Ботанический сад (Берлин)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Берли́нский ботани́ческий сад — один из крупнейших[1] и старейших ботанических садов Европы и мира.

Полное название — Ботанический сад и ботанический музей Берлин-Далем (нем.  Botanischer Garten und Botanisches Museum Berlin-Dahlem); это комплексное научно-исследовательское, учебно-вспомогательные и культурно-просветительное учреждение, в основе которого — обширная коллекция из примерно 22 тысяч живых растений, размещённых на территории около 43 га.

Основная коллекция сада располагается в Далеме — районе Берлина, входящем в состав административного округа Штеглиц-Целендорф, который находится на юго-западе города между районами Штеглиц, Целендорф и Лихтерфельде. Основные здания ботанического сада были спроектированы и возведены в период между 1897 и 1910 годами под наблюдением Адольфа Генриха Густава Энглера (1844—1930), крупного немецкого ботаника второй половины XIX — первой трети XX века. По последней воле Энглера, он захоронен в созданном им саду.





Структура учреждения

Изначально научно-исследовательский комплекс в Далеме возводился для размещения экзотических растений, привозимых немецкими учёными из дальних экспедиций, в том числе из германских колоний.

Как юридическое лицо в настоящее время Берлинский ботанический сад входит в систему учреждений Свободного университета Берлина и включает в себя Ботанический музей с крупнейшим гербарием (лат. Herbarium Berolinense) и фундаментальную научную библиотеку.

Помимо зданий научно-исследовательского назначения комплекс построек ботанического сада включает и ряд оранжерей. Общая площадь оранжерей и теплиц составляет 6000 м². Помимо них на площади около 43 га культивируются растения открытого грунта, упорядоченно рассаженные в соответствии с их географическим происхождением. Дендрарий ботанического сада занимает площадь 14 га.

Коллекция

Оранжереи Берлинского ботанического сада, например, павильон кактусов. Широко известен нем. Victoriahaus — оранжерея с бассейном для гигантской виктории амазонской (Victoria amazonica), по имени которой и названа эта оранжерея. Не меньшее внимание посетителей сада привлекают коллекции орхидей и экзотических насекомоядных растений .

Большая Тропическая оранжерея (нем. Das Große Tropenhaus) на момент своей постройки стала самым крупным из подобных сооружений в мире. Это 25-метровая конструкция из стекла и стали, с фундаментом размером 30×60 метров. Во всём этом объёме (более 40 тыс. кубометров) поддерживается постоянная температура 30 °C и высокая влажность воздуха. Помимо прочих тропических растений, в этой оранжерее растёт гигантский бамбук.

История


Галерея

Парковая скульптура

Фридрих Альтхоф (нем. Friedrich Althoff) референт по Высшей школе в прусском Министерстве культуры, поддерживавший строительство университетских зданий, по его собственному желанию был захоронен в 1908 году в ботаническом саду. В 1911 году ему был установлен надробный памятник, выполненный скульптором Хансом Крюкебергом (нем. Hans Krückeberg).

Берлинский ботанический сад украшают многочисленные работы различных скульпторов, созданные в разное время, например, в Итальянском саду — «Увлеченность» (1916), «Флейтист» (1928), «Девушка с олеандровой ветвью» (1928); под дубом неподалеку от входа — «Сеятель», между отделом лекарственных растений и систематическим — бронзовая скульптура «Юная девушка» Фрица Климша, фото 2008 года.

Транспорт

Напишите отзыв о статье "Ботанический сад (Берлин)"

Примечания

  1. [www.bgbm.org/bgbm/pr/kurzinfo/briefing/garten.htm BGBM: Kurzinfo/Garten]

Литература

  • Ботанические сады мира. (Краткий справочник). — М., 1959
  • International directory of botanical gardens. — Utrecht, 1963.
  • Lack. Hans Walter. Botanisches Museum Berlin: Adolf Engler — Die Welt in einem Garten. — München: Prestel Verlag. — ISBN ISBN 3-7913-2315-6. (нем.)

Ссылки

  • [www.botanischer-garten-berlin.de/ Webseite des Botanischen Gartens und des Botanischen Museums]
  • [www.botanischergarten-berlin.de/ Virtuelle Tour durch Garten, Tropenhalle und weitere Gebäude mit 360-Grad-Panoramafotos]
  • [www.bgbm.org/BGBM/pr/about/freunde.htm Verein der Freunde des Botanischen Gartens und Botanischen Museums Berlin-Dahlem e.V.]
  • [www.steglitz.de/jahrbuch/7.htm Botanischer Garten im Jahrbuch Steglitz 1999]
  • [www.berlinevents.de/gh_main.htm Neues Glashaus im Botanischen Garten]

Отрывок, характеризующий Ботанический сад (Берлин)

Виконт только пожал плечами. Пьер торжественно посмотрел поверх очков на слушателей.
– Я потому так говорю, – продолжал он с отчаянностью, – что Бурбоны бежали от революции, предоставив народ анархии; а один Наполеон умел понять революцию, победить ее, и потому для общего блага он не мог остановиться перед жизнью одного человека.
– Не хотите ли перейти к тому столу? – сказала Анна Павловна.
Но Пьер, не отвечая, продолжал свою речь.
– Нет, – говорил он, все более и более одушевляясь, – Наполеон велик, потому что он стал выше революции, подавил ее злоупотребления, удержав всё хорошее – и равенство граждан, и свободу слова и печати – и только потому приобрел власть.
– Да, ежели бы он, взяв власть, не пользуясь ею для убийства, отдал бы ее законному королю, – сказал виконт, – тогда бы я назвал его великим человеком.
– Он бы не мог этого сделать. Народ отдал ему власть только затем, чтоб он избавил его от Бурбонов, и потому, что народ видел в нем великого человека. Революция была великое дело, – продолжал мсье Пьер, выказывая этим отчаянным и вызывающим вводным предложением свою великую молодость и желание всё полнее высказать.
– Революция и цареубийство великое дело?…После этого… да не хотите ли перейти к тому столу? – повторила Анна Павловна.
– Contrat social, [Общественный договор,] – с кроткой улыбкой сказал виконт.
– Я не говорю про цареубийство. Я говорю про идеи.
– Да, идеи грабежа, убийства и цареубийства, – опять перебил иронический голос.
– Это были крайности, разумеется, но не в них всё значение, а значение в правах человека, в эманципации от предрассудков, в равенстве граждан; и все эти идеи Наполеон удержал во всей их силе.
– Свобода и равенство, – презрительно сказал виконт, как будто решившийся, наконец, серьезно доказать этому юноше всю глупость его речей, – всё громкие слова, которые уже давно компрометировались. Кто же не любит свободы и равенства? Еще Спаситель наш проповедывал свободу и равенство. Разве после революции люди стали счастливее? Напротив. Mы хотели свободы, а Бонапарте уничтожил ее.
Князь Андрей с улыбкой посматривал то на Пьера, то на виконта, то на хозяйку. В первую минуту выходки Пьера Анна Павловна ужаснулась, несмотря на свою привычку к свету; но когда она увидела, что, несмотря на произнесенные Пьером святотатственные речи, виконт не выходил из себя, и когда она убедилась, что замять этих речей уже нельзя, она собралась с силами и, присоединившись к виконту, напала на оратора.
– Mais, mon cher m r Pierre, [Но, мой милый Пьер,] – сказала Анна Павловна, – как же вы объясняете великого человека, который мог казнить герцога, наконец, просто человека, без суда и без вины?
– Я бы спросил, – сказал виконт, – как monsieur объясняет 18 брюмера. Разве это не обман? C'est un escamotage, qui ne ressemble nullement a la maniere d'agir d'un grand homme. [Это шулерство, вовсе не похожее на образ действий великого человека.]
– А пленные в Африке, которых он убил? – сказала маленькая княгиня. – Это ужасно! – И она пожала плечами.
– C'est un roturier, vous aurez beau dire, [Это проходимец, что бы вы ни говорили,] – сказал князь Ипполит.
Мсье Пьер не знал, кому отвечать, оглянул всех и улыбнулся. Улыбка у него была не такая, какая у других людей, сливающаяся с неулыбкой. У него, напротив, когда приходила улыбка, то вдруг, мгновенно исчезало серьезное и даже несколько угрюмое лицо и являлось другое – детское, доброе, даже глуповатое и как бы просящее прощения.
Виконту, который видел его в первый раз, стало ясно, что этот якобинец совсем не так страшен, как его слова. Все замолчали.
– Как вы хотите, чтобы он всем отвечал вдруг? – сказал князь Андрей. – Притом надо в поступках государственного человека различать поступки частного лица, полководца или императора. Мне так кажется.
– Да, да, разумеется, – подхватил Пьер, обрадованный выступавшею ему подмогой.
– Нельзя не сознаться, – продолжал князь Андрей, – Наполеон как человек велик на Аркольском мосту, в госпитале в Яффе, где он чумным подает руку, но… но есть другие поступки, которые трудно оправдать.
Князь Андрей, видимо желавший смягчить неловкость речи Пьера, приподнялся, сбираясь ехать и подавая знак жене.

Вдруг князь Ипполит поднялся и, знаками рук останавливая всех и прося присесть, заговорил:
– Ah! aujourd'hui on m'a raconte une anecdote moscovite, charmante: il faut que je vous en regale. Vous m'excusez, vicomte, il faut que je raconte en russe. Autrement on ne sentira pas le sel de l'histoire. [Сегодня мне рассказали прелестный московский анекдот; надо вас им поподчивать. Извините, виконт, я буду рассказывать по русски, иначе пропадет вся соль анекдота.]
И князь Ипполит начал говорить по русски таким выговором, каким говорят французы, пробывшие с год в России. Все приостановились: так оживленно, настоятельно требовал князь Ипполит внимания к своей истории.
– В Moscou есть одна барыня, une dame. И она очень скупа. Ей нужно было иметь два valets de pied [лакея] за карета. И очень большой ростом. Это было ее вкусу. И она имела une femme de chambre [горничную], еще большой росту. Она сказала…
Тут князь Ипполит задумался, видимо с трудом соображая.
– Она сказала… да, она сказала: «девушка (a la femme de chambre), надень livree [ливрею] и поедем со мной, за карета, faire des visites». [делать визиты.]
Тут князь Ипполит фыркнул и захохотал гораздо прежде своих слушателей, что произвело невыгодное для рассказчика впечатление. Однако многие, и в том числе пожилая дама и Анна Павловна, улыбнулись.