Кислюк, Михаил Борисович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Михаил Борисович Кислюк
Глава администрации Кемеровской области
27 августа 1991 года — 1 июля 1997 года
Предшественник: должность учреждена
Преемник: Аман Гумирович Тулеев
 
Рождение: 30 апреля 1951(1951-04-30) (73 года)
Житомир, УССР, СССР
Отец: Кислюк Борис Михайлович (1927-2000)
Супруга: Кислюк Любовь Анатольевна
Дети: дочери Полина и Дарья
Партия: КПСС (1976—1991)
ДПР
Образование: Кузбасский политехнический институт
Учёная степень: доктор экономических наук
Профессия: горный инженер

Михаил Борисович Кислюк (р. 30 апреля 1951 года, г. Житомир, УССР, СССР) — один из лидеров рабочего движения шахтёров в Кузбассе в 19891991 годах, глава Администрации Кемеровской области с 27 августа 1991 года по 1 июля 1997 года. Руководитель федеральной службы по регулированию естественных монополий на транспорте с 1997 по 1998 годы, член ДПР.





Биография

Родился 30 апреля 1951 года в Житомире. Сам признает себя урожденным сибиряком. Родители приехали на стройку Бачатского разреза в еще конце 40-х годов, до рождения сына, но в силу полного отсутствия медицинской инфраструктуры в строящемся поселке, мать поехала рожать в Житомир[1].

Образование

Окончил Кузбасский политехнический институт по специальности «горный инженер» в 1973 году, В 1995 году получил звание доктора наук за разработку «кузбасской модели развития», в 1997 году — звание кандидата экономических наук.

Трудовая деятельность

С 1973 года работал горным мастером на разрезе «Кедровский» (г. Кемерово).

С 1976 года — главный технолог, с 1978 года — главный экономист разреза «Байдаевский» (г. Новокузнецк). С 1980 года — заместитель начальника планово-экономического отдела, главный горняк ПО «Кемеровоуголь». С 1986 по 1990 год — заместитель директора по экономике разреза «Черниговский», одновременно преподавал общую теорию статистики и экономику горной промышленности в Кузбасском политехническом институте.

Был одним из инициаторов создания в ноябре 1989 года Союза трудящихся Кузбасса, член руководства Совета рабочих комитетов Кузбасса.

Политическая деятельность

Член КПСС с 1976 по август 1991 года.

С 1990 по 1991 годы — заместитель председателя исполкома Кемеровского областного Совета народных депутатов. Весной 1990 года был избран народным депутатом РСФСР, был членом депутатских групп «Демократическая Россия» и «Радикальные демократы».

В августе 1991 года в дни ГКЧП находился в числе защитников Белого дома, за что в том же месяце был назначен главой администрации Кемеровской области. Осенью 1993 года поддержал силовой разгон Съезда и Верховного совета. В течение своего правления поддерживал Б. Н. Ельцина. С 23 января 1996 года по 1 июля 1997 года — член Совета Федерации, член Комитета Совета Федерации по законодательству и судебно-правовым вопросам. Указом Президента Российской Федерации 1 июля 1997 года освобожден от должности главы Администрации Кемеровской области.

После Кузбасса

С июля 1997 года по 8 мая 1998 года — руководитель Федеральной комиссии по урегулированию транспортных тарифов, затем возглавил созданную на основе комиссии Федеральную службу по регулированию естественных монополий на транспорте. Освобожден от должности по личной просьбе.

С июня 1998 года — советник Аппарата Правительства РФ, одновременно — президент Российского общества потребителей транспортных услуг (РОПТУ).

В сентябре 2004 Кислюк возглавлял совет Профессионального центра поддержки профсоюзов и гражданских инициатив. [2]

В 2000-е годы о деятельности М.Б. Кислюка не были ничего известно. В 2016 году стало известно, что он занимается преподаванием и является учёным секретарем Международного университета в Москве [3]

Семья и увлечения

Жена — Любовь Анатольевна (1956 г.р.), дочери Полина (1978 г.р.) и Дарья (1982 г.р.).

Увлекается тяжелой атлетикой, рыбной ловлей

Напишите отзыв о статье "Кислюк, Михаил Борисович"

Ссылки

  • [www.persons.ru/cgi/show.exe?Num=670&Get=All&Item= Биография на сайте Известные персоны России]
  • [socarchive.narod.ru/bibl/polros/Kemerovo/politsit-kem.htm Политическая ситуация — Кемеровская область]
  • [tayga.info/details/2014/04/30/~116461 «Только года два назад перестали сниться шахты»] // Тайга.инфо, 30.04.2014 (интервью)
  • [lenta.ru/articles/2015/07/28/kislyuk/ «Для шахтеров Кузбасса своим Валенсой стал Ельцин»] // Лента.ру, 28.07.2015 (интервью)

Примечания

  1. [tayga.info/details/2014/04/30/~116461 Первый губернатор Кузбасса Михаил Кислюк: «Только года два назад перестали сниться шахты»]. Tayga.info. Проверено 2 августа 2016.
  2. [www.kommersant.ru/doc-rss/508290 Ъ-Новосибирск - Экс–губернатору напомнили о прошлом]
  3. [www.interun.ru/science/dissertatsionnyy-sovet.php Диссертационный совет]

Отрывок, характеризующий Кислюк, Михаил Борисович

– Ну, ну, бабьи сборы! Бабы, бабы! – пыхтя, проговорил скороговоркой Алпатыч точно так, как говорил князь, и сел в кибиточку. Отдав последние приказания о работах земскому и в этом уж не подражая князю, Алпатыч снял с лысой головы шляпу и перекрестился троекратно.
– Вы, ежели что… вы вернитесь, Яков Алпатыч; ради Христа, нас пожалей, – прокричала ему жена, намекавшая на слухи о войне и неприятеле.
– Бабы, бабы, бабьи сборы, – проговорил Алпатыч про себя и поехал, оглядывая вокруг себя поля, где с пожелтевшей рожью, где с густым, еще зеленым овсом, где еще черные, которые только начинали двоить. Алпатыч ехал, любуясь на редкостный урожай ярового в нынешнем году, приглядываясь к полоскам ржаных пелей, на которых кое где начинали зажинать, и делал свои хозяйственные соображения о посеве и уборке и о том, не забыто ли какое княжеское приказание.
Два раза покормив дорогой, к вечеру 4 го августа Алпатыч приехал в город.
По дороге Алпатыч встречал и обгонял обозы и войска. Подъезжая к Смоленску, он слышал дальние выстрелы, но звуки эти не поразили его. Сильнее всего поразило его то, что, приближаясь к Смоленску, он видел прекрасное поле овса, которое какие то солдаты косили, очевидно, на корм и по которому стояли лагерем; это обстоятельство поразило Алпатыча, но он скоро забыл его, думая о своем деле.
Все интересы жизни Алпатыча уже более тридцати лет были ограничены одной волей князя, и он никогда не выходил из этого круга. Все, что не касалось до исполнения приказаний князя, не только не интересовало его, но не существовало для Алпатыча.
Алпатыч, приехав вечером 4 го августа в Смоленск, остановился за Днепром, в Гаченском предместье, на постоялом дворе, у дворника Ферапонтова, у которого он уже тридцать лет имел привычку останавливаться. Ферапонтов двенадцать лет тому назад, с легкой руки Алпатыча, купив рощу у князя, начал торговать и теперь имел дом, постоялый двор и мучную лавку в губернии. Ферапонтов был толстый, черный, красный сорокалетний мужик, с толстыми губами, с толстой шишкой носом, такими же шишками над черными, нахмуренными бровями и толстым брюхом.
Ферапонтов, в жилете, в ситцевой рубахе, стоял у лавки, выходившей на улицу. Увидав Алпатыча, он подошел к нему.
– Добро пожаловать, Яков Алпатыч. Народ из города, а ты в город, – сказал хозяин.
– Что ж так, из города? – сказал Алпатыч.
– И я говорю, – народ глуп. Всё француза боятся.
– Бабьи толки, бабьи толки! – проговорил Алпатыч.
– Так то и я сужу, Яков Алпатыч. Я говорю, приказ есть, что не пустят его, – значит, верно. Да и мужики по три рубля с подводы просят – креста на них нет!
Яков Алпатыч невнимательно слушал. Он потребовал самовар и сена лошадям и, напившись чаю, лег спать.
Всю ночь мимо постоялого двора двигались на улице войска. На другой день Алпатыч надел камзол, который он надевал только в городе, и пошел по делам. Утро было солнечное, и с восьми часов было уже жарко. Дорогой день для уборки хлеба, как думал Алпатыч. За городом с раннего утра слышались выстрелы.
С восьми часов к ружейным выстрелам присоединилась пушечная пальба. На улицах было много народу, куда то спешащего, много солдат, но так же, как и всегда, ездили извозчики, купцы стояли у лавок и в церквах шла служба. Алпатыч прошел в лавки, в присутственные места, на почту и к губернатору. В присутственных местах, в лавках, на почте все говорили о войске, о неприятеле, который уже напал на город; все спрашивали друг друга, что делать, и все старались успокоивать друг друга.
У дома губернатора Алпатыч нашел большое количество народа, казаков и дорожный экипаж, принадлежавший губернатору. На крыльце Яков Алпатыч встретил двух господ дворян, из которых одного он знал. Знакомый ему дворянин, бывший исправник, говорил с жаром.
– Ведь это не шутки шутить, – говорил он. – Хорошо, кто один. Одна голова и бедна – так одна, а то ведь тринадцать человек семьи, да все имущество… Довели, что пропадать всем, что ж это за начальство после этого?.. Эх, перевешал бы разбойников…
– Да ну, будет, – говорил другой.
– А мне что за дело, пускай слышит! Что ж, мы не собаки, – сказал бывший исправник и, оглянувшись, увидал Алпатыча.
– А, Яков Алпатыч, ты зачем?
– По приказанию его сиятельства, к господину губернатору, – отвечал Алпатыч, гордо поднимая голову и закладывая руку за пазуху, что он делал всегда, когда упоминал о князе… – Изволили приказать осведомиться о положении дел, – сказал он.
– Да вот и узнавай, – прокричал помещик, – довели, что ни подвод, ничего!.. Вот она, слышишь? – сказал он, указывая на ту сторону, откуда слышались выстрелы.
– Довели, что погибать всем… разбойники! – опять проговорил он и сошел с крыльца.
Алпатыч покачал головой и пошел на лестницу. В приемной были купцы, женщины, чиновники, молча переглядывавшиеся между собой. Дверь кабинета отворилась, все встали с мест и подвинулись вперед. Из двери выбежал чиновник, поговорил что то с купцом, кликнул за собой толстого чиновника с крестом на шее и скрылся опять в дверь, видимо, избегая всех обращенных к нему взглядов и вопросов. Алпатыч продвинулся вперед и при следующем выходе чиновника, заложив руку зазастегнутый сюртук, обратился к чиновнику, подавая ему два письма.
– Господину барону Ашу от генерала аншефа князя Болконского, – провозгласил он так торжественно и значительно, что чиновник обратился к нему и взял его письмо. Через несколько минут губернатор принял Алпатыча и поспешно сказал ему: