Клепинин, Николай Андреевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Николай Клепинин

Николай Клепинин с женой Антониной Николаевной
Имя при рождении:

Николай Андреевич Клепинин

Дата рождения:

17 января 1899(1899-01-17)

Место рождения:

город Пятигорск, Российская империя

Дата смерти:

28 июля 1941(1941-07-28) (42 года)

Место смерти:

г. Орел, СССР

Гражданство:

Российская империя, СССР

Род деятельности:

писатель, историк

Язык произведений:

русский


Никола́й Андре́евич Клепи́нин (17 января 1899, Пятигорск— 28 июля 1941, Орёл) — русский писатель, историк, старший брат священника Димитрия Клепинина[1].





Биография

Николай Андреевич родился в семье архитектора. Принимал участие в Гражданской войне в рядах Добровольческой армии как офицер Лейб-гвардии Конно-гренадерского полка.

1920 — эмигрировал из России в Белград. Принимал участие в Русском студенческом христианском движении (РСХД)[1].

1925 — познакомился с будущей женой, Антониной Николаевной НасоновойК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2528 дней].

1925 — в Хопове выступает с докладом на Третьей общей конференции РСХД в качестве представителя Белградского кружка. Тема доклада — проблема православных братств, в частности, возможных форм братств. Возможно, являлся одним из основателей братства Святого Серафима Саровского, которое вышло из состава РСХД в 1927 году.

1926 — переезжает в Париж, ставший к тому времени центром российской эмиграции, где сотрудничает с издательством YMCA-PRESS. Начинается также сотрудничество с журналом «Путь». Где-то в это время, видимо, Клепинин примкнул к «движению евразийцев», в его работах начинается чувствоваться влияние Г. В. Вернадского[1].

1927 — выходит книга Клепинина «Святой и благоверный князь Александр Невский». Выходу этой книги посвящены рецензии Г. П. Федотова в «Современных записках» и В. Н. Ильина в «Пути». Возможно, перу Клепинина принадлежит статья «Работа парижской группы евразийцев», вышедшая в следующем году в № 10 «Евразийской хроники», изданной в Париже. Клепинин участвует в качестве редактора в выпуске 6-го сборника статей евразийцев[1].

1928 — редактором газеты «Евразия» становится Сергей Яковлевич Эфрон. Клепинины дружили с семьёй Эфронов-Цветаевых где-то с середины 1920-х, всё время снимали жильё рядом.

Взгляды значительного числа евразийцев постепенно эволюционировали от осознания неслучайности октябрьской революции к принятию большевистского режима и раскаянию в борьбе с ним. Этим успешно пользовался НКВД, сумевший завербовать многих участников «евразийского сообщества». По некоторым данным, Клепинин перешёл на «советскую платформу» ещё в 1933 году[1].

1937 — Клепинины и Эфрон бежали в СССР.

В ноябре 1938 года Клепинины под фамилией Львовы поселились по адресу: Московская область, станция Болшево, улица «Новый быт», дом 4/33 (ныне ул. Свердлова, № 15). Николай Андреевич числился научным консультантом восточного отдела ВОКСа. Позже сюда приедет и С. Я. Эфрон (конспиративная фамилия — Андреев), ещё позже и Марина Цветаева, все с детьми. «Дача Экспортлеса» большая, но гостиная и кухня у обеих семей будут общими. Отсюда их (кроме М.Цветаевой) начнут всё чаще и чаще вызывать на допросы в НКВД.

1939 год.

  • 27 августа первыми арестованы Аля, Ариадна Эфрон-Цветаева и другая «возвращенка», Эмилия Литауэр;
  • 10 октября арестовали Сергея Яковлевича Эфрона;
  • в ночь с 6 на 7 ноября, в Болшеве, арестовали Николая Андреевича Клепинина;
  • в ту же ночь с 6 на 7 ноября, в Москве, на Пятницкой, д. 12, в доме академика-биолога Насонова арестовали Нину Николаевну Клепинину (она с дочерью Софьей приехала к матери, Е. А. Корниловой, на эти дни;
  • в ту же ночь, в Москве, на Садово-Триумфальной, д. 7, кв. 30, в доме Е. А. Игнатович арестовали старшего сына Нины Николаевны от первого брака — Алексея Васильевича Сеземана.

28 июля 1941 в пересыльной орловской тюрьме как французских шпионов «расстреляли групповым расстрелом» супругов Клепининых, С. Я. Эфрона и Эмилию Литауэр[1]. По сведениям, приведенным со ссылкой на следственное дело С. Я. Эфрона Ирмой Кудровой (Кудрова И., «Путь комет. Жизнь Марины Цветаевой», СПб., 2002, с. 658), Клепинины, Литауэр и П. Н. Толстой были расстреляны 27 августа, а Эфрон — 16 октября. По другим сведениям, восходящим к сокамерникам, расстрелян из Клепининых был только Николай Андреевич, а супругу его держали в тюрьме в Москве, где она и умерла, по-видимому, после объявленной голодовки с требованием получить сведения о состоянии здоровья её материК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2949 дней].

Семья

Брат — Дмитрий (Димитрий) Андреевич Клепинин (1904—1944), священник, общественный деятель, участник движения французского Сопротивления, причислен к лику святых.

Жена — Антонина (Нина) Николаевна (урожд. Насонова) (1894—1941), искусствовед, из дворян, выпускница Смольного, внучка А. А. Корнилова и, соответственно, двоюродная правнучка вице-адмирала, героя Севастопольской обороны В. А. Корнилова, дочь Николая Викторовича Насонова — академика, директора Зоологического музея в Петербурге. Первым браком Антонина Насонова была за знаменитым философом В. Э. Сеземаном, от которого родились сыновья Алексей Сеземан (1916—1989) и Дмитрий Сеземан (1922—2010).

Дочь — Клепинина Софья Николаевна (1927—2000), журналистка, научный сотрудник музея-квартиры М. Цветаевой в Болшеве, крестница и троюродная внучка Зинаиды Гиппиус.

Литературные труды

Н. А. Клепининым опубликованы следующие произведения:

  • Братство и пути православного студенческого движения. Журнал «Путь», № 3, 1926
  • Светлой памяти игумении Екатерины. Журнал «Путь» № 4, 1927
  • Святой и благоверный князь Александр Невский. YMCA-PRESS, 1927
  • Мысли о религиозном смысле национализма. Журнал «Путь», 1927

Библиография

  • Библиография русской зарубежной литературы 1918—1968 /Сост. Л. Фостер. т.1 Boston, 1970
  • В. С. Н. А. Клепинин /Златоуст, 1992, № 1
  • Карпов А. Ю. Комментарии / Клепинин Н. А. Святой и благоверный великий князь Александр Невский. М., 1994
  • Кривошеева Е. Г. Послереволюционное эмигрантское течение «евразийство». /Автореферат канд.диссертации, М. 1995
  • Федотов Г. П. Н. А. Клепинин. Святой и благоверный великий князь Александр Невский. YMCA-PRESS, Paris / Современные записки, т.36 Париж, 1928.
  • Альманах "Болшево" 1992г. №2

Напишите отзыв о статье "Клепинин, Николай Андреевич"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 [krotov.info/lib_sec/11_k/kle/pinin_1.htm О Клепинине] на сайте krotov.info.

Ссылки

  • Людмила Бобровская. [magazines.russ.ru/studio/2008/12/bob22.html «Братья Клепинины»] // Студия, 2008, № 12.
  • [zarubezhje.narod.ru/kl/k_010.htm О Н. А. Клепинине] на сайте narod.ru
  • [krotov.info/lib_sec/11_k/kle/pinin_1.htm О Клепинине] на сайте krotov.info

Отрывок, характеризующий Клепинин, Николай Андреевич

– Да пойдемте сами. Я ведь зашел только спросить Денисова о вчерашнем приказе. Получили, Денисов?
– Нет еще. А вы куда?
– Вот хочу молодого человека научить, как ковать лошадь, – сказал Телянин.
Они вышли на крыльцо и в конюшню. Поручик показал, как делать заклепку, и ушел к себе.
Когда Ростов вернулся, на столе стояла бутылка с водкой и лежала колбаса. Денисов сидел перед столом и трещал пером по бумаге. Он мрачно посмотрел в лицо Ростову.
– Ей пишу, – сказал он.
Он облокотился на стол с пером в руке, и, очевидно обрадованный случаю быстрее сказать словом всё, что он хотел написать, высказывал свое письмо Ростову.
– Ты видишь ли, дг'уг, – сказал он. – Мы спим, пока не любим. Мы дети пг`axa… а полюбил – и ты Бог, ты чист, как в пег'вый день создания… Это еще кто? Гони его к чог'ту. Некогда! – крикнул он на Лаврушку, который, нисколько не робея, подошел к нему.
– Да кому ж быть? Сами велели. Вахмистр за деньгами пришел.
Денисов сморщился, хотел что то крикнуть и замолчал.
– Сквег'но дело, – проговорил он про себя. – Сколько там денег в кошельке осталось? – спросил он у Ростова.
– Семь новых и три старых.
– Ах,сквег'но! Ну, что стоишь, чучела, пошли вахмистг'а, – крикнул Денисов на Лаврушку.
– Пожалуйста, Денисов, возьми у меня денег, ведь у меня есть, – сказал Ростов краснея.
– Не люблю у своих занимать, не люблю, – проворчал Денисов.
– А ежели ты у меня не возьмешь деньги по товарищески, ты меня обидишь. Право, у меня есть, – повторял Ростов.
– Да нет же.
И Денисов подошел к кровати, чтобы достать из под подушки кошелек.
– Ты куда положил, Ростов?
– Под нижнюю подушку.
– Да нету.
Денисов скинул обе подушки на пол. Кошелька не было.
– Вот чудо то!
– Постой, ты не уронил ли? – сказал Ростов, по одной поднимая подушки и вытрясая их.
Он скинул и отряхнул одеяло. Кошелька не было.
– Уж не забыл ли я? Нет, я еще подумал, что ты точно клад под голову кладешь, – сказал Ростов. – Я тут положил кошелек. Где он? – обратился он к Лаврушке.
– Я не входил. Где положили, там и должен быть.
– Да нет…
– Вы всё так, бросите куда, да и забудете. В карманах то посмотрите.
– Нет, коли бы я не подумал про клад, – сказал Ростов, – а то я помню, что положил.
Лаврушка перерыл всю постель, заглянул под нее, под стол, перерыл всю комнату и остановился посреди комнаты. Денисов молча следил за движениями Лаврушки и, когда Лаврушка удивленно развел руками, говоря, что нигде нет, он оглянулся на Ростова.
– Г'остов, ты не школьнич…
Ростов почувствовал на себе взгляд Денисова, поднял глаза и в то же мгновение опустил их. Вся кровь его, бывшая запертою где то ниже горла, хлынула ему в лицо и глаза. Он не мог перевести дыхание.
– И в комнате то никого не было, окромя поручика да вас самих. Тут где нибудь, – сказал Лаврушка.
– Ну, ты, чог'това кукла, повог`ачивайся, ищи, – вдруг закричал Денисов, побагровев и с угрожающим жестом бросаясь на лакея. – Чтоб был кошелек, а то запог'ю. Всех запог'ю!
Ростов, обходя взглядом Денисова, стал застегивать куртку, подстегнул саблю и надел фуражку.
– Я тебе говог'ю, чтоб был кошелек, – кричал Денисов, тряся за плечи денщика и толкая его об стену.
– Денисов, оставь его; я знаю кто взял, – сказал Ростов, подходя к двери и не поднимая глаз.
Денисов остановился, подумал и, видимо поняв то, на что намекал Ростов, схватил его за руку.
– Вздог'! – закричал он так, что жилы, как веревки, надулись у него на шее и лбу. – Я тебе говог'ю, ты с ума сошел, я этого не позволю. Кошелек здесь; спущу шкуг`у с этого мег`завца, и будет здесь.
– Я знаю, кто взял, – повторил Ростов дрожащим голосом и пошел к двери.
– А я тебе говог'ю, не смей этого делать, – закричал Денисов, бросаясь к юнкеру, чтоб удержать его.
Но Ростов вырвал свою руку и с такою злобой, как будто Денисов был величайший враг его, прямо и твердо устремил на него глаза.
– Ты понимаешь ли, что говоришь? – сказал он дрожащим голосом, – кроме меня никого не было в комнате. Стало быть, ежели не то, так…
Он не мог договорить и выбежал из комнаты.
– Ах, чог'т с тобой и со всеми, – были последние слова, которые слышал Ростов.
Ростов пришел на квартиру Телянина.
– Барина дома нет, в штаб уехали, – сказал ему денщик Телянина. – Или что случилось? – прибавил денщик, удивляясь на расстроенное лицо юнкера.
– Нет, ничего.
– Немного не застали, – сказал денщик.
Штаб находился в трех верстах от Зальценека. Ростов, не заходя домой, взял лошадь и поехал в штаб. В деревне, занимаемой штабом, был трактир, посещаемый офицерами. Ростов приехал в трактир; у крыльца он увидал лошадь Телянина.
Во второй комнате трактира сидел поручик за блюдом сосисок и бутылкою вина.
– А, и вы заехали, юноша, – сказал он, улыбаясь и высоко поднимая брови.
– Да, – сказал Ростов, как будто выговорить это слово стоило большого труда, и сел за соседний стол.
Оба молчали; в комнате сидели два немца и один русский офицер. Все молчали, и слышались звуки ножей о тарелки и чавканье поручика. Когда Телянин кончил завтрак, он вынул из кармана двойной кошелек, изогнутыми кверху маленькими белыми пальцами раздвинул кольца, достал золотой и, приподняв брови, отдал деньги слуге.
– Пожалуйста, поскорее, – сказал он.
Золотой был новый. Ростов встал и подошел к Телянину.
– Позвольте посмотреть мне кошелек, – сказал он тихим, чуть слышным голосом.
С бегающими глазами, но всё поднятыми бровями Телянин подал кошелек.
– Да, хорошенький кошелек… Да… да… – сказал он и вдруг побледнел. – Посмотрите, юноша, – прибавил он.
Ростов взял в руки кошелек и посмотрел и на него, и на деньги, которые были в нем, и на Телянина. Поручик оглядывался кругом, по своей привычке и, казалось, вдруг стал очень весел.
– Коли будем в Вене, всё там оставлю, а теперь и девать некуда в этих дрянных городишках, – сказал он. – Ну, давайте, юноша, я пойду.
Ростов молчал.
– А вы что ж? тоже позавтракать? Порядочно кормят, – продолжал Телянин. – Давайте же.
Он протянул руку и взялся за кошелек. Ростов выпустил его. Телянин взял кошелек и стал опускать его в карман рейтуз, и брови его небрежно поднялись, а рот слегка раскрылся, как будто он говорил: «да, да, кладу в карман свой кошелек, и это очень просто, и никому до этого дела нет».
– Ну, что, юноша? – сказал он, вздохнув и из под приподнятых бровей взглянув в глаза Ростова. Какой то свет глаз с быстротою электрической искры перебежал из глаз Телянина в глаза Ростова и обратно, обратно и обратно, всё в одно мгновение.
– Подите сюда, – проговорил Ростов, хватая Телянина за руку. Он почти притащил его к окну. – Это деньги Денисова, вы их взяли… – прошептал он ему над ухом.
– Что?… Что?… Как вы смеете? Что?… – проговорил Телянин.
Но эти слова звучали жалобным, отчаянным криком и мольбой о прощении. Как только Ростов услыхал этот звук голоса, с души его свалился огромный камень сомнения. Он почувствовал радость и в то же мгновение ему стало жалко несчастного, стоявшего перед ним человека; но надо было до конца довести начатое дело.
– Здесь люди Бог знает что могут подумать, – бормотал Телянин, схватывая фуражку и направляясь в небольшую пустую комнату, – надо объясниться…
– Я это знаю, и я это докажу, – сказал Ростов.
– Я…
Испуганное, бледное лицо Телянина начало дрожать всеми мускулами; глаза всё так же бегали, но где то внизу, не поднимаясь до лица Ростова, и послышались всхлипыванья.