Белянин, Валерий Павлович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Валерий Павлович Белянин

Валерий Павлович Белянин
Место рождения:

Москва

Научная сфера:

психолингвистика, психотерапия

Место работы:

МГУ, МГЛУ, КГПУ

Учёная степень:

доктор филологических наук,

Учёное звание:

профессор

Альма-матер:

филологический факультет МГУ

Научный руководитель:

Ю. А. Сорокин

Известен как:

психолингвист, психотерапевт

Вале́рий Па́влович Беля́нин (род. 3 августа 1955, Москва) — российский психолингвист. Доктор филологических наук, кандидат психологических наук, профессор (1999).





Научная биография

Кандидат филологических наук (Институт языкознания АН СССР, руководитель Ю. А. Сорокин), доктор филологических наук (МГУ им. Ломоносова), кандидат психологических наук (ЮФУ). Преподаватель, доцент и профессор кафедры русского языка начального этапа обучения ЦМО МГУ; доцент, а затем профессор кафедры психологии и психолингвистики Московского государственного лингвистического университета; также профессор кафедры общей и юридической психологии КГПУ, где читал, в числе прочего, курс лекций по судебной психолингвистике.

Работал в России (Москва, Краснодар, Калуга)К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2949 дней] и за рубежом: в Польше (Люблинский университет), Афганистане, на Кубе (Гаванский университет), в Тайване (Национальный политический университет (англ.)), США (в Университете Питтсбурга) где являлся директором московской программы (в ЦМО МГУ) Летнего института языков. Читал лекции в Университете Комплутенсас (Мадрид, Испания), в ЮФУ (Ростов-на-Дону).К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2949 дней]

Лауреат премии имени Н. А. Рубакина. Имеет серебряную медаль Политического университета Ченгджи, (Тайбэй). Работал с грантополучателями фонда Фулбрайт по программе поддержки детей соотечественников для обучения русскому языку и российской культуре в Университете Питтсбурга (Пенсильвания (США).

Член-корреспондент Академии гуманитарных исследований, действительный член Московской психотерапевтической академии. Одно время сотрудничал с Канадским институтом русского языка.

В последние годы (2008—2014) находится большей частью в Канаде, занимается очной и онлайновой психотерапией, являясь сертифицированным членом Онтарийской ассоциации консультантов, советников, психометристов и психотерапевтов и членом Онтарийской ассоциации психологов.

Научная деятельность

Автор 8 книг, выступил на более чем 80 научных конференциях и симпозиумах в России и за рубежом (Болгария, Венгрия, Испания, Канада, Польша, Чехия, Словакия, США, Тайвань, Узбекистан). Редактор рубрики «Психология обучения» Вестника Американской ассоциации преподавателей русского и восточноевропейских языков, член редколлегии европейского журнала «Empirical Text and Cultural Research».

Автор более 40 тезисов, 100 публикаций в научной и 280 в периодической печати по психолингвистике, речевому поведению, русскому языку как иностранному, психологии литературы, психотерапии. Развивает идеи отечественных психологов (А. А. Ухтомского), психиатров (П. Б. Ганнушкина, Л. Т. Ямпольского, Г. В. Сегалина) и психолингвистов (Н. А. Рубакина, Ю. А. Сорокина) в целях создания теории дистанционного анализа личности по речи.

Руководил 5 защищёнными диссертационными исследованиями[1] (по филологическим и психологическим наукам), был членом диссертационного совета в РУДН. Участвовал в написании лингво-психологических экспертиз по делу о Свидетелях Иеговы, роману Бояна Ширянова «Срединный пилотаж» и др. Получил 16 грантов.

Член редколлегии сайта textology.ru[2], вёл форум по психолингвистике на сайте Московской психотерапевтической академии[3] и на сайте программы Диалог-21[4], а также электронный журнал «Психология и жизнь»[5].

Основные работы

Монографии

  • Белянин В. П. Психологическое литературоведение. Текст как отражение внутренних миров автора и читателя. — М.: Генезис, 2006. — 320 с. — 1 500 экз, экз. — ISBN 5-98563-071-4.
  • Белянин В. П. Основы психолингвистической диагностики. (Модели мира в литературе). / В надзаг. Российская академия наук, Институт языкознания. Фонд Чтения имени Н. А. Рубакина. — М.: Тривола, 2000. — 248 с. — 2 000 экз, экз. — ISBN 5-88415-036-9.
  • Белянин В. П. Введение в психиатрическое литературоведение. — Munchen: Verlag Otto Sagner., 1996. — Т. Band 107. — 281 с. — ISBN 3-87690-644-X.
  • Белянин В. П. Психолингвистические аспекты художественного текста. — М.: Изд-во Московского ун-та, 1988. — 123 с. — ISBN 5-211-00166-4:75к..

Коллективные монографии

  • Белянин В. П., Шкуратова И.П. Диалоги о человеке говорящем и пишущем. — С.-Петербург: Речь, 2011. — 244 с. — 2 000 экз, экз. — ISBN 978-5-9268-1203-6.

Словари

Антологии

  • Белянин В. П., Бутенко И. А., Енгалычев В. Ф. Антология чёрного юмора.. — Мадрид,, 1992.. — 36 с. — 500 экз, экз. — ISBN 5-87664-069-7..
  • Белянин В. П., Бутенко И. А. Чёрный юмор. Антология.. — М.:, 1996.. — 162 с. с. — 2 000 экз, экз. — ISBN 5-87664-069-7..

Учебники

  • Белянин В. П. Психолингвистика: Учебник. 6-е изд. — М.: Флинта, Московский психолого-социальный институт, 2009. — 420 с. — (Библиотека студента). — 1 000 экз, экз. — ISBN 5-89349-371-0 (Флинта) ISBN 5-89502-421-1 (МПСИ).

Напишите отзыв о статье "Белянин, Валерий Павлович"

Примечания

  1. Красильникова В. Г. Психолингвистический анализ семантических трансформаций при переводе и литературном пересказе художественного текста (М., 1998); Бондаревская О. И. Психологическое изучение способностей к иностранному языку (Ярославль, 1998); Гиль О. Г. Речевые проявления личности в устном рассказе нарративного типа (М., 2000); Саракаева Э. Е. Психолингвистические особенности религиозных текстов (Краснодар, 2001); Репина Е. А. Психолингвистические параметры политического текста: на материале программных и агитационных текстов различных политических партий конца 90-х гг. XX в (М. , 2001).
  2. textology.ru/redcol.html
  3. [mospsy.ru/phorum/list.php?f=2 phorum — Психолингвистический форум В. П. Белянина]
  4. [www.dialog-21.ru/forum/actualtopics.aspx?bid=19 Диалог-21]
  5. [www.torontovka.com/journal/24/]>

Ссылки

  • [www.psyling.com/home_ru/ Персональный сайт]

Отрывок, характеризующий Белянин, Валерий Павлович

Долохов стоял у ворот разваленного дома, пропуская мимо себя толпу обезоруженных французов. Французы, взволнованные всем происшедшим, громко говорили между собой; но когда они проходили мимо Долохова, который слегка хлестал себя по сапогам нагайкой и глядел на них своим холодным, стеклянным, ничего доброго не обещающим взглядом, говор их замолкал. С другой стороны стоял казак Долохова и считал пленных, отмечая сотни чертой мела на воротах.
– Сколько? – спросил Долохов у казака, считавшего пленных.
– На вторую сотню, – отвечал казак.
– Filez, filez, [Проходи, проходи.] – приговаривал Долохов, выучившись этому выражению у французов, и, встречаясь глазами с проходившими пленными, взгляд его вспыхивал жестоким блеском.
Денисов, с мрачным лицом, сняв папаху, шел позади казаков, несших к вырытой в саду яме тело Пети Ростова.


С 28 го октября, когда начались морозы, бегство французов получило только более трагический характер замерзающих и изжаривающихся насмерть у костров людей и продолжающих в шубах и колясках ехать с награбленным добром императора, королей и герцогов; но в сущности своей процесс бегства и разложения французской армии со времени выступления из Москвы нисколько не изменился.
От Москвы до Вязьмы из семидесятитрехтысячной французской армии, не считая гвардии (которая во всю войну ничего не делала, кроме грабежа), из семидесяти трех тысяч осталось тридцать шесть тысяч (из этого числа не более пяти тысяч выбыло в сражениях). Вот первый член прогрессии, которым математически верно определяются последующие.
Французская армия в той же пропорции таяла и уничтожалась от Москвы до Вязьмы, от Вязьмы до Смоленска, от Смоленска до Березины, от Березины до Вильны, независимо от большей или меньшей степени холода, преследования, заграждения пути и всех других условий, взятых отдельно. После Вязьмы войска французские вместо трех колонн сбились в одну кучу и так шли до конца. Бертье писал своему государю (известно, как отдаленно от истины позволяют себе начальники описывать положение армии). Он писал:
«Je crois devoir faire connaitre a Votre Majeste l'etat de ses troupes dans les differents corps d'annee que j'ai ete a meme d'observer depuis deux ou trois jours dans differents passages. Elles sont presque debandees. Le nombre des soldats qui suivent les drapeaux est en proportion du quart au plus dans presque tous les regiments, les autres marchent isolement dans differentes directions et pour leur compte, dans l'esperance de trouver des subsistances et pour se debarrasser de la discipline. En general ils regardent Smolensk comme le point ou ils doivent se refaire. Ces derniers jours on a remarque que beaucoup de soldats jettent leurs cartouches et leurs armes. Dans cet etat de choses, l'interet du service de Votre Majeste exige, quelles que soient ses vues ulterieures qu'on rallie l'armee a Smolensk en commencant a la debarrasser des non combattans, tels que hommes demontes et des bagages inutiles et du materiel de l'artillerie qui n'est plus en proportion avec les forces actuelles. En outre les jours de repos, des subsistances sont necessaires aux soldats qui sont extenues par la faim et la fatigue; beaucoup sont morts ces derniers jours sur la route et dans les bivacs. Cet etat de choses va toujours en augmentant et donne lieu de craindre que si l'on n'y prete un prompt remede, on ne soit plus maitre des troupes dans un combat. Le 9 November, a 30 verstes de Smolensk».
[Долгом поставляю донести вашему величеству о состоянии корпусов, осмотренных мною на марше в последние три дня. Они почти в совершенном разброде. Только четвертая часть солдат остается при знаменах, прочие идут сами по себе разными направлениями, стараясь сыскать пропитание и избавиться от службы. Все думают только о Смоленске, где надеются отдохнуть. В последние дни много солдат побросали патроны и ружья. Какие бы ни были ваши дальнейшие намерения, но польза службы вашего величества требует собрать корпуса в Смоленске и отделить от них спешенных кавалеристов, безоружных, лишние обозы и часть артиллерии, ибо она теперь не в соразмерности с числом войск. Необходимо продовольствие и несколько дней покоя; солдаты изнурены голодом и усталостью; в последние дни многие умерли на дороге и на биваках. Такое бедственное положение беспрестанно усиливается и заставляет опасаться, что, если не будут приняты быстрые меры для предотвращения зла, мы скоро не будем иметь войска в своей власти в случае сражения. 9 ноября, в 30 верстах от Смоленка.]
Ввалившись в Смоленск, представлявшийся им обетованной землей, французы убивали друг друга за провиант, ограбили свои же магазины и, когда все было разграблено, побежали дальше.
Все шли, сами не зная, куда и зачем они идут. Еще менее других знал это гений Наполеона, так как никто ему не приказывал. Но все таки он и его окружающие соблюдали свои давнишние привычки: писались приказы, письма, рапорты, ordre du jour [распорядок дня]; называли друг друга:
«Sire, Mon Cousin, Prince d'Ekmuhl, roi de Naples» [Ваше величество, брат мой, принц Экмюльский, король Неаполитанский.] и т.д. Но приказы и рапорты были только на бумаге, ничто по ним не исполнялось, потому что не могло исполняться, и, несмотря на именование друг друга величествами, высочествами и двоюродными братьями, все они чувствовали, что они жалкие и гадкие люди, наделавшие много зла, за которое теперь приходилось расплачиваться. И, несмотря на то, что они притворялись, будто заботятся об армии, они думали только каждый о себе и о том, как бы поскорее уйти и спастись.


Действия русского и французского войск во время обратной кампании от Москвы и до Немана подобны игре в жмурки, когда двум играющим завязывают глаза и один изредка звонит колокольчиком, чтобы уведомить о себе ловящего. Сначала тот, кого ловят, звонит, не боясь неприятеля, но когда ему приходится плохо, он, стараясь неслышно идти, убегает от своего врага и часто, думая убежать, идет прямо к нему в руки.
Сначала наполеоновские войска еще давали о себе знать – это было в первый период движения по Калужской дороге, но потом, выбравшись на Смоленскую дорогу, они побежали, прижимая рукой язычок колокольчика, и часто, думая, что они уходят, набегали прямо на русских.
При быстроте бега французов и за ними русских и вследствие того изнурения лошадей, главное средство приблизительного узнавания положения, в котором находится неприятель, – разъезды кавалерии, – не существовало. Кроме того, вследствие частых и быстрых перемен положений обеих армий, сведения, какие и были, не могли поспевать вовремя. Если второго числа приходило известие о том, что армия неприятеля была там то первого числа, то третьего числа, когда можно было предпринять что нибудь, уже армия эта сделала два перехода и находилась совсем в другом положении.
Одна армия бежала, другая догоняла. От Смоленска французам предстояло много различных дорог; и, казалось бы, тут, простояв четыре дня, французы могли бы узнать, где неприятель, сообразить что нибудь выгодное и предпринять что нибудь новое. Но после четырехдневной остановки толпы их опять побежали не вправо, не влево, но, без всяких маневров и соображений, по старой, худшей дороге, на Красное и Оршу – по пробитому следу.
Ожидая врага сзади, а не спереди, французы бежали, растянувшись и разделившись друг от друга на двадцать четыре часа расстояния. Впереди всех бежал император, потом короли, потом герцоги. Русская армия, думая, что Наполеон возьмет вправо за Днепр, что было одно разумно, подалась тоже вправо и вышла на большую дорогу к Красному. И тут, как в игре в жмурки, французы наткнулись на наш авангард. Неожиданно увидав врага, французы смешались, приостановились от неожиданности испуга, но потом опять побежали, бросая своих сзади следовавших товарищей. Тут, как сквозь строй русских войск, проходили три дня, одна за одной, отдельные части французов, сначала вице короля, потом Даву, потом Нея. Все они побросали друг друга, побросали все свои тяжести, артиллерию, половину народа и убегали, только по ночам справа полукругами обходя русских.
Ней, шедший последним (потому что, несмотря на несчастное их положение или именно вследствие его, им хотелось побить тот пол, который ушиб их, он занялся нзрыванием никому не мешавших стен Смоленска), – шедший последним, Ней, с своим десятитысячным корпусом, прибежал в Оршу к Наполеону только с тысячью человеками, побросав и всех людей, и все пушки и ночью, украдучись, пробравшись лесом через Днепр.