Худ, Гэвин

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Гэвин Худ»)
Перейти к: навигация, поиск
Гэвин Худ
англ. Gavin Hood
Дата рождения:

12 мая 1963(1963-05-12) (56 лет)

Место рождения:

Йоханнесбург, ЮАР

Гражданство:

ЮАР ЮАР

Профессия:

кинорежиссёр,
сценарист, актёр

Карьера:

1992 — настоящее время

Награды:

«Оскар» (2005)

Гэ́вин Худ (англ. Gavin Hood; род. 12 мая 1963, Йоханнесбург, ЮАР) — американский актёр, кинорежиссёр, сценарист и продюсер южно-африканского происхождения. Широкую известность получили его фильмы «Цоци» (2005) и «Игра Эндера» (2013).





Биография

Гэвин Худ родился в театральной семье и первоначально хотел изучать фильмы. Однако, прежде чем отправиться в 1991 году в Лос-Анджелес на учёбу в калифорнийском университете, он получил диплом по праву в университете в Йоханнесбурге (University of the Witwatersrand). Его дебютный сценарий для ленты «Разумный человек» был основан на криминальном случае, который он изучал в университете в Южной Африке, получил награду Diane Thomas Screenwriting Award от представительного жюри[1] в 1993 году[2].

После возвращения в ЮАР Худ выиграл национальную премию Эмми за работу над серией образовательных фильмов для министерства здравоохранения. Снятая им в 1998 году короткометражная картина «The Storekeeper» получила 13 наград на международных фестивалях и позволила вернуться к экранизации дебютного сценария. Фильм «Разумный человек», снятый в 1999 году, получил ряд всеафриканских премий (2001 All Africa Film Awards), а сам Худ стал лучшим актёром, лучшим режиссёром и получил награду за сценарий[1].

В 2001 году Худ стал режиссёром картины «В пустыне и джунглях», снятой в Африке по мотивам детской повести Генрика Сенкевича на польском языке. Картина стала самым кассовым фильмом 2001 года в Польше, а также получила ряд наград детских кинофестивалей[1].

В 2003 году Худ начал писать сценарий фильма «Цоци», основанного на романе южноафриканского писателя Атольда Фугара (Athold Fugard). Вышедший на экран в 2006 году фильм выиграл приз зрительских симпатий на международном кинофестивале в Торонто в 2005 году, а затем получил премию «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке[1].

Фильмография

Актёр

Режиссёр

Сценарист

Продюсер

Напишите отзыв о статье "Худ, Гэвин"

Примечания

  1. 1 2 3 4 [www.tribute.ca/people/gavin-hood/16345/ Gavin Hood biography]. Tribute.
  2. [www.rottentomatoes.com/celebrity/gavin-hood/biography Gavin Hood Biography]. Rotten Tomatoes.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Худ, Гэвин

Красноносый капитан Тимохин, бывший ротный командир Долохова, теперь, за убылью офицеров, батальонный командир, робко вошел в сарай. За ним вошли адъютант и казначей полка.
Князь Андрей поспешно встал, выслушал то, что по службе имели передать ему офицеры, передал им еще некоторые приказания и сбирался отпустить их, когда из за сарая послышался знакомый, пришепетывающий голос.
– Que diable! [Черт возьми!] – сказал голос человека, стукнувшегося обо что то.
Князь Андрей, выглянув из сарая, увидал подходящего к нему Пьера, который споткнулся на лежавшую жердь и чуть не упал. Князю Андрею вообще неприятно было видеть людей из своего мира, в особенности же Пьера, который напоминал ему все те тяжелые минуты, которые он пережил в последний приезд в Москву.
– А, вот как! – сказал он. – Какими судьбами? Вот не ждал.
В то время как он говорил это, в глазах его и выражении всего лица было больше чем сухость – была враждебность, которую тотчас же заметил Пьер. Он подходил к сараю в самом оживленном состоянии духа, но, увидав выражение лица князя Андрея, он почувствовал себя стесненным и неловким.
– Я приехал… так… знаете… приехал… мне интересно, – сказал Пьер, уже столько раз в этот день бессмысленно повторявший это слово «интересно». – Я хотел видеть сражение.
– Да, да, а братья масоны что говорят о войне? Как предотвратить ее? – сказал князь Андрей насмешливо. – Ну что Москва? Что мои? Приехали ли наконец в Москву? – спросил он серьезно.
– Приехали. Жюли Друбецкая говорила мне. Я поехал к ним и не застал. Они уехали в подмосковную.


Офицеры хотели откланяться, но князь Андрей, как будто не желая оставаться с глазу на глаз с своим другом, предложил им посидеть и напиться чаю. Подали скамейки и чай. Офицеры не без удивления смотрели на толстую, громадную фигуру Пьера и слушали его рассказы о Москве и о расположении наших войск, которые ему удалось объездить. Князь Андрей молчал, и лицо его так было неприятно, что Пьер обращался более к добродушному батальонному командиру Тимохину, чем к Болконскому.
– Так ты понял все расположение войск? – перебил его князь Андрей.
– Да, то есть как? – сказал Пьер. – Как невоенный человек, я не могу сказать, чтобы вполне, но все таки понял общее расположение.
– Eh bien, vous etes plus avance que qui cela soit, [Ну, так ты больше знаешь, чем кто бы то ни было.] – сказал князь Андрей.
– A! – сказал Пьер с недоуменьем, через очки глядя на князя Андрея. – Ну, как вы скажете насчет назначения Кутузова? – сказал он.
– Я очень рад был этому назначению, вот все, что я знаю, – сказал князь Андрей.
– Ну, а скажите, какое ваше мнение насчет Барклая де Толли? В Москве бог знает что говорили про него. Как вы судите о нем?
– Спроси вот у них, – сказал князь Андрей, указывая на офицеров.
Пьер с снисходительно вопросительной улыбкой, с которой невольно все обращались к Тимохину, посмотрел на него.
– Свет увидали, ваше сиятельство, как светлейший поступил, – робко и беспрестанно оглядываясь на своего полкового командира, сказал Тимохин.
– Отчего же так? – спросил Пьер.
– Да вот хоть бы насчет дров или кормов, доложу вам. Ведь мы от Свенцян отступали, не смей хворостины тронуть, или сенца там, или что. Ведь мы уходим, ему достается, не так ли, ваше сиятельство? – обратился он к своему князю, – а ты не смей. В нашем полку под суд двух офицеров отдали за этакие дела. Ну, как светлейший поступил, так насчет этого просто стало. Свет увидали…
– Так отчего же он запрещал?
Тимохин сконфуженно оглядывался, не понимая, как и что отвечать на такой вопрос. Пьер с тем же вопросом обратился к князю Андрею.
– А чтобы не разорять край, который мы оставляли неприятелю, – злобно насмешливо сказал князь Андрей. – Это очень основательно; нельзя позволять грабить край и приучаться войскам к мародерству. Ну и в Смоленске он тоже правильно рассудил, что французы могут обойти нас и что у них больше сил. Но он не мог понять того, – вдруг как бы вырвавшимся тонким голосом закричал князь Андрей, – но он не мог понять, что мы в первый раз дрались там за русскую землю, что в войсках был такой дух, какого никогда я не видал, что мы два дня сряду отбивали французов и что этот успех удесятерял наши силы. Он велел отступать, и все усилия и потери пропали даром. Он не думал об измене, он старался все сделать как можно лучше, он все обдумал; но от этого то он и не годится. Он не годится теперь именно потому, что он все обдумывает очень основательно и аккуратно, как и следует всякому немцу. Как бы тебе сказать… Ну, у отца твоего немец лакей, и он прекрасный лакей и удовлетворит всем его нуждам лучше тебя, и пускай он служит; но ежели отец при смерти болен, ты прогонишь лакея и своими непривычными, неловкими руками станешь ходить за отцом и лучше успокоишь его, чем искусный, но чужой человек. Так и сделали с Барклаем. Пока Россия была здорова, ей мог служить чужой, и был прекрасный министр, но как только она в опасности; нужен свой, родной человек. А у вас в клубе выдумали, что он изменник! Тем, что его оклеветали изменником, сделают только то, что потом, устыдившись своего ложного нарекания, из изменников сделают вдруг героем или гением, что еще будет несправедливее. Он честный и очень аккуратный немец…