Рига

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Город
Рига
Rīga
Флаг Герб
Страна
Латвия
Статус
город республиканского подчинения
Историческая область
Видземе
Координаты
Внутреннее деление
6 районов
Мэр
Основан
Город с
Площадь
304,05[1] км²
Высота НУМ
7 м
Тип климата
Население
641 007[2] человек (2015)
Плотность
2276.3 чел./км²
Названия жителей
рижа́не, рижа́нка, рижа́нин
Часовой пояс
Телефонный код
+371
Почтовые индексы
LV-1001 … LV-1084
Автомобильный код
LV
Код ATVK
0010000[3]
Официальный сайт
[www.riga.lv/ a.lv]
Награды
<tr><th colspan="2" style="text-align:center;">
</th></tr>
К:Населённые пункты, основанные в 1201 году

Ри́га (латыш.  Rīga [ˈriːɡa]) — столица Латвии и самый крупный город стран Прибалтики с численностью населения 641 007 человек (2015 год)[2]. Рига — политический, экономический и культурный центр страны. Находится на обоих берегах реки Даугавы, недалеко от её впадения в Рижский залив.

Рига долгое время была ганзейским городом, здесь соседствуют здания различных стилей от средневековой архитектуры старого города до модерна и современной архитектуры. Рига была одним из крупнейших портов и одним из важнейших промышленных, коммерческих и культурных центров в Российской Империи. Исторический центр города Риги внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО[4]. В 2014 году Рига стала считаться одной из культурных столиц Европы[5].





История

Основание

С 1150 г. готландские торговцы регулярно заходили в нижнее течение Западной Двины (нем. Düna) до речки Риги (нем. Riege), от которой и происходит название города. В хрониках Генриха Латвийского упомянуто озеро lacus Riga, представлявшее собой естественную гавань. В позднейшие времена эта речка была засыпана, и в настоящее время место, где она протекала, можно представить себе лишь по направлению некоторых улиц старой части города. На будущее место основания Риги неоднократно совершались миссионерские экспедиции, которые, однако, оставались безрезультатными до самого момента закладки крепости. В последнюю четверть XII в. в Ливонию устремилось значительное количество немецких торговцев, которые в основном селились в земгальской гавани в нижнем течении реки Лиелупе, примерно в 50 км к западу от Риги, где и находился важнейший торговый пункт. К 1200 г. папой римским было издано постановление, согласно которому единственным разрешённым торговым пунктом устанавливалось устье речки Риги. Вслед за тем, в 1201 г. прибывшему из Бремена епископу Альберту Буксгевдену старейшина разрешил построить в главном городе ливов каменную церковь, что для немцев и служит началом Риги. Впоследствии город стал главным в Ливонии. В первые десятилетия своего существования Рига развивалась со значительной быстротой. К 1211 году стараниями епископа был заложен Домский собор. Стремясь привлечь ещё больше колонистов из Германии (особенно торговцев), Альберт добился особой папской буллы, дающей индульгенции всем переселенцам. В 1225 г. в городе появилась выборная должность городского фогта, которую до этого исправлял сам епископ, и впервые документально упоминается Рижский совет, который был, вероятно, учреждён ещё в 1222—1223 гг. Сюда в 1257 г. из замка Икскюль была перенесена резиденция архиепископов рижских, но всё возрастающее значение для города стала иметь торговля, и в 1282 г. Рига вступила в Ганзейский союз.

Рига и Тевтонский орден

В ходе немецкой экспансии на Восток епископы поощряли поселение немцев на территориях коренного языческого населения. При этом особую поддержку военным переселенцам оказывал рыцарский орден: сначала это было Братство воинов Христа Ливонии (Орден меченосцев), которое впоследствии было присоединено к Тевтонскому (Немецкому) ордену. После изгнания крестоносцев из Палестины Тевтонский орден начал укрепляться в Восточной Европе, прежде всего, в Пруссии и Ливонии. Тевтонский орден был мощной и самостоятельной церковной организацией, которая вскоре стала конкурировать с архиепископами рижскими за влияние в регионе. Было образовано Ливонское отделение Тевтонского ордена во главе с ландмейстером, который подчинялся непосредственно великому магистру Ордена.

Многочисленные конфликты между архиепископами рижскими и Тевтонским орденом разрешались как в ходе военных действий, так и с помощью вмешательства папы римского. Епископы также пытались искать защиты в соседних странах (например, в Дании), а также у германского императора. После сражения под Нойермюленом в 1492 г. архиепископ рижский признал Тевтонский орден в качестве государства-протектора Ливонии (протекторат с 1492 по 1561 гг.), и в сражении у Смолина озера в 1502 г. они выступили уже объединённой армией.

Реформация

В 1522 году Рига присоединилась к движению Реформации, в результате чего власть архиепископов начала ослабевать. Последним архиепископом рижским был Вильгельм Бранденбург.

С началом Ливонской войны в 1558 году и после распада Ливонской конфедерации в 1561—1562 годах. Рига не поддержала решение архиепископа и Ордена присоединиться к Речи Посполитой, а добивалась статуса вольного имперского города Священной Римской империи. Вольный город Рига просуществовал почти два десятилетия. Только когда при очередном русском наступлении на город в 1581 году стало ясно, что помощи ждать неоткуда, Рига присягнула польско-литовскому королю Стефану Баторию.

40-летнее польско-литовское господство, в течение которого горожане подверглись контрреформации (что привело, в частности, к календарным беспорядкам), прекратилось с завоеванием Риги шведским королём Густавом II Адольфом в 1622 году. В Шведском королевстве Рига считалась вторым городом после Стокгольма, что было связано с её стратегическим значением для защиты интересов Швеции как Dominium maris Baltici. В ходе русско-шведской войны 1656—1658 годов Рига была подвергнута осаде, но до начала XVIII века так и оставалась в сфере влияния Швеции. В этот период город пользовался широким самоуправлением.

Присоединение к России

4 июля 1710 года в ходе Северной войны началась долгая осада города русскими войсками генерала Б. П. Шереметева. Подъём России как великой державы в регионе Балтийского моря был закреплён Ништадтским миром 1721 года. Рига стала частью Российской империи и центром Рижской губернии, в 1783—1796 годах была центром Рижского наместничества, в 1796—1918 годах — Лифляндской губернии. К концу XIX века Рига стала одним из важнейших портов России, а с 1850 по 1900 годы численность населения города увеличилась в десять раз. Несмотря на русское подданство, и городская культура, и крупное землевладение в XIX веке оставались под влиянием немецких высших слоёв. Русский язык стал официальным языком делопроизводства в городе лишь в 1891 году.

XX век

В 1881 г. более 30 % населения назвали себя прибалтийскими немцами, около 33 % — латышами, 19 % — русскими (в том числе старообрядцами), 8,5 % — евреями. В 1913 г. уже около 40 % населения являлось латышами, почти 20 % — русскими (в том числе старообрядцами), около 13 % — прибалтийскими немцами, около 7 % — евреями. Меньшую долю населения составляли жители польского происхождения.

Рост Риги был прерван Первой мировой войной. Город находился на линии фронта, поэтому для обеспечения военной экономики около 200 000 жителей (работники со своими семьями) были эвакуированы вместе с заводами в Центральную Россию. В сентябре 1917 г. город был захвачен германской армией.

После окончания войны, 18 ноября 1918 г. в оккупированной немцами Риге была провозглашена независимая Латвийская Республика. В течение 1919 г. в Риге как в столице страны располагалось три различных латвийских правительства. С 4 января по 21 мая существовала Латвийская социалистическая советская республика. После её свержения силами прибалтийских военных и германского добровольческого корпуса страной правил Андриевс Ниедра, до своей отставки 3 июля. После отхода добровольческого корпуса была восстановлена парламентская власть Карлиса Улманиса, которая смогла удержаться и после нападения на Ригу осенью 1919 г. подразделений прогерманской Западной добровольческой армии Бермондта-Авалова.

18 марта 1921 г. в Риге был подписан советско-польский мирный договор. Население продолжало делиться на латышскую, немецкую, русскую и еврейскую общины.

В 1938 г. в Риге насчитывалось 385 000 жителей, из которых лишь около 45 000 имели немецкое происхождение. С захватом национал-социалистами власти в Германии Латвии стали угрожать не только новые тенденции внешней политики СССР к возвращению бывших территорий Российской империи. В пакте Молотова — Риббентропа в августе 1939 г. две державы признали Прибалтику советской сферой влияния. 17 июня 1940 г. на улицах Риги появились советские танки, и город стал столицей Латвийской Советской Социалистической Республики.

Летом 1941 г. в ходе нападения на Советский Союз германские войска заняли Ригу. Во время германской оккупации с 1941 по 1944 гг. Рига являлась местопребыванием генерального комиссара генерального округа Латвия Отто-Генриха Дрекслера, а также штаба рейхскомиссариата Остланд, перенесённого из Каунаса.

Жители еврейского происхождения, которых в 1933 г. насчитывалось 44 000 человек, были интернированы в Рижское гетто (с 21 июля 1941 г.), убиты или депортированы в другие концентрационные лагеря. В дальнейшем заключённые перевозились в концлагерь Саласпилс, Рижский основной лагерь военнопленных 350 и его отделение 350/Z, концлагерь Рига-Кайзервальд в бывшем дачном предместье Межапаркс-Кайзервальд и его внешние лагеря, а также в концлагерь Юнгфернгоф в деревне Юмправмуйжа у железнодорожной станции Шкиротава.

В ходе боёв при наступлении вермахта в 1941 г. и его отступлении в 1944 г. Старый город Риги был серьёзно повреждён.

В послевоенной Риге находилось три советских лагеря для немецких военнопленных: № 277, 317 и 350. За тяжелобольными был организован уход в госпиталях для военнопленных № 3338 и 4379.

После восстановления независимости в 1991 году, Рига снова стала столицей суверенной Латвийской Республики.

География

Исторический центр Риги располагается в нижнем течении Даугавы, а северные пригороды находятся уже на южном берегу Рижского залива. Южные и западные окрестности города относительно слабо заселены: обширные болота и топи некогда являлись естественной защитой города. Сформировавшийся в эпоху последнего ледникового периода ландшафт Риги изобилует небольшими озёрами и ручьями, а к востоку и северу от Старого города ещё в конце XIX века простирались пустоши из песчаных дюн.

На северо-западе городской округ Рига омывается Балтийским морем, на востоке и северо-востоке граничит с Царникавским, Гаркалнским и Стопинским, на юге — с Саласпилсским, Кекавским и Олайнским, на западе — с Марупским и Бабитским краями и городом Юрмалой. В 18 км к западу от Риги находится курортно-дачная местность — Рижское Взморье.

Использование земель

  • Жилая застройка: 67 км² (21,8 %)
  • Скверы: 57,54 км² (19 %)
  • Промышленная застройка: 52,45 км² (17 %)
  • Водоёмы: 48,5 км² (15,8 %)
  • Улицы и дороги: 24,64 км² (8 %)[6]

Климат

Климат в Риге умеренно континентальный с тёплым влажным летом (средняя температура воздуха в июле 18,2 °C; среднее количество осадков — 85 мм) и снежной зимой. Зимы с частыми оттепелями (средняя температура в феврале −3 °C, оттепель наступает примерно 10 раз в месяц), однако, нередки морозы до −20 °C. Снежный покров образуется в конце декабря и сохраняется до середины февраля — начала марта. Примерно 40 % дней в году бывают облачными, количество осадков составляет 641 мм в год. Среднегодовая скорость ветра — 4 м/с. Среднегодовая влажность воздуха — 79,2 %.

Климат Риги
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Абсолютный максимум, °C 10,2 13,5 20,5 27,9 30,4 32,5 34,1 33,6 29,4 23,4 17,2 11,8 34,1
Средний максимум, °C −0,5 −0,4 4 11,1 17,3 20,3 22,9 22 16,5 10,5 4,1 0,6 10,7
Средняя температура, °C −2,7 −3 0,5 6,3 12,0 15,4 18,2 17,3 12,4 7,3 2,1 −1,5 7,0
Средний минимум, °C −5 −5,7 −2,6 2 7,1 10,9 13,7 13,0 8,7 4,6 0,1 −3,6 3,6
Абсолютный минимум, °C −33,7 −34,9 −23,3 −11,1 −5,3 −1,2 4 −0,5 −4,1 −8,7 −18,9 −31,9 −34,9
Норма осадков, мм 39 32 35 34 48 70 82 76 71 74 58 50 669
Температура воды, °C 0 0 1 5 10 17 21 23 21 15 10 5 11
Источник: [pogoda.ru.net/climate2/26422.htm Погода и климат], [svali.ru/catalog~49~26422~index.htm Туристический портал]

Административное деление

Рига официально разделена на три административных района (латыш. rajons) и три предместья (латыш. priekšpilsētas), состоящие из многочисленных микрорайонов (латыш. apkaimes).

Микрорайоны:
1. Болдерая,
2. Даугавгрива,
3. Дзирциемс,
4. Ильгюциемс,
5. Иманта,
6. Клейсты,
7. Кипсала,
8. Ритабулли,
9. Спилве,
10. Волери,
11. Засулаукс,
12. Агенскалнс.
Микрорайоны:
13. Атгазене,
14. Бебербеки,
15. Биерини,
16. Бишумуйжа,
17. Катлакалнс,
18. Мукупурвс,
19. Плескодале,
20. Салас,
21. Шампетерис,
22. Торнякалнс,
23. Зиепниеккалнс,
24. Золитуде.
  • Северный район (коричневого цвета): площадь — 77 км², население — 80 652 чел.
Микрорайоны:
25. Чиекуркалнс,
26. Яунциемс,
27. Кундзиньсала,
28. Мангальсала,
29. Межапарк,
30. Милгравис,
31. Петерсала-Андрейсала,
32. Саркандаугава,
33. Трисциемс,
34. Вецаки,
35. Вецдаугава,
36. Вецмилгравис.
  • Центральный район (красного цвета): площадь — 3 км², население — 24 547 чел. Сердце города, тут сосредоточено большинство достопримечательностей Риги, исторический район — Старая Рига, театры, музеи, деловые центры, центральный вокзал и многое другое.
Микрорайоны:
37. Старый город,
38. Центр.
  • Видземское предместье (синего цвета): площадь — 57 км², население — 172 064 чел. Часть Видземского предместья находится в историческом центре, там находятся многочисленные памятники рижского югендстиля.
Микрорайоны:
39. Берги,
40. Браса,
41. Брекши,
42. Букулты,
43. Дрейлини,
44. Югла,
45. Межциемс,
46. Пурвциемс,
47. Скансте,
48. Сужи,
49. Тейка.
Микрорайоны:
50. Авоту,
51. Дарзциемс,
52. Дарзини,
53. Гризинькалнс,
54. Кенгарагс,
55. Московский форштадт,
56. Плявниеки,
57. Румбула,
58. Шкиротава.

Население

Движение населения

Рига — самый многонаселённый город Прибалтики, однако, с 1990 г. численность её населения сильно сократилась и продолжает снижаться. Сокращение численности является следствием эмиграции русских, белорусов и украинцев в течение первых лет независимости, латышей в страны Евросоюза — в последующие годы, а также низкого коэффициента рождаемости среди всех национальностей.

По состоянию на 1 января 2015 года по данным Центрального статистического управления численность населения города составила 641 007 жителей[2] или 698 086 человек по данным Регистра жителей (Управление по делам гражданства и миграции, МВД)[7].

Численность населения с 1767 г. по настоящее время[8]:

Год Население
1767 19 500
1800 29 500
1840 60 000
1867 102 590
1881 169 329
1897 282 230
1913 472 068
1920 185 137
1925 337 699
1935 385 063
1939 347 800
Год Население
1941 335 200
1945 228 200
1950 482 300
1955 566 900
1959 580 423
1965 665 200
1970 731 831
1975 795 600
1979 835 475
1987 900 300
1989 915 106
Год Население
1990 909 135
1991 900 455
1992 889 741
1993 863 657
1994 843 552
1995 824 988
1996 810 172
1997 797 947
1998 786 612
1999 776 008
Год Население
2000 764 329
2001 756 627
2002 747 157
2003 739 232
2004 735 241
2005 731 762
2006 727 578
2007 722 485
2008 717 371
2009 713 016
Год Население
2010 706 413
2011 658 640
2012 649 853
2013 643 615
2014 643 368
2015 641 007

Графически динамика численности населения города выглядит следующим образом: <timeline> Colors=

id:barra value:blue

ImageSize = width:auto height:250 barincrement:40 PlotArea = left:10 bottom:50 top:30 right:0 Period = from:0 till:1000000 TimeAxis = orientation:vertical BarData=

 bar:1767 text:1767
 bar:1800 text:1800
 bar:1840 text:1840
 bar:1867 text:1867
 bar:1881 text:1881
 bar:1897 text:1897
 bar:1913 text:1913
 bar:1920 text:1920
 bar:1925 text:1925
 bar:1935 text:1935
 bar:1939 text:1939
 bar:1941 text:1941
 bar:1945 text:1945
 bar:1950 text:1950
 bar:1955 text:1955
 bar:1959 text:1959
 bar:1965 text:1965
 bar:1970 text:1970
 bar:1975 text:1975
 bar:1979 text:1979
 bar:1987 text:1987
 bar:1989 text:1989
 bar:1990 text:1990

PlotData=

 color:barra width:10 anchor:till align:center shift:(0,5)
 bar:1767 from:0 till:19500  text:19500
 bar:1800 from:0 till:29500  text:29500
 bar:1840 from:0 till:60000  text:60000
 bar:1867 from:0 till:102590  text:102590
 bar:1881 from:0 till:169329  text:169329
 bar:1897 from:0 till:282230  text:282230
 bar:1913 from:0 till:472068  text:472068
 bar:1920 from:0 till:185137  text:185137
 bar:1925 from:0 till:337699  text:337699
 bar:1935 from:0 till:385063  text:385063
 bar:1939 from:0 till:347800  text:347800
 bar:1941 from:0 till:335200  text:335200
 bar:1945 from:0 till:228200  text:228200
 bar:1950 from:0 till:482300  text:482300
 bar:1955 from:0 till:566900  text:566900
 bar:1959 from:0 till:580423  text:580423
 bar:1965 from:0 till:665200  text:665200
 bar:1970 from:0 till:731831  text:731831
 bar:1975 from:0 till:795600  text:795600
 bar:1979 from:0 till:835475  text:835475
 bar:1987 from:0 till:900300  text:900300
 bar:1989 from:0 till:915106  text:915106
 bar:1990 from:0 till:909135  text:909135

TextData=

 pos:(195,00)
 text:Динамика численности населения Риги с 1767 до 1990 года (чел.)

</timeline>

<timeline> Colors=

id:barra value:blue

ImageSize = width:auto height:250 barincrement:40 PlotArea = left:20 bottom:50 top:30 right:20 Period = from:0 till:1000000 TimeAxis = orientation:vertical BarData=

 bar:1989 text:1989
 bar:1991 text:1991
 bar:1993 text:1993
 bar:1995 text:1995
 bar:1997 text:1997
 bar:1999 text:1999
 bar:2000 text:2000
 bar:2001 text:2001
 bar:2002 text:2002
 bar:2003 text:2003
 bar:2004 text:2004
 bar:2005 text:2005
 bar:2006 text:2006
 bar:2007 text:2007
 bar:2008 text:2008
 bar:2009 text:2009
 bar:2010 text:2010
 bar:2011 text:2011
 bar:2012 text:2012
 bar:2013 text:2013
 bar:2014 text:2014
 bar:2015 text:2015

PlotData=

 color:barra width:10 anchor:till align:center shift:(0,5)
 bar:1989 from:0 till:915106  text:915106
 bar:1991 from:0 till:900455 text:900455
 bar:1993 from:0 till:863657 text:863657
 bar:1995 from:0 till:824988 text:824988
 bar:1997 from:0 till:797947 text:797947
 bar:1999 from:0 till:776008 text:776008
 bar:2000 from:0 till:764329 text:764329
 bar:2001 from:0 till:756627 text:756627
 bar:2002 from:0 till:747157 text:747157
 bar:2003 from:0 till:739232 text:739232
 bar:2004 from:0 till:735241 text:735241
 bar:2005 from:0 till:731762 text:731762
 bar:2006 from:0 till:727578 text:727578
 bar:2007 from:0 till:722485 text:722485
 bar:2008 from:0 till:717371 text:717371
 bar:2009 from:0 till:713016 text:713016
 bar:2010 from:0 till:706413 text:706413
 bar:2011 from:0 till:658640 text:658640
 bar:2012 from:0 till:649853 text:649853
 bar:2013 from:0 till:643615 text:643615
 bar:2014 from:0 till:643368 text:643368
 bar:2015 from:0 till:641007 text:641007

TextData=

 pos:(195,00)
 text:Динамика численности населения Риги с 1989 до 2015 гг. (чел.)

</timeline>

Национальный состав

В Риге проживают в основном латыши (46,3 %, перепись 2011) и русские (40,2 %), а также белорусы (3,9 %), украинцы (3,5 %), поляки (1,9 %) и др.

Национальный состав населения города по переписям населения 1989, 2000 и 2011 годов[9][10][11][12][13], а также по оценке на начало 2015 года[14]:

национальность чел.
(1989)
 % чел.
(2000)
 % чел.
(2011)
 % чел.
(2015)
 %
всего 910455 100,00 % 764329 100,00 % 658640 100,00 % 641007 100,00 %
латыши 331934 36,46 % 313368 41,00 % 305117 46,33 % 294335 45,92 %
в том числе латгальцы[15] 29393 4,46 %
русские 430555 47,29 % 335431 43,89 % 264808 40,21 % 243546 37,99 %
белорусы 43631 4,79 % 35791 4,68 % 25535 3,88 % 25230 3,94 %
украинцы 43641 4,79 % 31899 4,17 % 22737 3,45 % 22239 3,47 %
поляки 16653 1,83 % 15980 2,09 % 12208 1,85 % 11842 1,85 %
литовцы 7012 0,77 % 6530 0,85 % 5450 0,83 % 5357 0,84 %
евреи 18812 2,07 % 8254 1,08 % 4810 0,73 %
ливы 87 0,01 %
другие 18217 2,00 % 17076 2,23 % 17888 2,72 % 38458 6,00 %

На референдуме 2012 года 61,6 % от проголосовавших в Риге[16] высказалось против придания русскому языку статуса второго официального (общенациональная доля «против» — 74,8 %). Интересно отметить, что русскоязычное население проживает больше в микрорайонах, построенных в советское время, а латыши — ближе к центру города. К примеру, наибольший удельный вес латышей — в Центральном районе Риги (60,9 % населения), а наименьший — в Курземском (36,4 %).

Национальный состав населения Риги по родному языку (перепись 1897 года):[17]

национальность чел.
(1897)
 %
всего 282 230 100,00 %
латыши 127 046 45,02 %
немцы 67 286 23,84 %
великорусы 44 452 15,75 %
евреи 16 922 6,00 %
поляки 13 415 4,75 %
литовцы 6 362 2,25 %
эстонцы 3 702 1,31 %
белорусы 730 0,26 %

Языки

Распределение населения по преимущественно используемому дома языку согласно переписи 2011 года[13][18]

Язык Численность % % от указавших
Русский 326478 49,57 % 55,80 %
Латышский 254188 38,59 % 43,44 %
в том числе латгальский[13] 29393 4,46 % 5,02 %
Украинский 702 0,11 % 0,12 %
Литовский 563 0,09 % 0,10 %
Польский 496 0,08 % 0,08 %
Белорусский 227 0,03 % 0,04 %
Иной 2477 0,38 % 0,42 %
Указан 585131 88,84 % 100,00 %
Не указан 73509 11,16 %
Всего 658640 100,00 %

Динамика языкового состава населения рижан с 1867 по 1930 гг., а также в 2011 году по их родному или разговорному языку представлен в следующей таблице[18][19][20]:

Язык 1867 1881 1897 1913 1930 2011
русский 25 772 (25,1 %) 31 976 (18,9 %) 43 338 (16,9 %) 99 985 (21,2 %) 29 696 (7,86 %) 326 478 (49,57 %)
латышский 24 199 (23,6 %) 49 974 (29,5 %) 106 541 (41,6 %) 187 135 (39,6 %) 227 842 (60,29 %) 254 188 (38,59 %)
немецкий 43 980 (42,9 %) 66 775 (39,4 %) 65 332 (25,5 %) 78 656 (16,7 %) 44 105 (11,67 %)
идиш 5254 (5,1 %) 14 222 (8,4 %) 16 521 (6,5 %) 21 231 (4,5 %) 42 328 (11,2 %)
эстонский 872 (0,9 %) 1565 (0,9 %) 3532 (1,4 %) 6721 (1,4 %) 2443 (0,65 %)
литовский 5853 (2,3 %) 25 824 (5,5 %) 6817 (1,8 %) 563 (0,09 %)
польский 12 869 (5 %) 35 621 (7,5 %) 16 574 (4,39 %) 496 (0,08 %)
прочие* 2513 (2,4 %) 4048 (2,4 %) 1772 (0,7 %) 16 895 (3,6 %) 8112 (2,14 %) 3406 (0,52 %)
нет данных 769 (0,5 %) 130 (0,1 %) 73 509 (11,16 %)
Всего 102 590 (100 %) 169 329 (100 %) 255 879 (100 %) 472 068 (100 %) 377 917 (100 %) 658 640 (100 %)

*В данных за 1881 г. польско- и литовскоговорящие жители включены в эту группу.

Управление и политика

В Риге находится резиденция Президента, парламент — Сейм (латыш. Saeima), министерства, Верховный Суд (латыш. Latvijas Republikas Augstākā tiesa), а также многочисленные дипломатические миссии.

Администрация города занимает здание ратуши на Ратушной площади (латыш. Rātslaukums в Старом городе. Городская Дума насчитывает 60 депутатов, которые избираются каждые четыре года, и из их числа назначается её председатель (мэр Риги). В 2009 г. Нил Ушаков стал первым этническим русским на посту мэра, повторно избран в 2013 году.

После выборов 2013 года в Рижской Думе образовано четыре фракции: [www.saskanascentrs.lv/ru/ Центр согласия] (ЦС), [www.vienotiba.lv/ Единство], [www.godskalpotrigai.lv/ Честь служить Риге!] (латыш. Gods kalpot Rīgai!, ЧСР) и [www.nacionalaapvieniba.lv/l/ru/ Все — Латвии!/Отечеству и Свободе/ДННЛ]. Правящую коалицию составляют фракции Центр Согласия и ЧСР с большинством в 38 депутатов из 60.

Экономика

Рига — наиболее экономически развитый район и крупнейший промышленный центр страны. В Риге осуществляют деятельность 60 % латвийских предприятий и работает более 50 % трудоспособного населения. Прежде всего, можно выделить пищевую промышленность, а также деревообрабатывающую, текстильную, химическую и фармацевтическую промышленность. Возрастает объём иностранных инвестиций, привлекаемых Ригой, что делает город важным местом проведения профильных выставок в Прибалтике[21].

Почти все крупнейшие предприятия Латвии базируются в Риге, в том числе государственная энергосбытовая компания Latvenergo, газовая монополия Latvijas Gāze, железнодорожная компания Latvijas dzelzceļš, государственное почтовое предприятие Latvijas Pasts, операторы мобильной связи Latvijas Mobilais Telefons (LMT), TELE2, Bite Latvija и авиакомпания airBaltic.

Единственная фондовая биржа страны NASDAQ OMX Riga также располагается в столице. Почти все важные латвийские финансовые учреждения находятся в Риге, в том числе Банк Латвии, который является центральным банком страны. Членство в Евросоюзе позволило Латвии заметно расширить торговые связи с европейскими государствами, особенно с Германией, Швецией и Великобританией. Россия остаётся традиционным торговым партнером Латвии.

Туризм — важный источник доходов города, 90 % туристов, посещающих Латвию, направляются именно в Ригу.

Транспорт

Рига — важный международный транспортный узел в регионе Балтийского моря (транспортные потоки между Скандинавией и Восточной Европой, Финляндией и Центральной Европой по европейскому маршруту 67 — «Via Baltica», а также между странами Прибалтики). Важнейшими транспортными воротами города является железнодорожный вокзал (латыш. Rīgas dzelzceļa stacija), откуда отправляются поезда в Москву и Санкт-Петербург (Россия), Минск (Беларусь), Каунас и Вильнюс (Литва, через Rail Baltica). Железнодорожный мост — старейший из сохранившихся мостов в Риге, который также является единственным железнодорожным мостом через Двину в пределах города.

Кроме того, функционирует Рижский международный автовокзал (латыш. Rīgas starptautiskā autoosta), который обеспечивает пригородное и международное автобусное сообщение с соседними странами и большинством стран Европейского союза.

Аэропорт Рига (латыш. Starptautiskā lidosta «Rīga») — важнейший и крупнейший аэропорт Прибалтики, построенный в 1973 году и предлагающий рейсы по 82 направлениям. Ежегодное число пассажиров выросло с 310 000 в 1993 году до более чем 4 миллионов в 2009 году при проектном пассажиропотоке в 2,5 миллиона человек в год, в связи с чем в airBaltic были запланированы работы по строительству нового терминала стоимостью 92 миллиона евро.

Рижский пассажирский порт (латыш. Rīgas Pasažieru termināls) осуществляет сообщение со Скандинавией и Северной Германией.

Центральный узел сети автодорог Латвии расположен в Риге. Каменный мост соединяет Старый город и Задвинье. Островной мост соединяет Московский форштадт с Задвиньем через остров Закюсала, а Вантовый мост соединяет Старый город с Задвиньем через Кипсалу. В 2008 году был завершён и открыт для движения первый этап нового Южного моста через Даугаву. Строительство Южного моста позволило уменьшить количество заторов в центре города, и в настоящее время он является крупнейшим инфраструктурным проектом в Прибалтике за последние 20 лет вместе со строительством северной объездной дороги (латыш. Ziemeļu koridors) длиной 27—30 км.

Общественный транспорт в городе обеспечивает муниципальная компания Rīgas satiksme, которая управляет движением трамваев (9 маршрутов, парк насчитывает 252 вагона), автобусов (53 маршрута, около 460 машин) и троллейбусов (20 маршрутов, около 330 машин) с обширной сетью маршрутов по всему городу. С 1973 года[22] в Риге началась успешная эксплуатация троллейбусных поездов[23][24] Владимира Веклича[25][26]. Максимальное количество поездов эксплуатировалось в 1984 году — 87 единиц[22]. С 2013 года монополизированы услуги маршрутных такси.

Автоматическая система проката велосипедов Sixt состоит из 17 пунктов проката велосипедов, в основном в центральной части города.

Культура и архитектура

В 2010 Рига была выбрана культурной столицей Европы на 2014 год. В связи с этим было начато воплощение нескольких инфраструктурных проектов: строительство Латвийской национальной библиотеки (латыш. Latvijas Nacionālā bibliotēka) по проекту Гуннара Биркерта на берегу Даугавы напротив Старого города, концертного зала (латыш. Koncert zale), который также станет базой для Латвийского национального симфонического оркестра, и создание музея современного искусства (латыш. Laikmetīgās mākslas muzejs) в бывшем здании электростанции в Андрейсале.

Театры

  • Латвийский национальный оперный театр (латыш. Latvijas Nacionālā opera) с момента основания в январе 1919 г. размещается в неоклассическом здании (1860—1863), построенном для Немецкого театра. В его репертуаре оперная классика, с 1922 г. существует также балетная труппа.
  • Одним из крупнейших театров страны является Латвийский национальный театр, также основанный в 1919 г и расположенный в здании, до этого бывшего Вторым городским Русским театром, построенным на пожертвования русской общины Риги в 1902 г.
  • Рижский русский театр (латыш. Mihaila Čehova Rīgas Krievu teātris) — старейший профессиональный драматический театр страны; его первый сезон открылся в 1883 г., а репертуар состоит из русских и иностранных пьес.
  • В основанном в 1920 г. театре «Дайлес» (латыш. Dailes teātris) регулярно ставятся современные иностранные пьесы.
  • Основанный в 1944 г. Латвийский государственный кукольный театр (латыш. Latvijas Valsts Leļļu teātris) показывает, в основном, детские спектакли.
  • После получения страной независимости в 1992 г. был основан Новый Рижский театр (латыш. Jaunais Rīgas teātris).

Музеи

Всего в Риге не менее 44 музеев и подобных им учреждений различной направленности.[27]

Музыка

В XVIII веке в Риге начался расцвет европейской музыки, что превратило город в крупнейший музыкальный центр Прибалтики. Начало этому положило основание Рижского музыкального общества (1760) и частных оркестров, таких как у барона Отто Германа Фитингофа, на базе которого в 1782 г. был основан оперный театр. В Риге работали, в частности, такие композиторы, как Иоганн Валентин Медер, Иоганн Готфрид Мютель и Георг Михаэль Телеманн. В XIX веке параллельно развивались традиция немецкой музыки и традиция латышского песенного фольклора. С 1837 по 1839 гг. капельмейстером в оперном театре работал Рихард Вагнер, который к тому времени уже достиг международной известности. Иногда в оперном театре дирижировал и Лео Блех.

Классические концерты проводились, в частности, в доме Черноголовых и в бывшей Большой гильдии.

Латвийская государственная консерватория имени Язепа Витола была основана в 1919 г. и в настоящее время насчитывает около 500 студентов.

В 1993 г. в Риге прошёл первый в независимой Латвии национальный песенный праздник; традиция прибалтийских песенных праздников имеет давнюю историю, первый подобный праздник был организован в 1873 г. В 2003 г. песенные праздники всех трёх прибалтийских стран были внесены в Список шедевров устного и духовного наследия человечества ЮНЕСКО. В 2008 г. в Риге состоялся XXIV Национальный песенный праздник. Кульминацией праздника стала «Война песен», в которой друг с другом соревновались лучшие хоры страны.

В 2003 г. в Риге был проведён Eurovision Song Contest.

Архитектура

В 1997 г. центр Риги был внесён в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО за «выдающуюся всеобщую ценность», уникальное в мире качество и количество памятников архитектуры в стиле модерн, относительно без изменений сохранивших исторический облик, и за деревянную архитектуру XIX в.[28]

В связи с планами дальнейшего градостроительного развития левого берега Даугавы и, в частности, острова Кипсалы существует опасность, что Рига будет внесена в Красный список объектов всемирного наследия, находящихся под угрозой. Эксперты из ЮНЕСКО и ИКОМОС в сооружении высотных зданий видят угрозу зрительной целостности общего вида города. В городское управление была направлена настоятельная просьба переработать эти планы. Общепризнанно, что управление, организация и предохранение объекта всемирного наследия с каждым годом улучшается[29].

Градостроительный образец Риги представляет собой средневековое ядро, Бульварное кольцо вокруг старого города, и новый город с регулярной планировкой улиц. Все эти зоны сохраняют свою аутентичность и архитектурные особенности[29]. Старая Рига (латыш. Vecrīga) — исторический и географический центр Риги на правом берегу Даугавы, сохранивший крепостные особенности, повторяющие изгибы оборонительных сооружений и валов, срытых в 1857—1863 гг. После сноса городской стены образовались открытые площади, преобразованные в городской парк с городским каналом (латыш. Pilsētas kanāls), который отделяет Старый город от Нового города.

Центром Старого города является Ратушная площадь (латыш. Rātslaukums), на которой находятся Рижская ратуша (латыш. Rīgas rātsnams) и дом Черноголовых (латыш. Melngalvju nams). Этот дом был разрушен в ходе войны и был восстановлен лишь в 1999 г. Готическое в своей основе здание с фасадом в стиле нидерландского Возрождения было заложено в 1334 г., а с 1447 г. использовалось торговым объединением Черноголовых в качестве места для собраний. На площади перед ним установлена статуя Роланда.

В 1211 г. епископ Альберт Буксгевден заложил фундамент кафедрального Домского собора (латыш. Rīgas Doms). Его центральная часть была достроена в течение XIV—XV вв. Из-за неоднократного разрушения высота его башни с 1776 г. составляет 90 метров, тогда как высота деревянной башни, построенной около 1590 г., достигала 140 метров. В конце XIX в. в нём был установлен орган, считающийся одним из крупнейших и лучших органов в мире. Башни церкви св. Петра (латыш. Rīgas Svētā Pētera baznīca), впервые упоминаемой в 1209 г., также неоднократно разрушались, в последний раз — в ходе Второй мировой войны. В 1225 г. впервые упоминается церковь св. Якова (латыш. Rīgas Svētā Jēkaba katedrāle) с её 80-метровой башней, в настоящее время являющаяся католическим кафедральным собором Риги. В 1582 г. она была выкуплена у польского короля и передана иезуитам.

В Рижском замке (латыш. Rīgas pils) располагается резиденция президента Латвии. Замок был возведён около 1330 г. как крепость для братьев Ливонского ордена.

В здании, построенном в 1867 г. в стиле флорентийского дворца, со времён получения независимости размещается Сейм — парламент Латвии. В районе Пороховой башни (латыш. Pulvertornis) сохранился остаток бывших городских укреплений 1650 г. К историческим памятникам также относятся здание Рижской биржи (1852), двор Конвента (латыш. Konventa sēta, с XIII в.), ансамбль зданий Три брата (XV—XVII вв.), Шведские ворота (латыш. Zviedru vārti), здания Малой (латыш. Mazā Ģilde) и Большой гильдий (латыш. Lielā Ģilde), дома Менцендорфа (латыш. Mencendorfa nams, 1695) и Данненштерна (латыш. Dannenšterna nams).

Между Старым и Новым городом с 1935 г. находится памятник Свободы (латыш. Brīvības piemineklis, автор Карл Зале) с женской статуей на 19-метровом обелиске и барельефами по сторонам.

В Новом городе, особенно на улицах Элизабетес (латыш. Elizabetes iela) и Альберта (латыш. Alberta iela), встречается множество зданий с фасадами в стиле модерн, большинство из которых построено Михаилом Эйзенштейном. В самом начале XX века на поясе зелёных насаждений вокруг Старого города было построено большое число представительных зданий, в том числе Национальный оперный театр, Национальный театр, музей изобразительных искусств, неоготическая Латвийская академия художеств (латыш. Latvijas Mākslas akadēmija, 1905 г.), а также Университет. С 1876 по 1884 гг. был возведён православный кафедральный собор Рождества Христова в неовизантийском стиле (латыш. Rīgas Kristus Piedzimšanas pareizticīgo katedrāle).

В одном из южных районов города, Московском форштадте (латыш. Maskavas forštate), находятся бывшие эллинги для цеппелинов, переоборудованные в Центральный рынок (латыш. Rīgas Centrāltirgus), здание Академии наук Латвии (латыш. Zinātņu akadēmijas augstceltne), построенное в 1958 г. в пышном сталинском стиле, деревянная лютеранская церковь Иисуса (латыш. Jēzus Evaņģēliski luteriskā baznīca) в классическом стиле, а также руины синагоги в квартале бывшего гетто.

Город-сад Межапарк является дачным предместьем, построенным в начале XX века в лесах к северу от города.

На дюнном острове Закюсала находится Рижская телевизионная башня (латыш. Rīgas radio un televīzijas tornis) высотой 368,5 метра, которая является одним из самых высоких сооружений в Европе и, благодаря своей изящной форме, перекликается с не менее изящной башней церкви св. Петра.

Территория города на левом берегу Даугавы — Пардаугава — долгое время была застроена одно- или двухэтажными деревянными домами, некоторые из которых сохранились до настоящего времени. В настоящее время на улице Калнциема отреставрирован целый квартал уникальной деревянной застройки XIX века.

Спорт

Специально для проведения чемпионата мира по хоккею 2006 была построена Арена Рига — многофункциональное сооружение с максимальной вместимостью на 14 500 зрителей, где проходят соревнования по хоккею с шайбой, баскетболу и концертные мероприятия. Она также служит домашней ареной для клуба Динамо-Рига, входящего в состав КХЛ. До 2009 г. также существовал успешный на международном уровне хоккейный клуб Рига 2000, базировавшийся на ледовой арене inbox.lv. Самым успешным футбольным клубом в стране является Сконто-Рига, обладающий 14 чемпионскими титулами, который был открыт в 2000 г. вместе с футбольным стадионом Сконто (латыш. Skonto stadions) на 10 000 мест. Другими клубами премьер-лиги являются ЮФК Олимп-Рига (домашняя арена — стадион Даугава) и ФК Яуниба. Имея на счету 18 побед в женской Евролиге ФИБА, клуб ТТТ-Рига является одним из самых титулованных клубов в европейском женском баскетболе. Известнейшие мужские баскетбольные клубы из Риги — БК Баронс/ЛМТ (чемпион Латвии 2008 г.) и ВЭФ-Рига. Баскетбольный клуб Сконто-Рига в качестве домашней арены использует арену Сконто на 6500 мест, построенную в 1999 г. В Риге на улице Клейсты действует конно-спортивная база, построенная в конце 1970-х годов[30]

Регулярные мероприятия

Панорама

Панорама Риги со здания Латвийской академии наук

Парки и места отдыха

  • В центре города находится Верманский сад (латыш. Vērmanes dārzs) — один из старейших общественных парков в городе, основанный в 1814 г. как парк имени Анны Верман. На его месте ранее были деревянные дома, сожжённые в качестве меры предосторожности на случай осады города Наполеоном.
  • На месте рва бывшей городской стены находится почти трёхкилометровый парк — Насаждения при Городском канале,(латыш. Kanālmalas apstādījumi)К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1953 дня] включающие Бастионную горку.
  • Сад Виестура — первый в истории города публичный сад, который в 1721 году был основан Петром I.
  • Сад Коюсалас — один из старейших рижских комплексов садово-парковых насаждений, заложенный уже в первой половине XVIII века в районе будущего Московского форштадта.
  • На улице Элизабетес, по другую сторону от кварталов в стиле модерн, располагается парк Кронвалда, который ведёт свою историю от участка, подаренного царём Александром II Немецкому стрелковому обществу.
  • От православного Христорождественского собора до Национального Музея Изобразительных искусств простирается парк Эспланада.
  • Крупнейшим парком города является парк Победы, имеющий площадь 36,7 гектара. В 1985 г. здесь был установлен 79-метровый монумент Победы.
  • Высшая точка Риги (28 м над уровнем моря) находится в парке Дзегужкалнс, занимающем всю территорию одноимённой дюны площадью 6,4 га.
  • В Межапарке находятся несколько лесных кладбищ, в том числе солдатское Братское кладбище, которое имеет вид обустроенного парка.

В Рижском зоопарке (латыш. Rīgas Zooloģiskais dārzs) содержится около 3000 животных.

Образование и наука

В Риге базируется Академия наук Латвии (латыш. Latvijas Zinātņu akadēmija), но в настоящее время эта организация не является материнской для большинства известных научных учреждений. Среди последних следует упомянуть:

  • Латвийский Институт Органического синтеза,
  • Институт Физической энергетики,
  • Институт Физики твёрдого тела ЛУ,
  • Институт Химии древесины,
  • Институт Микробиологии и вирусологии им. А. Кирхенштейна.

Научной работой широко занимаются также и университеты.

После обретения Латвией независимости в 1919 г. на базе открытого в 1862 г. Рижского политехнического института был основан Латвийский университет (латыш. Latvijas Universitāte). Он является крупнейшим университетом страны, насчитывая около 23 800 студентов, обучающихся на 13 факультетах. Вновь обособленный от ЛУ в 1958 г. Рижский технический университет (латыш. Rīgas Tehniskā universitāte, 16 900 студентов) также ведёт свою историю от Политехнического института. Рижский университет им. Страдыня (латыш. Rīgas Stradiņa universitāte) был основан в 2002 г. на базе Латвийской медицинской академии (латыш. Latvijas Medicīnas akadēmiju), образованной в 1990 г. из медицинского факультета Латвийского университета. Также необходимо упомянуть Академию Художеств и Институт Транспорта и связи (разделил с Авиационным институтом РТУ и другими высшими учебными заведениями наследие РКИИГА).

В 1998 г. была открыта Рижская высшая школа права в качестве независимого института при Латвийском университете. Стокгольмская школа экономики в Риге является дочерней структурой одноимённого института в Стокгольме. Кроме того, в Риге функционирует консерватория, множество других вузов, а также Институт имени Гёте.

СМИ

Рига — важнейший информационный центр страны. В Риге находятся штаб-квартиры общественных теле- и радиостанций Latvijas Televīzija (LTV) и Latvijas Radio, а также частных телеканалов LNT, TV3 Latvia, русскоязычных ПБК Латвия и ТВ5 Рига.

Ежедневно выпускаются газеты Диена и Латвияс авизе. В Риге также находится редакция Болтик таймс — англоязычного еженедельника, выходящего для трёх прибалтийских стран.

С 2014 года в Риге заработал новый проект интернет-СМИ Meduza.io, созданный бывшим Главным редактором Lenta.ru Галиной Тимченко. Проект стартовал 20 октября 2014 года.

Радио

В городе работают 30 радиостанций в диапазоне FM.

Города-побратимы

Первым городом-побратимом Риги стал в 1964 г. финский город Пори, позднее в 1973 г. — французский Кале, с которым оживлённые связи сохранялись до 1993 г. Первым неевропейским городом-побратимом стал японский Кобе в 1973 г. В 1974 и 1985 гг. побратимами с Ригой стали два бывших ганзейских города: Росток и Бремен. Соглашения о партнёрстве с этими городами были возобновлены в 1991 г.

Аликанте (Испания) Кале (Франция) Росток (Германия)
Алматы (Казахстан) Киев (Украина) Санкт-Петербург (Россия)
Амстердам (Нидерланды) Кобе (Япония) Сантьяго (Чили)
Астана (Казахстан) Кэрнс (Австралия) Слау (Великобритания)
Бордо (Франция) Минск (Беларусь) Стокгольм (Швеция)
Бремен (Германия) Москва (Россия) Сучжоу (КНР)
Варшава (Польша) Норрчёпинг (Швеция) Тайбэй (Китайская Республика)
Вильнюс (Литва) Ольборг (Дания) Таллин (Эстония)
Хагатна (Гуам) Пекин (КНР) Флоренция (Италия)
Даллас (США) Пори (Финляндия) Ереван (Армения)
Дюнкерк (Франция) Провиденс (США) Самарканд (Узбекистан)

Напишите отзыв о статье "Рига"

Примечания

  1. [www.riga.lv/RU/Channels/About_Riga/Riga_in_numbers/default.htm Рига в цифрах] — официальный сайт Риги  (рус.)
  2. 1 2 3 [data.csb.gov.lv/pxweb/lv/Sociala/Sociala__ikgad__iedz__iedzskaits/IS0042.px/table/tableViewLayout1/?rxid=09cbdccf-2334-4466-bdf7-0051bad1decd Численность постоянного населения по полу: города республиканского значения, края, города и волости в начале и в середине года] // [www.csb.gov.lv/statistikas-temas/iedzivotaji-datubaze-30028.html Iedzīvotāji — Datubāze (Население. База данных)] Centrālo statistikas pārvaldi (Центральное статистическое бюро Латвии)  (латыш.)
  3. [www.csb.gov.lv/node/29893/list/0/0 Классификатор административных территорий и территориальных единиц Латвии] - 16 февраля 2011  (латыш.)
  4. [whc.unesco.org/ru/list/852 Исторический центр Риги] — Всемирное наследие
  5. [europa.eu/rapid/pressReleasesAction.do?reference=IP/09/1324&format=HTML&aged=0&language=LV&guiLanguage=en Rīga 2014. gadā būs Eiropas kultūras galvaspilsēta Latvijā.]
  6. [www.riga.lv/LV/Channels/About_Riga/Riga_in_numbers/default.htm Rīgas pašvaldības portāls]
  7. [www.pmlp.gov.lv/lv/assets/documents/statistika/01.01.2015/ISPV_Pasvaldibas_iedzivotaju_skaits_pagasti.pdf Численность жителей Латвии в самоуправлениях. Дата — 01.01.2015] (латыш.)
  8. [pop-stat.mashke.org/latvia-cities.htm Динамика численности населения городов Латвии]
  9. [pop-stat.mashke.org/latvia-ethnic1989.htm Ethnic composition: 1989 census]
  10. [pop-stat.mashke.org/latvia-ethnic2000.htm Ethnic composition: 2000 census]
  11. [data.csb.gov.lv/pxweb/lv/tautassk_11/tautassk_11__tsk2011/TSG11-060.px/table/tableViewLayout1/?rxid=992a0682-2c7d-4148-b242-7b48ff9fe0c2 Постоянное население по статистическим регионам, городам республиканского подчинения и краям по национальности на 1 марта 2011 года] (латыш.). Центральное статистическое управление. Проверено 23 ноября 2015. [data.csb.gov.lv/pxweb/en/tautassk_11/tautassk_11__tsk2011/TSG11-060.px/?rxid=992a0682-2c7d-4148-b242-7b48ff9fe0c2 Англоязычная версия] (Проверено 23 ноября 2015)
  12. [www.csb.gov.lv/sites/default/files/dati/predef_tables_ts2011_fin2_lv.xlsx T 2.1 Постоянное население статистических регионов, городов и краёв Латвии по национальности по состоянию на 1 марта 2011 года (TSG11-061)] (Gatavas 2011.gada tautas skaitīšanas rezultātu tabulas) // [www.csb.gov.lv/statistikas-temas/2011gada-tautas-skaitisana-datubaze-33609.html Перепись населения Латвии 2011 года — База данных] (2011.gada tautas skaitīšana — Datubāze)
  13. 1 2 3 [www.csb.gov.lv/sites/default/files/dati/predef_tables_ts2011_fin2_lv.xlsx T 2.3 Постоянное население статистических регионов, городов и краёв Латвии по повседневному использованию латгальского языка по состоянию на 1 марта 2011 года (TSG11-08)] (Gatavas 2011.gada tautas skaitīšanas rezultātu tabulas) // [www.csb.gov.lv/statistikas-temas/2011gada-tautas-skaitisana-datubaze-33609.html Перепись населения Латвии 2011 года — База данных] (2011.gada tautas skaitīšana — Datubāze)
  14. [pop-stat.mashke.org/latvia-ethnic2015.htm Ethnic composition: 2015 estimation]
  15. по числу постоянно использующих в повседневной жизни латгальский язык (перепись 2011 года)
  16. [www.tn2012.cvk.lv/report-results-0100.html CVK » 2012. gada 18. februāra tautas nobalsošana par likumprojekta "Grozījumi Latvijas Republikas Satversmē" pieņemšanu » Rezultāti] (латыш.). ЦИК Латвии. Проверено 2 декабря 2015.
  17. [demoscope.ru/weekly/ssp/rus_lan_97_uezd.php?reg=729 Первая всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г. Распределение населения по родному языку и уездам 50 губерний Европейской России] Демоскоп
  18. 1 2 [data.csb.gov.lv/pxweb/lv/tautassk_11/tautassk_11__tsk2011/TSG11-071.px/?rxid=cdcb978c-22b0-416a-aacc-aa650d3e2ce0 Распределение постоянного населения по статистическим регионам, городам республиканского подчинения и краям по преимущественно используемому дома языку на 1 марта 2011 года] (латыш.). Центральное статистическое управление. Проверено 23 ноября 2015. [data.csb.gov.lv/pxweb/en/tautassk_11/tautassk_11__tsk2011/TSG11-071.px/?rxid=cdcb978c-22b0-416a-aacc-aa650d3e2ce0 Англоязычная версия] (Проверено 23 ноября 2015)
  19. Rīga 1860—1917. Rīga, Zinātne 1978.
  20. [www.csb.gov.lv/sites/default/files/dati/TSK_1930_05.pdf Перепись населения 1930, часть II : «Национальность», с. 70 ] (PDF, лат.; 14,6 Мб).
  21. [circa.europa.eu/irc/dsis/regportraits/info/data/lv001_eco.htm EUROSTAT]
  22. 1 2 Веклич В. Ф. Докторская диссертация: Повышение эффективности эксплуатации безрельсового электрического транспорта применением средств диагностирования и управления по системе многих единиц — Киев: Научно-исследовательский и конструкторско-технологический институт городского хозяйства, 1990 С. 407
  23. Брамский К. А. Троллейбусный поезд Владимира Веклича // газета «Всеукраинская техническая газета», 11 декабря 2003 р.  (укр.)
  24. Фонова М. «Ракета» Веклича // газета «Вечерний Киев», 2 ноября 1970. — С. 2.  (укр.)
  25. Энциклопедия современной Украины: в 25 т. / Под ред. И. М. Дзюба и др. — Киев : 2005. — Т. 4. — С. 187 — ISBN 966-02-3354-X  (укр.)
  26. Крат В. И.Владимир Филлипович Веклич // Коммунальное хозяйство городов. Киев: Техника — 1998. — № 17. — С. 3-9. — ISSN 0869-1231  (укр.)
  27. [www.liveriga.com/lv/37-muzeji Visi Muzeji :: LIVE RīGA]
  28. [whc.unesco.org/en/list/852/ Всемирное наследие]
  29. 1 2 [whc.unesco.org/download.cfm?id_document=100708 UNESCO/ICOMOS-Mission 2008]
  30. [leflatvia.lv/web/?id=413862 Сайт конно-спортивной федерации Латвии]

Литература

  • Рига и Рижское взморье: Краткий путеводитель / Худ. К. Гольдман. — Изд. 3-е, испр. и доп. — Рига: Латгосиздат, 1954. — 192 с. — 60 000 экз. (в пер.)
  • Бобе М. Евреи в Латвии. — Рига, 2006. ISBN 9984-9835-3-6
  • Зильберман Д. «И ты это видел». — Рига: «BOTA», 2006. С. 50-59 ISBN 9984-19-970-3

Ссылки

Всемирное наследие ЮНЕСКО, объект № 852
[whc.unesco.org/ru/list/852 рус.] • [whc.unesco.org/en/list/852 англ.] • [whc.unesco.org/fr/list/852 фр.]
  • [redhit.ru/articles/79/ Что посмотреть в Риге, памятники и достопримечательности]
  • [travelzone.lv/latvija/gorod/_riga/index.html Статьи о городе Рига]
  • [vecriga.info/index.html Виртуальная экскурсия по Старой Риге]
  • [www.riga.lv/ru/Channels/ Портал Рижского самоуправления]
  • [www.rigacv.lv Rīga CV — сайт Рижского краеведческого общества «Рига ЦВ»]
  • [www.citariga.lv Cita Rīga — домашняя страница о Риге и её истории]
  • [www.tavariga.com Фотографии Риги разного времени]  (англ.)
  • [www.1201.lv Достопримечательности и история Риги]
  • [marsruti.lv/riga/ Маршруты и расписание общественного транспорта города Рига]

Отрывок, характеризующий Рига

– Мой друг, право лучше не будить, он заснул, – умоляющим голосом сказала княжна.
Князь Андрей встал и, на цыпочках, с рюмкой подошел к кроватке.
– Или точно не будить? – сказал он нерешительно.
– Как хочешь – право… я думаю… а как хочешь, – сказала княжна Марья, видимо робея и стыдясь того, что ее мнение восторжествовало. Она указала брату на девушку, шопотом вызывавшую его.
Была вторая ночь, что они оба не спали, ухаживая за горевшим в жару мальчиком. Все сутки эти, не доверяя своему домашнему доктору и ожидая того, за которым было послано в город, они предпринимали то то, то другое средство. Измученные бессоницей и встревоженные, они сваливали друг на друга свое горе, упрекали друг друга и ссорились.
– Петруша с бумагами от папеньки, – прошептала девушка. – Князь Андрей вышел.
– Ну что там! – проговорил он сердито, и выслушав словесные приказания от отца и взяв подаваемые конверты и письмо отца, вернулся в детскую.
– Ну что? – спросил князь Андрей.
– Всё то же, подожди ради Бога. Карл Иваныч всегда говорит, что сон всего дороже, – прошептала со вздохом княжна Марья. – Князь Андрей подошел к ребенку и пощупал его. Он горел.
– Убирайтесь вы с вашим Карлом Иванычем! – Он взял рюмку с накапанными в нее каплями и опять подошел.
– Andre, не надо! – сказала княжна Марья.
Но он злобно и вместе страдальчески нахмурился на нее и с рюмкой нагнулся к ребенку. – Ну, я хочу этого, сказал он. – Ну я прошу тебя, дай ему.
Княжна Марья пожала плечами, но покорно взяла рюмку и подозвав няньку, стала давать лекарство. Ребенок закричал и захрипел. Князь Андрей, сморщившись, взяв себя за голову, вышел из комнаты и сел в соседней, на диване.
Письма всё были в его руке. Он машинально открыл их и стал читать. Старый князь, на синей бумаге, своим крупным, продолговатым почерком, употребляя кое где титлы, писал следующее:
«Весьма радостное в сей момент известие получил через курьера, если не вранье. Бенигсен под Эйлау над Буонапартием якобы полную викторию одержал. В Петербурге все ликуют, e наград послано в армию несть конца. Хотя немец, – поздравляю. Корчевский начальник, некий Хандриков, не постигну, что делает: до сих пор не доставлены добавочные люди и провиант. Сейчас скачи туда и скажи, что я с него голову сниму, чтобы через неделю всё было. О Прейсиш Эйлауском сражении получил еще письмо от Петиньки, он участвовал, – всё правда. Когда не мешают кому мешаться не следует, то и немец побил Буонапартия. Сказывают, бежит весьма расстроен. Смотри ж немедля скачи в Корчеву и исполни!»
Князь Андрей вздохнул и распечатал другой конверт. Это было на двух листочках мелко исписанное письмо от Билибина. Он сложил его не читая и опять прочел письмо отца, кончавшееся словами: «скачи в Корчеву и исполни!» «Нет, уж извините, теперь не поеду, пока ребенок не оправится», подумал он и, подошедши к двери, заглянул в детскую. Княжна Марья всё стояла у кроватки и тихо качала ребенка.
«Да, что бишь еще неприятное он пишет? вспоминал князь Андрей содержание отцовского письма. Да. Победу одержали наши над Бонапартом именно тогда, когда я не служу… Да, да, всё подшучивает надо мной… ну, да на здоровье…» и он стал читать французское письмо Билибина. Он читал не понимая половины, читал только для того, чтобы хоть на минуту перестать думать о том, о чем он слишком долго исключительно и мучительно думал.


Билибин находился теперь в качестве дипломатического чиновника при главной квартире армии и хоть и на французском языке, с французскими шуточками и оборотами речи, но с исключительно русским бесстрашием перед самоосуждением и самоосмеянием описывал всю кампанию. Билибин писал, что его дипломатическая discretion [скромность] мучила его, и что он был счастлив, имея в князе Андрее верного корреспондента, которому он мог изливать всю желчь, накопившуюся в нем при виде того, что творится в армии. Письмо это было старое, еще до Прейсиш Эйлауского сражения.
«Depuis nos grands succes d'Austerlitz vous savez, mon cher Prince, писал Билибин, que je ne quitte plus les quartiers generaux. Decidement j'ai pris le gout de la guerre, et bien m'en a pris. Ce que j'ai vu ces trois mois, est incroyable.
«Je commence ab ovo. L'ennemi du genre humain , comme vous savez, s'attaque aux Prussiens. Les Prussiens sont nos fideles allies, qui ne nous ont trompes que trois fois depuis trois ans. Nous prenons fait et cause pour eux. Mais il se trouve que l'ennemi du genre humain ne fait nulle attention a nos beaux discours, et avec sa maniere impolie et sauvage se jette sur les Prussiens sans leur donner le temps de finir la parade commencee, en deux tours de main les rosse a plate couture et va s'installer au palais de Potsdam.
«J'ai le plus vif desir, ecrit le Roi de Prusse a Bonaparte, que V. M. soit accueillie еt traitee dans mon palais d'une maniere, qui lui soit agreable et c'est avec еmpres sement, que j'ai pris a cet effet toutes les mesures que les circonstances me permettaient. Puisse je avoir reussi! Les generaux Prussiens se piquent de politesse envers les Francais et mettent bas les armes aux premieres sommations.
«Le chef de la garienison de Glogau avec dix mille hommes, demande au Roi de Prusse, ce qu'il doit faire s'il est somme de se rendre?… Tout cela est positif.
«Bref, esperant en imposer seulement par notre attitude militaire, il se trouve que nous voila en guerre pour tout de bon, et ce qui plus est, en guerre sur nos frontieres avec et pour le Roi de Prusse . Tout est au grand complet, il ne nous manque qu'une petite chose, c'est le general en chef. Comme il s'est trouve que les succes d'Austerlitz aurant pu etre plus decisifs si le general en chef eut ete moins jeune, on fait la revue des octogenaires et entre Prosorofsky et Kamensky, on donne la preference au derienier. Le general nous arrive en kibik a la maniere Souvoroff, et est accueilli avec des acclamations de joie et de triomphe.
«Le 4 arrive le premier courrier de Petersbourg. On apporte les malles dans le cabinet du Marieechal, qui aime a faire tout par lui meme. On m'appelle pour aider a faire le triage des lettres et prendre celles qui nous sont destinees. Le Marieechal nous regarde faire et attend les paquets qui lui sont adresses. Nous cherchons – il n'y en a point. Le Marieechal devient impatient, se met lui meme a la besogne et trouve des lettres de l'Empereur pour le comte T., pour le prince V. et autres. Alors le voila qui se met dans une de ses coleres bleues. Il jette feu et flamme contre tout le monde, s'empare des lettres, les decachete et lit celles de l'Empereur adressees a d'autres. А, так со мною поступают! Мне доверия нет! А, за мной следить велено, хорошо же; подите вон! Et il ecrit le fameux ordre du jour au general Benigsen
«Я ранен, верхом ездить не могу, следственно и командовать армией. Вы кор д'арме ваш привели разбитый в Пултуск: тут оно открыто, и без дров, и без фуража, потому пособить надо, и я так как вчера сами отнеслись к графу Буксгевдену, думать должно о ретираде к нашей границе, что и выполнить сегодня.
«От всех моих поездок, ecrit il a l'Empereur, получил ссадину от седла, которая сверх прежних перевозок моих совсем мне мешает ездить верхом и командовать такой обширной армией, а потому я командованье оной сложил на старшего по мне генерала, графа Буксгевдена, отослав к нему всё дежурство и всё принадлежащее к оному, советовав им, если хлеба не будет, ретироваться ближе во внутренность Пруссии, потому что оставалось хлеба только на один день, а у иных полков ничего, как о том дивизионные командиры Остерман и Седморецкий объявили, а у мужиков всё съедено; я и сам, пока вылечусь, остаюсь в гошпитале в Остроленке. О числе которого ведомость всеподданнейше подношу, донеся, что если армия простоит в нынешнем биваке еще пятнадцать дней, то весной ни одного здорового не останется.
«Увольте старика в деревню, который и так обесславлен остается, что не смог выполнить великого и славного жребия, к которому был избран. Всемилостивейшего дозволения вашего о том ожидать буду здесь при гошпитале, дабы не играть роль писарскую , а не командирскую при войске. Отлучение меня от армии ни малейшего разглашения не произведет, что ослепший отъехал от армии. Таковых, как я – в России тысячи».
«Le Marieechal se fache contre l'Empereur et nous punit tous; n'est ce pas que с'est logique!
«Voila le premier acte. Aux suivants l'interet et le ridicule montent comme de raison. Apres le depart du Marieechal il se trouve que nous sommes en vue de l'ennemi, et qu'il faut livrer bataille. Boukshevden est general en chef par droit d'anciennete, mais le general Benigsen n'est pas de cet avis; d'autant plus qu'il est lui, avec son corps en vue de l'ennemi, et qu'il veut profiter de l'occasion d'une bataille „aus eigener Hand“ comme disent les Allemands. Il la donne. C'est la bataille de Poultousk qui est sensee etre une grande victoire, mais qui a mon avis ne l'est pas du tout. Nous autres pekins avons, comme vous savez, une tres vilaine habitude de decider du gain ou de la perte d'une bataille. Celui qui s'est retire apres la bataille, l'a perdu, voila ce que nous disons, et a ce titre nous avons perdu la bataille de Poultousk. Bref, nous nous retirons apres la bataille, mais nous envoyons un courrier a Petersbourg, qui porte les nouvelles d'une victoire, et le general ne cede pas le commandement en chef a Boukshevden, esperant recevoir de Petersbourg en reconnaissance de sa victoire le titre de general en chef. Pendant cet interregne, nous commencons un plan de man?uvres excessivement interessant et original. Notre but ne consiste pas, comme il devrait l'etre, a eviter ou a attaquer l'ennemi; mais uniquement a eviter le general Boukshevden, qui par droit d'ancnnete serait notre chef. Nous poursuivons ce but avec tant d'energie, que meme en passant une riviere qui n'est рas gueable, nous brulons les ponts pour nous separer de notre ennemi, qui pour le moment, n'est pas Bonaparte, mais Boukshevden. Le general Boukshevden a manque etre attaque et pris par des forces ennemies superieures a cause d'une de nos belles man?uvres qui nous sauvait de lui. Boukshevden nous poursuit – nous filons. A peine passe t il de notre cote de la riviere, que nous repassons de l'autre. A la fin notre ennemi Boukshevden nous attrappe et s'attaque a nous. Les deux generaux se fachent. Il y a meme une provocation en duel de la part de Boukshevden et une attaque d'epilepsie de la part de Benigsen. Mais au moment critique le courrier, qui porte la nouvelle de notre victoire de Poultousk, nous apporte de Petersbourg notre nomination de general en chef, et le premier ennemi Boukshevden est enfonce: nous pouvons penser au second, a Bonaparte. Mais ne voila t il pas qu'a ce moment se leve devant nous un troisieme ennemi, c'est le православное qui demande a grands cris du pain, de la viande, des souchary, du foin, – que sais je! Les magasins sont vides, les сhemins impraticables. Le православное se met a la Marieaude, et d'une maniere dont la derieniere campagne ne peut vous donner la moindre idee. La moitie des regiments forme des troupes libres, qui parcourent la contree en mettant tout a feu et a sang. Les habitants sont ruines de fond en comble, les hopitaux regorgent de malades, et la disette est partout. Deux fois le quartier general a ete attaque par des troupes de Marieaudeurs et le general en chef a ete oblige lui meme de demander un bataillon pour les chasser. Dans une de ces attaques on m'a еmporte ma malle vide et ma robe de chambre. L'Empereur veut donner le droit a tous les chefs de divisions de fusiller les Marieaudeurs, mais je crains fort que cela n'oblige une moitie de l'armee de fusiller l'autre.
[Со времени наших блестящих успехов в Аустерлице, вы знаете, мой милый князь, что я не покидаю более главных квартир. Решительно я вошел во вкус войны, и тем очень доволен; то, что я видел эти три месяца – невероятно.
«Я начинаю аb ovo. Враг рода человеческого , вам известный, аттакует пруссаков. Пруссаки – наши верные союзники, которые нас обманули только три раза в три года. Мы заступаемся за них. Но оказывается, что враг рода человеческого не обращает никакого внимания на наши прелестные речи, и с своей неучтивой и дикой манерой бросается на пруссаков, не давая им времени кончить их начатый парад, вдребезги разбивает их и поселяется в потсдамском дворце.
«Я очень желаю, пишет прусской король Бонапарту, чтобы ваше величество были приняты в моем дворце самым приятнейшим для вас образом, и я с особенной заботливостью сделал для того все нужные распоряжения на сколько позволили обстоятельства. Весьма желаю, чтоб я достигнул цели». Прусские генералы щеголяют учтивостью перед французами и сдаются по первому требованию. Начальник гарнизона Глогау, с десятью тысячами, спрашивает у прусского короля, что ему делать, если ему придется сдаваться. Всё это положительно верно. Словом, мы думали внушить им страх только положением наших военных сил, но кончается тем, что мы вовлечены в войну, на нашей же границе и, главное, за прусского короля и заодно с ним. Всего у нас в избытке, недостает только маленькой штучки, а именно – главнокомандующего. Так как оказалось, что успехи Аустерлица могли бы быть положительнее, если б главнокомандующий был бы не так молод, то делается обзор осьмидесятилетних генералов, и между Прозоровским и Каменским выбирают последнего. Генерал приезжает к нам в кибитке по Суворовски, и его принимают с радостными и торжественными восклицаниями.
4 го приезжает первый курьер из Петербурга. Приносят чемоданы в кабинет фельдмаршала, который любит всё делать сам. Меня зовут, чтобы помочь разобрать письма и взять те, которые назначены нам. Фельдмаршал, предоставляя нам это занятие, ждет конвертов, адресованных ему. Мы ищем – но их не оказывается. Фельдмаршал начинает волноваться, сам принимается за работу и находит письма от государя к графу Т., князю В. и другим. Он приходит в сильнейший гнев, выходит из себя, берет письма, распечатывает их и читает письма Императора, адресованные другим… Затем пишет знаменитый суточный приказ генералу Бенигсену.
Фельдмаршал сердится на государя, и наказывает всех нас: неправда ли это логично!
Вот первое действие. При следующих интерес и забавность возрастают, само собой разумеется. После отъезда фельдмаршала оказывается, что мы в виду неприятеля, и необходимо дать сражение. Буксгевден, главнокомандующий по старшинству, но генерал Бенигсен совсем не того же мнения, тем более, что он с своим корпусом находится в виду неприятеля, и хочет воспользоваться случаем дать сражение самостоятельно. Он его и дает.
Это пултуская битва, которая считается великой победой, но которая совсем не такова, по моему мнению. Мы штатские имеем, как вы знаете, очень дурную привычку решать вопрос о выигрыше или проигрыше сражения. Тот, кто отступил после сражения, тот проиграл его, вот что мы говорим, и судя по этому мы проиграли пултуское сражение. Одним словом, мы отступаем после битвы, но посылаем курьера в Петербург с известием о победе, и генерал Бенигсен не уступает начальствования над армией генералу Буксгевдену, надеясь получить из Петербурга в благодарность за свою победу звание главнокомандующего. Во время этого междуцарствия, мы начинаем очень оригинальный и интересный ряд маневров. План наш не состоит более, как бы он должен был состоять, в том, чтобы избегать или атаковать неприятеля, но только в том, чтобы избегать генерала Буксгевдена, который по праву старшинства должен бы был быть нашим начальником. Мы преследуем эту цель с такой энергией, что даже переходя реку, на которой нет бродов, мы сжигаем мост, с целью отдалить от себя нашего врага, который в настоящее время не Бонапарт, но Буксгевден. Генерал Буксгевден чуть чуть не был атакован и взят превосходными неприятельскими силами, вследствие одного из таких маневров, спасавших нас от него. Буксгевден нас преследует – мы бежим. Только что он перейдет на нашу сторону реки, мы переходим на другую. Наконец враг наш Буксгевден ловит нас и атакует. Оба генерала сердятся и дело доходит до вызова на дуэль со стороны Буксгевдена и припадка падучей болезни со стороны Бенигсена. Но в самую критическую минуту курьер, который возил в Петербург известие о пултуской победе, возвращается и привозит нам назначение главнокомандующего, и первый враг – Буксгевден побежден. Мы теперь можем думать о втором враге – Бонапарте. Но оказывается, что в эту самую минуту возникает перед нами третий враг – православное , которое громкими возгласами требует хлеба, говядины, сухарей, сена, овса, – и мало ли чего еще! Магазины пусты, дороги непроходимы. Православное начинает грабить, и грабёж доходит до такой степени, о которой последняя кампания не могла вам дать ни малейшего понятия. Половина полков образуют вольные команды, которые обходят страну и все предают мечу и пламени. Жители разорены совершенно, больницы завалены больными, и везде голод. Два раза мародеры нападали даже на главную квартиру, и главнокомандующий принужден был взять баталион солдат, чтобы прогнать их. В одно из этих нападений у меня унесли мой пустой чемодан и халат. Государь хочет дать право всем начальникам дивизии расстреливать мародеров, но я очень боюсь, чтобы это не заставило одну половину войска расстрелять другую.]
Князь Андрей сначала читал одними глазами, но потом невольно то, что он читал (несмотря на то, что он знал, на сколько должно было верить Билибину) больше и больше начинало занимать его. Дочитав до этого места, он смял письмо и бросил его. Не то, что он прочел в письме, сердило его, но его сердило то, что эта тамошняя, чуждая для него, жизнь могла волновать его. Он закрыл глаза, потер себе лоб рукою, как будто изгоняя всякое участие к тому, что он читал, и прислушался к тому, что делалось в детской. Вдруг ему показался за дверью какой то странный звук. На него нашел страх; он боялся, не случилось ли чего с ребенком в то время, как он читал письмо. Он на цыпочках подошел к двери детской и отворил ее.
В ту минуту, как он входил, он увидал, что нянька с испуганным видом спрятала что то от него, и что княжны Марьи уже не было у кроватки.
– Мой друг, – послышался ему сзади отчаянный, как ему показалось, шопот княжны Марьи. Как это часто бывает после долгой бессонницы и долгого волнения, на него нашел беспричинный страх: ему пришло в голову, что ребенок умер. Всё, что oн видел и слышал, казалось ему подтверждением его страха.
«Всё кончено», подумал он, и холодный пот выступил у него на лбу! Он растерянно подошел к кроватке, уверенный, что он найдет ее пустою, что нянька прятала мертвого ребенка. Он раскрыл занавески, и долго его испуганные, разбегавшиеся глаза не могли отыскать ребенка. Наконец он увидал его: румяный мальчик, раскидавшись, лежал поперек кроватки, спустив голову ниже подушки и во сне чмокал, перебирая губками, и ровно дышал.
Князь Андрей обрадовался, увидав мальчика так, как будто бы он уже потерял его. Он нагнулся и, как учила его сестра, губами попробовал, есть ли жар у ребенка. Нежный лоб был влажен, он дотронулся рукой до головы – даже волосы были мокры: так сильно вспотел ребенок. Не только он не умер, но теперь очевидно было, что кризис совершился и что он выздоровел. Князю Андрею хотелось схватить, смять, прижать к своей груди это маленькое, беспомощное существо; он не смел этого сделать. Он стоял над ним, оглядывая его голову, ручки, ножки, определявшиеся под одеялом. Шорох послышался подле него, и какая то тень показалась ему под пологом кроватки. Он не оглядывался и всё слушал, глядя в лицо ребенка, его ровное дыханье. Темная тень была княжна Марья, которая неслышными шагами подошла к кроватке, подняла полог и опустила его за собою. Князь Андрей, не оглядываясь, узнал ее и протянул к ней руку. Она сжала его руку.
– Он вспотел, – сказал князь Андрей.
– Я шла к тебе, чтобы сказать это.
Ребенок во сне чуть пошевелился, улыбнулся и потерся лбом о подушку.
Князь Андрей посмотрел на сестру. Лучистые глаза княжны Марьи, в матовом полусвете полога, блестели более обыкновенного от счастливых слёз, которые стояли в них. Княжна Марья потянулась к брату и поцеловала его, слегка зацепив за полог кроватки. Они погрозили друг другу, еще постояли в матовом свете полога, как бы не желая расстаться с этим миром, в котором они втроем были отделены от всего света. Князь Андрей первый, путая волосы о кисею полога, отошел от кроватки. – Да. это одно что осталось мне теперь, – сказал он со вздохом.


Вскоре после своего приема в братство масонов, Пьер с полным написанным им для себя руководством о том, что он должен был делать в своих имениях, уехал в Киевскую губернию, где находилась большая часть его крестьян.
Приехав в Киев, Пьер вызвал в главную контору всех управляющих, и объяснил им свои намерения и желания. Он сказал им, что немедленно будут приняты меры для совершенного освобождения крестьян от крепостной зависимости, что до тех пор крестьяне не должны быть отягчаемы работой, что женщины с детьми не должны посылаться на работы, что крестьянам должна быть оказываема помощь, что наказания должны быть употребляемы увещательные, а не телесные, что в каждом имении должны быть учреждены больницы, приюты и школы. Некоторые управляющие (тут были и полуграмотные экономы) слушали испуганно, предполагая смысл речи в том, что молодой граф недоволен их управлением и утайкой денег; другие, после первого страха, находили забавным шепелявенье Пьера и новые, неслыханные ими слова; третьи находили просто удовольствие послушать, как говорит барин; четвертые, самые умные, в том числе и главноуправляющий, поняли из этой речи то, каким образом надо обходиться с барином для достижения своих целей.
Главноуправляющий выразил большое сочувствие намерениям Пьера; но заметил, что кроме этих преобразований необходимо было вообще заняться делами, которые были в дурном состоянии.
Несмотря на огромное богатство графа Безухого, с тех пор, как Пьер получил его и получал, как говорили, 500 тысяч годового дохода, он чувствовал себя гораздо менее богатым, чем когда он получал свои 10 ть тысяч от покойного графа. В общих чертах он смутно чувствовал следующий бюджет. В Совет платилось около 80 ти тысяч по всем имениям; около 30 ти тысяч стоило содержание подмосковной, московского дома и княжон; около 15 ти тысяч выходило на пенсии, столько же на богоугодные заведения; графине на прожитье посылалось 150 тысяч; процентов платилось за долги около 70 ти тысяч; постройка начатой церкви стоила эти два года около 10 ти тысяч; остальное около 100 та тысяч расходилось – он сам не знал как, и почти каждый год он принужден был занимать. Кроме того каждый год главноуправляющий писал то о пожарах, то о неурожаях, то о необходимости перестроек фабрик и заводов. И так, первое дело, представившееся Пьеру, было то, к которому он менее всего имел способности и склонности – занятие делами.
Пьер с главноуправляющим каждый день занимался . Но он чувствовал, что занятия его ни на шаг не подвигали дела. Он чувствовал, что его занятия происходят независимо от дела, что они не цепляют за дело и не заставляют его двигаться. С одной стороны главноуправляющий выставлял дела в самом дурном свете, показывая Пьеру необходимость уплачивать долги и предпринимать новые работы силами крепостных мужиков, на что Пьер не соглашался; с другой стороны, Пьер требовал приступления к делу освобождения, на что управляющий выставлял необходимость прежде уплатить долг Опекунского совета, и потому невозможность быстрого исполнения.
Управляющий не говорил, что это совершенно невозможно; он предлагал для достижения этой цели продажу лесов Костромской губернии, продажу земель низовых и крымского именья. Но все эти операции в речах управляющего связывались с такою сложностью процессов, снятия запрещений, истребований, разрешений и т. п., что Пьер терялся и только говорил ему:
– Да, да, так и сделайте.
Пьер не имел той практической цепкости, которая бы дала ему возможность непосредственно взяться за дело, и потому он не любил его и только старался притвориться перед управляющим, что он занят делом. Управляющий же старался притвориться перед графом, что он считает эти занятия весьма полезными для хозяина и для себя стеснительными.
В большом городе нашлись знакомые; незнакомые поспешили познакомиться и радушно приветствовали вновь приехавшего богача, самого большого владельца губернии. Искушения по отношению главной слабости Пьера, той, в которой он признался во время приема в ложу, тоже были так сильны, что Пьер не мог воздержаться от них. Опять целые дни, недели, месяцы жизни Пьера проходили так же озабоченно и занято между вечерами, обедами, завтраками, балами, не давая ему времени опомниться, как и в Петербурге. Вместо новой жизни, которую надеялся повести Пьер, он жил всё тою же прежней жизнью, только в другой обстановке.
Из трех назначений масонства Пьер сознавал, что он не исполнял того, которое предписывало каждому масону быть образцом нравственной жизни, и из семи добродетелей совершенно не имел в себе двух: добронравия и любви к смерти. Он утешал себя тем, что за то он исполнял другое назначение, – исправление рода человеческого и имел другие добродетели, любовь к ближнему и в особенности щедрость.
Весной 1807 года Пьер решился ехать назад в Петербург. По дороге назад, он намеревался объехать все свои именья и лично удостовериться в том, что сделано из того, что им предписано и в каком положении находится теперь тот народ, который вверен ему Богом, и который он стремился облагодетельствовать.
Главноуправляющий, считавший все затеи молодого графа почти безумством, невыгодой для себя, для него, для крестьян – сделал уступки. Продолжая дело освобождения представлять невозможным, он распорядился постройкой во всех имениях больших зданий школ, больниц и приютов; для приезда барина везде приготовил встречи, не пышно торжественные, которые, он знал, не понравятся Пьеру, но именно такие религиозно благодарственные, с образами и хлебом солью, именно такие, которые, как он понимал барина, должны были подействовать на графа и обмануть его.
Южная весна, покойное, быстрое путешествие в венской коляске и уединение дороги радостно действовали на Пьера. Именья, в которых он не бывал еще, были – одно живописнее другого; народ везде представлялся благоденствующим и трогательно благодарным за сделанные ему благодеяния. Везде были встречи, которые, хотя и приводили в смущение Пьера, но в глубине души его вызывали радостное чувство. В одном месте мужики подносили ему хлеб соль и образ Петра и Павла, и просили позволения в честь его ангела Петра и Павла, в знак любви и благодарности за сделанные им благодеяния, воздвигнуть на свой счет новый придел в церкви. В другом месте его встретили женщины с грудными детьми, благодаря его за избавление от тяжелых работ. В третьем именьи его встречал священник с крестом, окруженный детьми, которых он по милостям графа обучал грамоте и религии. Во всех имениях Пьер видел своими глазами по одному плану воздвигавшиеся и воздвигнутые уже каменные здания больниц, школ, богаделен, которые должны были быть, в скором времени, открыты. Везде Пьер видел отчеты управляющих о барщинских работах, уменьшенных против прежнего, и слышал за то трогательные благодарения депутаций крестьян в синих кафтанах.
Пьер только не знал того, что там, где ему подносили хлеб соль и строили придел Петра и Павла, было торговое село и ярмарка в Петров день, что придел уже строился давно богачами мужиками села, теми, которые явились к нему, а что девять десятых мужиков этого села были в величайшем разорении. Он не знал, что вследствие того, что перестали по его приказу посылать ребятниц женщин с грудными детьми на барщину, эти самые ребятницы тем труднейшую работу несли на своей половине. Он не знал, что священник, встретивший его с крестом, отягощал мужиков своими поборами, и что собранные к нему ученики со слезами были отдаваемы ему, и за большие деньги были откупаемы родителями. Он не знал, что каменные, по плану, здания воздвигались своими рабочими и увеличили барщину крестьян, уменьшенную только на бумаге. Он не знал, что там, где управляющий указывал ему по книге на уменьшение по его воле оброка на одну треть, была наполовину прибавлена барщинная повинность. И потому Пьер был восхищен своим путешествием по именьям, и вполне возвратился к тому филантропическому настроению, в котором он выехал из Петербурга, и писал восторженные письма своему наставнику брату, как он называл великого мастера.
«Как легко, как мало усилия нужно, чтобы сделать так много добра, думал Пьер, и как мало мы об этом заботимся!»
Он счастлив был выказываемой ему благодарностью, но стыдился, принимая ее. Эта благодарность напоминала ему, на сколько он еще больше бы был в состоянии сделать для этих простых, добрых людей.
Главноуправляющий, весьма глупый и хитрый человек, совершенно понимая умного и наивного графа, и играя им, как игрушкой, увидав действие, произведенное на Пьера приготовленными приемами, решительнее обратился к нему с доводами о невозможности и, главное, ненужности освобождения крестьян, которые и без того были совершенно счастливы.
Пьер втайне своей души соглашался с управляющим в том, что трудно было представить себе людей, более счастливых, и что Бог знает, что ожидало их на воле; но Пьер, хотя и неохотно, настаивал на том, что он считал справедливым. Управляющий обещал употребить все силы для исполнения воли графа, ясно понимая, что граф никогда не будет в состоянии поверить его не только в том, употреблены ли все меры для продажи лесов и имений, для выкупа из Совета, но и никогда вероятно не спросит и не узнает о том, как построенные здания стоят пустыми и крестьяне продолжают давать работой и деньгами всё то, что они дают у других, т. е. всё, что они могут давать.


В самом счастливом состоянии духа возвращаясь из своего южного путешествия, Пьер исполнил свое давнишнее намерение заехать к своему другу Болконскому, которого он не видал два года.
Богучарово лежало в некрасивой, плоской местности, покрытой полями и срубленными и несрубленными еловыми и березовыми лесами. Барский двор находился на конце прямой, по большой дороге расположенной деревни, за вновь вырытым, полно налитым прудом, с необросшими еще травой берегами, в середине молодого леса, между которым стояло несколько больших сосен.
Барский двор состоял из гумна, надворных построек, конюшень, бани, флигеля и большого каменного дома с полукруглым фронтоном, который еще строился. Вокруг дома был рассажен молодой сад. Ограды и ворота были прочные и новые; под навесом стояли две пожарные трубы и бочка, выкрашенная зеленой краской; дороги были прямые, мосты были крепкие с перилами. На всем лежал отпечаток аккуратности и хозяйственности. Встретившиеся дворовые, на вопрос, где живет князь, указали на небольшой, новый флигелек, стоящий у самого края пруда. Старый дядька князя Андрея, Антон, высадил Пьера из коляски, сказал, что князь дома, и проводил его в чистую, маленькую прихожую.
Пьера поразила скромность маленького, хотя и чистенького домика после тех блестящих условий, в которых последний раз он видел своего друга в Петербурге. Он поспешно вошел в пахнущую еще сосной, не отштукатуренную, маленькую залу и хотел итти дальше, но Антон на цыпочках пробежал вперед и постучался в дверь.
– Ну, что там? – послышался резкий, неприятный голос.
– Гость, – отвечал Антон.
– Проси подождать, – и послышался отодвинутый стул. Пьер быстрыми шагами подошел к двери и столкнулся лицом к лицу с выходившим к нему, нахмуренным и постаревшим, князем Андреем. Пьер обнял его и, подняв очки, целовал его в щеки и близко смотрел на него.
– Вот не ждал, очень рад, – сказал князь Андрей. Пьер ничего не говорил; он удивленно, не спуская глаз, смотрел на своего друга. Его поразила происшедшая перемена в князе Андрее. Слова были ласковы, улыбка была на губах и лице князя Андрея, но взгляд был потухший, мертвый, которому, несмотря на видимое желание, князь Андрей не мог придать радостного и веселого блеска. Не то, что похудел, побледнел, возмужал его друг; но взгляд этот и морщинка на лбу, выражавшие долгое сосредоточение на чем то одном, поражали и отчуждали Пьера, пока он не привык к ним.
При свидании после долгой разлуки, как это всегда бывает, разговор долго не мог остановиться; они спрашивали и отвечали коротко о таких вещах, о которых они сами знали, что надо было говорить долго. Наконец разговор стал понемногу останавливаться на прежде отрывочно сказанном, на вопросах о прошедшей жизни, о планах на будущее, о путешествии Пьера, о его занятиях, о войне и т. д. Та сосредоточенность и убитость, которую заметил Пьер во взгляде князя Андрея, теперь выражалась еще сильнее в улыбке, с которою он слушал Пьера, в особенности тогда, когда Пьер говорил с одушевлением радости о прошедшем или будущем. Как будто князь Андрей и желал бы, но не мог принимать участия в том, что он говорил. Пьер начинал чувствовать, что перед князем Андреем восторженность, мечты, надежды на счастие и на добро не приличны. Ему совестно было высказывать все свои новые, масонские мысли, в особенности подновленные и возбужденные в нем его последним путешествием. Он сдерживал себя, боялся быть наивным; вместе с тем ему неудержимо хотелось поскорей показать своему другу, что он был теперь совсем другой, лучший Пьер, чем тот, который был в Петербурге.
– Я не могу вам сказать, как много я пережил за это время. Я сам бы не узнал себя.
– Да, много, много мы изменились с тех пор, – сказал князь Андрей.
– Ну а вы? – спрашивал Пьер, – какие ваши планы?
– Планы? – иронически повторил князь Андрей. – Мои планы? – повторил он, как бы удивляясь значению такого слова. – Да вот видишь, строюсь, хочу к будущему году переехать совсем…
Пьер молча, пристально вглядывался в состаревшееся лицо (князя) Андрея.
– Нет, я спрашиваю, – сказал Пьер, – но князь Андрей перебил его:
– Да что про меня говорить…. расскажи же, расскажи про свое путешествие, про всё, что ты там наделал в своих именьях?
Пьер стал рассказывать о том, что он сделал в своих имениях, стараясь как можно более скрыть свое участие в улучшениях, сделанных им. Князь Андрей несколько раз подсказывал Пьеру вперед то, что он рассказывал, как будто всё то, что сделал Пьер, была давно известная история, и слушал не только не с интересом, но даже как будто стыдясь за то, что рассказывал Пьер.
Пьеру стало неловко и даже тяжело в обществе своего друга. Он замолчал.
– А вот что, душа моя, – сказал князь Андрей, которому очевидно было тоже тяжело и стеснительно с гостем, – я здесь на биваках, и приехал только посмотреть. Я нынче еду опять к сестре. Я тебя познакомлю с ними. Да ты, кажется, знаком, – сказал он, очевидно занимая гостя, с которым он не чувствовал теперь ничего общего. – Мы поедем после обеда. А теперь хочешь посмотреть мою усадьбу? – Они вышли и проходили до обеда, разговаривая о политических новостях и общих знакомых, как люди мало близкие друг к другу. С некоторым оживлением и интересом князь Андрей говорил только об устраиваемой им новой усадьбе и постройке, но и тут в середине разговора, на подмостках, когда князь Андрей описывал Пьеру будущее расположение дома, он вдруг остановился. – Впрочем тут нет ничего интересного, пойдем обедать и поедем. – За обедом зашел разговор о женитьбе Пьера.
– Я очень удивился, когда услышал об этом, – сказал князь Андрей.
Пьер покраснел так же, как он краснел всегда при этом, и торопливо сказал:
– Я вам расскажу когда нибудь, как это всё случилось. Но вы знаете, что всё это кончено и навсегда.
– Навсегда? – сказал князь Андрей. – Навсегда ничего не бывает.
– Но вы знаете, как это всё кончилось? Слышали про дуэль?
– Да, ты прошел и через это.
– Одно, за что я благодарю Бога, это за то, что я не убил этого человека, – сказал Пьер.
– Отчего же? – сказал князь Андрей. – Убить злую собаку даже очень хорошо.
– Нет, убить человека не хорошо, несправедливо…
– Отчего же несправедливо? – повторил князь Андрей; то, что справедливо и несправедливо – не дано судить людям. Люди вечно заблуждались и будут заблуждаться, и ни в чем больше, как в том, что они считают справедливым и несправедливым.
– Несправедливо то, что есть зло для другого человека, – сказал Пьер, с удовольствием чувствуя, что в первый раз со времени его приезда князь Андрей оживлялся и начинал говорить и хотел высказать всё то, что сделало его таким, каким он был теперь.
– А кто тебе сказал, что такое зло для другого человека? – спросил он.
– Зло? Зло? – сказал Пьер, – мы все знаем, что такое зло для себя.
– Да мы знаем, но то зло, которое я знаю для себя, я не могу сделать другому человеку, – всё более и более оживляясь говорил князь Андрей, видимо желая высказать Пьеру свой новый взгляд на вещи. Он говорил по французски. Je ne connais l dans la vie que deux maux bien reels: c'est le remord et la maladie. II n'est de bien que l'absence de ces maux. [Я знаю в жизни только два настоящих несчастья: это угрызение совести и болезнь. И единственное благо есть отсутствие этих зол.] Жить для себя, избегая только этих двух зол: вот вся моя мудрость теперь.
– А любовь к ближнему, а самопожертвование? – заговорил Пьер. – Нет, я с вами не могу согласиться! Жить только так, чтобы не делать зла, чтоб не раскаиваться? этого мало. Я жил так, я жил для себя и погубил свою жизнь. И только теперь, когда я живу, по крайней мере, стараюсь (из скромности поправился Пьер) жить для других, только теперь я понял всё счастие жизни. Нет я не соглашусь с вами, да и вы не думаете того, что вы говорите.
Князь Андрей молча глядел на Пьера и насмешливо улыбался.
– Вот увидишь сестру, княжну Марью. С ней вы сойдетесь, – сказал он. – Может быть, ты прав для себя, – продолжал он, помолчав немного; – но каждый живет по своему: ты жил для себя и говоришь, что этим чуть не погубил свою жизнь, а узнал счастие только тогда, когда стал жить для других. А я испытал противуположное. Я жил для славы. (Ведь что же слава? та же любовь к другим, желание сделать для них что нибудь, желание их похвалы.) Так я жил для других, и не почти, а совсем погубил свою жизнь. И с тех пор стал спокойнее, как живу для одного себя.
– Да как же жить для одного себя? – разгорячаясь спросил Пьер. – А сын, а сестра, а отец?
– Да это всё тот же я, это не другие, – сказал князь Андрей, а другие, ближние, le prochain, как вы с княжной Марьей называете, это главный источник заблуждения и зла. Le prochаin [Ближний] это те, твои киевские мужики, которым ты хочешь сделать добро.
И он посмотрел на Пьера насмешливо вызывающим взглядом. Он, видимо, вызывал Пьера.
– Вы шутите, – всё более и более оживляясь говорил Пьер. Какое же может быть заблуждение и зло в том, что я желал (очень мало и дурно исполнил), но желал сделать добро, да и сделал хотя кое что? Какое же может быть зло, что несчастные люди, наши мужики, люди такие же, как и мы, выростающие и умирающие без другого понятия о Боге и правде, как обряд и бессмысленная молитва, будут поучаться в утешительных верованиях будущей жизни, возмездия, награды, утешения? Какое же зло и заблуждение в том, что люди умирают от болезни, без помощи, когда так легко материально помочь им, и я им дам лекаря, и больницу, и приют старику? И разве не ощутительное, не несомненное благо то, что мужик, баба с ребенком не имеют дня и ночи покоя, а я дам им отдых и досуг?… – говорил Пьер, торопясь и шепелявя. – И я это сделал, хоть плохо, хоть немного, но сделал кое что для этого, и вы не только меня не разуверите в том, что то, что я сделал хорошо, но и не разуверите, чтоб вы сами этого не думали. А главное, – продолжал Пьер, – я вот что знаю и знаю верно, что наслаждение делать это добро есть единственное верное счастие жизни.
– Да, ежели так поставить вопрос, то это другое дело, сказал князь Андрей. – Я строю дом, развожу сад, а ты больницы. И то, и другое может служить препровождением времени. А что справедливо, что добро – предоставь судить тому, кто всё знает, а не нам. Ну ты хочешь спорить, – прибавил он, – ну давай. – Они вышли из за стола и сели на крыльцо, заменявшее балкон.
– Ну давай спорить, – сказал князь Андрей. – Ты говоришь школы, – продолжал он, загибая палец, – поучения и так далее, то есть ты хочешь вывести его, – сказал он, указывая на мужика, снявшего шапку и проходившего мимо их, – из его животного состояния и дать ему нравственных потребностей, а мне кажется, что единственно возможное счастье – есть счастье животное, а ты его то хочешь лишить его. Я завидую ему, а ты хочешь его сделать мною, но не дав ему моих средств. Другое ты говоришь: облегчить его работу. А по моему, труд физический для него есть такая же необходимость, такое же условие его существования, как для меня и для тебя труд умственный. Ты не можешь не думать. Я ложусь спать в 3 м часу, мне приходят мысли, и я не могу заснуть, ворочаюсь, не сплю до утра оттого, что я думаю и не могу не думать, как он не может не пахать, не косить; иначе он пойдет в кабак, или сделается болен. Как я не перенесу его страшного физического труда, а умру через неделю, так он не перенесет моей физической праздности, он растолстеет и умрет. Третье, – что бишь еще ты сказал? – Князь Андрей загнул третий палец.
– Ах, да, больницы, лекарства. У него удар, он умирает, а ты пустил ему кровь, вылечил. Он калекой будет ходить 10 ть лет, всем в тягость. Гораздо покойнее и проще ему умереть. Другие родятся, и так их много. Ежели бы ты жалел, что у тебя лишний работник пропал – как я смотрю на него, а то ты из любви же к нему его хочешь лечить. А ему этого не нужно. Да и потом,что за воображенье, что медицина кого нибудь и когда нибудь вылечивала! Убивать так! – сказал он, злобно нахмурившись и отвернувшись от Пьера. Князь Андрей высказывал свои мысли так ясно и отчетливо, что видно было, он не раз думал об этом, и он говорил охотно и быстро, как человек, долго не говоривший. Взгляд его оживлялся тем больше, чем безнадежнее были его суждения.
– Ах это ужасно, ужасно! – сказал Пьер. – Я не понимаю только – как можно жить с такими мыслями. На меня находили такие же минуты, это недавно было, в Москве и дорогой, но тогда я опускаюсь до такой степени, что я не живу, всё мне гадко… главное, я сам. Тогда я не ем, не умываюсь… ну, как же вы?…
– Отчего же не умываться, это не чисто, – сказал князь Андрей; – напротив, надо стараться сделать свою жизнь как можно более приятной. Я живу и в этом не виноват, стало быть надо как нибудь получше, никому не мешая, дожить до смерти.
– Но что же вас побуждает жить с такими мыслями? Будешь сидеть не двигаясь, ничего не предпринимая…
– Жизнь и так не оставляет в покое. Я бы рад ничего не делать, а вот, с одной стороны, дворянство здешнее удостоило меня чести избрания в предводители: я насилу отделался. Они не могли понять, что во мне нет того, что нужно, нет этой известной добродушной и озабоченной пошлости, которая нужна для этого. Потом вот этот дом, который надо было построить, чтобы иметь свой угол, где можно быть спокойным. Теперь ополчение.
– Отчего вы не служите в армии?
– После Аустерлица! – мрачно сказал князь Андрей. – Нет; покорно благодарю, я дал себе слово, что служить в действующей русской армии я не буду. И не буду, ежели бы Бонапарте стоял тут, у Смоленска, угрожая Лысым Горам, и тогда бы я не стал служить в русской армии. Ну, так я тебе говорил, – успокоиваясь продолжал князь Андрей. – Теперь ополченье, отец главнокомандующим 3 го округа, и единственное средство мне избавиться от службы – быть при нем.
– Стало быть вы служите?
– Служу. – Он помолчал немного.
– Так зачем же вы служите?
– А вот зачем. Отец мой один из замечательнейших людей своего века. Но он становится стар, и он не то что жесток, но он слишком деятельного характера. Он страшен своей привычкой к неограниченной власти, и теперь этой властью, данной Государем главнокомандующим над ополчением. Ежели бы я два часа опоздал две недели тому назад, он бы повесил протоколиста в Юхнове, – сказал князь Андрей с улыбкой; – так я служу потому, что кроме меня никто не имеет влияния на отца, и я кое где спасу его от поступка, от которого бы он после мучился.
– А, ну так вот видите!
– Да, mais ce n'est pas comme vous l'entendez, [но это не так, как вы это понимаете,] – продолжал князь Андрей. – Я ни малейшего добра не желал и не желаю этому мерзавцу протоколисту, который украл какие то сапоги у ополченцев; я даже очень был бы доволен видеть его повешенным, но мне жалко отца, то есть опять себя же.
Князь Андрей всё более и более оживлялся. Глаза его лихорадочно блестели в то время, как он старался доказать Пьеру, что никогда в его поступке не было желания добра ближнему.
– Ну, вот ты хочешь освободить крестьян, – продолжал он. – Это очень хорошо; но не для тебя (ты, я думаю, никого не засекал и не посылал в Сибирь), и еще меньше для крестьян. Ежели их бьют, секут, посылают в Сибирь, то я думаю, что им от этого нисколько не хуже. В Сибири ведет он ту же свою скотскую жизнь, а рубцы на теле заживут, и он так же счастлив, как и был прежде. А нужно это для тех людей, которые гибнут нравственно, наживают себе раскаяние, подавляют это раскаяние и грубеют от того, что у них есть возможность казнить право и неправо. Вот кого мне жалко, и для кого бы я желал освободить крестьян. Ты, может быть, не видал, а я видел, как хорошие люди, воспитанные в этих преданиях неограниченной власти, с годами, когда они делаются раздражительнее, делаются жестоки, грубы, знают это, не могут удержаться и всё делаются несчастнее и несчастнее. – Князь Андрей говорил это с таким увлечением, что Пьер невольно подумал о том, что мысли эти наведены были Андрею его отцом. Он ничего не отвечал ему.
– Так вот кого мне жалко – человеческого достоинства, спокойствия совести, чистоты, а не их спин и лбов, которые, сколько ни секи, сколько ни брей, всё останутся такими же спинами и лбами.
– Нет, нет и тысячу раз нет, я никогда не соглашусь с вами, – сказал Пьер.


Вечером князь Андрей и Пьер сели в коляску и поехали в Лысые Горы. Князь Андрей, поглядывая на Пьера, прерывал изредка молчание речами, доказывавшими, что он находился в хорошем расположении духа.
Он говорил ему, указывая на поля, о своих хозяйственных усовершенствованиях.
Пьер мрачно молчал, отвечая односложно, и казался погруженным в свои мысли.
Пьер думал о том, что князь Андрей несчастлив, что он заблуждается, что он не знает истинного света и что Пьер должен притти на помощь ему, просветить и поднять его. Но как только Пьер придумывал, как и что он станет говорить, он предчувствовал, что князь Андрей одним словом, одним аргументом уронит всё в его ученьи, и он боялся начать, боялся выставить на возможность осмеяния свою любимую святыню.
– Нет, отчего же вы думаете, – вдруг начал Пьер, опуская голову и принимая вид бодающегося быка, отчего вы так думаете? Вы не должны так думать.
– Про что я думаю? – спросил князь Андрей с удивлением.
– Про жизнь, про назначение человека. Это не может быть. Я так же думал, и меня спасло, вы знаете что? масонство. Нет, вы не улыбайтесь. Масонство – это не религиозная, не обрядная секта, как и я думал, а масонство есть лучшее, единственное выражение лучших, вечных сторон человечества. – И он начал излагать князю Андрею масонство, как он понимал его.
Он говорил, что масонство есть учение христианства, освободившегося от государственных и религиозных оков; учение равенства, братства и любви.
– Только наше святое братство имеет действительный смысл в жизни; всё остальное есть сон, – говорил Пьер. – Вы поймите, мой друг, что вне этого союза всё исполнено лжи и неправды, и я согласен с вами, что умному и доброму человеку ничего не остается, как только, как вы, доживать свою жизнь, стараясь только не мешать другим. Но усвойте себе наши основные убеждения, вступите в наше братство, дайте нам себя, позвольте руководить собой, и вы сейчас почувствуете себя, как и я почувствовал частью этой огромной, невидимой цепи, которой начало скрывается в небесах, – говорил Пьер.
Князь Андрей, молча, глядя перед собой, слушал речь Пьера. Несколько раз он, не расслышав от шума коляски, переспрашивал у Пьера нерасслышанные слова. По особенному блеску, загоревшемуся в глазах князя Андрея, и по его молчанию Пьер видел, что слова его не напрасны, что князь Андрей не перебьет его и не будет смеяться над его словами.
Они подъехали к разлившейся реке, которую им надо было переезжать на пароме. Пока устанавливали коляску и лошадей, они прошли на паром.
Князь Андрей, облокотившись о перила, молча смотрел вдоль по блестящему от заходящего солнца разливу.
– Ну, что же вы думаете об этом? – спросил Пьер, – что же вы молчите?
– Что я думаю? я слушал тебя. Всё это так, – сказал князь Андрей. – Но ты говоришь: вступи в наше братство, и мы тебе укажем цель жизни и назначение человека, и законы, управляющие миром. Да кто же мы – люди? Отчего же вы всё знаете? Отчего я один не вижу того, что вы видите? Вы видите на земле царство добра и правды, а я его не вижу.
Пьер перебил его. – Верите вы в будущую жизнь? – спросил он.
– В будущую жизнь? – повторил князь Андрей, но Пьер не дал ему времени ответить и принял это повторение за отрицание, тем более, что он знал прежние атеистические убеждения князя Андрея.
– Вы говорите, что не можете видеть царства добра и правды на земле. И я не видал его и его нельзя видеть, ежели смотреть на нашу жизнь как на конец всего. На земле, именно на этой земле (Пьер указал в поле), нет правды – всё ложь и зло; но в мире, во всем мире есть царство правды, и мы теперь дети земли, а вечно дети всего мира. Разве я не чувствую в своей душе, что я составляю часть этого огромного, гармонического целого. Разве я не чувствую, что я в этом огромном бесчисленном количестве существ, в которых проявляется Божество, – высшая сила, как хотите, – что я составляю одно звено, одну ступень от низших существ к высшим. Ежели я вижу, ясно вижу эту лестницу, которая ведет от растения к человеку, то отчего же я предположу, что эта лестница прерывается со мною, а не ведет дальше и дальше. Я чувствую, что я не только не могу исчезнуть, как ничто не исчезает в мире, но что я всегда буду и всегда был. Я чувствую, что кроме меня надо мной живут духи и что в этом мире есть правда.
– Да, это учение Гердера, – сказал князь Андрей, – но не то, душа моя, убедит меня, а жизнь и смерть, вот что убеждает. Убеждает то, что видишь дорогое тебе существо, которое связано с тобой, перед которым ты был виноват и надеялся оправдаться (князь Андрей дрогнул голосом и отвернулся) и вдруг это существо страдает, мучается и перестает быть… Зачем? Не может быть, чтоб не было ответа! И я верю, что он есть…. Вот что убеждает, вот что убедило меня, – сказал князь Андрей.
– Ну да, ну да, – говорил Пьер, – разве не то же самое и я говорю!
– Нет. Я говорю только, что убеждают в необходимости будущей жизни не доводы, а то, когда идешь в жизни рука об руку с человеком, и вдруг человек этот исчезнет там в нигде, и ты сам останавливаешься перед этой пропастью и заглядываешь туда. И, я заглянул…
– Ну так что ж! вы знаете, что есть там и что есть кто то? Там есть – будущая жизнь. Кто то есть – Бог.
Князь Андрей не отвечал. Коляска и лошади уже давно были выведены на другой берег и уже заложены, и уж солнце скрылось до половины, и вечерний мороз покрывал звездами лужи у перевоза, а Пьер и Андрей, к удивлению лакеев, кучеров и перевозчиков, еще стояли на пароме и говорили.
– Ежели есть Бог и есть будущая жизнь, то есть истина, есть добродетель; и высшее счастье человека состоит в том, чтобы стремиться к достижению их. Надо жить, надо любить, надо верить, – говорил Пьер, – что живем не нынче только на этом клочке земли, а жили и будем жить вечно там во всем (он указал на небо). Князь Андрей стоял, облокотившись на перила парома и, слушая Пьера, не спуская глаз, смотрел на красный отблеск солнца по синеющему разливу. Пьер замолк. Было совершенно тихо. Паром давно пристал, и только волны теченья с слабым звуком ударялись о дно парома. Князю Андрею казалось, что это полосканье волн к словам Пьера приговаривало: «правда, верь этому».
Князь Андрей вздохнул, и лучистым, детским, нежным взглядом взглянул в раскрасневшееся восторженное, но всё робкое перед первенствующим другом, лицо Пьера.
– Да, коли бы это так было! – сказал он. – Однако пойдем садиться, – прибавил князь Андрей, и выходя с парома, он поглядел на небо, на которое указал ему Пьер, и в первый раз, после Аустерлица, он увидал то высокое, вечное небо, которое он видел лежа на Аустерлицком поле, и что то давно заснувшее, что то лучшее что было в нем, вдруг радостно и молодо проснулось в его душе. Чувство это исчезло, как скоро князь Андрей вступил опять в привычные условия жизни, но он знал, что это чувство, которое он не умел развить, жило в нем. Свидание с Пьером было для князя Андрея эпохой, с которой началась хотя во внешности и та же самая, но во внутреннем мире его новая жизнь.


Уже смерклось, когда князь Андрей и Пьер подъехали к главному подъезду лысогорского дома. В то время как они подъезжали, князь Андрей с улыбкой обратил внимание Пьера на суматоху, происшедшую у заднего крыльца. Согнутая старушка с котомкой на спине, и невысокий мужчина в черном одеянии и с длинными волосами, увидав въезжавшую коляску, бросились бежать назад в ворота. Две женщины выбежали за ними, и все четверо, оглядываясь на коляску, испуганно вбежали на заднее крыльцо.
– Это Машины божьи люди, – сказал князь Андрей. – Они приняли нас за отца. А это единственно, в чем она не повинуется ему: он велит гонять этих странников, а она принимает их.
– Да что такое божьи люди? – спросил Пьер.
Князь Андрей не успел отвечать ему. Слуги вышли навстречу, и он расспрашивал о том, где был старый князь и скоро ли ждут его.
Старый князь был еще в городе, и его ждали каждую минуту.
Князь Андрей провел Пьера на свою половину, всегда в полной исправности ожидавшую его в доме его отца, и сам пошел в детскую.
– Пойдем к сестре, – сказал князь Андрей, возвратившись к Пьеру; – я еще не видал ее, она теперь прячется и сидит с своими божьими людьми. Поделом ей, она сконфузится, а ты увидишь божьих людей. C'est curieux, ma parole. [Это любопытно, честное слово.]
– Qu'est ce que c'est que [Что такое] божьи люди? – спросил Пьер
– А вот увидишь.
Княжна Марья действительно сконфузилась и покраснела пятнами, когда вошли к ней. В ее уютной комнате с лампадами перед киотами, на диване, за самоваром сидел рядом с ней молодой мальчик с длинным носом и длинными волосами, и в монашеской рясе.
На кресле, подле, сидела сморщенная, худая старушка с кротким выражением детского лица.
– Andre, pourquoi ne pas m'avoir prevenu? [Андрей, почему не предупредили меня?] – сказала она с кротким упреком, становясь перед своими странниками, как наседка перед цыплятами.
– Charmee de vous voir. Je suis tres contente de vous voir, [Очень рада вас видеть. Я так довольна, что вижу вас,] – сказала она Пьеру, в то время, как он целовал ее руку. Она знала его ребенком, и теперь дружба его с Андреем, его несчастие с женой, а главное, его доброе, простое лицо расположили ее к нему. Она смотрела на него своими прекрасными, лучистыми глазами и, казалось, говорила: «я вас очень люблю, но пожалуйста не смейтесь над моими ». Обменявшись первыми фразами приветствия, они сели.
– А, и Иванушка тут, – сказал князь Андрей, указывая улыбкой на молодого странника.
– Andre! – умоляюще сказала княжна Марья.
– Il faut que vous sachiez que c'est une femme, [Знай, что это женщина,] – сказал Андрей Пьеру.
– Andre, au nom de Dieu! [Андрей, ради Бога!] – повторила княжна Марья.
Видно было, что насмешливое отношение князя Андрея к странникам и бесполезное заступничество за них княжны Марьи были привычные, установившиеся между ними отношения.
– Mais, ma bonne amie, – сказал князь Андрей, – vous devriez au contraire m'etre reconaissante de ce que j'explique a Pierre votre intimite avec ce jeune homme… [Но, мой друг, ты должна бы быть мне благодарна, что я объясняю Пьеру твою близость к этому молодому человеку.]
– Vraiment? [Правда?] – сказал Пьер любопытно и серьезно (за что особенно ему благодарна была княжна Марья) вглядываясь через очки в лицо Иванушки, который, поняв, что речь шла о нем, хитрыми глазами оглядывал всех.
Княжна Марья совершенно напрасно смутилась за своих. Они нисколько не робели. Старушка, опустив глаза, но искоса поглядывая на вошедших, опрокинув чашку вверх дном на блюдечко и положив подле обкусанный кусочек сахара, спокойно и неподвижно сидела на своем кресле, ожидая, чтобы ей предложили еще чаю. Иванушка, попивая из блюдечка, исподлобья лукавыми, женскими глазами смотрел на молодых людей.
– Где, в Киеве была? – спросил старуху князь Андрей.
– Была, отец, – отвечала словоохотливо старуха, – на самое Рожество удостоилась у угодников сообщиться святых, небесных тайн. А теперь из Колязина, отец, благодать великая открылась…
– Что ж, Иванушка с тобой?
– Я сам по себе иду, кормилец, – стараясь говорить басом, сказал Иванушка. – Только в Юхнове с Пелагеюшкой сошлись…
Пелагеюшка перебила своего товарища; ей видно хотелось рассказать то, что она видела.
– В Колязине, отец, великая благодать открылась.