Квинт, Владимир Львович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Владимир Квинт
Дата рождения:

21 февраля 1949(1949-02-21) (70 лет)

Место рождения:

Красноярск, РСФСР, СССР

Научная сфера:

экономика

Место работы:

Московский государственный университет

Учёная степень:

доктор экономических наук,1987 год

Учёное звание:

Профессор политической экономии, 1989 год, Иностранный член Российской академии наук

Награды и премии:
Памятная медаль «XXVII Всемирная летняя универсиада 2013 года в г. Казани»
Медаль Кондратьева

Владимир Львович Квинт (род. в 1949 году) — доктор экономических наук, профессор политической экономии, иностранный член Российской академии наук.





Ранние годы

Окончил железнодорожную школу в Красноярске. Позже переехал в Заполярье, в г. Норильск. В возрасте 14 лет начал трудовую деятельность в промышленности. Основное образование получил параллельно с профессиональной деятельностью и занятиями спортом (боксом). В 1972 году окончил Красноярский институт цветных металлов (ныне Институт горного дела, геологии и геотехнологий Сибирского федерального университета) и получил квалификацию горного инженера-электрика. В 1975 году окончил очную аспирантуру Московского института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова (Российский экономический университет им. Г. В. Плеханова); в 26 лет защитил диссертацию на тему: «Организация и этапы управления автоматизацией цветной металлургии», и ему была присвоена степень кандидата экономических наук. В 1982 году окончил докторантуру Института экономики АН СССР, а в 38 лет в этом же институте защитил докторскую диссертацию. В 40 лет ему было присвоено ученое звание профессора политической экономии.

Профессиональная деятельность в промышленности

Норильский горно-металлургический комбинат

Несмотря на приглашение работать преподавателем вуза в Москве, В. Л. Квинт вернулся в Норильск, где основал и стал первым начальником сектора Организации управления Норильского горно-металлургического комбината им. А. П. Завенягина (1975—1976 гг.) — крупнейшего российского предприятия (150000 работников) и в настоящее время крупнейшего в мире производителя никеля, кобальта, платины, палладия. Под его руководством была разработана первая Генеральная организационная структура управления комбинатом, ориентированная на производство конечного продукта. Теоретические результаты этой работы были опубликованы в Москве в 1976 году в книге «Ускорение технического развития производства», которая была удостоена Всесоюзной ежегодной премии Лучшего произведения научно-популярной литературы.

«Сибцветметавтоматика»

В 1976 году В. Л. Квинт был выдвинут на должность заместителя генерального директора и главного экономиста Научно-производственного объединения «Сибцветметавтоматика», которое осуществляло автоматизацию цветной металлургии СССР. В этом НПО, насчитывающем несколько тысяч работников, он был ответственным за экономическую стратегию, планирование, финансирование, организацию труда и заработной платы, нормирование и учёт. Под его экономическим руководством НПО стало, несмотря на советскую плановую систему, одним из первых высоко прибыльных предприятий СССР. Параллельно В. Л. Квинт являлся научным руководителем экономической лаборатории прогнозирования цветной металлургии и золота и подготовил стратегии и прогнозы промышленности цветных, благородных металлов и алмазов.

Научная и профессорская деятельность

Арктическая экономическая экспедиция по Северному морскому пути 1980 г. и другие морские экономические экспедиции

В 1978 г. В. Л. Квинт был приглашен в Академию наук СССР и избран по конкурсу заведующим сектором Региональных проблем научно-технического прогресса Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения АН СССР. В тот период сибирскую экономическую школу возглавляли академики Абел Аганбегян и Нобелевский лауреат по экономике Леонид Канторович.

В связи с разработкой крупных региональных программ в 1979 г. председатель Сибирского отделения, вице-президент Академии наук СССР назначил В. Л. Квинта начальником экономических экспедиций. Некоторые из них были беспрецедентны. Например, в 1980 г. была осуществлена экспедиция по всем восьми морям Северного морского пути на кораблях и по прибрежной зоне — на вертолетах и вездеходах. Другая экономическая экспедиция прошла через три моря вдоль всего Тихоокеанского побережья России с целью оценки природных ресурсов и производительных сил региона (1981 г.). Результаты этих и других экспедиционных исследований, проведенных под руководством академиков А. Аганбегяна, А. Гранберга и В. Квинта, были положены в основы крупнейших региональных программ «Сибирь», «Дальний Восток», «Арктика».

Исследовательская деятельность в Российской академии наук, МГУ (Москва), Австрии и США

В 1982 г. В. Л. Квинт был избран старшим научным сотрудником, а затем возглавил Сектор теории управления народным хозяйством и был избран ведущим научным сотрудником Института экономики Академии наук СССР (г. Москва). В течение 7 лет им были разработаны концепция двух глобальных закономерностей: регионализации и технологизации, категория региональной научно-технологической политики и её роль в снижении бедности и экологической защите. В 1985 г. В. Л. Квинт подготовил диссертацию на соискание ученой степени доктора экономических наук на тему «Региональное управление научно-техническим развитием единого народно-хозяйственного комплекса». В 1986 г. В. Л. Квинтом был подготовлен доклад по организации стратегического развития научно-технологического процесса, представленный в Совет министров СССР. В докладе объяснялось, что без активизации этих факторов и их мотивации СССР не имеет экономического будущего. В конце 1980-х им были разработаны основы теории региональных и мирового возникающих рынков. В 1989 г. ему было присвоено ученое звание профессора политической экономии. В 1989—1990 годах совмещал работу в Институте экономики АН СССР с проведением своих исследований новых рынков в Австрии, а затем в США, где, в основном, и закончил разработку основ теории Глобального формирующегося (возникающего) рынка. За эти исследования позже он и получил международное признание. Ведущими научными издательствами США и Великобритании были опубликованы его книги «The Global Emerging Market in Transition» (Глобальный формирующийся рынок в переходный период −1999 г.; дополненное издание- 2004 г.), «The Global Emerging Market: Strategic Management and Economics» (Глобальный формирующийся рынок: стратегическое управление и экономика — 2009 г.; на русском языке опубликована издательством «Бюджет» в 2012 г.). С 2007 г. — заведующий кафедрой финансовой стратегии Московской школы экономики Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова и руководитель Центра стратегических исследований Института математических исследований сложных систем МГУ им. М. В. Ломоносова. Научный руководитель Исследовательского факультета, заведующий кафедрой стратегии, территориального развития и качества Северо-Западного института управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Санкт-Петербург). Профессор Высшей школы государственного администрирования МГУ имени М. В. Ломоносова. Главный научный сотрудник Центрального экономико-математического института Российской академии наук. С 2014 г. — член Международного консультативного совета Ласальского университета (LaSalle University), Пенсильвания, США.

Профессорство в Европе и Азии

В 1987—89гг. он выступал с докладами и лекциями по результатам своих исследований. Его приглашали в университеты и академические центры Монголии, Польши, Австрии, Швейцарии, Италии, Бельгии, Люксембурга, Китая, Великобритании и Германии. Среди них был доклад перед Президиумом Бельгийской Королевской академии наук (1989). В 1989—90гг. он работал приглашенным профессором в Венском университете экономики и делового администрирования, имеющем более чем 100-летнюю историю. В 2001 г. являлся почетным приглашенным профессором Влорского и Тиранского университетов Албании. В. Квинт представлял результаты своих исследований и читал лекции в университетах и научных центрах Англии, Бельгии, Болгарии, Венгрии, Германии, Италии, Казахстана, Киргизии, Латвии, Литвы, Польши, Приднестровья, Тайваня, Украины, Уругвая, Шотландии, Эстонии. В 2009 г. Лондонская школа экономики и политических наук пригласила Владимира Квинта для публичного представления результатов его исследований глобального формирующегося рынка[1]. В 2010 он выступал в Парламенте Шотландии[2], а в 2009—2013 гг. его приглашали выступать с актовыми лекциями в Эдинбургский университет и в Имперский колледж Лондона.

Профессорская деятельность в США

С 1990 г. профессор Квинт живёт и работает в Соединенных Штатах. В 1989—1990 годах он провел ряд лекций и консультаций в нескольких исследовательских институтах и ведущих корпорациях США. Первая профессорская должность доктора В. Л. Квинта в США была в отделе Международной экономики Бэбсон Колледжа, мирового лидера в изучении предпринимательства. Затем, начиная с 1990 г. и до осени 2004 г., он являлся профессором систем управления и международного бизнеса (с концентрацией на стратегии бизнеса) Высшей школы бизнеса Фордемского университета в Нью-Йорке, а параллельно — с 1995 до 2000 г. — был адъюнкт-профессором международной бизнес-стратегии Высшей школы бизнеса им. Стерна Нью-Йоркского университета. Он развил основные элементы теории Глобального формирующегося рынка, представил их на многих конференциях и опубликовал 6 книг и несколько статей в ведущих деловых и академических журналах и газетах США. За эти исследования в 1997 году В. Квинт был удостоен звания «Почетный доктор университета Бриджпорт», США. В 2004—2007 гг. он являлся профессором международного бизнеса в Бизнес Школе им. Когода Американского университета в г. Вашингтоне. В течение этого периода он преподавал следующие курсы: «Основы международного бизнеса», «Всемирный рынок», «Управление экспортно-импортными операциями», «Сравнительные системы управления», а также разработал и вел курс «Глобальный возникающий рынок» для особо успевающих студентов. С 2006 г. — . адъюнкт-профессор стратегии международного бизнеса Ласальского университета в Пенсильвании, где читает курсы: «Стратегия бизнеса» и «Глобальный формирующийся рынок»[3].

Консультационная практика и управленческая деятельность в США, Европе и России

В 1989—1995 гг. профессор Квинт являлся экономическим консультантом «General Electric Corporation», Cable and Wireless (Great Britain), «TIMEX Corporation», «TOSCO Corp»., «Engelhard Corporation», and «Skadden, Arps, Slate, Meagher & Flom», and «Hogan and Hartson» — двух крупнейших юридических фирм в мире. В 1992—1998 гг. он являлся создателем и руководителем Департамента возникающих рынков фирмы «Артур Андерсен», в то время крупнейшей профессиональной аудиторской и консультационной фирмы мира. Эта работа предоставила ему возможность изучения возникающих рынков Латинской Америки, Азиатско-Тихоокеанского региона и Восточной Европы, а также применения его теории на практике. В 1997—2000 гг. Квинт являлся членом Совета директоров компании «PLD Telecom» (позже слившейся с «Metromedia International Telecom Inc».), акции которой были представлены на "NASDAQ"и Toronto Stock Exchange. В 2006—2010 — консультант по стратегии глобальной компании «CISCO». Его консультационная практика и управленческая деятельность всегда использовались как продолжение преподавательской и исследовательской деятельности. Профессор Квинт являлся главой Саммита институциональных инвесторов Всемирного конгресса экономического развития (г. Вашингтон, 1995 г.); Саммита управления глобальными рисками Всемирного конгресса экономического развития (г. Вашингтон, 1996 г.), а также Международного банковского конгресса US -CIS and Baltics, (Нью-Йорк, 1997). Он был экономическим советником Президента Генеральной Ассамблеи ООН. В 1996—2001 гг. В. Л. Квинт являлся экономическим советником царя Болгарии Симеона II и готовил для него экономическую программу. В 2001 г. царь вернулся в Болгарию и был избран премьер-министром. В 2001—2005 гг. В. Л. Квинт являлся советником Правительства Албании. С 2002 г. возглавляет Экономический совет Госкомспорта России, а с 2004 по 2008 г. — Росспорта. С 2009 г. — председатель Экспертного совета по физической культуре и спорту Комиссии по спорту Совета Федерации, а с 2013 года — комитета по социальной политике Совета Федерации России. В 2013—2014 гг. — член Коллегии Министерства регионального развития Российской Федерации. Был или является членом советов директоров нескольких компаний. Член президиума Экономического совета при Губернаторе Санкт-Петербурга. Также в 2013—2014 гг. принимал активное участие в разработке и принятии Стратегии экономического и социального развития Санкт-Петербурга до 2030 года (так называемая Стратегия-2030), которая была оценена Минрегионразвития РФ, как «эталонная»[4], а сам В. Л. Квинт назвал документ «пионерным для страны»[5].

Результаты исследований и прогнозов

40 лет научной деятельности В. Л. Квинта были посвящены созданию теории нового регионального экономического развития, теории формирующихся (возникающих) рынков, теории стратегии. Среди его достижений можно выделить следующие:

  • Теория регионализации научно-технического прогресса
  • Оценка роли научно-технической стратегии в региональной экономике
  • Развитие методологии региональных стратегических программ
  • Теория глобального формирующегося (возникающего) рынка
  • Системное стратегирование на формирующихся (возникающих) рынках
  • Разработка экономических проблем и стратегии производства и распределения этанола и других видов биотоплива
  • Разработка целостной теории стратегии.

«Хотя его стратегический анализ и прогнозы достоверны, но нередко дискуссионны, а часто и критикуемы, оглядываясь назад, можно с уверенностью сказать, что они были точными и сущностными. И действительно, становится очевидным, что его прогнозы полностью основаны на детальном анализе фактов» («Forbes Global», 24 января, 2000, с.24).

«В своей замечательной книге „Стратегическое управление и экономика на глобальном формирующемся рынке“ Владимир Квинт предстает перед нами как мыслитель, сделавший удивительную карьеру. Эта книга — сокровищница лучших стратегических мыслей, накопленных в течение прошедшего столетия, в которой представлено богатство прошлого и настоящего опыта, иллюстрирующего и подтверждающего авторское видение экономического динамизма всего мира. Владимир Квинт в конкретных терминах излагает роль творческого мышления в процессе формирования успешных экономик. Книга станет источником вдохновения для экономистов, изучающих формирующиеся рынки». (Профессор Эдмунд Фелпс (Edmund S.Phelps), лауреат Нобелевской премии по экономике 2006 года, Колумбийский университет, Нью-Йорк.

Список опубликованных работ

В. Л. Квинт является автором 23 книг и около 480 статей. Многие из них были опубликованы и переведены в ряде стран мира, включая журнал «Форбс» («Forbes»), «Гарвард Бизнес Ревью» («Harvard Business Review»), «Институциональный инвестор» («Institutional Investor»), «Бухгалтерский Журнал» («Journal of Accountancy»), «Интернешнл Экзекьютив» («International Executive»), «Нью-Йорк Таймс» («The New York Times»), «Таймс» (Лондон) («The Times»), « Ди Пресс» (Австрия) («Die Presse»), «Вопросы экономики» (Москва), «Новое Время» (Москва) и другие. Одна из его книг, «Всемирный возникающий рынок в переходный период», стала предметом специальной научной конференции в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке 19 февраля 1999 г. В настоящее время вышло в свет уже 5 изданий этой книги. В 2003 г. издательство «Блумберг Пресс» («Bloomberg Press») опубликовало книгу «Инвестирование под огнём: победные стратегии (Investing under Fire:Winning Strategies)». Эта книга написана в соавторстве с выдающимися людьми: генералом Уисли К. Кларком (Wesley K. Clark), послом Денисом Росс (Dennis Ross) и вице-президентом Голдман Сакс Интернешнл, Робертом Д. Хорматсом (Robert D. Hormats). В этой книге В. Квинт пишет о расчете риска прямых иностранных инвестиций в страны, находящиеся в периоде военных действий. В 2009 г. в ведущем мировом издательстве Routledge опубликована его монография «Глобальный формирующийся рынок: стратегическое управление и экономика» (The Global Emerging Market:Strategic Management and Economics), вышедшая одновременно в Нью-Йорке и Лондоне. 9 февраля 2009 г. эта книга была предметом симпозиума Экономического и социального совета ООН, и её выводы рекомендованы к реализации. 5 октября 2009 г. результаты своих исследований В. Квинт представил в публичной лекции в Лондонской школе экономики, а также во многих университетах и научных центрах мира. В 2015 г. также издательством Routledge опубликована в Нью- Йорке и Лондоне монография Квинта "Стратегия на глобальном рынке: теория и практические практическое применение" ( Strategy for the Global Market: Theory and Practical Aplications). Презентации книги состоялись в Колумбийском университете ( Columbia University) Нью-Йорка и в Университета Приморска ( University of Primorska) в Словении. В Московском государственном университете имени М. В. Ломоносова презентацию книги открыл ректор МГУ академик Виктор Садовничий. Презентацию в Северо-Западном институте управления Президентской академии открыли директор Института профессор В. Шамахов и вице-губернатор Санкт-Петербурга И. Албин.

Некоторые книги В. Л. Квинта

  • Справочник экономиста промышленного предприятия (соавтор). — Москва: Экономика, 1974 г.
  • Ускорение технического развития производства. — Москва: Знание, 1976 г.
  • Научно-технический прогресс и экономика Красноярского края (в соавторстве). — Красноярск: Красноярское книжное издательство, 1979 г.
  • Внедрение и эксплуатация систем автоматизации: региональный экономический аспект. — Москва: Знание, 1981 г.
  • Красноярский эксперимент, (в соавторстве с М. М. Гуртовым). — Москва: Советская Россия, 1982 г.
  • Региональные научно-технические комплексы (соавтор и редактор). — Донецк-Москва: АН СССР, 1983 г.
  • Над нами Полярная звезда. — Москва: Советская Россия, 1984 г.
  • Управление научно-техническим прогрессом: региональный аспект. — Москва: Наука,1986 г.
  • Предприятие-отрасль-регион. Экономическая и научно-техническая информация (в соавторстве). — Москва: Финансы и статистика, 1987 г.
  • Научно-техническое развитие экономики Дагестана (в соавторстве). — Махачкала: Дагестанское книжное издательство, 1988 г.
  • Межреспубликанские отношения в СССР. — Варшава, 1988 г.
  • Капитализация новой России (Capitalizing on the New Russia). — Нью-Йорк: Arcade Publishing, 1993 г.
  • Инвестиции в возникающие рынки (Emerging Market Investments) (соавтор). — Лондон: DRI/McGraw-Hill, 1996 г.
  • Создание и управление международными совместными предприятиями (Creating and Managing International Joint Ventures (в соавторстве). Вестпорт — Westport, США, Лондон: Quorum Books, 1996 г.
  • Возникающий рынок России (Emerging Market of Russia): Энциклопедический справочник инвестиций и торговли (автор, главный редактор). Нью-Йорк (также опубликована в Англии, Германии, Сингапуре, Австралии, Канаде): John Wiley&Sons, 1998 г.
  • Глобальный возникающий рынок в переходный период (The Global Emerging Market in Transition). Нью-Йорк: Fordham University Press, 1999 г. Paper back ed. — 2000 г.
  • Международные слияния и поглощения, совместные предприятия (в соавторстве). — Нью-Йорк, Сингапур, Торонто: John Wiley & Sons,Inc. 1998, 2002 гг.
  • Инвестирование под огнём: победные стратегии (Investing under Fire: Winning Strategies). (В соавторстве). — Принстон: Bloomberg Press, 2003 г.
  • Глобальный формирующийся рынок в переходный период (The Global Emerging Market in Transition). — 2-е дополн. издание. Нью-Йорк: Fordham University Press, 2004 г. Учебное издание — 2006 г.
  • Глобальный формирующийся рынок: стратегическое управление и экономика (The Global Emerging Market:Strategic Management and Economics). — Нью-Йорк, Лондон: Routledge-Taylor & Francis, 2009 г.
  • Абрис стратегии. — Москва: Огонёк-Терра, 2009 г.
  • Бизнес и стратегическое управление. — Санкт-Петербург: СПбГУП, 2010 г.
  • Стратегическое управление и экономика на глобальном формирующемся рынке: . — Издание на русском языке; обновленное. — Москва: Бюджет, 2012 г.
  • Стратегирование в современном мире. — Санкт-Петербург: РАНХиГС, 2014 г.
  • Стратегия на глобальном рынке (Strategy for the Global Marke). — Нью-Йорк, Лондон: Routledge-Taylor & Francis, 2015 г.
  • Стратегические приоритеты развития Дальнего Востока (The Russian Far East: Strategic Priorities For Sustainable Development) - Нью-Йорк: Apple Academic Press, 2016 г.
  • Терроризм и экстремизм: стратегическое негативное воздействие на экономику. - Санкт-Петербург: РАНХиГС, 2016 г.

Награды

В 1976 и 1984 годах В. Л. Квинт был удостоен Дипломов победителя Всесоюзного конкурса «На лучшее произведение научно-популярной литературы». За развитие теории региональных научно-технических программ и её внедрение в программе «Донбасс» Владимир Квинт был награждён серебряной медалью ВДНХ СССР «За достижения в народном хозяйстве» (1986), премией им. Артема (1986 г., Украина) и отмечен Благодарностью Президиума Академии наук СССР (1986).

В 1992 г. В. Л. Квинт был награждён двухлетней научной стипендией Фонда наследия Векснера (г. Нью-Йорк), а в 1993 г. — стипендией Университета Южной Калифорнии. В 1997 г. Центр международных и региональных исследований Новой Англии (Коннектикут) присвоил В. Л. Квинту звание Почётного Исследователя. Он был отмечен серебряной медалью Биографического Центра Кембриджа (Англия).

В 2001 г. В. Квинт стал лауреатом премии им. Фулбрайта по экономике, США. В 2002 г. Университет Фордхем (Нью-Йорк) отметил профессорскую деятельность В. Л. Квинта ежегодной наградой «GLOBE». В 2002 г. В. Л. Квинт, вместе со Стивом Форбсом, был награждён Золотым крестом «Возрождение Болгарии» за вклад в интернационализации возникающих рынков Болгарии и Южной Европы. В 2003 г. Международная академия информации наградила Квинта Золотой медалью. В декабре 2004 г. Президиум Российской академии естественных наук наградил академика Квинта серебряной медалью им. Вернадского и дипломом за развитие им теории глобального возникающего рынка.

В 2004 г. он был отмечен общественной наградой - Золотым орденом «Меценат», а в Албании - почетным Золотым дипломом «Мать Тереза» за вклад в экономику Албании. В 2005 году городской совет Нью-Йорка наградил В. Л. Квинта «за его выдающийеся заслуги перед городом, штатом и страной» — своим высшим дипломом. В этом же году Квинт был награждён Почетным знаком «За вклад в дело дружбы» Министерством иностранных дел Российской Федерации. За вклад в разработку законодательства и подзаконного регулирования по защите иностранных инвестиций, предпринимательства, экономической свободы и прав частной собственности ему было присвоено звание «Почетный адвокат России» (2003 г.) и он был удостоен высокой награды адвокатуры России — Золотой медали им. Плевако (2006 г.). 20 сентября 2006 г. Указом Президента Российской Федерации В. Л. Квинт был награждён Орденом Дружбы, который вручил ему в Кремле В. В. Путин[6].

За вклад в экономику горной промышленности Высшей горной коллегией России он был отмечен Золотым знаком «Горняк России» (2006 г.). Отмечен Благодарностью мэра Москвы (2007 г.). В этом же году В.Квинт был объявлен Почетным членом торгово-промышленной палаты Албании. Российская академия естественных наук наградила его медалью им. Леонтьева за исследования возникающих рынков (2007 г.). В 2008 году Приказом Руководителя Росспорта Вячеслава Фетисова В. Квинту была присвоена Медаль Петра Лесгафта «За заслуги в спортивной науке и образовании». В 2010 году В. Л. Квинт удостоен Золотой медали Николая Кондратьева «За вклад в развитие общественных наук».

10 мая 2011 г. Указом Президента Российской Федерации В. Л. Квинту «За заслуги в научно-педогогической деятельности» было присвоено почётное звание «Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации»[7]. В 2014 г. награждён Почетной грамотой Совета Федерации России и Императорской Медалью Дома Романовых за вклад в развитие экономики России. Ректор Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова объявил В. Л. Квинту благодарность, а Совет по изучению производительных сил (СОПС) за вклад в науку удостоил его своей медали В. И. Вернадского — основателя СОПСа. Он удостоен почетных грамот нескольких университетов и организаций.

Почётные степени и звания

В. Л. Квинту была присвоена степень почётного доктора:

Удостоен звания почётного профессора экономики:

  • Атыраусского Института нефти и газа (Казахстан), 2006 г.
  • Санкт-Петербургского академического университета управления и экономики (СПбУУЭ) (Россия), 2006 г.
  • Академии государственного управления при Президенте Кыргызской Республики (Кыргызстан), 2013 г.

Удостоен званий:

Напишите отзыв о статье "Квинт, Владимир Львович"

Примечания

  1. [itunes.apple.com/us/podcast/london-school-economics-public/id279428154 London School of Economics: Public lectures and events — Download free podcast episodes by London School of Economics on iTunes]
  2. [business.scotsman.com/business/Bill-Jamieson-A-Russian-well.6012420.jp Bill Jamieson: A Russian well worth listening to on global emerging markets — Scotsman.com Business]
  3. [www.lasalle.edu/schools/sb/content/about/facultyandstaff/adjunct.php La Salle University: School of Business]
  4. [spbstrategy2030.ru/?dt_portfolio=%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8C-%D1%81%D0%BB%D1%8E%D0%BD%D1%8F%D0%B5%D0%B2-%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D1%8F-2030-%D1%8F%D0%B2%D0%BB%D1%8F%D0%B5%D1%82%D1%81%D1%8F-%D1%8D%D1%82 Игорь Слюняев: Стратегия-2030 является эталонным документом]
  5. [nevnov.ru/politics/v-gorode/ekspert-strategiya-2030-ne-budet-manilovskoj.html "Эксперт: стратегия-2030 не будет «маниловской»]
  6. [graph.document.kremlin.ru/page.aspx?882908 УКАЗ Президента РФ от 20.09.2006 N 1010 «О НАГРАЖДЕНИИ ОРДЕНОМ ДРУЖБЫ КВИНТА В. Л.»]
  7. [graph.document.kremlin.ru/page.aspx?1556662 УКАЗ Президента РФ от 10.05.2011 N 614 «О НАГРАЖДЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННЫМИ НАГРАДАМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»]
  8. mypage.zju.edu.cn/yyweb/text/ful2001.pdf

Ссылки

  • [www.vkvint.com Сайт Владимира Квинта]  (англ.)
  • [www.ras.ru/win/db/show_per.asp?P=.id-58753.ln-ru Профиль Владимира Квинта] на официальном сайте РАН
  • www.cies.org/stories/s_vkvint.htm


Отрывок, характеризующий Квинт, Владимир Львович

«Отчего же бы это не могло быть вместе? иногда, в совершенном затмении, думала она. Тогда только я бы была совсем счастлива, а теперь я должна выбрать и ни без одного из обоих я не могу быть счастлива. Одно, думала она, сказать то, что было князю Андрею или скрыть – одинаково невозможно. А с этим ничего не испорчено. Но неужели расстаться навсегда с этим счастьем любви князя Андрея, которым я жила так долго?»
– Барышня, – шопотом с таинственным видом сказала девушка, входя в комнату. – Мне один человек велел передать. Девушка подала письмо. – Только ради Христа, – говорила еще девушка, когда Наташа, не думая, механическим движением сломала печать и читала любовное письмо Анатоля, из которого она, не понимая ни слова, понимала только одно – что это письмо было от него, от того человека, которого она любит. «Да она любит, иначе разве могло бы случиться то, что случилось? Разве могло бы быть в ее руке любовное письмо от него?»
Трясущимися руками Наташа держала это страстное, любовное письмо, сочиненное для Анатоля Долоховым, и, читая его, находила в нем отголоски всего того, что ей казалось, она сама чувствовала.
«Со вчерашнего вечера участь моя решена: быть любимым вами или умереть. Мне нет другого выхода», – начиналось письмо. Потом он писал, что знает про то, что родные ее не отдадут ее ему, Анатолю, что на это есть тайные причины, которые он ей одной может открыть, но что ежели она его любит, то ей стоит сказать это слово да , и никакие силы людские не помешают их блаженству. Любовь победит всё. Он похитит и увезет ее на край света.
«Да, да, я люблю его!» думала Наташа, перечитывая в двадцатый раз письмо и отыскивая какой то особенный глубокий смысл в каждом его слове.
В этот вечер Марья Дмитриевна ехала к Архаровым и предложила барышням ехать с нею. Наташа под предлогом головной боли осталась дома.


Вернувшись поздно вечером, Соня вошла в комнату Наташи и, к удивлению своему, нашла ее не раздетою, спящею на диване. На столе подле нее лежало открытое письмо Анатоля. Соня взяла письмо и стала читать его.
Она читала и взглядывала на спящую Наташу, на лице ее отыскивая объяснения того, что она читала, и не находила его. Лицо было тихое, кроткое и счастливое. Схватившись за грудь, чтобы не задохнуться, Соня, бледная и дрожащая от страха и волнения, села на кресло и залилась слезами.
«Как я не видала ничего? Как могло это зайти так далеко? Неужели она разлюбила князя Андрея? И как могла она допустить до этого Курагина? Он обманщик и злодей, это ясно. Что будет с Nicolas, с милым, благородным Nicolas, когда он узнает про это? Так вот что значило ее взволнованное, решительное и неестественное лицо третьего дня, и вчера, и нынче, думала Соня; но не может быть, чтобы она любила его! Вероятно, не зная от кого, она распечатала это письмо. Вероятно, она оскорблена. Она не может этого сделать!»
Соня утерла слезы и подошла к Наташе, опять вглядываясь в ее лицо.
– Наташа! – сказала она чуть слышно.
Наташа проснулась и увидала Соню.
– А, вернулась?
И с решительностью и нежностью, которая бывает в минуты пробуждения, она обняла подругу, но заметив смущение на лице Сони, лицо Наташи выразило смущение и подозрительность.
– Соня, ты прочла письмо? – сказала она.
– Да, – тихо сказала Соня.
Наташа восторженно улыбнулась.
– Нет, Соня, я не могу больше! – сказала она. – Я не могу больше скрывать от тебя. Ты знаешь, мы любим друг друга!… Соня, голубчик, он пишет… Соня…
Соня, как бы не веря своим ушам, смотрела во все глаза на Наташу.
– А Болконский? – сказала она.
– Ах, Соня, ах коли бы ты могла знать, как я счастлива! – сказала Наташа. – Ты не знаешь, что такое любовь…
– Но, Наташа, неужели то всё кончено?
Наташа большими, открытыми глазами смотрела на Соню, как будто не понимая ее вопроса.
– Что ж, ты отказываешь князю Андрею? – сказала Соня.
– Ах, ты ничего не понимаешь, ты не говори глупости, ты слушай, – с мгновенной досадой сказала Наташа.
– Нет, я не могу этому верить, – повторила Соня. – Я не понимаю. Как же ты год целый любила одного человека и вдруг… Ведь ты только три раза видела его. Наташа, я тебе не верю, ты шалишь. В три дня забыть всё и так…
– Три дня, – сказала Наташа. – Мне кажется, я сто лет люблю его. Мне кажется, что я никого никогда не любила прежде его. Ты этого не можешь понять. Соня, постой, садись тут. – Наташа обняла и поцеловала ее.
– Мне говорили, что это бывает и ты верно слышала, но я теперь только испытала эту любовь. Это не то, что прежде. Как только я увидала его, я почувствовала, что он мой властелин, и я раба его, и что я не могу не любить его. Да, раба! Что он мне велит, то я и сделаю. Ты не понимаешь этого. Что ж мне делать? Что ж мне делать, Соня? – говорила Наташа с счастливым и испуганным лицом.
– Но ты подумай, что ты делаешь, – говорила Соня, – я не могу этого так оставить. Эти тайные письма… Как ты могла его допустить до этого? – говорила она с ужасом и с отвращением, которое она с трудом скрывала.
– Я тебе говорила, – отвечала Наташа, – что у меня нет воли, как ты не понимаешь этого: я его люблю!
– Так я не допущу до этого, я расскажу, – с прорвавшимися слезами вскрикнула Соня.
– Что ты, ради Бога… Ежели ты расскажешь, ты мой враг, – заговорила Наташа. – Ты хочешь моего несчастия, ты хочешь, чтоб нас разлучили…
Увидав этот страх Наташи, Соня заплакала слезами стыда и жалости за свою подругу.
– Но что было между вами? – спросила она. – Что он говорил тебе? Зачем он не ездит в дом?
Наташа не отвечала на ее вопрос.
– Ради Бога, Соня, никому не говори, не мучай меня, – упрашивала Наташа. – Ты помни, что нельзя вмешиваться в такие дела. Я тебе открыла…
– Но зачем эти тайны! Отчего же он не ездит в дом? – спрашивала Соня. – Отчего он прямо не ищет твоей руки? Ведь князь Андрей дал тебе полную свободу, ежели уж так; но я не верю этому. Наташа, ты подумала, какие могут быть тайные причины ?
Наташа удивленными глазами смотрела на Соню. Видно, ей самой в первый раз представлялся этот вопрос и она не знала, что отвечать на него.
– Какие причины, не знаю. Но стало быть есть причины!
Соня вздохнула и недоверчиво покачала головой.
– Ежели бы были причины… – начала она. Но Наташа угадывая ее сомнение, испуганно перебила ее.
– Соня, нельзя сомневаться в нем, нельзя, нельзя, ты понимаешь ли? – прокричала она.
– Любит ли он тебя?
– Любит ли? – повторила Наташа с улыбкой сожаления о непонятливости своей подруги. – Ведь ты прочла письмо, ты видела его?
– Но если он неблагородный человек?
– Он!… неблагородный человек? Коли бы ты знала! – говорила Наташа.
– Если он благородный человек, то он или должен объявить свое намерение, или перестать видеться с тобой; и ежели ты не хочешь этого сделать, то я сделаю это, я напишу ему, я скажу папа, – решительно сказала Соня.
– Да я жить не могу без него! – закричала Наташа.
– Наташа, я не понимаю тебя. И что ты говоришь! Вспомни об отце, о Nicolas.
– Мне никого не нужно, я никого не люблю, кроме его. Как ты смеешь говорить, что он неблагороден? Ты разве не знаешь, что я его люблю? – кричала Наташа. – Соня, уйди, я не хочу с тобой ссориться, уйди, ради Бога уйди: ты видишь, как я мучаюсь, – злобно кричала Наташа сдержанно раздраженным и отчаянным голосом. Соня разрыдалась и выбежала из комнаты.
Наташа подошла к столу и, не думав ни минуты, написала тот ответ княжне Марье, который она не могла написать целое утро. В письме этом она коротко писала княжне Марье, что все недоразуменья их кончены, что, пользуясь великодушием князя Андрея, который уезжая дал ей свободу, она просит ее забыть всё и простить ее ежели она перед нею виновата, но что она не может быть его женой. Всё это ей казалось так легко, просто и ясно в эту минуту.

В пятницу Ростовы должны были ехать в деревню, а граф в среду поехал с покупщиком в свою подмосковную.
В день отъезда графа, Соня с Наташей были званы на большой обед к Карагиным, и Марья Дмитриевна повезла их. На обеде этом Наташа опять встретилась с Анатолем, и Соня заметила, что Наташа говорила с ним что то, желая не быть услышанной, и всё время обеда была еще более взволнована, чем прежде. Когда они вернулись домой, Наташа начала первая с Соней то объяснение, которого ждала ее подруга.
– Вот ты, Соня, говорила разные глупости про него, – начала Наташа кротким голосом, тем голосом, которым говорят дети, когда хотят, чтобы их похвалили. – Мы объяснились с ним нынче.
– Ну, что же, что? Ну что ж он сказал? Наташа, как я рада, что ты не сердишься на меня. Говори мне всё, всю правду. Что же он сказал?
Наташа задумалась.
– Ах Соня, если бы ты знала его так, как я! Он сказал… Он спрашивал меня о том, как я обещала Болконскому. Он обрадовался, что от меня зависит отказать ему.
Соня грустно вздохнула.
– Но ведь ты не отказала Болконскому, – сказала она.
– А может быть я и отказала! Может быть с Болконским всё кончено. Почему ты думаешь про меня так дурно?
– Я ничего не думаю, я только не понимаю этого…
– Подожди, Соня, ты всё поймешь. Увидишь, какой он человек. Ты не думай дурное ни про меня, ни про него.
– Я ни про кого не думаю дурное: я всех люблю и всех жалею. Но что же мне делать?
Соня не сдавалась на нежный тон, с которым к ней обращалась Наташа. Чем размягченнее и искательнее было выражение лица Наташи, тем серьезнее и строже было лицо Сони.
– Наташа, – сказала она, – ты просила меня не говорить с тобой, я и не говорила, теперь ты сама начала. Наташа, я не верю ему. Зачем эта тайна?
– Опять, опять! – перебила Наташа.
– Наташа, я боюсь за тебя.
– Чего бояться?
– Я боюсь, что ты погубишь себя, – решительно сказала Соня, сама испугавшись того что она сказала.
Лицо Наташи опять выразило злобу.
– И погублю, погублю, как можно скорее погублю себя. Не ваше дело. Не вам, а мне дурно будет. Оставь, оставь меня. Я ненавижу тебя.
– Наташа! – испуганно взывала Соня.
– Ненавижу, ненавижу! И ты мой враг навсегда!
Наташа выбежала из комнаты.
Наташа не говорила больше с Соней и избегала ее. С тем же выражением взволнованного удивления и преступности она ходила по комнатам, принимаясь то за то, то за другое занятие и тотчас же бросая их.
Как это ни тяжело было для Сони, но она, не спуская глаз, следила за своей подругой.
Накануне того дня, в который должен был вернуться граф, Соня заметила, что Наташа сидела всё утро у окна гостиной, как будто ожидая чего то и что она сделала какой то знак проехавшему военному, которого Соня приняла за Анатоля.
Соня стала еще внимательнее наблюдать свою подругу и заметила, что Наташа была всё время обеда и вечер в странном и неестественном состоянии (отвечала невпопад на делаемые ей вопросы, начинала и не доканчивала фразы, всему смеялась).
После чая Соня увидала робеющую горничную девушку, выжидавшую ее у двери Наташи. Она пропустила ее и, подслушав у двери, узнала, что опять было передано письмо. И вдруг Соне стало ясно, что у Наташи был какой нибудь страшный план на нынешний вечер. Соня постучалась к ней. Наташа не пустила ее.
«Она убежит с ним! думала Соня. Она на всё способна. Нынче в лице ее было что то особенно жалкое и решительное. Она заплакала, прощаясь с дяденькой, вспоминала Соня. Да это верно, она бежит с ним, – но что мне делать?» думала Соня, припоминая теперь те признаки, которые ясно доказывали, почему у Наташи было какое то страшное намерение. «Графа нет. Что мне делать, написать к Курагину, требуя от него объяснения? Но кто велит ему ответить? Писать Пьеру, как просил князь Андрей в случае несчастия?… Но может быть, в самом деле она уже отказала Болконскому (она вчера отослала письмо княжне Марье). Дяденьки нет!» Сказать Марье Дмитриевне, которая так верила в Наташу, Соне казалось ужасно. «Но так или иначе, думала Соня, стоя в темном коридоре: теперь или никогда пришло время доказать, что я помню благодеяния их семейства и люблю Nicolas. Нет, я хоть три ночи не буду спать, а не выйду из этого коридора и силой не пущу ее, и не дам позору обрушиться на их семейство», думала она.


Анатоль последнее время переселился к Долохову. План похищения Ростовой уже несколько дней был обдуман и приготовлен Долоховым, и в тот день, когда Соня, подслушав у двери Наташу, решилась оберегать ее, план этот должен был быть приведен в исполнение. Наташа в десять часов вечера обещала выйти к Курагину на заднее крыльцо. Курагин должен был посадить ее в приготовленную тройку и везти за 60 верст от Москвы в село Каменку, где был приготовлен расстриженный поп, который должен был обвенчать их. В Каменке и была готова подстава, которая должна была вывезти их на Варшавскую дорогу и там на почтовых они должны были скакать за границу.
У Анатоля были и паспорт, и подорожная, и десять тысяч денег, взятые у сестры, и десять тысяч, занятые через посредство Долохова.
Два свидетеля – Хвостиков, бывший приказный, которого употреблял для игры Долохов и Макарин, отставной гусар, добродушный и слабый человек, питавший беспредельную любовь к Курагину – сидели в первой комнате за чаем.
В большом кабинете Долохова, убранном от стен до потолка персидскими коврами, медвежьими шкурами и оружием, сидел Долохов в дорожном бешмете и сапогах перед раскрытым бюро, на котором лежали счеты и пачки денег. Анатоль в расстегнутом мундире ходил из той комнаты, где сидели свидетели, через кабинет в заднюю комнату, где его лакей француз с другими укладывал последние вещи. Долохов считал деньги и записывал.
– Ну, – сказал он, – Хвостикову надо дать две тысячи.
– Ну и дай, – сказал Анатоль.
– Макарка (они так звали Макарина), этот бескорыстно за тебя в огонь и в воду. Ну вот и кончены счеты, – сказал Долохов, показывая ему записку. – Так?
– Да, разумеется, так, – сказал Анатоль, видимо не слушавший Долохова и с улыбкой, не сходившей у него с лица, смотревший вперед себя.
Долохов захлопнул бюро и обратился к Анатолю с насмешливой улыбкой.
– А знаешь что – брось всё это: еще время есть! – сказал он.
– Дурак! – сказал Анатоль. – Перестань говорить глупости. Ежели бы ты знал… Это чорт знает, что такое!
– Право брось, – сказал Долохов. – Я тебе дело говорю. Разве это шутка, что ты затеял?
– Ну, опять, опять дразнить? Пошел к чорту! А?… – сморщившись сказал Анатоль. – Право не до твоих дурацких шуток. – И он ушел из комнаты.
Долохов презрительно и снисходительно улыбался, когда Анатоль вышел.
– Ты постой, – сказал он вслед Анатолю, – я не шучу, я дело говорю, поди, поди сюда.
Анатоль опять вошел в комнату и, стараясь сосредоточить внимание, смотрел на Долохова, очевидно невольно покоряясь ему.
– Ты меня слушай, я тебе последний раз говорю. Что мне с тобой шутить? Разве я тебе перечил? Кто тебе всё устроил, кто попа нашел, кто паспорт взял, кто денег достал? Всё я.
– Ну и спасибо тебе. Ты думаешь я тебе не благодарен? – Анатоль вздохнул и обнял Долохова.
– Я тебе помогал, но всё же я тебе должен правду сказать: дело опасное и, если разобрать, глупое. Ну, ты ее увезешь, хорошо. Разве это так оставят? Узнается дело, что ты женат. Ведь тебя под уголовный суд подведут…
– Ах! глупости, глупости! – опять сморщившись заговорил Анатоль. – Ведь я тебе толковал. А? – И Анатоль с тем особенным пристрастием (которое бывает у людей тупых) к умозаключению, до которого они дойдут своим умом, повторил то рассуждение, которое он раз сто повторял Долохову. – Ведь я тебе толковал, я решил: ежели этот брак будет недействителен, – cказал он, загибая палец, – значит я не отвечаю; ну а ежели действителен, всё равно: за границей никто этого не будет знать, ну ведь так? И не говори, не говори, не говори!
– Право, брось! Ты только себя свяжешь…
– Убирайся к чорту, – сказал Анатоль и, взявшись за волосы, вышел в другую комнату и тотчас же вернулся и с ногами сел на кресло близко перед Долоховым. – Это чорт знает что такое! А? Ты посмотри, как бьется! – Он взял руку Долохова и приложил к своему сердцу. – Ah! quel pied, mon cher, quel regard! Une deesse!! [О! Какая ножка, мой друг, какой взгляд! Богиня!!] A?
Долохов, холодно улыбаясь и блестя своими красивыми, наглыми глазами, смотрел на него, видимо желая еще повеселиться над ним.
– Ну деньги выйдут, тогда что?
– Тогда что? А? – повторил Анатоль с искренним недоумением перед мыслью о будущем. – Тогда что? Там я не знаю что… Ну что глупости говорить! – Он посмотрел на часы. – Пора!
Анатоль пошел в заднюю комнату.
– Ну скоро ли вы? Копаетесь тут! – крикнул он на слуг.
Долохов убрал деньги и крикнув человека, чтобы велеть подать поесть и выпить на дорогу, вошел в ту комнату, где сидели Хвостиков и Макарин.
Анатоль в кабинете лежал, облокотившись на руку, на диване, задумчиво улыбался и что то нежно про себя шептал своим красивым ртом.
– Иди, съешь что нибудь. Ну выпей! – кричал ему из другой комнаты Долохов.
– Не хочу! – ответил Анатоль, всё продолжая улыбаться.
– Иди, Балага приехал.
Анатоль встал и вошел в столовую. Балага был известный троечный ямщик, уже лет шесть знавший Долохова и Анатоля, и служивший им своими тройками. Не раз он, когда полк Анатоля стоял в Твери, с вечера увозил его из Твери, к рассвету доставлял в Москву и увозил на другой день ночью. Не раз он увозил Долохова от погони, не раз он по городу катал их с цыганами и дамочками, как называл Балага. Не раз он с их работой давил по Москве народ и извозчиков, и всегда его выручали его господа, как он называл их. Не одну лошадь он загнал под ними. Не раз он был бит ими, не раз напаивали они его шампанским и мадерой, которую он любил, и не одну штуку он знал за каждым из них, которая обыкновенному человеку давно бы заслужила Сибирь. В кутежах своих они часто зазывали Балагу, заставляли его пить и плясать у цыган, и не одна тысяча их денег перешла через его руки. Служа им, он двадцать раз в году рисковал и своей жизнью и своей шкурой, и на их работе переморил больше лошадей, чем они ему переплатили денег. Но он любил их, любил эту безумную езду, по восемнадцати верст в час, любил перекувырнуть извозчика и раздавить пешехода по Москве, и во весь скок пролететь по московским улицам. Он любил слышать за собой этот дикий крик пьяных голосов: «пошел! пошел!» тогда как уж и так нельзя было ехать шибче; любил вытянуть больно по шее мужика, который и так ни жив, ни мертв сторонился от него. «Настоящие господа!» думал он.
Анатоль и Долохов тоже любили Балагу за его мастерство езды и за то, что он любил то же, что и они. С другими Балага рядился, брал по двадцати пяти рублей за двухчасовое катанье и с другими только изредка ездил сам, а больше посылал своих молодцов. Но с своими господами, как он называл их, он всегда ехал сам и никогда ничего не требовал за свою работу. Только узнав через камердинеров время, когда были деньги, он раз в несколько месяцев приходил поутру, трезвый и, низко кланяясь, просил выручить его. Его всегда сажали господа.
– Уж вы меня вызвольте, батюшка Федор Иваныч или ваше сиятельство, – говорил он. – Обезлошадничал вовсе, на ярманку ехать уж ссудите, что можете.
И Анатоль и Долохов, когда бывали в деньгах, давали ему по тысяче и по две рублей.
Балага был русый, с красным лицом и в особенности красной, толстой шеей, приземистый, курносый мужик, лет двадцати семи, с блестящими маленькими глазами и маленькой бородкой. Он был одет в тонком синем кафтане на шелковой подкладке, надетом на полушубке.
Он перекрестился на передний угол и подошел к Долохову, протягивая черную, небольшую руку.
– Федору Ивановичу! – сказал он, кланяясь.
– Здорово, брат. – Ну вот и он.
– Здравствуй, ваше сиятельство, – сказал он входившему Анатолю и тоже протянул руку.
– Я тебе говорю, Балага, – сказал Анатоль, кладя ему руки на плечи, – любишь ты меня или нет? А? Теперь службу сослужи… На каких приехал? А?
– Как посол приказал, на ваших на зверьях, – сказал Балага.
– Ну, слышишь, Балага! Зарежь всю тройку, а чтобы в три часа приехать. А?
– Как зарежешь, на чем поедем? – сказал Балага, подмигивая.
– Ну, я тебе морду разобью, ты не шути! – вдруг, выкатив глаза, крикнул Анатоль.
– Что ж шутить, – посмеиваясь сказал ямщик. – Разве я для своих господ пожалею? Что мочи скакать будет лошадям, то и ехать будем.
– А! – сказал Анатоль. – Ну садись.
– Что ж, садись! – сказал Долохов.
– Постою, Федор Иванович.
– Садись, врешь, пей, – сказал Анатоль и налил ему большой стакан мадеры. Глаза ямщика засветились на вино. Отказываясь для приличия, он выпил и отерся шелковым красным платком, который лежал у него в шапке.
– Что ж, когда ехать то, ваше сиятельство?
– Да вот… (Анатоль посмотрел на часы) сейчас и ехать. Смотри же, Балага. А? Поспеешь?
– Да как выезд – счастлив ли будет, а то отчего же не поспеть? – сказал Балага. – Доставляли же в Тверь, в семь часов поспевали. Помнишь небось, ваше сиятельство.
– Ты знаешь ли, на Рожество из Твери я раз ехал, – сказал Анатоль с улыбкой воспоминания, обращаясь к Макарину, который во все глаза умиленно смотрел на Курагина. – Ты веришь ли, Макарка, что дух захватывало, как мы летели. Въехали в обоз, через два воза перескочили. А?
– Уж лошади ж были! – продолжал рассказ Балага. – Я тогда молодых пристяжных к каурому запрег, – обратился он к Долохову, – так веришь ли, Федор Иваныч, 60 верст звери летели; держать нельзя, руки закоченели, мороз был. Бросил вожжи, держи, мол, ваше сиятельство, сам, так в сани и повалился. Так ведь не то что погонять, до места держать нельзя. В три часа донесли черти. Издохла левая только.


Анатоль вышел из комнаты и через несколько минут вернулся в подпоясанной серебряным ремнем шубке и собольей шапке, молодцовато надетой на бекрень и очень шедшей к его красивому лицу. Поглядевшись в зеркало и в той самой позе, которую он взял перед зеркалом, став перед Долоховым, он взял стакан вина.
– Ну, Федя, прощай, спасибо за всё, прощай, – сказал Анатоль. – Ну, товарищи, друзья… он задумался… – молодости… моей, прощайте, – обратился он к Макарину и другим.
Несмотря на то, что все они ехали с ним, Анатоль видимо хотел сделать что то трогательное и торжественное из этого обращения к товарищам. Он говорил медленным, громким голосом и выставив грудь покачивал одной ногой. – Все возьмите стаканы; и ты, Балага. Ну, товарищи, друзья молодости моей, покутили мы, пожили, покутили. А? Теперь, когда свидимся? за границу уеду. Пожили, прощай, ребята. За здоровье! Ура!.. – сказал он, выпил свой стакан и хлопнул его об землю.
– Будь здоров, – сказал Балага, тоже выпив свой стакан и обтираясь платком. Макарин со слезами на глазах обнимал Анатоля. – Эх, князь, уж как грустно мне с тобой расстаться, – проговорил он.
– Ехать, ехать! – закричал Анатоль.
Балага было пошел из комнаты.
– Нет, стой, – сказал Анатоль. – Затвори двери, сесть надо. Вот так. – Затворили двери, и все сели.
– Ну, теперь марш, ребята! – сказал Анатоль вставая.
Лакей Joseph подал Анатолю сумку и саблю, и все вышли в переднюю.
– А шуба где? – сказал Долохов. – Эй, Игнатка! Поди к Матрене Матвеевне, спроси шубу, салоп соболий. Я слыхал, как увозят, – сказал Долохов, подмигнув. – Ведь она выскочит ни жива, ни мертва, в чем дома сидела; чуть замешкаешься, тут и слезы, и папаша, и мамаша, и сейчас озябла и назад, – а ты в шубу принимай сразу и неси в сани.
Лакей принес женский лисий салоп.
– Дурак, я тебе сказал соболий. Эй, Матрешка, соболий! – крикнул он так, что далеко по комнатам раздался его голос.
Красивая, худая и бледная цыганка, с блестящими, черными глазами и с черными, курчавыми сизого отлива волосами, в красной шали, выбежала с собольим салопом на руке.
– Что ж, мне не жаль, ты возьми, – сказала она, видимо робея перед своим господином и жалея салопа.
Долохов, не отвечая ей, взял шубу, накинул ее на Матрешу и закутал ее.
– Вот так, – сказал Долохов. – И потом вот так, – сказал он, и поднял ей около головы воротник, оставляя его только перед лицом немного открытым. – Потом вот так, видишь? – и он придвинул голову Анатоля к отверстию, оставленному воротником, из которого виднелась блестящая улыбка Матреши.
– Ну прощай, Матреша, – сказал Анатоль, целуя ее. – Эх, кончена моя гульба здесь! Стешке кланяйся. Ну, прощай! Прощай, Матреша; ты мне пожелай счастья.
– Ну, дай то вам Бог, князь, счастья большого, – сказала Матреша, с своим цыганским акцентом.
У крыльца стояли две тройки, двое молодцов ямщиков держали их. Балага сел на переднюю тройку, и, высоко поднимая локти, неторопливо разобрал вожжи. Анатоль и Долохов сели к нему. Макарин, Хвостиков и лакей сели в другую тройку.
– Готовы, что ль? – спросил Балага.
– Пущай! – крикнул он, заматывая вокруг рук вожжи, и тройка понесла бить вниз по Никитскому бульвару.
– Тпрру! Поди, эй!… Тпрру, – только слышался крик Балаги и молодца, сидевшего на козлах. На Арбатской площади тройка зацепила карету, что то затрещало, послышался крик, и тройка полетела по Арбату.
Дав два конца по Подновинскому Балага стал сдерживать и, вернувшись назад, остановил лошадей у перекрестка Старой Конюшенной.
Молодец соскочил держать под уздцы лошадей, Анатоль с Долоховым пошли по тротуару. Подходя к воротам, Долохов свистнул. Свисток отозвался ему и вслед за тем выбежала горничная.
– На двор войдите, а то видно, сейчас выйдет, – сказала она.
Долохов остался у ворот. Анатоль вошел за горничной на двор, поворотил за угол и вбежал на крыльцо.
Гаврило, огромный выездной лакей Марьи Дмитриевны, встретил Анатоля.
– К барыне пожалуйте, – басом сказал лакей, загораживая дорогу от двери.
– К какой барыне? Да ты кто? – запыхавшимся шопотом спрашивал Анатоль.
– Пожалуйте, приказано привесть.
– Курагин! назад, – кричал Долохов. – Измена! Назад!
Долохов у калитки, у которой он остановился, боролся с дворником, пытавшимся запереть за вошедшим Анатолем калитку. Долохов последним усилием оттолкнул дворника и схватив за руку выбежавшего Анатоля, выдернул его за калитку и побежал с ним назад к тройке.


Марья Дмитриевна, застав заплаканную Соню в коридоре, заставила ее во всем признаться. Перехватив записку Наташи и прочтя ее, Марья Дмитриевна с запиской в руке взошла к Наташе.
– Мерзавка, бесстыдница, – сказала она ей. – Слышать ничего не хочу! – Оттолкнув удивленными, но сухими глазами глядящую на нее Наташу, она заперла ее на ключ и приказав дворнику пропустить в ворота тех людей, которые придут нынче вечером, но не выпускать их, а лакею приказав привести этих людей к себе, села в гостиной, ожидая похитителей.
Когда Гаврило пришел доложить Марье Дмитриевне, что приходившие люди убежали, она нахмурившись встала и заложив назад руки, долго ходила по комнатам, обдумывая то, что ей делать. В 12 часу ночи она, ощупав ключ в кармане, пошла к комнате Наташи. Соня, рыдая, сидела в коридоре.
– Марья Дмитриевна, пустите меня к ней ради Бога! – сказала она. Марья Дмитриевна, не отвечая ей, отперла дверь и вошла. «Гадко, скверно… В моем доме… Мерзавка, девчонка… Только отца жалко!» думала Марья Дмитриевна, стараясь утолить свой гнев. «Как ни трудно, уж велю всем молчать и скрою от графа». Марья Дмитриевна решительными шагами вошла в комнату. Наташа лежала на диване, закрыв голову руками, и не шевелилась. Она лежала в том самом положении, в котором оставила ее Марья Дмитриевна.