Битва за Омарский перевал

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Битва за омарский перевал
Основной конфликт: Карабахская война
Дата

январьфевраль 1994

Место

Омарский перевал (Нагорный Карабах)

Итог

Победа армян: Кельбаджарский район окончательно перешел под контроль армии обороны НКР

Противники
Нагорно-Карабахская Республика Нагорно-Карабахская Республика
Армения Армения: военные подразделения армии Республики Армения[1]
Азербайджан: армия Азербайджана, афганские наёмники
Командующие
неизвестно неизвестно
Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
~2000[2] ~4000[2] и 60 единиц бронетехники[3]

Битва за Омарский перевал (зима 1993—1994) — один из самых кровопролитных эпизодов завершающей фазы армяно-азербайджанской Карабахской войны.



История

Сражение за контроль над перевалом произошло в ходе начатой азербайджанской армией в конце 1993 года широкомасштабной операции. Для усиления своей армии азербайджанская сторона провела мобилизацию, а также пригласила иностранных советников и солдат, что стало важной причиной успеха азербайджанской армии в начале зимы 1994 года. Осенью 1993 года, после визита в Афганистан замминистра внутренних дел Азербайджана Ровшана Джавадова, по договоренности с премьер-министром Афганистана Гульбеддином Хекматьяром в Баку прибыли 1000-2500 афганских моджахедов[4]. Также Азербайджан вербовал ветеранов боевых действий из стран СНГ.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2941 день] В конце 1993 года Турция договорилась о возвращении 150 военных экспертов, отозванных после смещения Эльчибея. Поступали также сообщения о 200 военных советников, направленных Россией, и американских советниках[5][3].

Сражение развернулось на опустошённой территории, которую покинуло всё гражданское население. Боевые действия велись на высотах 2500 — 3500 м над уровнем моря в условиях жестокой зимы (низкие температуры, глубокий снежный покров, обледеневшие дороги, сильный ветер, частый сход лавин, горный рельеф местности). Это был рискованный план операции и не все военные командиры азербайджанской армии поддержали его[6].

Наступление азербайджанцев на северном участке фронта началось в начале января 1994 года. Три бригады Национальной армии Азербайджана, среди которых, по воспоминаниям азербайджанских участников событий, было много необученных новобранцев[6], переправились через Муровдагский хребет и нанесли удар по позициям армянских сил, удерживавших перевал. Вначале наступающим противостояли необученные призывники армянской Ванадзорской дивизии. В результате удара армянская военная группировка была разбита. 24 января азербайджанцы объявили об окружении и почти полном уничтожении армянского батальона у посёлка Чарплы[7].

К началу февраля азербайджанские войска вплотную подошли к городу Кельбаджар. Однако при этом они сильно оторвались от своих тыловых позиций, оставшихся по ту сторону Муровского хребта, тогда как армяне перебросили дополнительные войска из Карабаха.

12 февраля армяне под сильным снегопадом нанесли контрудар по частям азербайджанской армии. Азербайджанцы в панике бросились отступать, неся большие потери — в результате дезорганизации сотни военнослужащих замёрзли или пропали без вести. К 18 февраля азербайджанские части отступили через Омарский перевал. Две бригады азербайджанской армии оказались в окружении и попытались прорваться на север через узкий перевал, но попали под шквальный огонь установок «Град» со стороны армян. Потери азербайджанцев были значительны, вероятно в результате обстрела погибло до 1,500 солдат[2]. Большинство из тех немногих молодых азербайджанских солдат, которым удалось выбраться из окружения, впоследствии погибли от переохлаждения в горах Мравского хребта, либо попали в плен.

В ходе битвы за Омарский перевал потери азербайджанской стороны составили около 4 тысяч, а потери армянской — около 2 тысяч солдат убитыми[2]. Информация о гибели азербайджанских солдат во время этого сражения является секретной в Азербайджане[6].

Напишите отзыв о статье "Битва за Омарский перевал"

Примечания

  1. [www.reocities.com/fanthom_2000/hrw-azerbaijan/hrw-contents/3.html] "While foreign involvement has always been a factor in the conflict in (page 46) Nagorno-Karabakh, it reached a high point in the fighting that began in the December 1993 and continued into 1994. Two groups appeared on the battlefield in significant numbers after the start of Azerbaijan's December 1993 offensive: Afghan mujahideen fighting as mercenaries for Azerbaijan; and troops from the Army of the Republic of Armenia on the Karabakh side <...> The Afghans first arrived in Azerbaijan in the fall of 1993, after the Azerbaijani deputy foreign minister Rovshan Jivadov traveled to Afghanistan and arranged with then Prime Minister Gulbiddin Hekmatyar for Afghan fighters to come to Azerbaijan. The lighters reportedly come from the conservative Hezb-i-Wahdat faction, allied with Hekmatyar."
  2. 1 2 3 4 [news.bbc.co.uk/hi/russian/in_depth/newsid_4685000/4685081.stm Том де Ваал. Чёрный сад. Глава 15]
  3. 1 2 Vicken Cheterian. War and peace in the Caucasus: ethnic conflict and the new geopolitics. Columbia University Press, 2008. ISBN 0-231-70064-4, 9780231700641. P. 141-142
  4. AZERBAIJAN. [www.hrw.org/reports/pdfs/a/azerbjn/azerbaij94d.pdf Seven Years of Conflict in Nagorno-Karabakh]. Human Rights Watch/Helsinki
  5. Michael P. Croissant. The Armenia-Azerbaijan conflict: causes and implications. Greenwood Publishing Group, 1998. ISBN 0-275-96241-5, 9780275962418. P. 96
  6. 1 2 3 Idrak Abbasov. [iwpr.net/report-news/azeri-veterans-recall-military-fiasco Azeri Veterans Recall Military Fiasco]. CRS Issue 219, 21 Feb 05 "Eldar Namazov, who then headed the secretariat in President Aliev’s administration, blamed former prime minister Suret Husseinov – long since disgraced and in prison – for the fiasco"
  7. [news.bbc.co.uk/hi/russian/in_depth/newsid_4685000/4685081.stm Том де Ваал. «Черный сад». Глава 15. Сентябрь 1993 - май 1994 г.г. Истощение.]

См. также

К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Битва за Омарский перевал

– За вами 43 тысячи, граф, – сказал Долохов и потягиваясь встал из за стола. – А устаешь однако так долго сидеть, – сказал он.
– Да, и я тоже устал, – сказал Ростов.
Долохов, как будто напоминая ему, что ему неприлично было шутить, перебил его: Когда прикажете получить деньги, граф?
Ростов вспыхнув, вызвал Долохова в другую комнату.
– Я не могу вдруг заплатить всё, ты возьмешь вексель, – сказал он.
– Послушай, Ростов, – сказал Долохов, ясно улыбаясь и глядя в глаза Николаю, – ты знаешь поговорку: «Счастлив в любви, несчастлив в картах». Кузина твоя влюблена в тебя. Я знаю.
«О! это ужасно чувствовать себя так во власти этого человека», – думал Ростов. Ростов понимал, какой удар он нанесет отцу, матери объявлением этого проигрыша; он понимал, какое бы было счастье избавиться от всего этого, и понимал, что Долохов знает, что может избавить его от этого стыда и горя, и теперь хочет еще играть с ним, как кошка с мышью.
– Твоя кузина… – хотел сказать Долохов; но Николай перебил его.
– Моя кузина тут ни при чем, и о ней говорить нечего! – крикнул он с бешенством.
– Так когда получить? – спросил Долохов.
– Завтра, – сказал Ростов, и вышел из комнаты.


Сказать «завтра» и выдержать тон приличия было не трудно; но приехать одному домой, увидать сестер, брата, мать, отца, признаваться и просить денег, на которые не имеешь права после данного честного слова, было ужасно.
Дома еще не спали. Молодежь дома Ростовых, воротившись из театра, поужинав, сидела у клавикорд. Как только Николай вошел в залу, его охватила та любовная, поэтическая атмосфера, которая царствовала в эту зиму в их доме и которая теперь, после предложения Долохова и бала Иогеля, казалось, еще более сгустилась, как воздух перед грозой, над Соней и Наташей. Соня и Наташа в голубых платьях, в которых они были в театре, хорошенькие и знающие это, счастливые, улыбаясь, стояли у клавикорд. Вера с Шиншиным играла в шахматы в гостиной. Старая графиня, ожидая сына и мужа, раскладывала пасьянс с старушкой дворянкой, жившей у них в доме. Денисов с блестящими глазами и взъерошенными волосами сидел, откинув ножку назад, у клавикорд, и хлопая по ним своими коротенькими пальцами, брал аккорды, и закатывая глаза, своим маленьким, хриплым, но верным голосом, пел сочиненное им стихотворение «Волшебница», к которому он пытался найти музыку.
Волшебница, скажи, какая сила
Влечет меня к покинутым струнам;
Какой огонь ты в сердце заронила,
Какой восторг разлился по перстам!
Пел он страстным голосом, блестя на испуганную и счастливую Наташу своими агатовыми, черными глазами.
– Прекрасно! отлично! – кричала Наташа. – Еще другой куплет, – говорила она, не замечая Николая.
«У них всё то же» – подумал Николай, заглядывая в гостиную, где он увидал Веру и мать с старушкой.
– А! вот и Николенька! – Наташа подбежала к нему.
– Папенька дома? – спросил он.
– Как я рада, что ты приехал! – не отвечая, сказала Наташа, – нам так весело. Василий Дмитрич остался для меня еще день, ты знаешь?
– Нет, еще не приезжал папа, – сказала Соня.
– Коко, ты приехал, поди ко мне, дружок! – сказал голос графини из гостиной. Николай подошел к матери, поцеловал ее руку и, молча подсев к ее столу, стал смотреть на ее руки, раскладывавшие карты. Из залы всё слышались смех и веселые голоса, уговаривавшие Наташу.
– Ну, хорошо, хорошо, – закричал Денисов, – теперь нечего отговариваться, за вами barcarolla, умоляю вас.
Графиня оглянулась на молчаливого сына.
– Что с тобой? – спросила мать у Николая.
– Ах, ничего, – сказал он, как будто ему уже надоел этот всё один и тот же вопрос.
– Папенька скоро приедет?
– Я думаю.
«У них всё то же. Они ничего не знают! Куда мне деваться?», подумал Николай и пошел опять в залу, где стояли клавикорды.
Соня сидела за клавикордами и играла прелюдию той баркароллы, которую особенно любил Денисов. Наташа собиралась петь. Денисов восторженными глазами смотрел на нее.
Николай стал ходить взад и вперед по комнате.
«И вот охота заставлять ее петь? – что она может петь? И ничего тут нет веселого», думал Николай.
Соня взяла первый аккорд прелюдии.
«Боже мой, я погибший, я бесчестный человек. Пулю в лоб, одно, что остается, а не петь, подумал он. Уйти? но куда же? всё равно, пускай поют!»
Николай мрачно, продолжая ходить по комнате, взглядывал на Денисова и девочек, избегая их взглядов.
«Николенька, что с вами?» – спросил взгляд Сони, устремленный на него. Она тотчас увидала, что что нибудь случилось с ним.
Николай отвернулся от нее. Наташа с своею чуткостью тоже мгновенно заметила состояние своего брата. Она заметила его, но ей самой так было весело в ту минуту, так далека она была от горя, грусти, упреков, что она (как это часто бывает с молодыми людьми) нарочно обманула себя. Нет, мне слишком весело теперь, чтобы портить свое веселье сочувствием чужому горю, почувствовала она, и сказала себе:
«Нет, я верно ошибаюсь, он должен быть весел так же, как и я». Ну, Соня, – сказала она и вышла на самую середину залы, где по ее мнению лучше всего был резонанс. Приподняв голову, опустив безжизненно повисшие руки, как это делают танцовщицы, Наташа, энергическим движением переступая с каблучка на цыпочку, прошлась по середине комнаты и остановилась.
«Вот она я!» как будто говорила она, отвечая на восторженный взгляд Денисова, следившего за ней.
«И чему она радуется! – подумал Николай, глядя на сестру. И как ей не скучно и не совестно!» Наташа взяла первую ноту, горло ее расширилось, грудь выпрямилась, глаза приняли серьезное выражение. Она не думала ни о ком, ни о чем в эту минуту, и из в улыбку сложенного рта полились звуки, те звуки, которые может производить в те же промежутки времени и в те же интервалы всякий, но которые тысячу раз оставляют вас холодным, в тысячу первый раз заставляют вас содрогаться и плакать.