Хакер

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Ха́кер (англ. hacker, от to hack — рубить, кромсать) — многозначный термин в области вычислительной техники и программирования.

  • Изначально хакерами называли программистов, которые исправляли ошибки в программном обеспечении каким-либо быстрым или элегантным способом; слово hack пришло из лексикона хиппи, в русском языке есть идентичное жаргонное слово «врубаться» или «рубить в …». См. hacker (programmer subculture) (англ.) и en:hacker (hobbyist).
  • Начиная с конца XX века в массовой культуре появилось новое значение — «компьютерный взломщик», программист, намеренно обходящий системы компьютерной безопасности См. hacker (computer security) (англ.).




Различные значения слова

Jargon File даёт следующее определение[1]:

Хакер (изначально — кто-либо, делающий мебель при помощи топора):

  1. Человек, увлекающийся исследованием подробностей (деталей) программируемых систем, изучением вопроса повышения их возможностей, в противоположность большинству пользователей, которые предпочитают ограничиваться изучением необходимого минимума. RFC 1983 усиливает это определение следующим образом: «Человек, наслаждающийся доскональным пониманием внутренних действий систем, компьютеров и компьютерных сетей в частности».
  2. Кто-либо, программирующий с энтузиазмом (даже одержимо) или любящий программировать, а не просто теоретизировать о программировании.
  3. Человек, способный ценить и понимать хакерские ценности.
  4. Человек, который силён в быстром программировании.
  5. Эксперт по отношению к определённой компьютерной программе или кто-либо часто работающий с ней; пример: «хакер Unix». (Определения 1—5 взаимосвязаны, так что один человек может попадать под несколько из них.)
  6. Эксперт или энтузиаст любого рода. Кто-либо может считаться «хакером астрономии», например.
  7. Кто-либо любящий интеллектуальные испытания, заключающиеся в творческом преодолении или обходе ограничений.
  8. (неодобрительно) Злоумышленник, добывающий конфиденциальную информацию в обход систем защиты (например, «хакер паролей», «сетевой хакер»). Правильный термин — взломщик, крэкер (англ. cracker).

Исторически сложилось так, что в настоящее время слово часто употребляется именно в последнем значении — «компьютерный злоумышленник». Более того, в кинофильмах хакер обычно подаётся как человек, который способен с ходу «взломать» любую систему, что на самом деле невозможно в принципе. Например, в фильме «Пароль „Рыба-меч“» программист взламывает шифр Вернама — единственную из существующих систем шифрования, для которой теоретически доказана абсолютная криптографическая стойкость.

В последнее время словом «хакер» часто называют всех сетевых взломщиков, создателей компьютерных вирусов и других компьютерных преступников, таких как кардеры, крэкеры, скрипт-кидди. Многие компьютерные взломщики по праву могут называться хакерами, потому как действительно соответствуют всем (или почти всем) вышеперечисленным определениям слова «хакер».

Виды хакеров

Часто IT-хакеров классифицируют на разные виды, из которых двумя основными являются White hat (англ.) (с англ. — «белая шляпа») и Black hat (англ.) (с англ. — «чёрная шляпа»). Черными шляпами называют киберпреступников, тогда как белыми шляпами прочих специалистов по информационной безопасности (в частности специалистов, работающих в крупных IT-компаниях) или исследователей IT-систем, не нарушающих закон. В случаях, например, мелких нарушений законодательства или отсутствия нарушений законодательства, но нарушения внутренних правил какого-либо интернет-сервиса может использоваться термин Grey hat (англ.) (с англ. — «серая шляпа»).

Термин скрипт-кидди означает взломщика или киберпреступника, использующего чужие наработки (например, покупающего их), но не понимающих механизма их реализации и которого к хакерам, как правило, не относят.

Уголовный аспект

Статья 272 УК РФ. Неправомерный доступ к компьютерной информации.

Военный аспект

По мнению экспертов, хакеры могут состоять на военной службе и заниматься взломом систем безопасности с целью разведки и / или диверсий. Так, по сведениям финской компании F-Secure и данным российской компании «Лаборатория Касперского», хакерская группировка The Dukes, предположительно атаковавшая вирусами компьютерные системы в НАТО, США и Центральной Азии (начиная с 2008 года), работает в интересах правительства России[2][прим. 1].

Ценности хакеров

В среде хакеров принято ценить время своё и других хакеров («не изобретать велосипед»), что, в частности, подразумевает необходимость делиться своими достижениями, создавая свободные и/или открытые программы.

Компьютерная безопасность: правовые аспекты

В России, Европе и Америке взлом компьютеров, уничтожение информации, создание и распространение компьютерных вирусов и вредоносных программ преследуется законом. Злостные взломщики согласно международным законам по борьбе с киберпреступностью подлежат экстрадиции подобно военным преступникам.

Тем не менее, США в 2013 году первыми в мире учредили боевую награду за особые заслуги солдат, действующих в кибер-пространстве: медаль «Distinguished Warfare Medal».[3]

«Новые возможности, которыми располагают американские военнослужащие, позволяют им сражаться с врагом и менять ход битвы, находясь в удаленной точке. К сожалению, не существовало наград, которые такие люди могли бы получить за свои заслуги»
 — министр обороны США Леон Панетта (Leon Panetta)

Исторические причины существования различий в значениях слова «хакер»

Значение слова «хакер» в первоначальном его понимании, вероятно, возникло в стенах MIT в 1960-х задолго до широкого распространения компьютеров. Тогда оно являлось частью местного сленга и могло обозначать простое, но грубое решение какой-либо проблемы; чертовски хитрую проделку студентов (обычно автора и называли хакером). До того времени слова «hack» и «hacker» использовались по разным поводам безотносительно к компьютерной технике вообще.

Первоначально появилось жаргонное слово «to hack» (рубить, кромсать). Оно означало процесс внесения изменений «на лету» в свою или чужую программу (предполагалось, что имеются исходные тексты программы). Отглагольное существительное «hack» означало результаты такого изменения. Весьма полезным и достойным делом считалось не просто сообщить автору программы об ошибке, а сразу предложить ему такой хак, который её исправляет. Слово «хакер» изначально произошло именно отсюда.

Хак, однако, не всегда имел целью исправление ошибок — он мог менять поведение программы вопреки воле её автора. Именно подобные скандальные инциденты, в основном, и становились достоянием гласности, а понимание хакерства как активной обратной связи между авторами и пользователями программ никогда журналистов не интересовало. Затем настала эпоха закрытого программного кода, исходные тексты многих программ стали недоступными, и положительная роль хакерства начала сходить на нет — огромные затраты времени на хак закрытого исходного кода могли быть оправданы только очень сильной мотивацией — такой, как желание заработать деньги или скандальную популярность.

В результате появилось новое, искажённое понимание слова «хакер»: оно означает злоумышленника, использующего обширные компьютерные знания для осуществления несанкционированных, иногда вредоносных действий в компьютере — взлом компьютеров, написание и распространение компьютерных вирусов. Впервые в этом значении слово «хакер» было употреблено Клиффордом Столлом в его книге «Яйцо кукушки», а его популяризации немало способствовал голливудский кинофильм «Хакеры». В подобном компьютерном сленге слова «хак», «хакать» обычно относятся ко взлому защиты компьютерных сетей, веб-серверов и тому подобному.

Отголоском негативного восприятия понятия «хакер» является слово «кулхацкер» (от англ. cool hacker), получившее распространение в отечественной околокомпьютерной среде практически с ростом популярности исходного слова. Этим термином обычно называют дилетанта, старающегося походить на профессионала хотя бы внешне — при помощи употребления якобы «профессиональных» хакерских терминов и жаргона, использования «типа хакерских» программ без попыток разобраться в их работе и т. п. Название «кулхацкер» иронизирует над тем, что такой человек, считая себя крутым хакером (англ. cool hacker), настолько безграмотен, что даже не может правильно прочитать по-английски то, как он себя называет. В англоязычной среде такие люди получили наименование «скрипт-кидди».

Некоторые из личностей, известных как поборники свободного и открытого программного обеспечения — например, Ричард Столлман — призывают к использованию слова «хакер» только в первоначальном смысле.

Весьма подробные объяснения термина в его первоначальном смысле приведены в статье Эрика Рэймонда «Как стать хакером»[4]. Также Эрик Рэймонд предложил в октябре 2003 года эмблему для хакерского сообщества — символ «глайдера» (glider) из игры «Жизнь». Поскольку сообщество хакеров не имеет единого центра или официальной структуры, предложенный символ нельзя считать официальным символом хакерского движения. По этим же причинам невозможно судить о распространённости этой символики среди хакеров — хотя вполне вероятно, что какая-то часть хакерского сообщества приняла её.

Хакеры в литературе

Хакеры в кино

Известные люди

Известные взломщики

  • Роберт Моррис — автор Червя Морриса 1988 года. (На самом деле червь Морриса был лабораторным опытом, поэтому взломщиком его можно считать условно.)[6]
  • Адриан Ламо — известен взломом Yahoo, Citigroup, Bank of America и Cingular.
  • Джонатан Джеймс — американский хакер, стал первым несовершеннолетним, осужденным за хакерство. Его иностранный сообщник с ником «xmolnia» так и не был пойман.
  • Джон Дрейпер — один из первых хакеров в истории компьютерного мира.
  • Кевин Поулсен — взломал базу данных ФБР и получил доступ к засекреченной информации, касающейся прослушивания телефонных разговоров. Поулсен долго скрывался, изменяя адреса и даже внешность, но, в конце концов, он был пойман и осужден на 5 лет. После выхода из тюрьмы работал журналистом, затем стал главным редактором Wired News. Его самая популярная статья описывает процесс идентификации 744 сексуальных маньяков по их профилям в MySpace.
  • Гэри Маккиннон — обвиняется во взломе 53-х компьютеров Пентагона и НАСА в 2001—2002 годах в поисках информации об НЛО.
  • Эдвард СноуденК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3031 день] — в начале июня 2013 года Сноуден передал газетам The Guardian и The Washington Post секретную информацию АНБ, касающуюся тотальной слежки американских спецслужб за информационными коммуникациями между гражданами многих государств по всему миру.

Известные хакеры-писатели

  • Джулиан Ассанж — в 1997 году в соавторстве со Сьюлетт Дрейфус написал книгу о хакерах «Underground».
  • Крис Касперски — автор популярных книг и статей на компьютерную тематику.
  • Кевин Митник — самый известный компьютерный взломщик, ныне писатель и специалист в области информационной безопасности.
  • Брюс Шнайер — американский криптограф, писатель и специалист по компьютерной безопасности.

Идеологи хакерской этики

  • Ричард Столлман — основатель проекта GNU и фонда FSF.
  • Эрик Рэймонд[7] — писатель, редактор и хранитель Jargon File — сетевого энциклопедического словаря, посвящённого хакерскому сленгу и хакерской культуре.

Известные хакеры-программисты

  • Линус Торвальдс — создал бесплатную операционную систему Linux, которая стала альтернативой Windows.

См. также

Напишите отзыв о статье "Хакер"

Примечания

Примечания
  1. Хакерская группировка The Dukes известна разработкой вирусных программ PinchDuke, MiniDuke, CozyDuke, HammerDuke и др. Вирусы предназначены для проникновения в компьютерные системы с целью сбора разведданных.
Сноски
  1. Hacker в [www.catb.org/~esr/jargon/html/H/hacker.html «Энциклопедическом словаре хакера» (Jargon File)] (англ.)
  2. [www.bbc.com/russian/international/2015/09/150917_finland_russia_cybercrime «Финская фирма F-Secure обвинила хакеров The Dukes в работе на Кремль»], Би-Би-Си, 17.09.2015
  3. [www.cnews.ru/news/top/index.shtml?2013/02/14/519018 В США учреждена медаль «за хакерские заслуги»]. CNews.ru (14.02.2013, 11:20:39). — «Американские власти будут награждать медалью солдат армии, принимающих участие в кибер-войнах и проявивших себя на службе.»  [www.webcitation.org/6ERXWBDqV Архивировано из первоисточника 15 февраля 2013].
  4. Эрик Рэймонд. [www.catb.org/~esr/faqs/hacker-howto.html Как стать хакером] (англ.) = How To Become A Hacker.
  5. Сергей Лукьяненко. [books.rusf.ru/xussr_l/lukyas12/lukyas12.0.html Лабиринт отражений].
  6. Пол Грэм в своей статье (Грэм П. Великие хакеры // Спольски Дж. Х. Лучшие примеры разработки ПО : книга. — СПб.: Питер, 2007. — С. 77—87. — ISBN 5-469-01291-3.) приводит Морриса в качестве примера хакера в первоначальном смысле слова.
  7. Revolution OS

Литература

  • Иван Скляров. Головоломки для хакера. — СПб.: БХВ-Петербург, 2005. — С. 320. — ISBN 5-94175-562-9.
  • Максим Кузнецов, Игорь Симдянов. Головоломки на PHP для хакера. — 2 изд. — СПб.: БХВ-Петербург, 2008. — С. 554. — ISBN 978-5-9775-0204-7.
  • Джоел Скембрей, Стюарт Мак-Клар. Секреты хакеров. Безопасность Microsoft Windows Server 2003 — готовые решения = Hacking Exposed Windows® Server 2003. — М.: Вильямс, 2004. — С. 512. — ISBN 0-07-223061-4.
  • Стюарт Мак-Клар, Джоэл Скембрей, Джордж Курц. Секреты хакеров. Безопасность сетей — готовые решения = Hacking Exposed: Network Security Secrets & Solutions. — М.: Вильямс, 2004. — С. 656. — ISBN 0-07-222742-7.
  • Майк Шиффман. Защита от хакеров. Анализ 20 сценариев взлома = Hacker's Challenge: Test Your Incident Response Skills Using 20 Scenarios. — М.: Вильямс, 2002. — С. 304. — ISBN 0-07-219384-0.
  • Стивен Леви. Хакеры, герои компьютерной революции = Hackers, Heroes of the computer revolution. — A Penguin Book Technology, 2002. — С. 337. — ISBN 0-14-100051-1.
  • Скородумова О. Б. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_4/Skorodumova/33.pdf Хакеры] // Знание. Понимание. Умение : журнал. — М., 2005. — № 4. — С. 159—161.
  • Савчук И. С. [blogerator.ru/page/adrian-lamo-hacker Сети, браузер, два ствола…] // Компьютерные вести : газета. — 2010.

Ссылки

  • [hacks.mit.edu/ «Хаки» MIT] (англ.)
  • [xakep.ru/ Российский журнал «Хакер»]

Отрывок, характеризующий Хакер

Наконец государь остановился подле своей последней дамы (он танцовал с тремя), музыка замолкла; озабоченный адъютант набежал на Ростовых, прося их еще куда то посторониться, хотя они стояли у стены, и с хор раздались отчетливые, осторожные и увлекательно мерные звуки вальса. Государь с улыбкой взглянул на залу. Прошла минута – никто еще не начинал. Адъютант распорядитель подошел к графине Безуховой и пригласил ее. Она улыбаясь подняла руку и положила ее, не глядя на него, на плечо адъютанта. Адъютант распорядитель, мастер своего дела, уверенно, неторопливо и мерно, крепко обняв свою даму, пустился с ней сначала глиссадом, по краю круга, на углу залы подхватил ее левую руку, повернул ее, и из за всё убыстряющихся звуков музыки слышны были только мерные щелчки шпор быстрых и ловких ног адъютанта, и через каждые три такта на повороте как бы вспыхивало развеваясь бархатное платье его дамы. Наташа смотрела на них и готова была плакать, что это не она танцует этот первый тур вальса.
Князь Андрей в своем полковничьем, белом (по кавалерии) мундире, в чулках и башмаках, оживленный и веселый, стоял в первых рядах круга, недалеко от Ростовых. Барон Фиргоф говорил с ним о завтрашнем, предполагаемом первом заседании государственного совета. Князь Андрей, как человек близкий Сперанскому и участвующий в работах законодательной комиссии, мог дать верные сведения о заседании завтрашнего дня, о котором ходили различные толки. Но он не слушал того, что ему говорил Фиргоф, и глядел то на государя, то на сбиравшихся танцовать кавалеров, не решавшихся вступить в круг.
Князь Андрей наблюдал этих робевших при государе кавалеров и дам, замиравших от желания быть приглашенными.
Пьер подошел к князю Андрею и схватил его за руку.
– Вы всегда танцуете. Тут есть моя protegee [любимица], Ростова молодая, пригласите ее, – сказал он.
– Где? – спросил Болконский. – Виноват, – сказал он, обращаясь к барону, – этот разговор мы в другом месте доведем до конца, а на бале надо танцовать. – Он вышел вперед, по направлению, которое ему указывал Пьер. Отчаянное, замирающее лицо Наташи бросилось в глаза князю Андрею. Он узнал ее, угадал ее чувство, понял, что она была начинающая, вспомнил ее разговор на окне и с веселым выражением лица подошел к графине Ростовой.
– Позвольте вас познакомить с моей дочерью, – сказала графиня, краснея.
– Я имею удовольствие быть знакомым, ежели графиня помнит меня, – сказал князь Андрей с учтивым и низким поклоном, совершенно противоречащим замечаниям Перонской о его грубости, подходя к Наташе, и занося руку, чтобы обнять ее талию еще прежде, чем он договорил приглашение на танец. Он предложил тур вальса. То замирающее выражение лица Наташи, готовое на отчаяние и на восторг, вдруг осветилось счастливой, благодарной, детской улыбкой.
«Давно я ждала тебя», как будто сказала эта испуганная и счастливая девочка, своей проявившейся из за готовых слез улыбкой, поднимая свою руку на плечо князя Андрея. Они были вторая пара, вошедшая в круг. Князь Андрей был одним из лучших танцоров своего времени. Наташа танцовала превосходно. Ножки ее в бальных атласных башмачках быстро, легко и независимо от нее делали свое дело, а лицо ее сияло восторгом счастия. Ее оголенные шея и руки были худы и некрасивы. В сравнении с плечами Элен, ее плечи были худы, грудь неопределенна, руки тонки; но на Элен был уже как будто лак от всех тысяч взглядов, скользивших по ее телу, а Наташа казалась девочкой, которую в первый раз оголили, и которой бы очень стыдно это было, ежели бы ее не уверили, что это так необходимо надо.
Князь Андрей любил танцовать, и желая поскорее отделаться от политических и умных разговоров, с которыми все обращались к нему, и желая поскорее разорвать этот досадный ему круг смущения, образовавшегося от присутствия государя, пошел танцовать и выбрал Наташу, потому что на нее указал ему Пьер и потому, что она первая из хорошеньких женщин попала ему на глаза; но едва он обнял этот тонкий, подвижной стан, и она зашевелилась так близко от него и улыбнулась так близко ему, вино ее прелести ударило ему в голову: он почувствовал себя ожившим и помолодевшим, когда, переводя дыханье и оставив ее, остановился и стал глядеть на танцующих.


После князя Андрея к Наташе подошел Борис, приглашая ее на танцы, подошел и тот танцор адъютант, начавший бал, и еще молодые люди, и Наташа, передавая своих излишних кавалеров Соне, счастливая и раскрасневшаяся, не переставала танцовать целый вечер. Она ничего не заметила и не видала из того, что занимало всех на этом бале. Она не только не заметила, как государь долго говорил с французским посланником, как он особенно милостиво говорил с такой то дамой, как принц такой то и такой то сделали и сказали то то, как Элен имела большой успех и удостоилась особенного внимания такого то; она не видала даже государя и заметила, что он уехал только потому, что после его отъезда бал более оживился. Один из веселых котильонов, перед ужином, князь Андрей опять танцовал с Наташей. Он напомнил ей о их первом свиданьи в отрадненской аллее и о том, как она не могла заснуть в лунную ночь, и как он невольно слышал ее. Наташа покраснела при этом напоминании и старалась оправдаться, как будто было что то стыдное в том чувстве, в котором невольно подслушал ее князь Андрей.
Князь Андрей, как все люди, выросшие в свете, любил встречать в свете то, что не имело на себе общего светского отпечатка. И такова была Наташа, с ее удивлением, радостью и робостью и даже ошибками во французском языке. Он особенно нежно и бережно обращался и говорил с нею. Сидя подле нее, разговаривая с ней о самых простых и ничтожных предметах, князь Андрей любовался на радостный блеск ее глаз и улыбки, относившейся не к говоренным речам, а к ее внутреннему счастию. В то время, как Наташу выбирали и она с улыбкой вставала и танцовала по зале, князь Андрей любовался в особенности на ее робкую грацию. В середине котильона Наташа, окончив фигуру, еще тяжело дыша, подходила к своему месту. Новый кавалер опять пригласил ее. Она устала и запыхалась, и видимо подумала отказаться, но тотчас опять весело подняла руку на плечо кавалера и улыбнулась князю Андрею.
«Я бы рада была отдохнуть и посидеть с вами, я устала; но вы видите, как меня выбирают, и я этому рада, и я счастлива, и я всех люблю, и мы с вами всё это понимаем», и еще многое и многое сказала эта улыбка. Когда кавалер оставил ее, Наташа побежала через залу, чтобы взять двух дам для фигур.
«Ежели она подойдет прежде к своей кузине, а потом к другой даме, то она будет моей женой», сказал совершенно неожиданно сам себе князь Андрей, глядя на нее. Она подошла прежде к кузине.
«Какой вздор иногда приходит в голову! подумал князь Андрей; но верно только то, что эта девушка так мила, так особенна, что она не протанцует здесь месяца и выйдет замуж… Это здесь редкость», думал он, когда Наташа, поправляя откинувшуюся у корсажа розу, усаживалась подле него.
В конце котильона старый граф подошел в своем синем фраке к танцующим. Он пригласил к себе князя Андрея и спросил у дочери, весело ли ей? Наташа не ответила и только улыбнулась такой улыбкой, которая с упреком говорила: «как можно было спрашивать об этом?»
– Так весело, как никогда в жизни! – сказала она, и князь Андрей заметил, как быстро поднялись было ее худые руки, чтобы обнять отца и тотчас же опустились. Наташа была так счастлива, как никогда еще в жизни. Она была на той высшей ступени счастия, когда человек делается вполне доверчив и не верит в возможность зла, несчастия и горя.

Пьер на этом бале в первый раз почувствовал себя оскорбленным тем положением, которое занимала его жена в высших сферах. Он был угрюм и рассеян. Поперек лба его была широкая складка, и он, стоя у окна, смотрел через очки, никого не видя.
Наташа, направляясь к ужину, прошла мимо его.
Мрачное, несчастное лицо Пьера поразило ее. Она остановилась против него. Ей хотелось помочь ему, передать ему излишек своего счастия.
– Как весело, граф, – сказала она, – не правда ли?
Пьер рассеянно улыбнулся, очевидно не понимая того, что ему говорили.
– Да, я очень рад, – сказал он.
«Как могут они быть недовольны чем то, думала Наташа. Особенно такой хороший, как этот Безухов?» На глаза Наташи все бывшие на бале были одинаково добрые, милые, прекрасные люди, любящие друг друга: никто не мог обидеть друг друга, и потому все должны были быть счастливы.


На другой день князь Андрей вспомнил вчерашний бал, но не на долго остановился на нем мыслями. «Да, очень блестящий был бал. И еще… да, Ростова очень мила. Что то в ней есть свежее, особенное, не петербургское, отличающее ее». Вот всё, что он думал о вчерашнем бале, и напившись чаю, сел за работу.
Но от усталости или бессонницы (день был нехороший для занятий, и князь Андрей ничего не мог делать) он всё критиковал сам свою работу, как это часто с ним бывало, и рад был, когда услыхал, что кто то приехал.
Приехавший был Бицкий, служивший в различных комиссиях, бывавший во всех обществах Петербурга, страстный поклонник новых идей и Сперанского и озабоченный вестовщик Петербурга, один из тех людей, которые выбирают направление как платье – по моде, но которые по этому то кажутся самыми горячими партизанами направлений. Он озабоченно, едва успев снять шляпу, вбежал к князю Андрею и тотчас же начал говорить. Он только что узнал подробности заседания государственного совета нынешнего утра, открытого государем, и с восторгом рассказывал о том. Речь государя была необычайна. Это была одна из тех речей, которые произносятся только конституционными монархами. «Государь прямо сказал, что совет и сенат суть государственные сословия ; он сказал, что правление должно иметь основанием не произвол, а твердые начала . Государь сказал, что финансы должны быть преобразованы и отчеты быть публичны», рассказывал Бицкий, ударяя на известные слова и значительно раскрывая глаза.
– Да, нынешнее событие есть эра, величайшая эра в нашей истории, – заключил он.
Князь Андрей слушал рассказ об открытии государственного совета, которого он ожидал с таким нетерпением и которому приписывал такую важность, и удивлялся, что событие это теперь, когда оно совершилось, не только не трогало его, но представлялось ему более чем ничтожным. Он с тихой насмешкой слушал восторженный рассказ Бицкого. Самая простая мысль приходила ему в голову: «Какое дело мне и Бицкому, какое дело нам до того, что государю угодно было сказать в совете! Разве всё это может сделать меня счастливее и лучше?»
И это простое рассуждение вдруг уничтожило для князя Андрея весь прежний интерес совершаемых преобразований. В этот же день князь Андрей должен был обедать у Сперанского «en petit comite«, [в маленьком собрании,] как ему сказал хозяин, приглашая его. Обед этот в семейном и дружеском кругу человека, которым он так восхищался, прежде очень интересовал князя Андрея, тем более что до сих пор он не видал Сперанского в его домашнем быту; но теперь ему не хотелось ехать.
В назначенный час обеда, однако, князь Андрей уже входил в собственный, небольшой дом Сперанского у Таврического сада. В паркетной столовой небольшого домика, отличавшегося необыкновенной чистотой (напоминающей монашескую чистоту) князь Андрей, несколько опоздавший, уже нашел в пять часов собравшееся всё общество этого petit comite, интимных знакомых Сперанского. Дам не было никого кроме маленькой дочери Сперанского (с длинным лицом, похожим на отца) и ее гувернантки. Гости были Жерве, Магницкий и Столыпин. Еще из передней князь Андрей услыхал громкие голоса и звонкий, отчетливый хохот – хохот, похожий на тот, каким смеются на сцене. Кто то голосом, похожим на голос Сперанского, отчетливо отбивал: ха… ха… ха… Князь Андрей никогда не слыхал смеха Сперанского, и этот звонкий, тонкий смех государственного человека странно поразил его.
Князь Андрей вошел в столовую. Всё общество стояло между двух окон у небольшого стола с закуской. Сперанский в сером фраке с звездой, очевидно в том еще белом жилете и высоком белом галстухе, в которых он был в знаменитом заседании государственного совета, с веселым лицом стоял у стола. Гости окружали его. Магницкий, обращаясь к Михайлу Михайловичу, рассказывал анекдот. Сперанский слушал, вперед смеясь тому, что скажет Магницкий. В то время как князь Андрей вошел в комнату, слова Магницкого опять заглушились смехом. Громко басил Столыпин, пережевывая кусок хлеба с сыром; тихим смехом шипел Жерве, и тонко, отчетливо смеялся Сперанский.
Сперанский, всё еще смеясь, подал князю Андрею свою белую, нежную руку.
– Очень рад вас видеть, князь, – сказал он. – Минутку… обратился он к Магницкому, прерывая его рассказ. – У нас нынче уговор: обед удовольствия, и ни слова про дела. – И он опять обратился к рассказчику, и опять засмеялся.
Князь Андрей с удивлением и грустью разочарования слушал его смех и смотрел на смеющегося Сперанского. Это был не Сперанский, а другой человек, казалось князю Андрею. Всё, что прежде таинственно и привлекательно представлялось князю Андрею в Сперанском, вдруг стало ему ясно и непривлекательно.
За столом разговор ни на мгновение не умолкал и состоял как будто бы из собрания смешных анекдотов. Еще Магницкий не успел докончить своего рассказа, как уж кто то другой заявил свою готовность рассказать что то, что было еще смешнее. Анекдоты большею частью касались ежели не самого служебного мира, то лиц служебных. Казалось, что в этом обществе так окончательно было решено ничтожество этих лиц, что единственное отношение к ним могло быть только добродушно комическое. Сперанский рассказал, как на совете сегодняшнего утра на вопрос у глухого сановника о его мнении, сановник этот отвечал, что он того же мнения. Жерве рассказал целое дело о ревизии, замечательное по бессмыслице всех действующих лиц. Столыпин заикаясь вмешался в разговор и с горячностью начал говорить о злоупотреблениях прежнего порядка вещей, угрожая придать разговору серьезный характер. Магницкий стал трунить над горячностью Столыпина, Жерве вставил шутку и разговор принял опять прежнее, веселое направление.
Очевидно, Сперанский после трудов любил отдохнуть и повеселиться в приятельском кружке, и все его гости, понимая его желание, старались веселить его и сами веселиться. Но веселье это казалось князю Андрею тяжелым и невеселым. Тонкий звук голоса Сперанского неприятно поражал его, и неумолкавший смех своей фальшивой нотой почему то оскорблял чувство князя Андрея. Князь Андрей не смеялся и боялся, что он будет тяжел для этого общества. Но никто не замечал его несоответственности общему настроению. Всем было, казалось, очень весело.
Он несколько раз желал вступить в разговор, но всякий раз его слово выбрасывалось вон, как пробка из воды; и он не мог шутить с ними вместе.
Ничего не было дурного или неуместного в том, что они говорили, всё было остроумно и могло бы быть смешно; но чего то, того самого, что составляет соль веселья, не только не было, но они и не знали, что оно бывает.
После обеда дочь Сперанского с своей гувернанткой встали. Сперанский приласкал дочь своей белой рукой, и поцеловал ее. И этот жест показался неестественным князю Андрею.
Мужчины, по английски, остались за столом и за портвейном. В середине начавшегося разговора об испанских делах Наполеона, одобряя которые, все были одного и того же мнения, князь Андрей стал противоречить им. Сперанский улыбнулся и, очевидно желая отклонить разговор от принятого направления, рассказал анекдот, не имеющий отношения к разговору. На несколько мгновений все замолкли.
Посидев за столом, Сперанский закупорил бутылку с вином и сказав: «нынче хорошее винцо в сапожках ходит», отдал слуге и встал. Все встали и также шумно разговаривая пошли в гостиную. Сперанскому подали два конверта, привезенные курьером. Он взял их и прошел в кабинет. Как только он вышел, общее веселье замолкло и гости рассудительно и тихо стали переговариваться друг с другом.
– Ну, теперь декламация! – сказал Сперанский, выходя из кабинета. – Удивительный талант! – обратился он к князю Андрею. Магницкий тотчас же стал в позу и начал говорить французские шутливые стихи, сочиненные им на некоторых известных лиц Петербурга, и несколько раз был прерываем аплодисментами. Князь Андрей, по окончании стихов, подошел к Сперанскому, прощаясь с ним.
– Куда вы так рано? – сказал Сперанский.
– Я обещал на вечер…
Они помолчали. Князь Андрей смотрел близко в эти зеркальные, непропускающие к себе глаза и ему стало смешно, как он мог ждать чего нибудь от Сперанского и от всей своей деятельности, связанной с ним, и как мог он приписывать важность тому, что делал Сперанский. Этот аккуратный, невеселый смех долго не переставал звучать в ушах князя Андрея после того, как он уехал от Сперанского.
Вернувшись домой, князь Андрей стал вспоминать свою петербургскую жизнь за эти четыре месяца, как будто что то новое. Он вспоминал свои хлопоты, искательства, историю своего проекта военного устава, который был принят к сведению и о котором старались умолчать единственно потому, что другая работа, очень дурная, была уже сделана и представлена государю; вспомнил о заседаниях комитета, членом которого был Берг; вспомнил, как в этих заседаниях старательно и продолжительно обсуживалось всё касающееся формы и процесса заседаний комитета, и как старательно и кратко обходилось всё что касалось сущности дела. Он вспомнил о своей законодательной работе, о том, как он озабоченно переводил на русский язык статьи римского и французского свода, и ему стало совестно за себя. Потом он живо представил себе Богучарово, свои занятия в деревне, свою поездку в Рязань, вспомнил мужиков, Дрона старосту, и приложив к ним права лиц, которые он распределял по параграфам, ему стало удивительно, как он мог так долго заниматься такой праздной работой.