Инфляция

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Инфля́ция (лат. inflatio — вздутие) — повышение общего уровня цен на товары и услуги. При инфляции на одну и ту же сумму денег по прошествии некоторого времени можно будет купить меньше товаров и услуг, чем прежде. В этом случае говорят, что за прошедшее время покупательная способность денег снизилась, деньги обесценились — утратили часть своей реальной стоимости.

В рыночной экономике инфляция проявляется в открытой форме — повышении цен. При административном вмешательстве в экономику инфляция может приобретать подавленную форму: цены не повышаются, но возникает товарный дефицит[1].

Инфляцию следует отличать от скачка цен, так как это длительный, устойчивый процесс. Инфляция не означает рост всех цен в экономике, потому что цены на отдельные товары и услуги могут повышаться, понижаться или оставаться без изменения. Важно, чтобы изменялся общий уровень цен, то есть дефлятор ВВП.

Противоположным процессом является дефляция — снижение общего уровня цен (отрицательный рост). В современной экономике встречается редко и краткосрочно, обычно носит сезонный характер. Например, цены на зерновые сразу после сбора урожая обычно снижаются. Длительная дефляция характерна для очень немногих стран. Сегодня примером дефляции может служить экономика Японии (в пределах −1 %).





История

В истории мировой экономики отмечались два случая резкого роста цен, связанных с падением стоимости металлов, из которых изготовлялись деньги.

  1. После открытия Америки в европейские страны стало поступать много золота и особенно серебра из Мексики и Перу. За 50 лет с начала XVI века производство серебра возросло более чем в 60 раз. Это вызвало повышение товарных цен к концу века в 2,5-4 раза.
  2. В конце 1840-х годов началась разработка калифорнийских золотых рудников. Вскоре после этого началась массовая золотодобыча в Австралии. Мировая добыча золота при этом возросла более чем в 6 раз, цены увеличились на 25-50 %. Инфляция этого вида наблюдалась по всему миру.

С повышением цен в результате поступления в оборот больших масс золота и серебра непосредственно связано возникновение количественной теории денег, согласно которой увеличение количества денег в обращении выступает причиной роста цен. С точки зрения стоимостной теории, рост денежной массы отражает снижение стоимости денежного материала, что при постоянной стоимости товаров выражается в требовании большего количества золота или серебра для эквивалентного обмена. Для современных экономик, в которых роль денег исполняют обязательства, не имеющие собственной стоимости (фиатные деньги), незначительная инфляция считается нормой и находится обычно на уровне нескольких процентов в год. Уровень инфляции обычно несколько увеличивается в конце года, когда растёт как уровень потребления товаров домохозяйствами, так и уровень расходов корпораций.

Особенности инфляции в СССР

В СССР в предвоенное десятилетие и в последние годы жизни Сталина политика правительства приводила к длительному периоду снижения розничных цен (дефляции) при постепенном повышении заработной платы[2]. Инфляция в таких условиях может носить скрытый характер и называется подавленной. Естественным следствием подавленной инфляции был товарный дефицит[3] из-за отсутствия равновесия между денежной и товарной массой. Лауреат Нобелевской премии Милтон Фридман сказал[4]:
Мы, экономисты, знаем не очень много, но мы знаем, как создать дефицит. Если вы хотите создать дефицит, например, помидоров, нужно просто принять закон, по которому розничные торговцы не могут продавать помидоры более чем за два цента за фунт. Мгновенно вы будете иметь дефицит помидоров.

Причины инфляции

В экономической науке различают следующие причины инфляции:[5][6]

  1. Рост государственных расходов, для финансирования которых государство прибегает к денежной эмиссии, увеличивая денежную массу сверх потребностей товарного обращения. Наиболее ярко выражено в военные и кризисные периоды.
  2. Чрезмерное расширение денежной массы за счёт массового кредитования, причём финансовый ресурс для кредитования берётся не из сбережений, а из эмиссии необеспеченной валюты.
  3. Монополия крупных фирм на определение цены и собственных издержек производства, особенно в сырьевых отраслях.
  4. Монополия профсоюзов, которая ограничивает возможности рыночного механизма определять приемлемый для экономики уровень заработной платы.
  5. Сокращение реального объёма национального производства, которое при стабильном уровне денежной массы приводит к росту цен, так как меньшему объёму товаров и услуг соответствует прежнее количество денег.
  6. Увеличение государственных налогов и пошлин, акцизов и т. д., при стабильном уровне денежной массы.

В ходе особо сильных инфляций, как например, в России во время Гражданской войны, или Германии 1920-х гг. денежное обращение может вообще уступить место натуральному обмену.

Монетаристский взгляд на причины инфляции и предложения по её снижению

Монетаризм считает, что инфляция вызвана, в основном, денежными факторами, то есть финансовой политикой государства[7]. Милтон Фридман утверждал, что «Инфляция всегда и везде является денежным феноменом»[8].

Монетаристы исходят из того, что экономический рост определяется экзогенно и не зависит от темпов роста денежной массы, а скорость денежного обращения относительно стабильна, поэтому, учитывая уравнение

<math>MV = PQ</math>,

где <math>M</math> — номинальная денежная масса, <math>V</math> — скорость обращения денег, <math>P</math> — уровень цен, <math>Q</math> — объём выпуска,

получим, что инфляция (темп роста цен) равна темпу роста денежной массы.

Для борьбы с инфляцией монетарными методами обычно предлагается так называемая «политика дорогих денег». Основная задача — уменьшить объём денег в обращении или замедлить скорость обращения денег. К этому способны привести:

  • повышение налоговой нагрузки;
  • снижение или заморозка заработной платы;
  • снижение бюджетных расходов;
  • сокращение объёмов кредитования.

Виды инфляции

Шведский экономист Б. Хансен ввёл понятия открытой и подавленной (скрытой) инфляции. Открытая инфляция проявляется в продолжительном росте цен. Скрытая инфляция характеризуется тем, что цены и заработная плата находятся под жёстким контролем государства, а основной формой выражения является товарный дефицит. В СССР инфляция была скрытой[9].

Неравномерный рост цен по товарным группам порождает неравенство норм прибылей, стимулирует отток ресурсов из одного сектора экономики в другой (в России из промышленности и сельского хозяйства в торговлю и финансово-банковский сектор).

Виды инфляции:

  • Инфляция спроса — порождается избытком совокупного спроса по сравнению с реальным объёмом производства (дефицит товара).
  • Инфляция предложения (издержек) — рост цен вызван увеличением издержек производства в условиях недоиспользованных производственных ресурсов. Повышение издержек на единицу продукции сокращает объём предлагаемой производителями продукции при существующем уровне цен.
  • Сбалансированная инфляция — цены различных товаров остаются неизменными относительно друг друга.
  • Несбалансированная инфляция — цены различных товаров изменяются по отношению друг к другу в различных пропорциях.
  • Прогнозируемая инфляция — это инфляция, которая учитывается в ожиданиях и поведении экономических субъектов.
  • Непрогнозируемая инфляция — становится для населения неожиданностью, так как фактический темп роста уровня цен превышает ожидаемый.
  • Адаптированные ожидания потребителей — изменение потребительской психологии. Часто возникает в результате распространения информации о будущей потенциальной инфляции. Повышенный спрос на товары позволяет предпринимателям поднимать цены на эти товары.

Подавление инфляции характеризуется внешней стабильностью цен при активном вмешательстве государства. Административный запрет повышать цены обычно приводит к нарастающему дефициту тех товаров, на которые цены должны были бы повыситься без государственного вмешательства, не только из-за первоначального повышенного спроса, но и в результате снижения предложения. Государственное субсидирование разницы в ценах для производителя или потребителя не сокращает предложение, но дополнительно стимулирует спрос.

В зависимости от темпов роста различают:

  1. Ползучую (умеренную) инфляцию (рост цен менее 10 % в год). ЗападныеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1707 дней] экономисты рассматривают её как элемент нормального развития экономики, так как, по их мнению, незначительная инфляция (сопровождаемая соответствующим ростом денежной массы) способна при определённых условиях стимулировать развитие производства, модернизацию его структуры. Рост денежной массы ускоряет платёжный оборот, удешевляет кредиты, способствует активизации инвестиционной деятельности и росту производства. Рост производства, в свою очередь, приводит к восстановлению равновесия между товарной и денежной массами при более высоком уровне цен. Средний уровень инфляции по странам ЕС за последние годы составил 3—3,5 %. Вместе с тем всегда существует опасность выхода ползучей инфляции из-под государственного контроля. Она особенно велика в странах, где отсутствуют отработанные механизмы регулирования хозяйственной деятельности, а уровень производства невысок и характеризуется наличием структурных диспропорций;
  2. Галопирующую инфляцию (годовой рост цен от 10 до 50 %). Опасна для экономики, требует срочных антиинфляционных мер. Преобладает в развивающихся странах;
  3. Гиперинфляцию (цены растут очень быстро, в разных источниках от десятков[10] до нескольких тысяч[11] и даже десятков тысяч[12][13] процентов в год). Возникает за счёт того, что для покрытия дефицита бюджета правительством выпускается избыточное количество денежных знаков. Парализует хозяйственный механизм, при ней происходит переход к бартерному обмену. Обычно возникает в военные или кризисные периоды.

Используют также выражение хроническая инфляция для длительной по времени инфляции. Стагфляцией называют ситуацию, когда инфляция сопровождается падением производства (стагнацией).

Агфляция

Экономисты из инвестиционного банка «Goldman Sachs» для обозначения резкого роста цен на аграрную продукцию придумали новый термин: «Агфляция»[14] (аграрная инфляция). Высокие темпы агфляции зафиксированы два года подряд: в 2006 году индекс цен на продовольствие, рассчитываемый Goldman Sachs, увеличился на 26 процентов; в 2007 году его рост составил 41 процент[15].

Методы измерения инфляции

Наиболее распространенным методом измерения инфляции является индекс потребительских цен (Consumer Price Index, CPI), который рассчитывается по отношению к базовому периоду.

В России Федеральная служба государственной статистики публикует официальные индексы потребительских цен[16], которые характеризуют уровень инфляции. Кроме того, эти индексы используются как поправочные коэффициенты, например, при расчёте размера компенсаций, ущерба и тому подобное. Если изменить методику расчёта[17], то при тех же изменениях цен на потребительском рынке результаты могут существенно отличаться от официальных. В то же время эти неофициальные результаты не могут учитываться в реальной практике; например, на них нельзя сослаться в суде. Наиболее спорным моментом является состав потребительской корзины как по наполненности, так и по изменяемости. Корзина может ориентироваться на реальную структуру потребления. Тогда со временем она должна меняться. Но любое изменение в составе корзины делает несопоставимыми предыдущие данные с текущими. Индекс инфляции искажается. С другой стороны, если не менять корзину, через некоторое время она перестанет соответствовать реальной структуре потребления. Она будет давать сопоставимые результаты, но не будет соответствовать реальным затратам и не будет отражать их реальную динамику.

Помимо индекса потребительских цен существуют другие методы, которые позволяют рассчитать инфляцию. Как правило, используются несколько основных методов:

  • Индекс цен производителей (Producer Price Index, PPI) — отражает себестоимость производства без учёта добавочной цены дистрибуции и налогов с продаж. Значение PPI опережает по времени данные CPI.
  • Индекс расходов на проживание (Cost-of-living Index, COLI) — учитывает баланс повышения доходов и роста расходов.
  • Индекс цены активов: акций, недвижимости, цены заёмного капитала и прочее. Обычно цены на активы растут быстрее цен потребительских товаров и стоимости денег. Поэтому владельцы активов вследствие инфляции только богатеют.
  • Дефлятор ВВП (GDP Deflator) — рассчитывается как изменение в цене на группы одинаковых товаров.
  • Паритет покупательной способности национальной валюты и изменение курса валют.
  • Индекс Пааше — показывает отношение текущих потребительских расходов к расходам на приобретение такого же ассортиментного набора в ценах базисного периода.

Модели инфляции

Модель Фридмана исходит из реального спроса на деньги как функции реального дохода и ожидаемой инфляции, причём ожидания предполагаются предельно рациональными, то есть равными фактической инфляции. Для данной модели можно определить уровень инфляции, при котором реальный сеньораж максимален — т. н. оптимальная инфляция. При прочих равных условиях этот уровень инфляции тем ниже, чем выше темпы экономического роста. Если фактическая инфляция выше «оптимальной», то дополнительная эмиссия денег лишь ускорит инфляцию и может привести к отрицательному реальному сеньоражу. Эмиссия денег возможна, если фактическая инфляция ниже «оптимальной».

Модель гиперинфляции Кейгана основана на модели зависимости реального спроса на деньги только от инфляционных ожиданий, которые формируются адаптивно. При низких значениях скорости адаптации ожиданий и малой эластичности спроса на деньги по инфляционным ожиданиям данная модель описывает фактически равновесную ситуацию, когда инфляция равна темпу роста денежной массы (что согласуется с количественной теорией денег). Однако, при высоких значениях указанных параметров модель приводит к неуправляемой гиперинфляции несмотря на постоянный темп роста денежной массы. Из этого следует, что в таких условиях для снижения уровня инфляции требуются меры, снижающие инфляционные ожидания экономических агентов.

Модель Бруно — Фишера учитывает зависимость спроса на деньги не только от инфляционных ожиданий, но и от ВВП, точнее используется такая же функция, как и в модели Кейгана, но для удельного (на единицу ВВП) спроса на деньги. Таким образом, в данной модели, кроме темпа роста денежной массы, появляется (постоянный) темп роста ВВП. Кроме этого, в модели вводится бюджетный дефицит и анализируется влияние бюджетного дефицита и способов его финансирования (чистая эмиссия денег или смешанное финансирование за счёт эмиссии и заимствований) на динамику инфляции. Таким образом, модель позволяет углубить анализ последствий монетарной политики.

Модель Сарджента — Уоллеса также учитывает возможность эмиссионного и долгового финансирования дефицита бюджета, однако исходит из того, что возможности наращивания долга ограничены спросом на государственные облигации. Ставка процента превышает темп роста выпуска, поэтому с некоторого момента финансирование дефицита становится возможным только за счёт сеньоража, что означает увеличение темпов роста денежной массы и инфляцию. Модель исходит из того, что денежная политика не способна повлиять на темп роста реального выпуска и реальную процентную ставку (они задаются экзогенно в модели). Основной вывод модели, который кажется на первый взгляд парадоксальным, заключается в том, что сдерживающая кредитно-денежная политика сегодня неизбежно приводит к росту уровня цен завтра и, более того, она может привести к росту текущей инфляции. Такой вывод следует из того, что экономические агенты ожидают, что правительство в будущем должно будет перейти от долгового финансирования к эмиссионному, и низкий темп роста денежной массы сегодня означает высокий темп в будущем, что вызовет инфляцию. Ожидание инфляции в будущем может вызвать инфляцию уже в настоящем, несмотря на сдерживающую кредитно-денежную политику. Таким образом инфляция при долговом финансировании может быть даже больше, чем при эмиссионном. Единственно надёжным средством становится достижение профицита бюджета.

Функции инфляции

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Инфляция используется в целях перераспределения национального дохода и общественного богатства в пользу инициатора инфляционного процесса, которым в подавляющем большинстве случаев является валютный эмиссионный центр. При этом если выпуск национальной валюты происходит за счёт покупки центральным банком иностранной валюты, происходит транснациональное перераспределение общественного богатства.

Оценка

По мнению американского экономиста, лауреата Нобелевской премии по экономике 1976 года Милтона Фридмана: «Инфляция — одна из форм налогообложения, не нуждающаяся в законодательном одобрении».

Некоторые[кто?] экономисты полагают, что у небольшой (ползучей) и стабильной инфляции есть и положительные черты. Предприниматели, бравшие кредит до повышения цен, легко оплачивают свои долги и берут новые займы, ожидая, что рост цен облегчит расплату. Люди, которые хранят свои сбережения «в кубышке», решают хранить их в банках, чтобы хоть в какой-то степени уберечь их от обесценивания. Это приводит к стимулированию капитальных вложений в производство.

См. также

Напишите отзыв о статье "Инфляция"

Примечания

  1. Юрий Латов, Дмитрий Преображенский [www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/ekonomika_i_pravo/INFLYATSIYA_I_DEFLYATSIYA.html Инфляция и дефляция] // Энциклопедия «Кругосвет».
  2. Арсений Зверев. [books.google.com.ua/books?id=wYhhAAAAQBAJ&pg=PT3&hl=ru&sa=X&ei=4q8AVd7kBIbhywOiq4CYCA&ved=0CBYQuwUwAA#v=onepage&q&f=false Сталин и деньги]
  3. Shleifer A., Vishny R. [scholar.harvard.edu/files/shleifer/files/pervasive_shortages.pdf Pervasive shortages under socialism]
  4. «Controls blamed for U.S. energy woes», Los Angeles Times, February 13, 1977, Milton Friedman press conference in Los Angeles.
  5. Семенихина В. А., Крючков С. А. Экономическая теория: макроэкономика: Учебное пособие. — Новосибирск: НГАСУ, 2003.
  6. Архипов и др. [books.google.com/books?id=O4kVYD4BmwIC Экономика]. — 3. — 2009. — С. 337. — 839 с. — ISBN 9785392003617.
  7. Lagassé, Paul. Monetarism // The Columbia Encyclopedia. — 6th. — New York: Columbia University Press, 2000. — ISBN 0-7876-5015-3.
  8. Friedman Milton. A Monetary History of the United States 1867-1960 (1963).
  9. Яковлева Е. Б. [de.ifmo.ru/bk_netra/page.php?tutindex=17&index=45 Макроэкономика. Электронный учебник по дисциплине: «Экономика»]
  10. [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=124010 Стандарт IAS 29], Международные стандарты финансовой отчётности
  11. Гиперинфляция // Экономико-математический словарь / Лопатников Л. И., М.: Дело, 2003
  12. [www.vocable.ru/dictionary/88/word/giperinfljacija Современный экономический словарь]
  13. гиперинфляция // Словарь по экономике и финансам
  14. [www.investopedia.com/terms/a/agflation.asp Инвестопедия, Агфляция] (англ.)
  15. [www.lenta.ru/news/2008/04/08/agflation/ Экономисты придумали термин «агфляция»]
  16. [www.gks.ru/free_doc/new_site/prices/ipc_data.htm Официальные индексы потребительских цен]
  17. [www.gks.ru/free_doc/new_site/prices/ipc_met.htm Методология расчёта индексов потребительских цен]

Литература

  • В. Кизилов, Гр. Сапов. [www.scilla.ru/works/knigi/infl.pdf Инфляция и её последствия] / под ред. Е. Михайловской. — М.: Центр «Панорама», 2006. — 146 с. — ISBN 5-94420-025-1.
  • Семёнов В. П. Инфляция: метрика причин и следствий. — 1-е изд. — М.: Российская экономическая академия им. Г. В. Плеханова, 2005. — 383 с. — ISBN 5-94506-120-4.

Ссылки

  • [www.gks.ru/free_doc/new_site/prices/ipc_data.htm Официальные индексы потребительских цен и средние цены на товары и услуги]
  • [www.westegg.com/inflation/ Инфляционный калькулятор с 1800 по 2013 год] (англ.)
  • [skokaskoka.ru/250/ Калькулятор инфляции в России]
  • [www.credit.ru/publication/5527/ Инфляция в Зимбабве бьет мировые рекорды] (в 2008 году составила 231 миллиона процентов годовых) 9 октября 2008
  • Беляев М. И. [www.milogiya2007.ru/inflyaziya1.htm Инфляция].
  • [abc.informbureau.com/html/eioessoess.html Инфляция] // Экономический словарь.

Отрывок, характеризующий Инфляция

пить, драться
и быть любезником…]
– A ведь тоже складно. Ну, ну, Залетаев!..
– Кю… – с усилием выговорил Залетаев. – Кью ю ю… – вытянул он, старательно оттопырив губы, – летриптала, де бу де ба и детравагала, – пропел он.
– Ай, важно! Вот так хранцуз! ой… го го го го! – Что ж, еще есть хочешь?
– Дай ему каши то; ведь не скоро наестся с голоду то.
Опять ему дали каши; и Морель, посмеиваясь, принялся за третий котелок. Радостные улыбки стояли на всех лицах молодых солдат, смотревших на Мореля. Старые солдаты, считавшие неприличным заниматься такими пустяками, лежали с другой стороны костра, но изредка, приподнимаясь на локте, с улыбкой взглядывали на Мореля.
– Тоже люди, – сказал один из них, уворачиваясь в шинель. – И полынь на своем кореню растет.
– Оо! Господи, господи! Как звездно, страсть! К морозу… – И все затихло.
Звезды, как будто зная, что теперь никто не увидит их, разыгрались в черном небе. То вспыхивая, то потухая, то вздрагивая, они хлопотливо о чем то радостном, но таинственном перешептывались между собой.

Х
Войска французские равномерно таяли в математически правильной прогрессии. И тот переход через Березину, про который так много было писано, была только одна из промежуточных ступеней уничтожения французской армии, а вовсе не решительный эпизод кампании. Ежели про Березину так много писали и пишут, то со стороны французов это произошло только потому, что на Березинском прорванном мосту бедствия, претерпеваемые французской армией прежде равномерно, здесь вдруг сгруппировались в один момент и в одно трагическое зрелище, которое у всех осталось в памяти. Со стороны же русских так много говорили и писали про Березину только потому, что вдали от театра войны, в Петербурге, был составлен план (Пфулем же) поимки в стратегическую западню Наполеона на реке Березине. Все уверились, что все будет на деле точно так, как в плане, и потому настаивали на том, что именно Березинская переправа погубила французов. В сущности же, результаты Березинской переправы были гораздо менее гибельны для французов потерей орудий и пленных, чем Красное, как то показывают цифры.
Единственное значение Березинской переправы заключается в том, что эта переправа очевидно и несомненно доказала ложность всех планов отрезыванья и справедливость единственно возможного, требуемого и Кутузовым и всеми войсками (массой) образа действий, – только следования за неприятелем. Толпа французов бежала с постоянно усиливающейся силой быстроты, со всею энергией, направленной на достижение цели. Она бежала, как раненый зверь, и нельзя ей было стать на дороге. Это доказало не столько устройство переправы, сколько движение на мостах. Когда мосты были прорваны, безоружные солдаты, московские жители, женщины с детьми, бывшие в обозе французов, – все под влиянием силы инерции не сдавалось, а бежало вперед в лодки, в мерзлую воду.
Стремление это было разумно. Положение и бегущих и преследующих было одинаково дурно. Оставаясь со своими, каждый в бедствии надеялся на помощь товарища, на определенное, занимаемое им место между своими. Отдавшись же русским, он был в том же положении бедствия, но становился на низшую ступень в разделе удовлетворения потребностей жизни. Французам не нужно было иметь верных сведений о том, что половина пленных, с которыми не знали, что делать, несмотря на все желание русских спасти их, – гибли от холода и голода; они чувствовали, что это не могло быть иначе. Самые жалостливые русские начальники и охотники до французов, французы в русской службе не могли ничего сделать для пленных. Французов губило бедствие, в котором находилось русское войско. Нельзя было отнять хлеб и платье у голодных, нужных солдат, чтобы отдать не вредным, не ненавидимым, не виноватым, но просто ненужным французам. Некоторые и делали это; но это было только исключение.
Назади была верная погибель; впереди была надежда. Корабли были сожжены; не было другого спасения, кроме совокупного бегства, и на это совокупное бегство были устремлены все силы французов.
Чем дальше бежали французы, чем жальче были их остатки, в особенности после Березины, на которую, вследствие петербургского плана, возлагались особенные надежды, тем сильнее разгорались страсти русских начальников, обвинявших друг друга и в особенности Кутузова. Полагая, что неудача Березинского петербургского плана будет отнесена к нему, недовольство им, презрение к нему и подтрунивание над ним выражались сильнее и сильнее. Подтрунивание и презрение, само собой разумеется, выражалось в почтительной форме, в той форме, в которой Кутузов не мог и спросить, в чем и за что его обвиняют. С ним не говорили серьезно; докладывая ему и спрашивая его разрешения, делали вид исполнения печального обряда, а за спиной его подмигивали и на каждом шагу старались его обманывать.
Всеми этими людьми, именно потому, что они не могли понимать его, было признано, что со стариком говорить нечего; что он никогда не поймет всего глубокомыслия их планов; что он будет отвечать свои фразы (им казалось, что это только фразы) о золотом мосте, о том, что за границу нельзя прийти с толпой бродяг, и т. п. Это всё они уже слышали от него. И все, что он говорил: например, то, что надо подождать провиант, что люди без сапог, все это было так просто, а все, что они предлагали, было так сложно и умно, что очевидно было для них, что он был глуп и стар, а они были не властные, гениальные полководцы.
В особенности после соединения армий блестящего адмирала и героя Петербурга Витгенштейна это настроение и штабная сплетня дошли до высших пределов. Кутузов видел это и, вздыхая, пожимал только плечами. Только один раз, после Березины, он рассердился и написал Бенигсену, доносившему отдельно государю, следующее письмо:
«По причине болезненных ваших припадков, извольте, ваше высокопревосходительство, с получения сего, отправиться в Калугу, где и ожидайте дальнейшего повеления и назначения от его императорского величества».
Но вслед за отсылкой Бенигсена к армии приехал великий князь Константин Павлович, делавший начало кампании и удаленный из армии Кутузовым. Теперь великий князь, приехав к армии, сообщил Кутузову о неудовольствии государя императора за слабые успехи наших войск и за медленность движения. Государь император сам на днях намеревался прибыть к армии.
Старый человек, столь же опытный в придворном деле, как и в военном, тот Кутузов, который в августе того же года был выбран главнокомандующим против воли государя, тот, который удалил наследника и великого князя из армии, тот, который своей властью, в противность воле государя, предписал оставление Москвы, этот Кутузов теперь тотчас же понял, что время его кончено, что роль его сыграна и что этой мнимой власти у него уже нет больше. И не по одним придворным отношениям он понял это. С одной стороны, он видел, что военное дело, то, в котором он играл свою роль, – кончено, и чувствовал, что его призвание исполнено. С другой стороны, он в то же самое время стал чувствовать физическую усталость в своем старом теле и необходимость физического отдыха.
29 ноября Кутузов въехал в Вильно – в свою добрую Вильну, как он говорил. Два раза в свою службу Кутузов был в Вильне губернатором. В богатой уцелевшей Вильне, кроме удобств жизни, которых так давно уже он был лишен, Кутузов нашел старых друзей и воспоминания. И он, вдруг отвернувшись от всех военных и государственных забот, погрузился в ровную, привычную жизнь настолько, насколько ему давали покоя страсти, кипевшие вокруг него, как будто все, что совершалось теперь и имело совершиться в историческом мире, нисколько его не касалось.
Чичагов, один из самых страстных отрезывателей и опрокидывателей, Чичагов, который хотел сначала сделать диверсию в Грецию, а потом в Варшаву, но никак не хотел идти туда, куда ему было велено, Чичагов, известный своею смелостью речи с государем, Чичагов, считавший Кутузова собою облагодетельствованным, потому что, когда он был послан в 11 м году для заключения мира с Турцией помимо Кутузова, он, убедившись, что мир уже заключен, признал перед государем, что заслуга заключения мира принадлежит Кутузову; этот то Чичагов первый встретил Кутузова в Вильне у замка, в котором должен был остановиться Кутузов. Чичагов в флотском вицмундире, с кортиком, держа фуражку под мышкой, подал Кутузову строевой рапорт и ключи от города. То презрительно почтительное отношение молодежи к выжившему из ума старику выражалось в высшей степени во всем обращении Чичагова, знавшего уже обвинения, взводимые на Кутузова.
Разговаривая с Чичаговым, Кутузов, между прочим, сказал ему, что отбитые у него в Борисове экипажи с посудою целы и будут возвращены ему.
– C'est pour me dire que je n'ai pas sur quoi manger… Je puis au contraire vous fournir de tout dans le cas meme ou vous voudriez donner des diners, [Вы хотите мне сказать, что мне не на чем есть. Напротив, могу вам служить всем, даже если бы вы захотели давать обеды.] – вспыхнув, проговорил Чичагов, каждым словом своим желавший доказать свою правоту и потому предполагавший, что и Кутузов был озабочен этим самым. Кутузов улыбнулся своей тонкой, проницательной улыбкой и, пожав плечами, отвечал: – Ce n'est que pour vous dire ce que je vous dis. [Я хочу сказать только то, что говорю.]
В Вильне Кутузов, в противность воле государя, остановил большую часть войск. Кутузов, как говорили его приближенные, необыкновенно опустился и физически ослабел в это свое пребывание в Вильне. Он неохотно занимался делами по армии, предоставляя все своим генералам и, ожидая государя, предавался рассеянной жизни.
Выехав с своей свитой – графом Толстым, князем Волконским, Аракчеевым и другими, 7 го декабря из Петербурга, государь 11 го декабря приехал в Вильну и в дорожных санях прямо подъехал к замку. У замка, несмотря на сильный мороз, стояло человек сто генералов и штабных офицеров в полной парадной форме и почетный караул Семеновского полка.
Курьер, подскакавший к замку на потной тройке, впереди государя, прокричал: «Едет!» Коновницын бросился в сени доложить Кутузову, дожидавшемуся в маленькой швейцарской комнатке.
Через минуту толстая большая фигура старика, в полной парадной форме, со всеми регалиями, покрывавшими грудь, и подтянутым шарфом брюхом, перекачиваясь, вышла на крыльцо. Кутузов надел шляпу по фронту, взял в руки перчатки и бочком, с трудом переступая вниз ступеней, сошел с них и взял в руку приготовленный для подачи государю рапорт.
Беготня, шепот, еще отчаянно пролетевшая тройка, и все глаза устремились на подскакивающие сани, в которых уже видны были фигуры государя и Волконского.
Все это по пятидесятилетней привычке физически тревожно подействовало на старого генерала; он озабоченно торопливо ощупал себя, поправил шляпу и враз, в ту минуту как государь, выйдя из саней, поднял к нему глаза, подбодрившись и вытянувшись, подал рапорт и стал говорить своим мерным, заискивающим голосом.
Государь быстрым взглядом окинул Кутузова с головы до ног, на мгновенье нахмурился, но тотчас же, преодолев себя, подошел и, расставив руки, обнял старого генерала. Опять по старому, привычному впечатлению и по отношению к задушевной мысли его, объятие это, как и обыкновенно, подействовало на Кутузова: он всхлипнул.
Государь поздоровался с офицерами, с Семеновским караулом и, пожав еще раз за руку старика, пошел с ним в замок.
Оставшись наедине с фельдмаршалом, государь высказал ему свое неудовольствие за медленность преследования, за ошибки в Красном и на Березине и сообщил свои соображения о будущем походе за границу. Кутузов не делал ни возражений, ни замечаний. То самое покорное и бессмысленное выражение, с которым он, семь лет тому назад, выслушивал приказания государя на Аустерлицком поле, установилось теперь на его лице.
Когда Кутузов вышел из кабинета и своей тяжелой, ныряющей походкой, опустив голову, пошел по зале, чей то голос остановил его.
– Ваша светлость, – сказал кто то.
Кутузов поднял голову и долго смотрел в глаза графу Толстому, который, с какой то маленькою вещицей на серебряном блюде, стоял перед ним. Кутузов, казалось, не понимал, чего от него хотели.
Вдруг он как будто вспомнил: чуть заметная улыбка мелькнула на его пухлом лице, и он, низко, почтительно наклонившись, взял предмет, лежавший на блюде. Это был Георгий 1 й степени.


На другой день были у фельдмаршала обед и бал, которые государь удостоил своим присутствием. Кутузову пожалован Георгий 1 й степени; государь оказывал ему высочайшие почести; но неудовольствие государя против фельдмаршала было известно каждому. Соблюдалось приличие, и государь показывал первый пример этого; но все знали, что старик виноват и никуда не годится. Когда на бале Кутузов, по старой екатерининской привычке, при входе государя в бальную залу велел к ногам его повергнуть взятые знамена, государь неприятно поморщился и проговорил слова, в которых некоторые слышали: «старый комедиант».
Неудовольствие государя против Кутузова усилилось в Вильне в особенности потому, что Кутузов, очевидно, не хотел или не мог понимать значение предстоящей кампании.
Когда на другой день утром государь сказал собравшимся у него офицерам: «Вы спасли не одну Россию; вы спасли Европу», – все уже тогда поняли, что война не кончена.
Один Кутузов не хотел понимать этого и открыто говорил свое мнение о том, что новая война не может улучшить положение и увеличить славу России, а только может ухудшить ее положение и уменьшить ту высшую степень славы, на которой, по его мнению, теперь стояла Россия. Он старался доказать государю невозможность набрания новых войск; говорил о тяжелом положении населений, о возможности неудач и т. п.
При таком настроении фельдмаршал, естественно, представлялся только помехой и тормозом предстоящей войны.
Для избежания столкновений со стариком сам собою нашелся выход, состоящий в том, чтобы, как в Аустерлице и как в начале кампании при Барклае, вынуть из под главнокомандующего, не тревожа его, не объявляя ему о том, ту почву власти, на которой он стоял, и перенести ее к самому государю.
С этою целью понемногу переформировался штаб, и вся существенная сила штаба Кутузова была уничтожена и перенесена к государю. Толь, Коновницын, Ермолов – получили другие назначения. Все громко говорили, что фельдмаршал стал очень слаб и расстроен здоровьем.
Ему надо было быть слабым здоровьем, для того чтобы передать свое место тому, кто заступал его. И действительно, здоровье его было слабо.
Как естественно, и просто, и постепенно явился Кутузов из Турции в казенную палату Петербурга собирать ополчение и потом в армию, именно тогда, когда он был необходим, точно так же естественно, постепенно и просто теперь, когда роль Кутузова была сыграна, на место его явился новый, требовавшийся деятель.
Война 1812 го года, кроме своего дорогого русскому сердцу народного значения, должна была иметь другое – европейское.
За движением народов с запада на восток должно было последовать движение народов с востока на запад, и для этой новой войны нужен был новый деятель, имеющий другие, чем Кутузов, свойства, взгляды, движимый другими побуждениями.
Александр Первый для движения народов с востока на запад и для восстановления границ народов был так же необходим, как необходим был Кутузов для спасения и славы России.
Кутузов не понимал того, что значило Европа, равновесие, Наполеон. Он не мог понимать этого. Представителю русского народа, после того как враг был уничтожен, Россия освобождена и поставлена на высшую степень своей славы, русскому человеку, как русскому, делать больше было нечего. Представителю народной войны ничего не оставалось, кроме смерти. И он умер.


Пьер, как это большею частью бывает, почувствовал всю тяжесть физических лишений и напряжений, испытанных в плену, только тогда, когда эти напряжения и лишения кончились. После своего освобождения из плена он приехал в Орел и на третий день своего приезда, в то время как он собрался в Киев, заболел и пролежал больным в Орле три месяца; с ним сделалась, как говорили доктора, желчная горячка. Несмотря на то, что доктора лечили его, пускали кровь и давали пить лекарства, он все таки выздоровел.
Все, что было с Пьером со времени освобождения и до болезни, не оставило в нем почти никакого впечатления. Он помнил только серую, мрачную, то дождливую, то снежную погоду, внутреннюю физическую тоску, боль в ногах, в боку; помнил общее впечатление несчастий, страданий людей; помнил тревожившее его любопытство офицеров, генералов, расспрашивавших его, свои хлопоты о том, чтобы найти экипаж и лошадей, и, главное, помнил свою неспособность мысли и чувства в то время. В день своего освобождения он видел труп Пети Ростова. В тот же день он узнал, что князь Андрей был жив более месяца после Бородинского сражения и только недавно умер в Ярославле, в доме Ростовых. И в тот же день Денисов, сообщивший эту новость Пьеру, между разговором упомянул о смерти Элен, предполагая, что Пьеру это уже давно известно. Все это Пьеру казалось тогда только странно. Он чувствовал, что не может понять значения всех этих известий. Он тогда торопился только поскорее, поскорее уехать из этих мест, где люди убивали друг друга, в какое нибудь тихое убежище и там опомниться, отдохнуть и обдумать все то странное и новое, что он узнал за это время. Но как только он приехал в Орел, он заболел. Проснувшись от своей болезни, Пьер увидал вокруг себя своих двух людей, приехавших из Москвы, – Терентия и Ваську, и старшую княжну, которая, живя в Ельце, в имении Пьера, и узнав о его освобождении и болезни, приехала к нему, чтобы ходить за ним.
Во время своего выздоровления Пьер только понемногу отвыкал от сделавшихся привычными ему впечатлений последних месяцев и привыкал к тому, что его никто никуда не погонит завтра, что теплую постель его никто не отнимет и что у него наверное будет обед, и чай, и ужин. Но во сне он еще долго видел себя все в тех же условиях плена. Так же понемногу Пьер понимал те новости, которые он узнал после своего выхода из плена: смерть князя Андрея, смерть жены, уничтожение французов.
Радостное чувство свободы – той полной, неотъемлемой, присущей человеку свободы, сознание которой он в первый раз испытал на первом привале, при выходе из Москвы, наполняло душу Пьера во время его выздоровления. Он удивлялся тому, что эта внутренняя свобода, независимая от внешних обстоятельств, теперь как будто с излишком, с роскошью обставлялась и внешней свободой. Он был один в чужом городе, без знакомых. Никто от него ничего не требовал; никуда его не посылали. Все, что ему хотелось, было у него; вечно мучившей его прежде мысли о жене больше не было, так как и ее уже не было.
– Ах, как хорошо! Как славно! – говорил он себе, когда ему подвигали чисто накрытый стол с душистым бульоном, или когда он на ночь ложился на мягкую чистую постель, или когда ему вспоминалось, что жены и французов нет больше. – Ах, как хорошо, как славно! – И по старой привычке он делал себе вопрос: ну, а потом что? что я буду делать? И тотчас же он отвечал себе: ничего. Буду жить. Ах, как славно!
То самое, чем он прежде мучился, чего он искал постоянно, цели жизни, теперь для него не существовало. Эта искомая цель жизни теперь не случайно не существовала для него только в настоящую минуту, но он чувствовал, что ее нет и не может быть. И это то отсутствие цели давало ему то полное, радостное сознание свободы, которое в это время составляло его счастие.
Он не мог иметь цели, потому что он теперь имел веру, – не веру в какие нибудь правила, или слова, или мысли, но веру в живого, всегда ощущаемого бога. Прежде он искал его в целях, которые он ставил себе. Это искание цели было только искание бога; и вдруг он узнал в своем плену не словами, не рассуждениями, но непосредственным чувством то, что ему давно уж говорила нянюшка: что бог вот он, тут, везде. Он в плену узнал, что бог в Каратаеве более велик, бесконечен и непостижим, чем в признаваемом масонами Архитектоне вселенной. Он испытывал чувство человека, нашедшего искомое у себя под ногами, тогда как он напрягал зрение, глядя далеко от себя. Он всю жизнь свою смотрел туда куда то, поверх голов окружающих людей, а надо было не напрягать глаз, а только смотреть перед собой.