дойдя до Дербишира, принц по требованию советников повернул назад, в Шотландию, так как в Англии якобитское движение массовой поддержки не вызвало.

Против него была отправлена английская армия во главе с сыном короля Вильямом Августом, герцогом Кумберлендским, которого Георг II отозвал с поля европейских сражений Войны за австрийское наследство. 16 апреля 1746 года армии встретились в сражении при Каллодене, в трёх милях к востоку от Инвернесса, в северной Шотландии. На открытой местности армия якобитов оказалась беззащитной перед мощным артиллерийским огнём Кумберленда и вскоре была рассеяна; советник принца лорд Джордж Мюррей сумел отвести остаток армии в боевой готовности в Рутвен, собираясь продолжать войну, но Карл, считая, что его предали, решил оставить восставших. Битва при Куллодене стала последним сражением на территории острова Великобритания.

После принятия «Акта об унии», Шотландского Просвещения и промышленной революции страна стала мощным европейским коммерческим, научным и индустриальным центром[39]. Следует отметить, что Шотландия во многом занимает уникальное положение в Соединённом Королевстве, что связано с историей её объединения с Англией и участием в работе общегосударственного парламента при сохранении своей административной и судебной системы. А так как административные и политические системы двух стран оставались отличными, то создавался надёжный базис сохранения национальных сил в Шотландии[40].

XIX век

В 1832 году была проведена избирательная реформа, увеличившая количество членов парламента и количество допускавшихся к голосованию граждан[41]. В середине XIX века в стране начали учащаться призывы к автономии, из-за этого был восстановлен пост министра по делам Шотландии[42].

Глазго стал одним из крупнейших городов мира и носил название «Второго города Империи» после Лондона[43]. После 1860-х годов важную роль стали играть верфи на реке Клайд, где начали производить суда на паровой тяге как для торгового так и для военного флотов. Таким образом, регион стал одним из мировых центров судостроения. Хотя развитие промышленности создавало рабочие места и обогащало людей, начали накапливаться социальные проблемы: нехватка жилья и отставание медицины привели к снижению качества жизни и увеличению смертности[44].

Считается, что Шотландское просвещение завершилось к концу XVIII века, однако шотландские учёные и писатели продолжили играть большую роль в мировой науке и литературе и в XIX веке. Шотландские физики Джеймс Максвелл и Уильям Томсон, изобретатели Джеймс Ватт и Уильям Мёрдок внесли большой вклад в развитие техники эпохи Промышленной революции[45]. Из наиболее знаменитых поэтов и писателей эпохи можно назвать Вальтера Скотта, Артура Конан Дойла, Роберта Льюиса Стивенсона, Джеймса Мэтью Барри и Джорджа Макдональда. Школа Глазго, появившаяся в XIX веке и пережившая свой расцвет в начале XX-го, занимала важное место в движениях Кельтского Возрождения, движении искусств и ремёсел и японизма, одним из знаменитых представителей Школы Глазго был Чарльз Ренни Макинтош[46].

В XIX веке начала набирать популярность культура Северо-Шотландского нагорья. Благодаря популярности Оссиана Джеймса Макферсона и романов Вальтера Скотта, по всей Европе в моду вошли килт и тартан[47]. Несмотря на это, население нагорья оставалось бедным[48]. Многие жители этого региона переселились в крупные города или уехали в Англию, Канаду, Америку и Австралию[49]. Население Шотландии росло на притяжении всего века: по переписи 1801 года 2,889 млн человек, а в 1901 — уже 4,472[50]. Даже несмотря на развитие промышленности, рабочих мест всё равно не хватало, из-за чего с 1841 по 1934 годы около 2 миллионов шотландцев иммигрировало в Америку и Австралию и около 750 тысяч — в Англию[51].

Индустриализация и урбанизация ослабили систему приходских школ. С 1830 года государство стало давать гранты на постройку школ, а с 1846 — напрямую их спонсировало. В 1872 году в Шотландии перешли на систему с бесплатными школами, финансировавшимися государством, существовавшую в Англии[52].

XX век

Шотландия сыграла важную роль в Первой мировой войне, поставляя корабли, оборудование и рыбу[53]. Около полумиллиона шотландцев отправились на войну, приблизительно четверть из них погибла, а 150 тысяч были серьёзно ранены[51]. Дуглас Хейг, шотландец по происхождению, был главнокомандующим Британскими экспедиционными силами во Франции.

В послевоенные годы последовал период экономической стагнации как городов так и аграрных регионов страны, выросла безработица[54]. Несмотря на бомбардировки Люфтваффе, в начале Второй мировой войны экономика Шотландии вновь пошла на подъем[55]. Роберт Уотсон-Уотт изобрёл радар, который поспособствовал победе в битве за Британию.

В связи с усилением международной конкуренции и неэффективной промышленности, после войны Шотландия испытала резкий спад производства[56], но в последние десятилетия происходит культурное и экономическое возрождение региона за счёт развития сферы финансовых операций, производства электроники[57] и нефте- и газодобывающего сектора[58]. Шотландия на протяжении длительного времени рассматривалась центральным правительством, как регион с низким промышленным потенциалом и замедленным развитием, что было связано с падением значения ряда старых отраслей, например угольной, текстильной отрасли, кораблестроения. Большое значение для Шотландии в переориентации экономики сыграли иностранные инвестиции в основном североамериканских и японских компаний[59].

В 1999 году были проведены выборы в Парламент Шотландии, учреждение которого было закреплено в «Шотландском акте» в 1998 году.

18 сентября 2014 года прошёл референдум о независимости Шотландии. За независимость высказалось 44,7 % проголосовавших, против — 55,3 %. Явка составила 84,59 %[60].

Население

По результатам переписи 2010 г. население Шотландии составляет 5,222 млн чел. Если бы Шотландия была независимым государством, она занимала бы 113 место по численности населения в мире. Шотландцы составляют 88 %, англичане — 7 %, ирландцы и поляки — по 50 тыс. чел., пакистанцы — 40 тыс. чел., китайцы и индийцы — по 20 тыс. чел., выходцы из Африки — 10 тыс. чел.

В XVIII—XIX вв. Шотландия была регионом массовой эмиграции, поэтому в настоящее время значительное число потомков шотландцев живёт за рубежом. В США, согласно переписи 2006 г., проживает 9,2 млн американцев шотландского и шотландско-ирландского (то есть шотландцы из Ольстера) происхождения. Однако, по разным оценкам, реальная численность потомков шотландцев в США достигает 25-30 млн чел., то есть, 8-9 % всего населения.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2664 дня] Перепись населения Канады в 2006 г. показала наличие 4,7 млн канадцев шотландского происхождения (15 % населения). К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2664 дня]Кроме того, шотландцы живут в Австралии (до 2 млн чел. или 10 %), Новой Зеландии (0,8 млн чел. или 20 %), ЮАР, Аргентине, Чили.

По данным Национальной статистической службы Великобритании (2014), 45 % населения Шотландии в возрасте от 25 до 64 лет имеют высшее и послевузовское образование, что является едва ли не самой большой долей среди всех стран мира[61].

Язык

В настоящее время в Великобритании нет официально принятого государственного языка, однако на территории Шотландии используются три языка — английский (который де-факто является главным), шотландский гэльский и англо-шотландский (скотс). Шотландский гэльский и англо-шотландский языки были официально признаны в 1992 г. Европейской хартией региональных языков и языков меньшинств, которую в 2001 г. ратифицировало правительство Великобритании.

Вероисповедание

Религия Доля населения
Церковь Шотландии 42 %
Атеисты 28 %
Католическая церковь 16 %
Другие христианские церкви 9 %
Не ответили 5 %
Ислам 0.8 %
Буддизм 0.1 %
Сикхизм 0.1 %
Иудаизм 0.1 %
Индуизм 0.1 %
Другие религии 0.5 %
Перепись 2001 года

Большинство составляют приверженцы национальной церкви Шотландии, организованной по пресвитерианскому типу. Около 16 % населения Шотландии составляют приверженцы Римско-Католической Церкви. Примерно 28 % жителей — атеисты.

Политическая структура

Законодательный орган — Парламент Шотландии (гэльск. Pàrlamaid na h-Alba), состоящий из 129 членов Парламента Шотландии (гэльск. Ball Pàrlamaid na h-Alba), избираемых населением Шотландии, одного из которых Парламент избирает Председательствующим Офицером Парламента Шотландии (гэльск. Oifigear-Riaghlaidh) и двоих — заместителями Председательствующего Офицера Парламента Шотландии.

Исполнительный орган — Правительство Шотландии (гэльск. Riaghaltas na h-Alba), состоящее из Первого министра Шотландии (гэльск. Prìomh Mhinistear na h-Alba), Заместителя Первого министра Шотландии (гэльск. Leas-Phrìomh Mhinistear na h-Alba), 8 кабинет-секретарей Шотландии и 10 министров Шотландии.

Правовая система

Высшая судебная инстанция — Верховный Суд (Supreme Courts), суды апелляционной инстанции — шерифские суды (Sheriff Court), суды первой инстанции — окружные суды (District Courts of Scotland), низшее звено судебной системы — мировые судьи (Justice of the Peace Courts)

Административное деление

Исторически административно-правовое деление Шотландии (en:Subdivisions of Scotland) включало в себя графства, области, округа, приходы, владения мормэров и другие административные единицы. Названия этих исторических областей до сих пор иногда употребляется в географических справочниках.

В 1996 г. решением Парламента Великобритании Шотландия была разделена на 32 области (муниципалитета) (англ. Council area)[62], чьи муниципальные советы отвечают за работу всех местных служб. Районные советы (англ. Community council) являются неформальными организациями, представляющими муниципалитеты.

С точки зрения Парламента Шотландии существует 73 избирательных округа и 8 регионов[63]. Для Британского Парламента существует 59 избирательных округов. Работа пожарных и полицейских служб базируется на делении Шотландии, введённом в 1975 году. У скорой помощи и почты уже давно существуют свои способы деления Шотландии на районы.

Городской статус в Шотландии подтверждается специальной патентной грамотой (en:letters patent)[64]. Всего в Шотландии насчитывается 6 городов: Абердин, Данди, Эдинбург, Глазго, Стерлинг и, с недавних пор, Инвернесс[65].

Экономика

Добыча полезных ископаемых

Начиная с 1970-х производится добыча нефти на шельфе Северного моря. По системе трубопроводов и танкерами нефть и природный газ из месторождений Северного моря и Северной Атлантики поступает в нефтяной терминал «Саллом-Во», где загружается в танкеры в порту терминала для дальнейшей транспортировки[66].

Энергетика

Шотландия является наиболее развитым в мире рынком электроэнергии, выработанной посредством волн и приливов. В Шотландии установлены самые большие приливные турбины. В 2011 году правительство Шотландии утвердило план возведения приливной электростанции в проливе Айла (Sound of Islay) между островами Айла и Джура[67].

Культура

Музыка и танцы

Из народных инструментов самый известный — волынка.

Среди шотландских танцев известны шотландские бальные танцы и сольные «хайланд».

Известным современным музыкантом и композитором шотландского происхождения является уроженец Глазго основатель и лидер рок-группы Dire Straits Марк Нопфлер, ныне занимающийся сольными проектами. Группы Nazareth, Alestorm, Mogwai, The FRATELLIS, Simple Minds, Franz Ferdinand тоже родом из Шотландии. Известная панк-группа «The Exploited» родом из Шотландии. Самой известной шотландской альтернативной группой является Primal Scream. Музыканты легендарной австралийской группы AC/DC Ангус и Малколм Янги, а также ныне покойный Бон Скотт — шотландцы по национальности и уроженцы Шотландии.

Ежегодно проводятся фестивали народной музыки «Celtic Connections» в Глазго и «Hebridean Celtic Festival» в Сторновее.

Литература

Шотландская литература имеет богатую историю. Классикой в своих жанрах являются произведения Роберта Бёрнса и Вальтера Скотта, Роберта Льюиса Стивенсона и Джеймса Хогга.

Шотландская литература включает обширный спектр литературы, написанной на английском, шотландском гэльском, скотсе, бретонском, французском, латинском и многих других языках, на которых когда-либо писали в пределах границ современной Шотландии. Самые ранние памятники литературы датируются VI-м веком и включают такие произведения как «Гододдин» (валл. Gododdin), написанный на кумбрийском (древневаллийском), и «Элегия в честь Святого Колумбы», написанная Далланом Форгайлом на среднеирландском. «Жизнь Колумбы» (Vita Columbae), написанная Адомнаном (Adomnán), девятым аббатом монастыря на Ионе, была написана на латинском языке в VII столетии. В XIII веке большое распространение в литературе получил французский язык. Спустя столетие появились первые тексты на скотсе. После XVII века усилилось влияние английского языка, хотя в южной части Шотландии бо́льшая часть населения всё ещё разговаривала на южном диалекте скотса. XVIII век стал «золотым веком» для всех литератур Шотландии, прежде всего для поэзии. Поэт и сочинитель песен Роберт Бёрнс писал на скотсе, однако, значительная часть его произведений всё же написана на английском и «облегчённом» варианте скотса, использование которого делало его работы доступными бо́льшему кругу читателей (а не только обычным шотландцам). Одновременно пережила взлёт гэльская поэзия (Александр Макдональд, Дункан Бан Макинтайр и т. д.), интерес к которой не угас по сей день во многих странах мира, в том числе в России.

Появление движения, известного под названием «кэйлъярдская школа» (англ. kailyard school) в конце XIX века возродило в литературе элементы сказок и фольклора.

Некоторые современные романисты, как например Ирвин Уэлш (знаменит, в том числе, романом «На игле» (англ. Trainspotting), который был экранизирован), пишут на понятном читателю шотландском английском, отражая уязвимые места современной шотландской культуры.

Некоторые известные шотландские писатели:

Дизайн одежды и рукоделие

Шотландия знаменита своей национальной мужской одеждой — килтом, который имеет множество расцветок (тартанов). Также в Шотландии развито рукоделие.

Национальные символы

  • Апостол Андрей считается покровителем Шотландии, согласно легенде, его мощи были перенесены в VIII веке из Константинополя в шотландский город Сент-Эндрюс. Изображения апостола, а также X-образного креста, на котором он, по преданию, был распят, служат символами Шотландии.
  • Волынка — национальный музыкальный инструмент, неофициальный символ Шотландии.
  • Герб и королевский штандарт изображают красного геральдического льва на золотом поле в окружении красной двойной каймы проросшей лилиями.
  • Гимн Шотландии, «Flower of Scotland».
  • Единорог традиционно входил во многие исторические шотландские гербы (часто в виде щитодержателя).
  • Тартан — ткань с орнаментом из горизонтальных и вертикальных полос. Из ткани с таким орнаментом шьют национальную одежду Шотландии и в частности килты, в России её называют «шотландка». Рисунок тартана закреплён за тем или иным кланом или семейством, воинским подразделением или организацией.
  • Флаг Шотландии — представляет собой изображение белого Андреевского креста на небесно-синем полотнище.
  • Цветок чертополоха является полуофициальным национальным символом Шотландии и изображается, в частности, на денежных знаках. Согласно преданию, в XIII веке прибрежные поселения скоттов страдали от набегов викингов. Однажды удалось избежать неожиданного ночного нападения благодаря тому, что викинги босиком зашли в заросли шотландского чертополоха, чем выдали себя.

Напишите отзыв о статье "Шотландия"

Примечания

  1. 1 2 [www.gov.scot/Resource/Doc/923/0010669.pdf Scotland in short] (англ.) (pdf). gov.scot (2003.02.17). Проверено 2015.12.06.
  2. [www.gro-scotland.gov.uk/files//statistics/population-estimates/midyear-2014/14mid-year-pe-cahb-publication-correction.pdf Mid-2014 Population Estimates Scotland] (англ.) (pdf). gro-scotland.gov.uk (2015.04.30). Проверено 2015.12.06.
  3. [www.gro-scotland.gov.uk/files/statistics/population-estimates/reconciliation-report/mye-reconciliation-report.pdf 2011 Census Reconciliation Report - Population] (англ.) (pdf). gro-scotland.gov.uk (2013.08.08). Проверено 2015.12.06.
  4. [www.gov.scot/Topics/Statistics/Browse/Economy Economy Statistics] (англ.). gov.scot. Проверено 2015.12.06.
  5. [glasgowcitycentre.co.uk/guides/a-quick-guide-to-glasgow/ A Quick Guide to Glasgow] (англ.). glasgowcitycentre.co.uk. Проверено 2015.12.06.
  6. [www.scottishaccommodationindex.com/aberdeenpics.htm Welcome to Aberdeen]. scottishaccommodationindex.com. Проверено 2015.12.06 lang=en.
  7. 1 2 Keay, John, Keay, July. Collins encyclopaedia of Scotland. — London: HarperCollins, 1994. — 1046 с. — ISBN 0002550822.
  8. 1 2 Mackie, J.D. A history of Scotland. — Baltimore: Penguin Books, 1964. — 406 с.
  9. J.G. Collier. [assets.cambridge.org/052178/2600/sample/0521782600ws.pdf Conflict of Laws] (англ.) (pdf). Cambridge University Press. Проверено 2015.12.06.
  10. [www.bbc.com/news/uk-scotland-scotland-politics-29255449 In maps: How close was the Scottish referendum vote?] (англ.). bbc.com. Проверено 2015.12.06.
  11. [www.bbc.com/russian/news/2016/06/160624_britain_scotland_independence Шотландия собирается провести референдум о независимости - BBC Русская служба] (ru-RU). Проверено 25 июля 2016.
  12. [www.scotsman.com/news/msps-give-nicola-sturgeon-mandate-to-hold-direct-eu-talks-1-4164489 MSPs give Nicola Sturgeon mandate to hold direct EU talks]. www.scotsman.com. Проверено 25 июля 2016.
  13. Ayto, John, Crofton, Ian. Brewer's Britain & Ireland: The History, Culture, Folklore and Etymology of 7500 Places in These Islands.. — London: Weidenfeld & Nicolson, 2005. — 1326 с. — ISBN 030435385X.
  14. [www.scotland.gov.uk/Publications/2005/03/sfifs/2 Inshore Fisheries in Scotland]. The Scottish Government. Проверено 24 августа 2008. [www.webcitation.org/65BizQjYC Архивировано из первоисточника 4 февраля 2012].
  15. [www.scotland.gov.uk/library2/doc14/saff-02.asp Protecting and Promoting Scotland's Freshwater Fish and Fisheries]. Scottish Executive. Проверено 13 января 2007. [www.webcitation.org/65Bj07iAK Архивировано из первоисточника 4 февраля 2012].
  16. See for example Johnston, I. (29.11.2006) «Sea change as plankton head north'». Edinburgh. The Scotsman. Отчет Джеймса Лавлока выражает его обеспокоенность тем, что глобальное потепление в будущем столетии «убьёт миллиарды»
  17. Moffat, Allistair. Before Scotland : the story of Scotland before history. — London: Thames & Hudson, 2005. — 352 с. — ISBN 050005133X.
  18. Pryor, Francis. Britain B.C. : life in Britain and Ireland before the Romans. — London: Harper Perennial, 2004. — 488 с. — ISBN 000712693X.
  19. [www.bbc.co.uk/scotland/history/articles/the_romans/ The Romans in Scotland] (англ.). bbc.co.uk. Проверено 2015.12.06.
  20. Публий Корнелий Тацит. [ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1346763637 Жизнеописание Юлия Агриколы] / Утченко, С.Л.. — М: Ладомир, 1993. — Т. I. — ISBN 5-86218-024-9, 5-86218-021-4.
  21. Edwards, Kevin, Ralston, Ian. Scotland after the Ice Age : an environmental and archaeological history, 8000 BC - AD 1000. — Edinburgh: Edinburgh University Press, 2003. — 336 с. — ISBN 0748617361.
  22. 1 2 3 Snyder, Christopher A. The Britons. — Malden: Buckwell Publishing, 2003. — 331 с. — ISBN 063122260X.
  23. [www.bbc.co.uk/legacies/immig_emig/scotland/western/article_5.shtml Dalriada: The Land of the First Scots] (англ.). bbc.co.uk. Проверено 2015.12.06.
  24. [global.britannica.com/topic/Scot Scot Ancient people] (англ.). britannica.com. Проверено 2015.12.06.
  25. Brown, Michelle, Ann Farr, Carol. Mercia : an Anglo-Saxon kingdom in Europe. — London ; New York: Continuum, 2003. — 386 с. — ISBN 0826477658.
  26. Whiters, Charles W.J. Gaelic in Scotland, 1698-1981 : the geographical history of a language. — Edinburgh: John Donald, 1984. — С. 16—41. — 352 с. — ISBN 0859760979.
  27. 1 2 Barrow, Geoffrey W.S. Robert Bruce and the community of the realm of Scotland. — Edinburgh: Edinburgh University Press, 1988. — 421 с. — ISBN 0852246048.
  28. 1 2 [www.nationalarchives.gov.uk/utk/scotland/conquered.htm Scotland Conquered, 1174-1296] (англ.). nationalarchives.gov.uk. Проверено 2015.12.06.
  29. 1 2 3 [www.nationalarchives.gov.uk/utk/scotland/regained.htm Scotland Regained, 1297-1328] (англ.). nationalarchives.gov.uk. Проверено 2015.12.06.
  30. 1 2 Grant, Alexander. Independence and nationhood : Scotland, 1306-1469. — Edinburgh: Edinburgh University Press, 1993. — С. 3—57. — 248 с. — ISBN 0748602739.
  31. Wormald, Jenny. Court, kirk and community : Scotland, 1470-1625. — Toronto: University of Toronto Press, 1981. — 216 с. — ISBN 0802024416.
  32. [www.educationscotland.gov.uk/scotlandshistory/medievallife/gardeecossaise/index.asp Garde Écossaise] (англ.). educationscotland.gov.uk. Проверено 2015.12.07.
  33. David, Saul. The illustrated encyclopedia of warfare : from ancient Egypt to Iraq. — New York: DK Publishing, 2012. — С. 391. — 512 с. — ISBN 9780756695484.
  34. [www.bbc.co.uk/scotland/history/articles/james_iv/ James IV, King of Scots 1488 – 1513] (англ.). bbc.co.uk. Проверено 2015.12.07.
  35. [global.britannica.com/event/Battle-of-Flodden Battle of Flodden] (англ.). britannica.com. Проверено 2015.12.07.
  36. [www.bbc.co.uk/scotland/history/articles/scottish_reformation/ The Scottish Reformation] (англ.). bbc.co.uk. Проверено 2015.12.07.
  37. Ross, David. Chronology of Scottish history. — New Lanark: Geddes & Grosset, 2002. — С. 56. — 187 с. — ISBN 1855343800.
  38. Devine, T. M. The tobacco lords : a study of the tobacco merchants of Glasgow and their trading activities, c. 1740-90. — Edinburgh: Donald, 1975. — С. 100—102. — 209 с. — ISBN 0859760103.
  39. [www.educationscotland.gov.uk/scottishenlightenment/scotland/index.asp Enlightenment Scotland] (англ.). educationscotland.gov.uk. Проверено 2015.12.07.
  40. Ерёмина Н. В. Проблема статуса Шотландии в 90-е годы XX века. Стр. 54-55.
  41. Devine, T.M., Finlay, Richard J. Scotland in the twentieth century. — Edinburgh: Edinburgh University Press, 1996. — С. 64—65. — 312 с. — ISBN 074860751X.
  42. Ferran Requejo Coll, Klaus-Jürgen Nagel. Federalism beyond federations : asymmetry and processes of resymmetrization in Europe. — Burlington: Ashgate Publishing, 2011. — С. 39. — 279 с. — ISBN 9781409409229.
  43. Driver, Felix, Gilbert, David. Imperial cities : landscape, display and identity. — Manchester; New York: Manchester University Press, 1999. — С. 215—223. — 283 с. — ISBN 0719054133.
  44. Lee, C.H. Scotland and the United Kingdom : the economy and the Union in the twentieth century. — Manchester ; New York: Manchester University Press, 1995. — С. 43. — 245 с. — ISBN 0719041007.
  45. Wills, Elspeth. Scottish firsts : a celebration of innovation and achievement. — Edinburgh: Mainstream, 2002. — 256 с. — ISBN 1840186119.
  46. Tschudi-Madsen, Stephan. The art nouveau style : a comprehensive guide with 264 illustrations. — Mineola: Dover Publications, 2002. — С. 283—284. — 488 с. — ISBN 0486417948.
  47. Sievers, Marco. The Highland myth as an invented tradition of 18th and 19th century and its significance for the image of Scotland : seminar paper. — Norderstedt: GRIN Verlag, 2005. — С. 22—25. — 27 с. — ISBN 9783638816519.
  48. Gray, Malcolm. The Highland economy, 1750-1850. — Edinburgh: Greenwood, 1976. — 280 с.
  49. Wormald, Jenny. Scotland : a history. — Oxford; New York: Oxford University Press, 2005. — 380 с. — ISBN 0198206151.
  50. Cairncross, A.K. The Scottish economy : a statistical account of Scottish life by members of the staff of Glasgow University. — Cambridge: C.U.P., 1954.
  51. 1 2 Houston, R.A., Knox, William. The new Penguin history of Scotland : from the earliest times to the present day. — London; Edinburgh: Allen Lane; National Museums of Scotland, 2001. — 572 с. — ISBN 0713991879.
  52. Devine, T.M. The Scottish nation : a history, 1700-2000. — New York: Viking, 1999. — С. 91—100. — 695 с. — ISBN 0670888117.
  53. Finlay, Modern Scotland 1914–2000 (2006), pp 1–33
  54. Finlay, Modern Scotland 1914–2000 (2006), pp 34–72
  55. Finlay, Richard J. National Identity in Crisis: Politicians, Intellectuals and the ‘End of Scotland’, 1920–1939 (англ.) // History : журнал. — 1994. — Июнь (vol. 79, no. 256). — P. 242—259. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=0018-2648&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 0018-2648].
  56. Harvie, Christopher No Gods and Precious Few Heroes (Edward Arnold, 1989) pp 54–63.
  57. [www.theguardian.com/business/2007/may/06/scottishparliament.devolution Celtic tiger burns brighter at Holyrood] (англ.). theguardian.com. Проверено 2015.12.07.
  58. [www.gov.scot/Publications/2004/04/19170/35326 NATIONAL PLANNING FRAMEWORK FOR SCOTLAND] (англ.). gov.scot. Проверено 2015.12.07.
  59. Н. В. Ерёмина Проблема статуса Шотландии в 90-е годы XX века. — С. 163—164. — СПб., 2005.
  60. [www.bbc.com/news/events/scotland-decides/results Scottish independence referendum — Results — BBC News] (англ.). bbc.com. Проверено 2015.12.07.
  61. [www.vz.ru/news/2014/6/6/690322.html ВЗГЛЯД / Названа самая образованная в Европе страна]
  62. [www.opsi.gov.uk/acts/acts1994/Ukpga_19940039_en_1.htm «Local Government etc. (Scotland) Act 1994»]
  63. [en.wikipedia.org/wiki/Scotland Шотландия в английской Википедии]
  64. [www.dca.gov.uk/constitution/city/cityhome.htm «City status»]
  65. [www.dca.gov.uk/constitution/city/citygj.htm «UK Cities»]
  66. [www.shetland.gov.uk/ports/oilterminal/ Нефтяной терминал «Саллом-Во»]
  67. [www.membrana.ru/particle/15863 Шотландия построит крупнейшую электростанцию на приливном течении]

Литература

Finlay, Richard J. Modern Scotland 1914-2000. — Trafalgar Square, 2006. — ISBN 186197308X.

Отрывок, характеризующий Шотландия

Княжна Марья сообщила Пьеру свой план о том, как она, только что приедут Ростовы, сблизится с будущей невесткой и постарается приучить к ней старого князя.


Женитьба на богатой невесте в Петербурге не удалась Борису и он с этой же целью приехал в Москву. В Москве Борис находился в нерешительности между двумя самыми богатыми невестами – Жюли и княжной Марьей. Хотя княжна Марья, несмотря на свою некрасивость, и казалась ему привлекательнее Жюли, ему почему то неловко было ухаживать за Болконской. В последнее свое свиданье с ней, в именины старого князя, на все его попытки заговорить с ней о чувствах, она отвечала ему невпопад и очевидно не слушала его.
Жюли, напротив, хотя и особенным, одной ей свойственным способом, но охотно принимала его ухаживанье.
Жюли было 27 лет. После смерти своих братьев, она стала очень богата. Она была теперь совершенно некрасива; но думала, что она не только так же хороша, но еще гораздо больше привлекательна, чем была прежде. В этом заблуждении поддерживало ее то, что во первых она стала очень богатой невестой, а во вторых то, что чем старее она становилась, тем она была безопаснее для мужчин, тем свободнее было мужчинам обращаться с нею и, не принимая на себя никаких обязательств, пользоваться ее ужинами, вечерами и оживленным обществом, собиравшимся у нее. Мужчина, который десять лет назад побоялся бы ездить каждый день в дом, где была 17 ти летняя барышня, чтобы не компрометировать ее и не связать себя, теперь ездил к ней смело каждый день и обращался с ней не как с барышней невестой, а как с знакомой, не имеющей пола.
Дом Карагиных был в эту зиму в Москве самым приятным и гостеприимным домом. Кроме званых вечеров и обедов, каждый день у Карагиных собиралось большое общество, в особенности мужчин, ужинающих в 12 м часу ночи и засиживающихся до 3 го часу. Не было бала, гулянья, театра, который бы пропускала Жюли. Туалеты ее были всегда самые модные. Но, несмотря на это, Жюли казалась разочарована во всем, говорила всякому, что она не верит ни в дружбу, ни в любовь, ни в какие радости жизни, и ожидает успокоения только там . Она усвоила себе тон девушки, понесшей великое разочарованье, девушки, как будто потерявшей любимого человека или жестоко обманутой им. Хотя ничего подобного с ней не случилось, на нее смотрели, как на такую, и сама она даже верила, что она много пострадала в жизни. Эта меланхолия, не мешавшая ей веселиться, не мешала бывавшим у нее молодым людям приятно проводить время. Каждый гость, приезжая к ним, отдавал свой долг меланхолическому настроению хозяйки и потом занимался и светскими разговорами, и танцами, и умственными играми, и турнирами буриме, которые были в моде у Карагиных. Только некоторые молодые люди, в числе которых был и Борис, более углублялись в меланхолическое настроение Жюли, и с этими молодыми людьми она имела более продолжительные и уединенные разговоры о тщете всего мирского, и им открывала свои альбомы, исписанные грустными изображениями, изречениями и стихами.
Жюли была особенно ласкова к Борису: жалела о его раннем разочаровании в жизни, предлагала ему те утешения дружбы, которые она могла предложить, сама так много пострадав в жизни, и открыла ему свой альбом. Борис нарисовал ей в альбом два дерева и написал: Arbres rustiques, vos sombres rameaux secouent sur moi les tenebres et la melancolie. [Сельские деревья, ваши темные сучья стряхивают на меня мрак и меланхолию.]
В другом месте он нарисовал гробницу и написал:
«La mort est secourable et la mort est tranquille
«Ah! contre les douleurs il n'y a pas d'autre asile».
[Смерть спасительна и смерть спокойна;
О! против страданий нет другого убежища.]
Жюли сказала, что это прелестно.
– II y a quelque chose de si ravissant dans le sourire de la melancolie, [Есть что то бесконечно обворожительное в улыбке меланхолии,] – сказала она Борису слово в слово выписанное это место из книги.
– C'est un rayon de lumiere dans l'ombre, une nuance entre la douleur et le desespoir, qui montre la consolation possible. [Это луч света в тени, оттенок между печалью и отчаянием, который указывает на возможность утешения.] – На это Борис написал ей стихи:
«Aliment de poison d'une ame trop sensible,
«Toi, sans qui le bonheur me serait impossible,
«Tendre melancolie, ah, viens me consoler,
«Viens calmer les tourments de ma sombre retraite
«Et mele une douceur secrete
«A ces pleurs, que je sens couler».
[Ядовитая пища слишком чувствительной души,
Ты, без которой счастье было бы для меня невозможно,
Нежная меланхолия, о, приди, меня утешить,
Приди, утиши муки моего мрачного уединения
И присоедини тайную сладость
К этим слезам, которых я чувствую течение.]
Жюли играла Борису нa арфе самые печальные ноктюрны. Борис читал ей вслух Бедную Лизу и не раз прерывал чтение от волнения, захватывающего его дыханье. Встречаясь в большом обществе, Жюли и Борис смотрели друг на друга как на единственных людей в мире равнодушных, понимавших один другого.
Анна Михайловна, часто ездившая к Карагиным, составляя партию матери, между тем наводила верные справки о том, что отдавалось за Жюли (отдавались оба пензенские именья и нижегородские леса). Анна Михайловна, с преданностью воле провидения и умилением, смотрела на утонченную печаль, которая связывала ее сына с богатой Жюли.
– Toujours charmante et melancolique, cette chere Julieie, [Она все так же прелестна и меланхолична, эта милая Жюли.] – говорила она дочери. – Борис говорит, что он отдыхает душой в вашем доме. Он так много понес разочарований и так чувствителен, – говорила она матери.
– Ах, мой друг, как я привязалась к Жюли последнее время, – говорила она сыну, – не могу тебе описать! Да и кто может не любить ее? Это такое неземное существо! Ах, Борис, Борис! – Она замолкала на минуту. – И как мне жалко ее maman, – продолжала она, – нынче она показывала мне отчеты и письма из Пензы (у них огромное имение) и она бедная всё сама одна: ее так обманывают!
Борис чуть заметно улыбался, слушая мать. Он кротко смеялся над ее простодушной хитростью, но выслушивал и иногда выспрашивал ее внимательно о пензенских и нижегородских имениях.
Жюли уже давно ожидала предложенья от своего меланхолического обожателя и готова была принять его; но какое то тайное чувство отвращения к ней, к ее страстному желанию выйти замуж, к ее ненатуральности, и чувство ужаса перед отречением от возможности настоящей любви еще останавливало Бориса. Срок его отпуска уже кончался. Целые дни и каждый божий день он проводил у Карагиных, и каждый день, рассуждая сам с собою, Борис говорил себе, что он завтра сделает предложение. Но в присутствии Жюли, глядя на ее красное лицо и подбородок, почти всегда осыпанный пудрой, на ее влажные глаза и на выражение лица, изъявлявшего всегдашнюю готовность из меланхолии тотчас же перейти к неестественному восторгу супружеского счастия, Борис не мог произнести решительного слова: несмотря на то, что он уже давно в воображении своем считал себя обладателем пензенских и нижегородских имений и распределял употребление с них доходов. Жюли видела нерешительность Бориса и иногда ей приходила мысль, что она противна ему; но тотчас же женское самообольщение представляло ей утешение, и она говорила себе, что он застенчив только от любви. Меланхолия ее однако начинала переходить в раздражительность, и не задолго перед отъездом Бориса, она предприняла решительный план. В то самое время как кончался срок отпуска Бориса, в Москве и, само собой разумеется, в гостиной Карагиных, появился Анатоль Курагин, и Жюли, неожиданно оставив меланхолию, стала очень весела и внимательна к Курагину.
– Mon cher, – сказала Анна Михайловна сыну, – je sais de bonne source que le Prince Basile envoie son fils a Moscou pour lui faire epouser Julieie. [Мой милый, я знаю из верных источников, что князь Василий присылает своего сына в Москву, для того чтобы женить его на Жюли.] Я так люблю Жюли, что мне жалко бы было ее. Как ты думаешь, мой друг? – сказала Анна Михайловна.
Мысль остаться в дураках и даром потерять весь этот месяц тяжелой меланхолической службы при Жюли и видеть все расписанные уже и употребленные как следует в его воображении доходы с пензенских имений в руках другого – в особенности в руках глупого Анатоля, оскорбляла Бориса. Он поехал к Карагиным с твердым намерением сделать предложение. Жюли встретила его с веселым и беззаботным видом, небрежно рассказывала о том, как ей весело было на вчерашнем бале, и спрашивала, когда он едет. Несмотря на то, что Борис приехал с намерением говорить о своей любви и потому намеревался быть нежным, он раздражительно начал говорить о женском непостоянстве: о том, как женщины легко могут переходить от грусти к радости и что у них расположение духа зависит только от того, кто за ними ухаживает. Жюли оскорбилась и сказала, что это правда, что для женщины нужно разнообразие, что всё одно и то же надоест каждому.
– Для этого я бы советовал вам… – начал было Борис, желая сказать ей колкость; но в ту же минуту ему пришла оскорбительная мысль, что он может уехать из Москвы, не достигнув своей цели и даром потеряв свои труды (чего с ним никогда ни в чем не бывало). Он остановился в середине речи, опустил глаза, чтоб не видать ее неприятно раздраженного и нерешительного лица и сказал: – Я совсем не с тем, чтобы ссориться с вами приехал сюда. Напротив… – Он взглянул на нее, чтобы увериться, можно ли продолжать. Всё раздражение ее вдруг исчезло, и беспокойные, просящие глаза были с жадным ожиданием устремлены на него. «Я всегда могу устроиться так, чтобы редко видеть ее», подумал Борис. «А дело начато и должно быть сделано!» Он вспыхнул румянцем, поднял на нее глаза и сказал ей: – «Вы знаете мои чувства к вам!» Говорить больше не нужно было: лицо Жюли сияло торжеством и самодовольством; но она заставила Бориса сказать ей всё, что говорится в таких случаях, сказать, что он любит ее, и никогда ни одну женщину не любил более ее. Она знала, что за пензенские имения и нижегородские леса она могла требовать этого и она получила то, что требовала.
Жених с невестой, не поминая более о деревьях, обсыпающих их мраком и меланхолией, делали планы о будущем устройстве блестящего дома в Петербурге, делали визиты и приготавливали всё для блестящей свадьбы.


Граф Илья Андреич в конце января с Наташей и Соней приехал в Москву. Графиня всё была нездорова, и не могла ехать, – а нельзя было ждать ее выздоровления: князя Андрея ждали в Москву каждый день; кроме того нужно было закупать приданое, нужно было продавать подмосковную и нужно было воспользоваться присутствием старого князя в Москве, чтобы представить ему его будущую невестку. Дом Ростовых в Москве был не топлен; кроме того они приехали на короткое время, графини не было с ними, а потому Илья Андреич решился остановиться в Москве у Марьи Дмитриевны Ахросимовой, давно предлагавшей графу свое гостеприимство.
Поздно вечером четыре возка Ростовых въехали во двор Марьи Дмитриевны в старой Конюшенной. Марья Дмитриевна жила одна. Дочь свою она уже выдала замуж. Сыновья ее все были на службе.
Она держалась всё так же прямо, говорила также прямо, громко и решительно всем свое мнение, и всем своим существом как будто упрекала других людей за всякие слабости, страсти и увлечения, которых возможности она не признавала. С раннего утра в куцавейке, она занималась домашним хозяйством, потом ездила: по праздникам к обедни и от обедни в остроги и тюрьмы, где у нее бывали дела, о которых она никому не говорила, а по будням, одевшись, дома принимала просителей разных сословий, которые каждый день приходили к ней, и потом обедала; за обедом сытным и вкусным всегда бывало человека три четыре гостей, после обеда делала партию в бостон; на ночь заставляла себе читать газеты и новые книги, а сама вязала. Редко она делала исключения для выездов, и ежели выезжала, то ездила только к самым важным лицам в городе.
Она еще не ложилась, когда приехали Ростовы, и в передней завизжала дверь на блоке, пропуская входивших с холода Ростовых и их прислугу. Марья Дмитриевна, с очками спущенными на нос, закинув назад голову, стояла в дверях залы и с строгим, сердитым видом смотрела на входящих. Можно бы было подумать, что она озлоблена против приезжих и сейчас выгонит их, ежели бы она не отдавала в это время заботливых приказаний людям о том, как разместить гостей и их вещи.
– Графские? – сюда неси, говорила она, указывая на чемоданы и ни с кем не здороваясь. – Барышни, сюда налево. Ну, вы что лебезите! – крикнула она на девок. – Самовар чтобы согреть! – Пополнела, похорошела, – проговорила она, притянув к себе за капор разрумянившуюся с мороза Наташу. – Фу, холодная! Да раздевайся же скорее, – крикнула она на графа, хотевшего подойти к ее руке. – Замерз, небось. Рому к чаю подать! Сонюшка, bonjour, – сказала она Соне, этим французским приветствием оттеняя свое слегка презрительное и ласковое отношение к Соне.
Когда все, раздевшись и оправившись с дороги, пришли к чаю, Марья Дмитриевна по порядку перецеловала всех.
– Душой рада, что приехали и что у меня остановились, – говорила она. – Давно пора, – сказала она, значительно взглянув на Наташу… – старик здесь и сына ждут со дня на день. Надо, надо с ним познакомиться. Ну да об этом после поговорим, – прибавила она, оглянув Соню взглядом, показывавшим, что она при ней не желает говорить об этом. – Теперь слушай, – обратилась она к графу, – завтра что же тебе надо? За кем пошлешь? Шиншина? – она загнула один палец; – плаксу Анну Михайловну? – два. Она здесь с сыном. Женится сын то! Потом Безухова чтоль? И он здесь с женой. Он от нее убежал, а она за ним прискакала. Он обедал у меня в середу. Ну, а их – она указала на барышень – завтра свожу к Иверской, а потом и к Обер Шельме заедем. Ведь, небось, всё новое делать будете? С меня не берите, нынче рукава, вот что! Намедни княжна Ирина Васильевна молодая ко мне приехала: страх глядеть, точно два боченка на руки надела. Ведь нынче, что день – новая мода. Да у тебя то у самого какие дела? – обратилась она строго к графу.
– Всё вдруг подошло, – отвечал граф. – Тряпки покупать, а тут еще покупатель на подмосковную и на дом. Уж ежели милость ваша будет, я времечко выберу, съезжу в Маринское на денек, вам девчат моих прикину.
– Хорошо, хорошо, у меня целы будут. У меня как в Опекунском совете. Я их и вывезу куда надо, и побраню, и поласкаю, – сказала Марья Дмитриевна, дотрогиваясь большой рукой до щеки любимицы и крестницы своей Наташи.
На другой день утром Марья Дмитриевна свозила барышень к Иверской и к m me Обер Шальме, которая так боялась Марьи Дмитриевны, что всегда в убыток уступала ей наряды, только бы поскорее выжить ее от себя. Марья Дмитриевна заказала почти всё приданое. Вернувшись она выгнала всех кроме Наташи из комнаты и подозвала свою любимицу к своему креслу.
– Ну теперь поговорим. Поздравляю тебя с женишком. Подцепила молодца! Я рада за тебя; и его с таких лет знаю (она указала на аршин от земли). – Наташа радостно краснела. – Я его люблю и всю семью его. Теперь слушай. Ты ведь знаешь, старик князь Николай очень не желал, чтоб сын женился. Нравный старик! Оно, разумеется, князь Андрей не дитя, и без него обойдется, да против воли в семью входить нехорошо. Надо мирно, любовно. Ты умница, сумеешь обойтись как надо. Ты добренько и умненько обойдись. Вот всё и хорошо будет.
Наташа молчала, как думала Марья Дмитриевна от застенчивости, но в сущности Наташе было неприятно, что вмешивались в ее дело любви князя Андрея, которое представлялось ей таким особенным от всех людских дел, что никто, по ее понятиям, не мог понимать его. Она любила и знала одного князя Андрея, он любил ее и должен был приехать на днях и взять ее. Больше ей ничего не нужно было.
– Ты видишь ли, я его давно знаю, и Машеньку, твою золовку, люблю. Золовки – колотовки, ну а уж эта мухи не обидит. Она меня просила ее с тобой свести. Ты завтра с отцом к ней поедешь, да приласкайся хорошенько: ты моложе ее. Как твой то приедет, а уж ты и с сестрой и с отцом знакома, и тебя полюбили. Так или нет? Ведь лучше будет?
– Лучше, – неохотно отвечала Наташа.


На другой день, по совету Марьи Дмитриевны, граф Илья Андреич поехал с Наташей к князю Николаю Андреичу. Граф с невеселым духом собирался на этот визит: в душе ему было страшно. Последнее свидание во время ополчения, когда граф в ответ на свое приглашение к обеду выслушал горячий выговор за недоставление людей, было памятно графу Илье Андреичу. Наташа, одевшись в свое лучшее платье, была напротив в самом веселом расположении духа. «Не может быть, чтобы они не полюбили меня, думала она: меня все всегда любили. И я так готова сделать для них всё, что они пожелают, так готова полюбить его – за то, что он отец, а ее за то, что она сестра, что не за что им не полюбить меня!»
Они подъехали к старому, мрачному дому на Вздвиженке и вошли в сени.
– Ну, Господи благослови, – проговорил граф, полу шутя, полу серьезно; но Наташа заметила, что отец ее заторопился, входя в переднюю, и робко, тихо спросил, дома ли князь и княжна. После доклада о их приезде между прислугой князя произошло смятение. Лакей, побежавший докладывать о них, был остановлен другим лакеем в зале и они шептали о чем то. В залу выбежала горничная девушка, и торопливо тоже говорила что то, упоминая о княжне. Наконец один старый, с сердитым видом лакей вышел и доложил Ростовым, что князь принять не может, а княжна просит к себе. Первая навстречу гостям вышла m lle Bourienne. Она особенно учтиво встретила отца с дочерью и проводила их к княжне. Княжна с взволнованным, испуганным и покрытым красными пятнами лицом выбежала, тяжело ступая, навстречу к гостям, и тщетно пытаясь казаться свободной и радушной. Наташа с первого взгляда не понравилась княжне Марье. Она ей показалась слишком нарядной, легкомысленно веселой и тщеславной. Княжна Марья не знала, что прежде, чем она увидала свою будущую невестку, она уже была дурно расположена к ней по невольной зависти к ее красоте, молодости и счастию и по ревности к любви своего брата. Кроме этого непреодолимого чувства антипатии к ней, княжна Марья в эту минуту была взволнована еще тем, что при докладе о приезде Ростовых, князь закричал, что ему их не нужно, что пусть княжна Марья принимает, если хочет, а чтоб к нему их не пускали. Княжна Марья решилась принять Ростовых, но всякую минуту боялась, как бы князь не сделал какую нибудь выходку, так как он казался очень взволнованным приездом Ростовых.
– Ну вот, я вам, княжна милая, привез мою певунью, – сказал граф, расшаркиваясь и беспокойно оглядываясь, как будто он боялся, не взойдет ли старый князь. – Уж как я рад, что вы познакомились… Жаль, жаль, что князь всё нездоров, – и сказав еще несколько общих фраз он встал. – Ежели позволите, княжна, на четверть часика вам прикинуть мою Наташу, я бы съездил, тут два шага, на Собачью Площадку, к Анне Семеновне, и заеду за ней.
Илья Андреич придумал эту дипломатическую хитрость для того, чтобы дать простор будущей золовке объясниться с своей невесткой (как он сказал это после дочери) и еще для того, чтобы избежать возможности встречи с князем, которого он боялся. Он не сказал этого дочери, но Наташа поняла этот страх и беспокойство своего отца и почувствовала себя оскорбленною. Она покраснела за своего отца, еще более рассердилась за то, что покраснела и смелым, вызывающим взглядом, говорившим про то, что она никого не боится, взглянула на княжну. Княжна сказала графу, что очень рада и просит его только пробыть подольше у Анны Семеновны, и Илья Андреич уехал.
M lle Bourienne, несмотря на беспокойные, бросаемые на нее взгляды княжны Марьи, желавшей с глазу на глаз поговорить с Наташей, не выходила из комнаты и держала твердо разговор о московских удовольствиях и театрах. Наташа была оскорблена замешательством, происшедшим в передней, беспокойством своего отца и неестественным тоном княжны, которая – ей казалось – делала милость, принимая ее. И потом всё ей было неприятно. Княжна Марья ей не нравилась. Она казалась ей очень дурной собою, притворной и сухою. Наташа вдруг нравственно съёжилась и приняла невольно такой небрежный тон, который еще более отталкивал от нее княжну Марью. После пяти минут тяжелого, притворного разговора, послышались приближающиеся быстрые шаги в туфлях. Лицо княжны Марьи выразило испуг, дверь комнаты отворилась и вошел князь в белом колпаке и халате.
– Ах, сударыня, – заговорил он, – сударыня, графиня… графиня Ростова, коли не ошибаюсь… прошу извинить, извинить… не знал, сударыня. Видит Бог не знал, что вы удостоили нас своим посещением, к дочери зашел в таком костюме. Извинить прошу… видит Бог не знал, – повторил он так не натурально, ударяя на слово Бог и так неприятно, что княжна Марья стояла, опустив глаза, не смея взглянуть ни на отца, ни на Наташу. Наташа, встав и присев, тоже не знала, что ей делать. Одна m lle Bourienne приятно улыбалась.
– Прошу извинить, прошу извинить! Видит Бог не знал, – пробурчал старик и, осмотрев с головы до ног Наташу, вышел. M lle Bourienne первая нашлась после этого появления и начала разговор про нездоровье князя. Наташа и княжна Марья молча смотрели друг на друга, и чем дольше они молча смотрели друг на друга, не высказывая того, что им нужно было высказать, тем недоброжелательнее они думали друг о друге.
Когда граф вернулся, Наташа неучтиво обрадовалась ему и заторопилась уезжать: она почти ненавидела в эту минуту эту старую сухую княжну, которая могла поставить ее в такое неловкое положение и провести с ней полчаса, ничего не сказав о князе Андрее. «Ведь я не могла же начать первая говорить о нем при этой француженке», думала Наташа. Княжна Марья между тем мучилась тем же самым. Она знала, что ей надо было сказать Наташе, но она не могла этого сделать и потому, что m lle Bourienne мешала ей, и потому, что она сама не знала, отчего ей так тяжело было начать говорить об этом браке. Когда уже граф выходил из комнаты, княжна Марья быстрыми шагами подошла к Наташе, взяла ее за руки и, тяжело вздохнув, сказала: «Постойте, мне надо…» Наташа насмешливо, сама не зная над чем, смотрела на княжну Марью.
– Милая Натали, – сказала княжна Марья, – знайте, что я рада тому, что брат нашел счастье… – Она остановилась, чувствуя, что она говорит неправду. Наташа заметила эту остановку и угадала причину ее.
– Я думаю, княжна, что теперь неудобно говорить об этом, – сказала Наташа с внешним достоинством и холодностью и с слезами, которые она чувствовала в горле.
«Что я сказала, что я сделала!» подумала она, как только вышла из комнаты.
Долго ждали в этот день Наташу к обеду. Она сидела в своей комнате и рыдала, как ребенок, сморкаясь и всхлипывая. Соня стояла над ней и целовала ее в волосы.
– Наташа, об чем ты? – говорила она. – Что тебе за дело до них? Всё пройдет, Наташа.
– Нет, ежели бы ты знала, как это обидно… точно я…
– Не говори, Наташа, ведь ты не виновата, так что тебе за дело? Поцелуй меня, – сказала Соня.
Наташа подняла голову, и в губы поцеловав свою подругу, прижала к ней свое мокрое лицо.
– Я не могу сказать, я не знаю. Никто не виноват, – говорила Наташа, – я виновата. Но всё это больно ужасно. Ах, что он не едет!…
Она с красными глазами вышла к обеду. Марья Дмитриевна, знавшая о том, как князь принял Ростовых, сделала вид, что она не замечает расстроенного лица Наташи и твердо и громко шутила за столом с графом и другими гостями.


В этот вечер Ростовы поехали в оперу, на которую Марья Дмитриевна достала билет.
Наташе не хотелось ехать, но нельзя было отказаться от ласковости Марьи Дмитриевны, исключительно для нее предназначенной. Когда она, одетая, вышла в залу, дожидаясь отца и поглядевшись в большое зеркало, увидала, что она хороша, очень хороша, ей еще более стало грустно; но грустно сладостно и любовно.
«Боже мой, ежели бы он был тут; тогда бы я не так как прежде, с какой то глупой робостью перед чем то, а по новому, просто, обняла бы его, прижалась бы к нему, заставила бы его смотреть на меня теми искательными, любопытными глазами, которыми он так часто смотрел на меня и потом заставила бы его смеяться, как он смеялся тогда, и глаза его – как я вижу эти глаза! думала Наташа. – И что мне за дело до его отца и сестры: я люблю его одного, его, его, с этим лицом и глазами, с его улыбкой, мужской и вместе детской… Нет, лучше не думать о нем, не думать, забыть, совсем забыть на это время. Я не вынесу этого ожидания, я сейчас зарыдаю», – и она отошла от зеркала, делая над собой усилия, чтоб не заплакать. – «И как может Соня так ровно, так спокойно любить Николиньку, и ждать так долго и терпеливо»! подумала она, глядя на входившую, тоже одетую, с веером в руках Соню.
«Нет, она совсем другая. Я не могу»!
Наташа чувствовала себя в эту минуту такой размягченной и разнеженной, что ей мало было любить и знать, что она любима: ей нужно теперь, сейчас нужно было обнять любимого человека и говорить и слышать от него слова любви, которыми было полно ее сердце. Пока она ехала в карете, сидя рядом с отцом, и задумчиво глядела на мелькавшие в мерзлом окне огни фонарей, она чувствовала себя еще влюбленнее и грустнее и забыла с кем и куда она едет. Попав в вереницу карет, медленно визжа колесами по снегу карета Ростовых подъехала к театру. Поспешно выскочили Наташа и Соня, подбирая платья; вышел граф, поддерживаемый лакеями, и между входившими дамами и мужчинами и продающими афиши, все трое пошли в коридор бенуара. Из за притворенных дверей уже слышались звуки музыки.
– Nathalie, vos cheveux, [Натали, твои волосы,] – прошептала Соня. Капельдинер учтиво и поспешно проскользнул перед дамами и отворил дверь ложи. Музыка ярче стала слышна в дверь, блеснули освещенные ряды лож с обнаженными плечами и руками дам, и шумящий и блестящий мундирами партер. Дама, входившая в соседний бенуар, оглянула Наташу женским, завистливым взглядом. Занавесь еще не поднималась и играли увертюру. Наташа, оправляя платье, прошла вместе с Соней и села, оглядывая освещенные ряды противуположных лож. Давно не испытанное ею ощущение того, что сотни глаз смотрят на ее обнаженные руки и шею, вдруг и приятно и неприятно охватило ее, вызывая целый рой соответствующих этому ощущению воспоминаний, желаний и волнений.
Две замечательно хорошенькие девушки, Наташа и Соня, с графом Ильей Андреичем, которого давно не видно было в Москве, обратили на себя общее внимание. Кроме того все знали смутно про сговор Наташи с князем Андреем, знали, что с тех пор Ростовы жили в деревне, и с любопытством смотрели на невесту одного из лучших женихов России.
Наташа похорошела в деревне, как все ей говорили, а в этот вечер, благодаря своему взволнованному состоянию, была особенно хороша. Она поражала полнотой жизни и красоты, в соединении с равнодушием ко всему окружающему. Ее черные глаза смотрели на толпу, никого не отыскивая, а тонкая, обнаженная выше локтя рука, облокоченная на бархатную рампу, очевидно бессознательно, в такт увертюры, сжималась и разжималась, комкая афишу.
– Посмотри, вот Аленина – говорила Соня, – с матерью кажется!
– Батюшки! Михаил Кирилыч то еще потолстел, – говорил старый граф.
– Смотрите! Анна Михайловна наша в токе какой!
– Карагины, Жюли и Борис с ними. Сейчас видно жениха с невестой. – Друбецкой сделал предложение!
– Как же, нынче узнал, – сказал Шиншин, входивший в ложу Ростовых.
Наташа посмотрела по тому направлению, по которому смотрел отец, и увидала, Жюли, которая с жемчугами на толстой красной шее (Наташа знала, обсыпанной пудрой) сидела с счастливым видом, рядом с матерью.
Позади их с улыбкой, наклоненная ухом ко рту Жюли, виднелась гладко причесанная, красивая голова Бориса. Он исподлобья смотрел на Ростовых и улыбаясь говорил что то своей невесте.
«Они говорят про нас, про меня с ним!» подумала Наташа. «И он верно успокоивает ревность ко мне своей невесты: напрасно беспокоятся! Ежели бы они знали, как мне ни до кого из них нет дела».
Сзади сидела в зеленой токе, с преданным воле Божией и счастливым, праздничным лицом, Анна Михайловна. В ложе их стояла та атмосфера – жениха с невестой, которую так знала и любила Наташа. Она отвернулась и вдруг всё, что было унизительного в ее утреннем посещении, вспомнилось ей.
«Какое право он имеет не хотеть принять меня в свое родство? Ах лучше не думать об этом, не думать до его приезда!» сказала она себе и стала оглядывать знакомые и незнакомые лица в партере. Впереди партера, в самой середине, облокотившись спиной к рампе, стоял Долохов с огромной, кверху зачесанной копной курчавых волос, в персидском костюме. Он стоял на самом виду театра, зная, что он обращает на себя внимание всей залы, так же свободно, как будто он стоял в своей комнате. Около него столпившись стояла самая блестящая молодежь Москвы, и он видимо первенствовал между ними.
Граф Илья Андреич, смеясь, подтолкнул краснеющую Соню, указывая ей на прежнего обожателя.
– Узнала? – спросил он. – И откуда он взялся, – обратился граф к Шиншину, – ведь он пропадал куда то?
– Пропадал, – отвечал Шиншин. – На Кавказе был, а там бежал, и, говорят, у какого то владетельного князя был министром в Персии, убил там брата шахова: ну с ума все и сходят московские барыни! Dolochoff le Persan, [Персианин Долохов,] да и кончено. У нас теперь нет слова без Долохова: им клянутся, на него зовут как на стерлядь, – говорил Шиншин. – Долохов, да Курагин Анатоль – всех у нас барынь с ума свели.
В соседний бенуар вошла высокая, красивая дама с огромной косой и очень оголенными, белыми, полными плечами и шеей, на которой была двойная нитка больших жемчугов, и долго усаживалась, шумя своим толстым шелковым платьем.
Наташа невольно вглядывалась в эту шею, плечи, жемчуги, прическу и любовалась красотой плеч и жемчугов. В то время как Наташа уже второй раз вглядывалась в нее, дама оглянулась и, встретившись глазами с графом Ильей Андреичем, кивнула ему головой и улыбнулась. Это была графиня Безухова, жена Пьера. Илья Андреич, знавший всех на свете, перегнувшись, заговорил с ней.
– Давно пожаловали, графиня? – заговорил он. – Приду, приду, ручку поцелую. А я вот приехал по делам и девочек своих с собой привез. Бесподобно, говорят, Семенова играет, – говорил Илья Андреич. – Граф Петр Кириллович нас никогда не забывал. Он здесь?
– Да, он хотел зайти, – сказала Элен и внимательно посмотрела на Наташу.
Граф Илья Андреич опять сел на свое место.
– Ведь хороша? – шопотом сказал он Наташе.
– Чудо! – сказала Наташа, – вот влюбиться можно! В это время зазвучали последние аккорды увертюры и застучала палочка капельмейстера. В партере прошли на места запоздавшие мужчины и поднялась занавесь.
Как только поднялась занавесь, в ложах и партере всё замолкло, и все мужчины, старые и молодые, в мундирах и фраках, все женщины в драгоценных каменьях на голом теле, с жадным любопытством устремили всё внимание на сцену. Наташа тоже стала смотреть.


На сцене были ровные доски по средине, с боков стояли крашеные картины, изображавшие деревья, позади было протянуто полотно на досках. В середине сцены сидели девицы в красных корсажах и белых юбках. Одна, очень толстая, в шелковом белом платье, сидела особо на низкой скамеечке, к которой был приклеен сзади зеленый картон. Все они пели что то. Когда они кончили свою песню, девица в белом подошла к будочке суфлера, и к ней подошел мужчина в шелковых, в обтяжку, панталонах на толстых ногах, с пером и кинжалом и стал петь и разводить руками.
Мужчина в обтянутых панталонах пропел один, потом пропела она. Потом оба замолкли, заиграла музыка, и мужчина стал перебирать пальцами руку девицы в белом платье, очевидно выжидая опять такта, чтобы начать свою партию вместе с нею. Они пропели вдвоем, и все в театре стали хлопать и кричать, а мужчина и женщина на сцене, которые изображали влюбленных, стали, улыбаясь и разводя руками, кланяться.
После деревни и в том серьезном настроении, в котором находилась Наташа, всё это было дико и удивительно ей. Она не могла следить за ходом оперы, не могла даже слышать музыку: она видела только крашеные картоны и странно наряженных мужчин и женщин, при ярком свете странно двигавшихся, говоривших и певших; она знала, что всё это должно было представлять, но всё это было так вычурно фальшиво и ненатурально, что ей становилось то совестно за актеров, то смешно на них. Она оглядывалась вокруг себя, на лица зрителей, отыскивая в них то же чувство насмешки и недоумения, которое было в ней; но все лица были внимательны к тому, что происходило на сцене и выражали притворное, как казалось Наташе, восхищение. «Должно быть это так надобно!» думала Наташа. Она попеременно оглядывалась то на эти ряды припомаженных голов в партере, то на оголенных женщин в ложах, в особенности на свою соседку Элен, которая, совершенно раздетая, с тихой и спокойной улыбкой, не спуская глаз, смотрела на сцену, ощущая яркий свет, разлитый по всей зале и теплый, толпою согретый воздух. Наташа мало по малу начинала приходить в давно не испытанное ею состояние опьянения. Она не помнила, что она и где она и что перед ней делается. Она смотрела и думала, и самые странные мысли неожиданно, без связи, мелькали в ее голове. То ей приходила мысль вскочить на рампу и пропеть ту арию, которую пела актриса, то ей хотелось зацепить веером недалеко от нее сидевшего старичка, то перегнуться к Элен и защекотать ее.
В одну из минут, когда на сцене всё затихло, ожидая начала арии, скрипнула входная дверь партера, на той стороне где была ложа Ростовых, и зазвучали шаги запоздавшего мужчины. «Вот он Курагин!» прошептал Шиншин. Графиня Безухова улыбаясь обернулась к входящему. Наташа посмотрела по направлению глаз графини Безуховой и увидала необыкновенно красивого адъютанта, с самоуверенным и вместе учтивым видом подходящего к их ложе. Это был Анатоль Курагин, которого она давно видела и заметила на петербургском бале. Он был теперь в адъютантском мундире с одной эполетой и эксельбантом. Он шел сдержанной, молодецкой походкой, которая была бы смешна, ежели бы он не был так хорош собой и ежели бы на прекрасном лице не было бы такого выражения добродушного довольства и веселия. Несмотря на то, что действие шло, он, не торопясь, слегка побрякивая шпорами и саблей, плавно и высоко неся свою надушенную красивую голову, шел по ковру коридора. Взглянув на Наташу, он подошел к сестре, положил руку в облитой перчатке на край ее ложи, тряхнул ей головой и наклонясь спросил что то, указывая на Наташу.
– Mais charmante! [Очень мила!] – сказал он, очевидно про Наташу, как не столько слышала она, сколько поняла по движению его губ. Потом он прошел в первый ряд и сел подле Долохова, дружески и небрежно толкнув локтем того Долохова, с которым так заискивающе обращались другие. Он, весело подмигнув, улыбнулся ему и уперся ногой в рампу.
– Как похожи брат с сестрой! – сказал граф. – И как хороши оба!
Шиншин вполголоса начал рассказывать графу какую то историю интриги Курагина в Москве, к которой Наташа прислушалась именно потому, что он сказал про нее charmante.
Первый акт кончился, в партере все встали, перепутались и стали ходить и выходить.
Борис пришел в ложу Ростовых, очень просто принял поздравления и, приподняв брови, с рассеянной улыбкой, передал Наташе и Соне просьбу его невесты, чтобы они были на ее свадьбе, и вышел. Наташа с веселой и кокетливой улыбкой разговаривала с ним и поздравляла с женитьбой того самого Бориса, в которого она была влюблена прежде. В том состоянии опьянения, в котором она находилась, всё казалось просто и естественно.
Голая Элен сидела подле нее и одинаково всем улыбалась; и точно так же улыбнулась Наташа Борису.
Ложа Элен наполнилась и окружилась со стороны партера самыми знатными и умными мужчинами, которые, казалось, наперерыв желали показать всем, что они знакомы с ней.
Курагин весь этот антракт стоял с Долоховым впереди у рампы, глядя на ложу Ростовых. Наташа знала, что он говорил про нее, и это доставляло ей удовольствие. Она даже повернулась так, чтобы ему виден был ее профиль, по ее понятиям, в самом выгодном положении. Перед началом второго акта в партере показалась фигура Пьера, которого еще с приезда не видали Ростовы. Лицо его было грустно, и он еще потолстел, с тех пор как его последний раз видела Наташа. Он, никого не замечая, прошел в первые ряды. Анатоль подошел к нему и стал что то говорить ему, глядя и указывая на ложу Ростовых. Пьер, увидав Наташу, оживился и поспешно, по рядам, пошел к их ложе. Подойдя к ним, он облокотился и улыбаясь долго говорил с Наташей. Во время своего разговора с Пьером, Наташа услыхала в ложе графини Безуховой мужской голос и почему то узнала, что это был Курагин. Она оглянулась и встретилась с ним глазами. Он почти улыбаясь смотрел ей прямо в глаза таким восхищенным, ласковым взглядом, что казалось странно быть от него так близко, так смотреть на него, быть так уверенной, что нравишься ему, и не быть с ним знакомой.
Во втором акте были картины, изображающие монументы и была дыра в полотне, изображающая луну, и абажуры на рампе подняли, и стали играть в басу трубы и контрабасы, и справа и слева вышло много людей в черных мантиях. Люди стали махать руками, и в руках у них было что то вроде кинжалов; потом прибежали еще какие то люди и стали тащить прочь ту девицу, которая была прежде в белом, а теперь в голубом платье. Они не утащили ее сразу, а долго с ней пели, а потом уже ее утащили, и за кулисами ударили три раза во что то металлическое, и все стали на колена и запели молитву. Несколько раз все эти действия прерывались восторженными криками зрителей.
Во время этого акта Наташа всякий раз, как взглядывала в партер, видела Анатоля Курагина, перекинувшего руку через спинку кресла и смотревшего на нее. Ей приятно было видеть, что он так пленен ею, и не приходило в голову, чтобы в этом было что нибудь дурное.
Когда второй акт кончился, графиня Безухова встала, повернулась к ложе Ростовых (грудь ее совершенно была обнажена), пальчиком в перчатке поманила к себе старого графа, и не обращая внимания на вошедших к ней в ложу, начала любезно улыбаясь говорить с ним.
– Да познакомьте же меня с вашими прелестными дочерьми, – сказала она, – весь город про них кричит, а я их не знаю.
Наташа встала и присела великолепной графине. Наташе так приятна была похвала этой блестящей красавицы, что она покраснела от удовольствия.
– Я теперь тоже хочу сделаться москвичкой, – говорила Элен. – И как вам не совестно зарыть такие перлы в деревне!
Графиня Безухая, по справедливости, имела репутацию обворожительной женщины. Она могла говорить то, чего не думала, и в особенности льстить, совершенно просто и натурально.
– Нет, милый граф, вы мне позвольте заняться вашими дочерьми. Я хоть теперь здесь не надолго. И вы тоже. Я постараюсь повеселить ваших. Я еще в Петербурге много слышала о вас, и хотела вас узнать, – сказала она Наташе с своей однообразно красивой улыбкой. – Я слышала о вас и от моего пажа – Друбецкого. Вы слышали, он женится? И от друга моего мужа – Болконского, князя Андрея Болконского, – сказала она с особенным ударением, намекая этим на то, что она знала отношения его к Наташе. – Она попросила, чтобы лучше познакомиться, позволить одной из барышень посидеть остальную часть спектакля в ее ложе, и Наташа перешла к ней.
В третьем акте был на сцене представлен дворец, в котором горело много свечей и повешены были картины, изображавшие рыцарей с бородками. В середине стояли, вероятно, царь и царица. Царь замахал правою рукою, и, видимо робея, дурно пропел что то, и сел на малиновый трон. Девица, бывшая сначала в белом, потом в голубом, теперь была одета в одной рубашке с распущенными волосами и стояла около трона. Она о чем то горестно пела, обращаясь к царице; но царь строго махнул рукой, и с боков вышли мужчины с голыми ногами и женщины с голыми ногами, и стали танцовать все вместе. Потом скрипки заиграли очень тонко и весело, одна из девиц с голыми толстыми ногами и худыми руками, отделившись от других, отошла за кулисы, поправила корсаж, вышла на середину и стала прыгать и скоро бить одной ногой о другую. Все в партере захлопали руками и закричали браво. Потом один мужчина стал в угол. В оркестре заиграли громче в цимбалы и трубы, и один этот мужчина с голыми ногами стал прыгать очень высоко и семенить ногами. (Мужчина этот был Duport, получавший 60 тысяч в год за это искусство.) Все в партере, в ложах и райке стали хлопать и кричать изо всех сил, и мужчина остановился и стал улыбаться и кланяться на все стороны. Потом танцовали еще другие, с голыми ногами, мужчины и женщины, потом опять один из царей закричал что то под музыку, и все стали петь. Но вдруг сделалась буря, в оркестре послышались хроматические гаммы и аккорды уменьшенной септимы, и все побежали и потащили опять одного из присутствующих за кулисы, и занавесь опустилась. Опять между зрителями поднялся страшный шум и треск, и все с восторженными лицами стали кричать: Дюпора! Дюпора! Дюпора! Наташа уже не находила этого странным. Она с удовольствием, радостно улыбаясь, смотрела вокруг себя.
– N'est ce pas qu'il est admirable – Duport? [Неправда ли, Дюпор восхитителен?] – сказала Элен, обращаясь к ней.
– Oh, oui, [О, да,] – отвечала Наташа.


В антракте в ложе Элен пахнуло холодом, отворилась дверь и, нагибаясь и стараясь не зацепить кого нибудь, вошел Анатоль.
– Позвольте мне вам представить брата, – беспокойно перебегая глазами с Наташи на Анатоля, сказала Элен. Наташа через голое плечо оборотила к красавцу свою хорошенькую головку и улыбнулась. Анатоль, который вблизи был так же хорош, как и издали, подсел к ней и сказал, что давно желал иметь это удовольствие, еще с Нарышкинского бала, на котором он имел удовольствие, которое не забыл, видеть ее. Курагин с женщинами был гораздо умнее и проще, чем в мужском обществе. Он говорил смело и просто, и Наташу странно и приятно поразило то, что не только не было ничего такого страшного в этом человеке, про которого так много рассказывали, но что напротив у него была самая наивная, веселая и добродушная улыбка.
Курагин спросил про впечатление спектакля и рассказал ей про то, как в прошлый спектакль Семенова играя, упала.
– А знаете, графиня, – сказал он, вдруг обращаясь к ней, как к старой давнишней знакомой, – у нас устраивается карусель в костюмах; вам бы надо участвовать в нем: будет очень весело. Все сбираются у Карагиных. Пожалуйста приезжайте, право, а? – проговорил он.
Говоря это, он не спускал улыбающихся глаз с лица, с шеи, с оголенных рук Наташи. Наташа несомненно знала, что он восхищается ею. Ей было это приятно, но почему то ей тесно и тяжело становилось от его присутствия. Когда она не смотрела на него, она чувствовала, что он смотрел на ее плечи, и она невольно перехватывала его взгляд, чтоб он уж лучше смотрел на ее глаза. Но, глядя ему в глаза, она со страхом чувствовала, что между им и ей совсем нет той преграды стыдливости, которую она всегда чувствовала между собой и другими мужчинами. Она, сама не зная как, через пять минут чувствовала себя страшно близкой к этому человеку. Когда она отворачивалась, она боялась, как бы он сзади не взял ее за голую руку, не поцеловал бы ее в шею. Они говорили о самых простых вещах и она чувствовала, что они близки, как она никогда не была с мужчиной. Наташа оглядывалась на Элен и на отца, как будто спрашивая их, что такое это значило; но Элен была занята разговором с каким то генералом и не ответила на ее взгляд, а взгляд отца ничего не сказал ей, как только то, что он всегда говорил: «весело, ну я и рад».
В одну из минут неловкого молчания, во время которых Анатоль своими выпуклыми глазами спокойно и упорно смотрел на нее, Наташа, чтобы прервать это молчание, спросила его, как ему нравится Москва. Наташа спросила и покраснела. Ей постоянно казалось, что что то неприличное она делает, говоря с ним. Анатоль улыбнулся, как бы ободряя ее.
– Сначала мне мало нравилась, потому что, что делает город приятным, ce sont les jolies femmes, [хорошенькие женщины,] не правда ли? Ну а теперь очень нравится, – сказал он, значительно глядя на нее. – Поедете на карусель, графиня? Поезжайте, – сказал он, и, протянув руку к ее букету и понижая голос, сказал: – Vous serez la plus jolie. Venez, chere comtesse, et comme gage donnez moi cette fleur. [Вы будете самая хорошенькая. Поезжайте, милая графиня, и в залог дайте мне этот цветок.]
Наташа не поняла того, что он сказал, так же как он сам, но она чувствовала, что в непонятных словах его был неприличный умысел. Она не знала, что сказать и отвернулась, как будто не слыхала того, что он сказал. Но только что она отвернулась, она подумала, что он тут сзади так близко от нее.
«Что он теперь? Он сконфужен? Рассержен? Надо поправить это?» спрашивала она сама себя. Она не могла удержаться, чтобы не оглянуться. Она прямо в глаза взглянула ему, и его близость и уверенность, и добродушная ласковость улыбки победили ее. Она улыбнулась точно так же, как и он, глядя прямо в глаза ему. И опять она с ужасом чувствовала, что между ним и ею нет никакой преграды.
Опять поднялась занавесь. Анатоль вышел из ложи, спокойный и веселый. Наташа вернулась к отцу в ложу, совершенно уже подчиненная тому миру, в котором она находилась. Всё, что происходило перед ней, уже казалось ей вполне естественным; но за то все прежние мысли ее о женихе, о княжне Марье, о деревенской жизни ни разу не пришли ей в голову, как будто всё то было давно, давно прошедшее.
В четвертом акте был какой то чорт, который пел, махая рукою до тех пор, пока не выдвинули под ним доски, и он не опустился туда. Наташа только это и видела из четвертого акта: что то волновало и мучило ее, и причиной этого волнения был Курагин, за которым она невольно следила глазами. Когда они выходили из театра, Анатоль подошел к ним, вызвал их карету и подсаживал их. Подсаживая Наташу, он пожал ей руку выше локтя. Наташа, взволнованная и красная, оглянулась на него. Он, блестя своими глазами и нежно улыбаясь, смотрел на нее.

Только приехав домой, Наташа могла ясно обдумать всё то, что с ней было, и вдруг вспомнив князя Андрея, она ужаснулась, и при всех за чаем, за который все сели после театра, громко ахнула и раскрасневшись выбежала из комнаты. – «Боже мой! Я погибла! сказала она себе. Как я могла допустить до этого?» думала она. Долго она сидела закрыв раскрасневшееся лицо руками, стараясь дать себе ясный отчет в том, что было с нею, и не могла ни понять того, что с ней было, ни того, что она чувствовала. Всё казалось ей темно, неясно и страшно. Там, в этой огромной, освещенной зале, где по мокрым доскам прыгал под музыку с голыми ногами Duport в курточке с блестками, и девицы, и старики, и голая с спокойной и гордой улыбкой Элен в восторге кричали браво, – там под тенью этой Элен, там это было всё ясно и просто; но теперь одной, самой с собой, это было непонятно. – «Что это такое? Что такое этот страх, который я испытывала к нему? Что такое эти угрызения совести, которые я испытываю теперь»? думала она.