Бёрнет, Фрэнк Макфарлейн

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Фрэнк Макфарлейн Бёрнет
Награды и премии:

Сэр Фрэнк Макфарлейн Бёрнет (англ. Sir Frank Macfarlane Burnet, 3 сентября 1899, Траралгон[en], Виктория31 августа 1985) — австралийский вирусолог.





Биография

Окончил Мельбурнский университет (1923), профессор этого университета. Директор института медицинских исследований (Уолтера и Элизы Холл).

В 1947 году, за существенный вклад в науку, учёный был награждён Королевской медалью Лондонского королевского общества[1].

Основные работы

Основные исследования посвящены экологии вирусов, взаимоотношениям вирусов и их «хозяев», механизму размножения вирусов, их изменчивости. Впервые изучил возбудителя ку-лихорадки, которому присвоено его имя (Rickettsia burneti). Вирусные болезни человека Бёрнет рассматривает с эволюционной и экологической точек зрения.

Наиболее известен своими работами в области иммунологии. Является автором клонально-селективной теории иммунитета и первооткрывателем явления иммунотолерантности; за последнее открытие получил Нобелевскую премию.

Нобелевская премия

Нобелевская премия по физиологии и медицине (1960).

Награды

Напишите отзыв о статье "Бёрнет, Фрэнк Макфарлейн"

Примечания

  1. [royalsociety.org/grants-schemes-awards/awards/royal-medal/ Royal Medal]  (англ.).

Сочинения

  • Viruses and man, L., 1953.
  • Principles of animal virology, N. Y., 1955.
  • Integrity of the body, Camb. (Mass.), 1962; в рус. пер.— Вирус как организм, М., 1967.

Отрывок, характеризующий Бёрнет, Фрэнк Макфарлейн

Он опять закрыл глаза. Рыдания его прекратились. Он сделал знак рукой к глазам; и Тихон, поняв его, отер ему слезы.
Потом он открыл глаза и сказал что то, чего долго никто не мог понять и, наконец, понял и передал один Тихон. Княжна Марья отыскивала смысл его слов в том настроении, в котором он говорил за минуту перед этим. То она думала, что он говорит о России, то о князе Андрее, то о ней, о внуке, то о своей смерти. И от этого она не могла угадать его слов.
– Надень твое белое платье, я люблю его, – говорил он.
Поняв эти слова, княжна Марья зарыдала еще громче, и доктор, взяв ее под руку, вывел ее из комнаты на террасу, уговаривая ее успокоиться и заняться приготовлениями к отъезду. После того как княжна Марья вышла от князя, он опять заговорил о сыне, о войне, о государе, задергал сердито бровями, стал возвышать хриплый голос, и с ним сделался второй и последний удар.
Княжна Марья остановилась на террасе. День разгулялся, было солнечно и жарко. Она не могла ничего понимать, ни о чем думать и ничего чувствовать, кроме своей страстной любви к отцу, любви, которой, ей казалось, она не знала до этой минуты. Она выбежала в сад и, рыдая, побежала вниз к пруду по молодым, засаженным князем Андреем, липовым дорожкам.
– Да… я… я… я. Я желала его смерти. Да, я желала, чтобы скорее кончилось… Я хотела успокоиться… А что ж будет со мной? На что мне спокойствие, когда его не будет, – бормотала вслух княжна Марья, быстрыми шагами ходя по саду и руками давя грудь, из которой судорожно вырывались рыдания. Обойдя по саду круг, который привел ее опять к дому, она увидала идущих к ней навстречу m lle Bourienne (которая оставалась в Богучарове и не хотела оттуда уехать) и незнакомого мужчину. Это был предводитель уезда, сам приехавший к княжне с тем, чтобы представить ей всю необходимость скорого отъезда. Княжна Марья слушала и не понимала его; она ввела его в дом, предложила ему завтракать и села с ним. Потом, извинившись перед предводителем, она подошла к двери старого князя. Доктор с встревоженным лицом вышел к ней и сказал, что нельзя.
– Идите, княжна, идите, идите!