Толстой, Иван Иванович (филолог)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Иван Иванович Толстой
Место рождения:

Санкт-Петербург

Место смерти:

Ленинград

Научная сфера:

классическая филология

Научный руководитель:

С. А. Жебелёв

Известные ученики:

Н. А. Чистякова

Награды и премии:

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Ива́н Ива́нович Толсто́й (1880—1954) — советский филолог-классик, специалист по древнегреческой литературе и языку. Член-корреспондент Академии наук СССР с 1939, академик Академии наук СССР с 1946.





Биография

Сын министра народного просвещения графа И. И. Толстого. Праправнук М. И. Кутузова.

Окончил историко-филологическую гимназию и Петербургский университет в 1903, где работал большую часть жизни. С 1904 по 1909 гг. — хранитель университетского Музея древностей и искусств, с 1908 г. — приват-доцент историко-филологического факультета, с 1918 по 1930 гг. профессор того же факультета (затем ФОН, Ямфака, историко-лингвистического факультета). С восстановлением в ЛГУ филологического факультета стал профессором кафедры классической филологии (1937—1953).

В начале революции И. И. Толстой подарил Государственному Эрмитажу свою нумизматическую коллекцию.

В 1930-е годы арестовывался по сфабрикованному «золотому делу» группы ленинградских эллинистов АБДЕМ. Сидел в тесной камере, где кормили селёдкой и не давали пить. Эта пытка называлась «парилка» — от арестантов добивались сдачи золота, которое по мнению следователей у них былоК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2399 дней].

В исследовании эпоса активно привлекал фольклорные параллели, изучал язык греческих надписей Северного Причерноморья.

Награды

Основные работы

  • Начало комедии и древняя аттическая комедия // История греческой литературы, т. 1, М. — Л., 1946;
  • Аристофан, там же;
  • Новая аттическая комедия…, там же, т. 3, М., 1960;
  • Греческие граффити древних городов Северного Причерноморья, М. — Л., 1953;
  • Харитон. Повесть о любви Херея и Каллирои. Пер. с др.-греч. и комментарии акад. И. И. Толстого, М. — Л., 1954 (в серии «Литературные памятники»);
  • Аэды. Античные творцы и носители древнего эпоса, М., 1958;
  • Статьи о фольклоре, М. — Л., 1966.

Напишите отзыв о статье "Толстой, Иван Иванович (филолог)"

Литература

  • И. И. Толстой (1880—1954), М., 1958.

Примечания

Ссылки

  • [www.ras.ru/win/db/show_per.asp?P=.id-53180.ln-ru Профиль Ивана Ивановича Толстого] на официальном сайте РАН
  • Толстой Иван Иванович // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  • [iling.spb.ru/pdf/liudi/tolstoj.html Иван Иванович Толстой (1880—1954). Автобиография. (находится в личном деле в архиве ИЛИ РАН)]
  • [www.ihst.ru/projects/sohist/repress/academy/tolstoy.htm Иван Иванович Толстой] на сайте ihst.ru
  • [librarius.narod.ru/personae/iitol.htm Иван Иванович Толстой] на сайте librarius.narod.ru
  • Сидорчук И. В., Амосова А. А., Тихонов И. Л., Ростовцев Е. А. [bioslovhist.history.spbu.ru/component/fabrik/details/1/1071.html Толстой Иван Иванович // Биографика СПбГУ]


Отрывок, характеризующий Толстой, Иван Иванович (филолог)

Они, может быть, умрут завтра, зачем они думают о чем нибудь другом, кроме смерти? И ему вдруг по какой то тайной связи мыслей живо представился спуск с Можайской горы, телеги с ранеными, трезвон, косые лучи солнца и песня кавалеристов.
«Кавалеристы идут на сраженье, и встречают раненых, и ни на минуту не задумываются над тем, что их ждет, а идут мимо и подмигивают раненым. А из этих всех двадцать тысяч обречены на смерть, а они удивляются на мою шляпу! Странно!» – думал Пьер, направляясь дальше к Татариновой.
У помещичьего дома, на левой стороне дороги, стояли экипажи, фургоны, толпы денщиков и часовые. Тут стоял светлейший. Но в то время, как приехал Пьер, его не было, и почти никого не было из штабных. Все были на молебствии. Пьер поехал вперед к Горкам.
Въехав на гору и выехав в небольшую улицу деревни, Пьер увидал в первый раз мужиков ополченцев с крестами на шапках и в белых рубашках, которые с громким говором и хохотом, оживленные и потные, что то работали направо от дороги, на огромном кургане, обросшем травою.
Одни из них копали лопатами гору, другие возили по доскам землю в тачках, третьи стояли, ничего не делая.
Два офицера стояли на кургане, распоряжаясь ими. Увидав этих мужиков, очевидно, забавляющихся еще своим новым, военным положением, Пьер опять вспомнил раненых солдат в Можайске, и ему понятно стало то, что хотел выразить солдат, говоривший о том, что всем народом навалиться хотят. Вид этих работающих на поле сражения бородатых мужиков с их странными неуклюжими сапогами, с их потными шеями и кое у кого расстегнутыми косыми воротами рубах, из под которых виднелись загорелые кости ключиц, подействовал на Пьера сильнее всего того, что он видел и слышал до сих пор о торжественности и значительности настоящей минуты.


Пьер вышел из экипажа и мимо работающих ополченцев взошел на тот курган, с которого, как сказал ему доктор, было видно поле сражения.
Было часов одиннадцать утра. Солнце стояло несколько влево и сзади Пьера и ярко освещало сквозь чистый, редкий воздух огромную, амфитеатром по поднимающейся местности открывшуюся перед ним панораму.
Вверх и влево по этому амфитеатру, разрезывая его, вилась большая Смоленская дорога, шедшая через село с белой церковью, лежавшее в пятистах шагах впереди кургана и ниже его (это было Бородино). Дорога переходила под деревней через мост и через спуски и подъемы вилась все выше и выше к видневшемуся верст за шесть селению Валуеву (в нем стоял теперь Наполеон). За Валуевым дорога скрывалась в желтевшем лесу на горизонте. В лесу этом, березовом и еловом, вправо от направления дороги, блестел на солнце дальний крест и колокольня Колоцкого монастыря. По всей этой синей дали, вправо и влево от леса и дороги, в разных местах виднелись дымящиеся костры и неопределенные массы войск наших и неприятельских. Направо, по течению рек Колочи и Москвы, местность была ущелиста и гориста. Между ущельями их вдали виднелись деревни Беззубово, Захарьино. Налево местность была ровнее, были поля с хлебом, и виднелась одна дымящаяся, сожженная деревня – Семеновская.
Все, что видел Пьер направо и налево, было так неопределенно, что ни левая, ни правая сторона поля не удовлетворяла вполне его представлению. Везде было не доле сражения, которое он ожидал видеть, а поля, поляны, войска, леса, дымы костров, деревни, курганы, ручьи; и сколько ни разбирал Пьер, он в этой живой местности не мог найти позиции и не мог даже отличить ваших войск от неприятельских.
«Надо спросить у знающего», – подумал он и обратился к офицеру, с любопытством смотревшему на его невоенную огромную фигуру.
– Позвольте спросить, – обратился Пьер к офицеру, – это какая деревня впереди?
– Бурдино или как? – сказал офицер, с вопросом обращаясь к своему товарищу.