Карцевский, Сергей Осипович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Сергей Иосифович Карцевский
фр. Serge Karcevski
Дата рождения:

28 августа 1884(1884-08-28)

Место рождения:

Тобольск

Дата смерти:

7 ноября 1955(1955-11-07) (71 год)

Место смерти:

Женева

Страна:

Российская империя Российская империяСССР СССР

Научная сфера:

лингвистика

Место работы:

Женевский университет

Учёное звание:

профессор

Сергей Иосифович Карцевский (фр. Serge Karcevski, чеш. Sergej (Josifovič) Karcevskij; 28 августа 1884, Тобольск — 7 ноября 1955, Женева) — русский языковед. Один из активных деятелей Женевской лингвистической школы, участник Пражского лингвистического кружка.

С 1907 политический эмигрант, жил в Женеве, где изучал лингвистику у Ш. Балли и А. Сеше. В 1917 приехал в Москву, в 1919 уехал в Прагу. В 1927 защитил диссертацию в Женевском университете и получил там место приват-доцента, а затем и профессора. Инициатор создания (1940) и вице-президент (1941—1950) Женевского лингвистического общества.

Председатель Союза советских граждан Швейцарии. В 1955 получил разрешение на въезд в СССР и начал готовиться к отъезду, но умер за полгода до намеченного срока.

Рукописи научных трудов Карцевского были переданы в Комиссию по истории филологических наук при Отделении литературы и языка АН СССР.



Основные публикации

  • Язык, война и революция. Берлин, 1923.
  • Système du verbe russe: Essai de linguistique synchronique. Prague, 1927.
  • Повторительный курс русского языка. М., 1928.
  • Об асимметричном дуализме лингвистического знака // Звегинцев В. А. (сост.). История языкознания XIX—XX вв. в очерках и извлечениях, ч. 2, М., 1965.
  • Introduction à l'étude de l’interjection // Cahiers Ferdinand de Saussure, 1941, № 1.
  • Sur la parataxe et la syntaxe en russe // Cahiers Ferdinand de Saussure, 1948, № 7.
  • Карцевский С. И. Из лингвистического наследия. Сост., вступит. статья и комментарии И. И. Фужерон. М.: Языки славянской культуры, 2000. Том 2, 2004.

Напишите отзыв о статье "Карцевский, Сергей Осипович"

Ссылки

  • [www.krugosvet.ru/articles/76/1007623/1007623a1.htm Статья о Карцевском на «Кругосвете»] (недоступная ссылка с 20-05-2013 (3333 дня) — историякопия)


Отрывок, характеризующий Карцевский, Сергей Осипович

Элен была в Эрфурте во время знаменитого свидания императоров, и оттуда привезла эти связи со всеми Наполеоновскими достопримечательностями Европы. В Эрфурте она имела блестящий успех. Сам Наполеон, заметив ее в театре, сказал про нее: «C'est un superbe animal». [Это прекрасное животное.] Успех ее в качестве красивой и элегантной женщины не удивлял Пьера, потому что с годами она сделалась еще красивее, чем прежде. Но удивляло его то, что за эти два года жена его успела приобрести себе репутацию
«d'une femme charmante, aussi spirituelle, que belle». [прелестной женщины, столь же умной, сколько красивой.] Известный рrince de Ligne [князь де Линь] писал ей письма на восьми страницах. Билибин приберегал свои mots [словечки], чтобы в первый раз сказать их при графине Безуховой. Быть принятым в салоне графини Безуховой считалось дипломом ума; молодые люди прочитывали книги перед вечером Элен, чтобы было о чем говорить в ее салоне, и секретари посольства, и даже посланники, поверяли ей дипломатические тайны, так что Элен была сила в некотором роде. Пьер, который знал, что она была очень глупа, с странным чувством недоуменья и страха иногда присутствовал на ее вечерах и обедах, где говорилось о политике, поэзии и философии. На этих вечерах он испытывал чувство подобное тому, которое должен испытывать фокусник, ожидая всякий раз, что вот вот обман его откроется. Но оттого ли, что для ведения такого салона именно нужна была глупость, или потому что сами обманываемые находили удовольствие в этом обмане, обман не открывался, и репутация d'une femme charmante et spirituelle так непоколебимо утвердилась за Еленой Васильевной Безуховой, что она могла говорить самые большие пошлости и глупости, и всё таки все восхищались каждым ее словом и отыскивали в нем глубокий смысл, которого она сама и не подозревала.
Пьер был именно тем самым мужем, который нужен был для этой блестящей, светской женщины. Он был тот рассеянный чудак, муж grand seigneur [большой барин], никому не мешающий и не только не портящий общего впечатления высокого тона гостиной, но, своей противоположностью изяществу и такту жены, служащий выгодным для нее фоном. Пьер, за эти два года, вследствие своего постоянного сосредоточенного занятия невещественными интересами и искреннего презрения ко всему остальному, усвоил себе в неинтересовавшем его обществе жены тот тон равнодушия, небрежности и благосклонности ко всем, который не приобретается искусственно и который потому то и внушает невольное уважение. Он входил в гостиную своей жены как в театр, со всеми был знаком, всем был одинаково рад и ко всем был одинаково равнодушен. Иногда он вступал в разговор, интересовавший его, и тогда, без соображений о том, были ли тут или нет les messieurs de l'ambassade [служащие при посольстве], шамкая говорил свои мнения, которые иногда были совершенно не в тоне настоящей минуты. Но мнение о чудаке муже de la femme la plus distinguee de Petersbourg [самой замечательной женщины в Петербурге] уже так установилось, что никто не принимал au serux [всерьез] его выходок.