Старый мост (Мостар)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Старый мост

Координаты: 43°20′13″ с. ш. 17°49′11″ в. д. / 43.3371389° с. ш. 17.8199889° в. д. / 43.3371389; 17.8199889 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=43.3371389&mlon=17.8199889&zoom=17 (O)] (Я)Координаты: 43°20′13″ с. ш. 17°49′11″ в. д. / 43.3371389° с. ш. 17.8199889° в. д. / 43.3371389; 17.8199889 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=43.3371389&mlon=17.8199889&zoom=17 (O)] (Я)

Область применения

пешеходный

Пересекает

Неретва

Место расположения

Мостар

Конструкция
Общая длина

29

Ширина моста

4

Высота свода над водой

24

Старый мост (босн. Stari most) — пешеходный арочный мост через реку Неретву в городе Мостаре, Босния и Герцеговина.

Представляет собой современную копию древнего моста, полностью уничтоженного хорватскими боевиками в 1993 году. Архитектурный символ Мостара. Объект Всемирного наследия ЮНЕСКО.





История

Мост был построен в 1557—1566 годах в период господства Османской империи при султане Сулеймане Великолепном под руководством зодчего Мимара Хайреддина[1]. Конструкция состояла из 456 известняковых блоков. Сводчатый пролёт моста имел длину 30 метров и ширину 4 метра.

В XVII веке по обеим сторонам моста были сооружены крепостные башни: Тара на левом и Халебия на правом берегах.

Поэт Дервиш-паша Баезидович в XVI веке сравнивал мост с радугой, турецкий географ Хадзи-Калфа считал, что свод моста «удивит всех мастеров мира». Османский путешественник Эвлия Челеби XVII века замечал, что «перешёл шестнадцать империи и не видели такой высокий мост»[2].

Разрушение

Старый мост простоял 427 лет, пока 9 ноября 1993 года во время Хорватско-боснийской войны не был полностью разрушен. Мост долго символизировал мирное сосуществование многонационального населения Мостара и всей Боснии-Герцеговины. Именно символическое значение моста послужило причиной его уничтожения. Армия боснийских хорватов начала обстрел моста из 100 мм пушек Т-55 с расстояния два километра с холма Хум на юго-западе. Танковый обстрел длился два дня. До обрушения он получил свыше 60 попаданий. Вместе с мостом обрушились каменные башни и часть скалы, на которую мост опирался[3].

Восстановление

В июне 1994 года на место разрушенного моста были направлены специалисты ЮНЕСКО. На предложение ЮНЕСКО, Всемирного банка и мэрии Мостара восстановить мост в 1998 году откликнулись Банк развития Европейского совета, Хорватия, Турция, Италия, Нидерланды и Франция. Стоимость восстановления превысила 15 миллионов евро.

Научные (археологические) изыскания проходили два года. В июне 2001 года были начаты строительные работы, однако первый камень арки был заложен только в апреле 2003 года. При восстановлении моста применялся камень из местных карьеров: типов «бреча» и «тенелия», турецкая компания Er-Bu Construction Corp использовала технику Оттоманской империи. Блоки скреплялись между собой с помощью скрытых сводовиков, штифов и скоб. Со дна реки водолазами венгерской армии были подняты и использованы упавшие части старого моста. В результате после восстановления мост выглядит как действительно «старый». В 2004 году при участии руководителя ЮНЕСКО и президента Боснии и Герцеговины мост был открыт[3].

Прыжки с моста

Одним из развлечений туристов и традиционным заработком молодых людей города являются прыжки в реку Неретву с центра Старого моста (высота прыжка зависит от уровня воды в реке, от 24 до 30 метров). Поскольку вода в реке очень холодная, это занятие ещё более рискованное и требует высочайшего мастерства и тренировок с раннего возраста. Практически традиция появилась сразу после постройки моста, первое письменное свидетельство относится к 1664. В 1968 обычай получил официальный статус ежегодных состязаний, которые проводятся каждое лето в конце июля. В 2013 году было совершено 477 прыжков.

Напишите отзыв о статье "Старый мост (Мостар)"

Примечания

  1. Один из учеников придворного архитектора Синана, которому в Боснии приписывается Вишеградский мост.
  2. См. стр. 21: [whc.unesco.org/uploads/nominations/946rev.pdf World Heritage Scanned Nomination: The Old Bridge area of the Old City of Mostar]. // whc.unesco.org. Проверено 14 марта 2015.
  3. 1 2 [www.unesco.org/bpi/rus/pdf/04-68-Russe.pdf Торжественное открытие нового Старого моста в Мостае]. // unesco.org. Проверено 14 марта 2015.

Ссылки

Всемирное наследие ЮНЕСКО, объект № 946
[whc.unesco.org/ru/list/946 рус.] • [whc.unesco.org/en/list/946 англ.] • [whc.unesco.org/fr/list/946 фр.]

Отрывок, характеризующий Старый мост (Мостар)

Николай не поехал в Москву, графиня не возобновляла с ним разговора о женитьбе и с грустью, а иногда и озлоблением видела признаки всё большего и большего сближения между своим сыном и бесприданной Соней. Она упрекала себя за то, но не могла не ворчать, не придираться к Соне, часто без причины останавливая ее, называя ее «вы», и «моя милая». Более всего добрая графиня за то и сердилась на Соню, что эта бедная, черноглазая племянница была так кротка, так добра, так преданно благодарна своим благодетелям, и так верно, неизменно, с самоотвержением влюблена в Николая, что нельзя было ни в чем упрекнуть ее.
Николай доживал у родных свой срок отпуска. От жениха князя Андрея получено было 4 е письмо, из Рима, в котором он писал, что он уже давно бы был на пути в Россию, ежели бы неожиданно в теплом климате не открылась его рана, что заставляет его отложить свой отъезд до начала будущего года. Наташа была так же влюблена в своего жениха, так же успокоена этой любовью и так же восприимчива ко всем радостям жизни; но в конце четвертого месяца разлуки с ним, на нее начинали находить минуты грусти, против которой она не могла бороться. Ей жалко было самое себя, жалко было, что она так даром, ни для кого, пропадала всё это время, в продолжение которого она чувствовала себя столь способной любить и быть любимой.
В доме Ростовых было невесело.


Пришли святки, и кроме парадной обедни, кроме торжественных и скучных поздравлений соседей и дворовых, кроме на всех надетых новых платьев, не было ничего особенного, ознаменовывающего святки, а в безветренном 20 ти градусном морозе, в ярком ослепляющем солнце днем и в звездном зимнем свете ночью, чувствовалась потребность какого нибудь ознаменования этого времени.
На третий день праздника после обеда все домашние разошлись по своим комнатам. Было самое скучное время дня. Николай, ездивший утром к соседям, заснул в диванной. Старый граф отдыхал в своем кабинете. В гостиной за круглым столом сидела Соня, срисовывая узор. Графиня раскладывала карты. Настасья Ивановна шут с печальным лицом сидел у окна с двумя старушками. Наташа вошла в комнату, подошла к Соне, посмотрела, что она делает, потом подошла к матери и молча остановилась.
– Что ты ходишь, как бесприютная? – сказала ей мать. – Что тебе надо?
– Его мне надо… сейчас, сию минуту мне его надо, – сказала Наташа, блестя глазами и не улыбаясь. – Графиня подняла голову и пристально посмотрела на дочь.
– Не смотрите на меня. Мама, не смотрите, я сейчас заплачу.
– Садись, посиди со мной, – сказала графиня.
– Мама, мне его надо. За что я так пропадаю, мама?… – Голос ее оборвался, слезы брызнули из глаз, и она, чтобы скрыть их, быстро повернулась и вышла из комнаты. Она вышла в диванную, постояла, подумала и пошла в девичью. Там старая горничная ворчала на молодую девушку, запыхавшуюся, с холода прибежавшую с дворни.
– Будет играть то, – говорила старуха. – На всё время есть.
– Пусти ее, Кондратьевна, – сказала Наташа. – Иди, Мавруша, иди.
И отпустив Маврушу, Наташа через залу пошла в переднюю. Старик и два молодые лакея играли в карты. Они прервали игру и встали при входе барышни. «Что бы мне с ними сделать?» подумала Наташа. – Да, Никита, сходи пожалуста… куда бы мне его послать? – Да, сходи на дворню и принеси пожалуста петуха; да, а ты, Миша, принеси овса.
– Немного овса прикажете? – весело и охотно сказал Миша.
– Иди, иди скорее, – подтвердил старик.
– Федор, а ты мелу мне достань.
Проходя мимо буфета, она велела подавать самовар, хотя это было вовсе не время.
Буфетчик Фока был самый сердитый человек из всего дома. Наташа над ним любила пробовать свою власть. Он не поверил ей и пошел спросить, правда ли?
– Уж эта барышня! – сказал Фока, притворно хмурясь на Наташу.
Никто в доме не рассылал столько людей и не давал им столько работы, как Наташа. Она не могла равнодушно видеть людей, чтобы не послать их куда нибудь. Она как будто пробовала, не рассердится ли, не надуется ли на нее кто из них, но ничьих приказаний люди не любили так исполнять, как Наташиных. «Что бы мне сделать? Куда бы мне пойти?» думала Наташа, медленно идя по коридору.
– Настасья Ивановна, что от меня родится? – спросила она шута, который в своей куцавейке шел навстречу ей.
– От тебя блохи, стрекозы, кузнецы, – отвечал шут.
– Боже мой, Боже мой, всё одно и то же. Ах, куда бы мне деваться? Что бы мне с собой сделать? – И она быстро, застучав ногами, побежала по лестнице к Фогелю, который с женой жил в верхнем этаже. У Фогеля сидели две гувернантки, на столе стояли тарелки с изюмом, грецкими и миндальными орехами. Гувернантки разговаривали о том, где дешевле жить, в Москве или в Одессе. Наташа присела, послушала их разговор с серьезным задумчивым лицом и встала. – Остров Мадагаскар, – проговорила она. – Ма да гас кар, – повторила она отчетливо каждый слог и не отвечая на вопросы m me Schoss о том, что она говорит, вышла из комнаты. Петя, брат ее, был тоже наверху: он с своим дядькой устраивал фейерверк, который намеревался пустить ночью. – Петя! Петька! – закричала она ему, – вези меня вниз. с – Петя подбежал к ней и подставил спину. Она вскочила на него, обхватив его шею руками и он подпрыгивая побежал с ней. – Нет не надо – остров Мадагаскар, – проговорила она и, соскочив с него, пошла вниз.