Тони Моррисон

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Моррисон, Тони»)
Перейти к: навигация, поиск
Тони Моррисон
англ. Toni Morrison
Имя при рождении:

Хлоя Арделия Уоффорд

Дата рождения:

18 февраля 1931(1931-02-18) (89 лет)

Место рождения:

Лорейн, Огайо, США

Гражданство:

США США

Жанр:

афроамериканская литература

Премии:

Нобелевская премия по литературе (1993)
Пулитцеровская премия (1988)

Подпись:

То́ни Мо́ррисон (англ. Toni Morrison; при рождении — Хло́я Антони Уо́ффорд, англ. Chloe Anthony Wofford; 18 февраля 1931, Лорейн, Огайо) — американская писательница, редактор и профессор. Лауреат Нобелевской премии по литературе 1993 года, как писательница, «которая в своих полных мечты и поэзии романах оживила важный аспект американской реальности». Обладательница Президентской медали Свободы.





Биография

Настоящее имя — Хлоя Арделия Уоффорд (англ. Chloe Ardelia Wofford), родилась в Лорейн, Огайо. Вторая из четырёх детей в рабочей семье[1] . С детства любила читать, среди её любимых авторов были Джейн Остин и Лев Толстой. Её отец, работавший сварщиком, в свободное время любил рассказывать истории из жизни чернокожих жителей Америки, что позже нашло отражение в книгах писательницы[2].

В 1949 году Моррисон поступила в Говардский университет на специальность «английский язык и литература». Там она приобрела псевдоним «Тони» — производное от её второго имени Энтони, которое, по её словам, ей дали при переходе в католичество в 12-летнем возрасте[1][3]. В 1953 году Моррисон окончила университет со степенью бакалавра, в 1955 году получила степень магистра в Корнелльском университете[4] на основании магистерской диссертации о теме самоубийства в романах Фолкнера и Вирджинии Вулф. После окончания учёбы она стала преподавать английский язык в Университете Южного Техаса (англ.) в Хьюстоне, штат Техас (19551957), затем вернулась работать в Ховард.

В 1958 году она вышла замуж за своего сокурсника, ямайского архитектора, Гарольда Моррисона (Harold Morrison). У Тони и Гарольда родилось двое детей, Гарольд и Слэйд. В 1964 году супруги развелись[4]. После этого Тони переехала в Сиракьюс, где работала редактором научных пособий в фирме «Random House». Спустя чуть больше года перешла на должность редактора в головном офисе издательства Random House в Нью-Йорке. Кроме того, в эти годы она преподавала в Йельском университете и Колледже Барда (Bard College)[5]. Работая редактором, Тони способствовала популяризации афро-американской литературы, в частности таких авторов, как Генри Думас (Henry Dumas)[6], Тони Кэйд Бамбара (Toni Cade Bambara), Анджела Дэвис и Гэйл Джонс (Gayl Jones)[7].

В 1983 Тони Моррисон ушла из издательства. В 1984 получила должность профессора кафедры Альберта Швейцера в университете штата Нью-Йорк в Олбани. С 1989 года работала на кафедре Роберта Ф. Гоена в Принстонском университете[4]. В 2006 году вышла на пенсию.

Писательская карьера

К началу писательской карьеры Моррисон подтолкнуло участие в неофициальном кружке писателей и поэтов Говардского университета, который собирался для обсуждения произведений его членов. На одно из заседаний она пришла с рассказом о чернокожей девушке, страстно мечтавшей иметь глаза голубого цвета. Позднее этот рассказ послужил основой для первого романа Моррисон «Самые голубые глаза» (1970)[5].

В 1972 году опубликовала роман «Сула» (англ. Sula), который также повествует о нелёгкой судьбе молодой негритянской женщины. В 1973 году роман «Сула» выдвигался на Национальную книжную премию США[4].

В 1987 году опубликовала роман «Возлюбленная» (Beloved), который получил в 1988 году Пулитцеровскую премию[4].

Библиография

Романы

Детская литература

  • Who’s Got Game?: The Mirror or the Glass? (to be released in 2007)
  • Who’s Got Game?: Poppy or the Snake?, (2004)
  • Who’s Got Game?: The Ant or the Grasshopper, (2003)
  • Who’s Got Game?: The Lion or the Mouse?, (2003)
  • The Book of Mean People, (2002)
  • The Big Box, (2002)

Рассказы

  • «Recitatif» (1983)

Постановки

  • Dreaming Emmett (performed 1986)

Интересные факты

  • На II Конгрессе американских писателей Моррисон призвала к активной борьбе против засилья массовой культуры, к объединению всех демократических сил в литературе США, при этом сильно критикуя американскую действительность: «For tne Heroic Movement, 1981» (За героическое движение).

Напишите отзыв о статье "Тони Моррисон"

Примечания

  1. 1 2 Dreifus, Claudia. [www.en.utexas.edu/amlit/amlitprivate/texts/morrison1.html CHLOE WOFFORD Talks about TONI MORRISON] (англ.), The New York Times (September 11, 1994). Проверено 11 июня 2007.
  2. Larson, Susan. [www.nola.com/living/t-p/index.ssf?/base/living-8/1176268522309540.xml&coll=1 Awaiting Toni Morrison], The Times-Picayune (April 11, 2007). Проверено 11 июня 2007.
  3. [www.cbsnews.com/stories/2004/04/02/sunday/main610053.shtml Toni Morrison: Words Of Love], CBS News (April 4, 2004). Проверено 11 июня 2007.
  4. 1 2 3 4 5 [www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/literatura/MORRISON_TONI.html Моррисон Тони] — статья из энциклопедии «Кругосвет»
  5. 1 2 Grimes, William (October 8, 1993). "[www.nytimes.com/books/98/01/11/home/28957.html Toni Morrison Is '93 Winner Of Nobel Prize in Literature]". The New York Times
  6. [www.jstor.org/discover/10.2307/2904523?uid=3738936&uid=2&uid=4&sid=21103846705373 Toni Morrison, "On behalf of Henry Dumas", Black American Literature Forum, Vol. 22, No. 2, Henry Dumas Issue (Summer, 1988), pp. 310-312.]
  7. Verdelle, A. J. (February 1998). "Paradise found: a talk with Toni Morrison about her new novel - Nobel Laureate's new book, 'Paradise' - Interview". Essence Magazine.
  8. [www.time.com/time/2005/100books/0,24459,beloved,00.html Beloved (1987), by Toni Morrison — ALL TIME 100 Novels — TIME]

Литература

  • Моррисон Т. Песнь Соломона: Роман. Пер. с англ. — М.: Прогресс, 1982.
  • Моррисон Т. Нобелевская лекция 1993 // Иностранная литература. — М., 1994. — № 7.

Ссылки

  • [n-t.ru/nl/lt/morrison.htm МОРРИСОН (Morrison), Тони]

Отрывок, характеризующий Тони Моррисон

Борис замолчал и, не снимая шинели, вопросительно смотрел на мать.
– Голубчик, – нежным голоском сказала Анна Михайловна, обращаясь к швейцару, – я знаю, что граф Кирилл Владимирович очень болен… я затем и приехала… я родственница… Я не буду беспокоить, голубчик… А мне бы только надо увидать князя Василия Сергеевича: ведь он здесь стоит. Доложи, пожалуйста.
Швейцар угрюмо дернул снурок наверх и отвернулся.
– Княгиня Друбецкая к князю Василию Сергеевичу, – крикнул он сбежавшему сверху и из под выступа лестницы выглядывавшему официанту в чулках, башмаках и фраке.
Мать расправила складки своего крашеного шелкового платья, посмотрелась в цельное венецианское зеркало в стене и бодро в своих стоптанных башмаках пошла вверх по ковру лестницы.
– Mon cher, voue m'avez promis, [Мой друг, ты мне обещал,] – обратилась она опять к Сыну, прикосновением руки возбуждая его.
Сын, опустив глаза, спокойно шел за нею.
Они вошли в залу, из которой одна дверь вела в покои, отведенные князю Василью.
В то время как мать с сыном, выйдя на середину комнаты, намеревались спросить дорогу у вскочившего при их входе старого официанта, у одной из дверей повернулась бронзовая ручка и князь Василий в бархатной шубке, с одною звездой, по домашнему, вышел, провожая красивого черноволосого мужчину. Мужчина этот был знаменитый петербургский доктор Lorrain.
– C'est donc positif? [Итак, это верно?] – говорил князь.
– Mon prince, «errare humanum est», mais… [Князь, человеку ошибаться свойственно.] – отвечал доктор, грассируя и произнося латинские слова французским выговором.
– C'est bien, c'est bien… [Хорошо, хорошо…]
Заметив Анну Михайловну с сыном, князь Василий поклоном отпустил доктора и молча, но с вопросительным видом, подошел к ним. Сын заметил, как вдруг глубокая горесть выразилась в глазах его матери, и слегка улыбнулся.
– Да, в каких грустных обстоятельствах пришлось нам видеться, князь… Ну, что наш дорогой больной? – сказала она, как будто не замечая холодного, оскорбительного, устремленного на нее взгляда.
Князь Василий вопросительно, до недоумения, посмотрел на нее, потом на Бориса. Борис учтиво поклонился. Князь Василий, не отвечая на поклон, отвернулся к Анне Михайловне и на ее вопрос отвечал движением головы и губ, которое означало самую плохую надежду для больного.
– Неужели? – воскликнула Анна Михайловна. – Ах, это ужасно! Страшно подумать… Это мой сын, – прибавила она, указывая на Бориса. – Он сам хотел благодарить вас.
Борис еще раз учтиво поклонился.
– Верьте, князь, что сердце матери никогда не забудет того, что вы сделали для нас.
– Я рад, что мог сделать вам приятное, любезная моя Анна Михайловна, – сказал князь Василий, оправляя жабо и в жесте и голосе проявляя здесь, в Москве, перед покровительствуемою Анною Михайловной еще гораздо большую важность, чем в Петербурге, на вечере у Annette Шерер.
– Старайтесь служить хорошо и быть достойным, – прибавил он, строго обращаясь к Борису. – Я рад… Вы здесь в отпуску? – продиктовал он своим бесстрастным тоном.
– Жду приказа, ваше сиятельство, чтоб отправиться по новому назначению, – отвечал Борис, не выказывая ни досады за резкий тон князя, ни желания вступить в разговор, но так спокойно и почтительно, что князь пристально поглядел на него.
– Вы живете с матушкой?
– Я живу у графини Ростовой, – сказал Борис, опять прибавив: – ваше сиятельство.
– Это тот Илья Ростов, который женился на Nathalie Шиншиной, – сказала Анна Михайловна.
– Знаю, знаю, – сказал князь Василий своим монотонным голосом. – Je n'ai jamais pu concevoir, comment Nathalieie s'est decidee a epouser cet ours mal – leche l Un personnage completement stupide et ridicule.Et joueur a ce qu'on dit. [Я никогда не мог понять, как Натали решилась выйти замуж за этого грязного медведя. Совершенно глупая и смешная особа. К тому же игрок, говорят.]
– Mais tres brave homme, mon prince, [Но добрый человек, князь,] – заметила Анна Михайловна, трогательно улыбаясь, как будто и она знала, что граф Ростов заслуживал такого мнения, но просила пожалеть бедного старика. – Что говорят доктора? – спросила княгиня, помолчав немного и опять выражая большую печаль на своем исплаканном лице.
– Мало надежды, – сказал князь.
– А мне так хотелось еще раз поблагодарить дядю за все его благодеяния и мне и Боре. C'est son filleuil, [Это его крестник,] – прибавила она таким тоном, как будто это известие должно было крайне обрадовать князя Василия.
Князь Василий задумался и поморщился. Анна Михайловна поняла, что он боялся найти в ней соперницу по завещанию графа Безухого. Она поспешила успокоить его.
– Ежели бы не моя истинная любовь и преданность дяде, – сказала она, с особенною уверенностию и небрежностию выговаривая это слово: – я знаю его характер, благородный, прямой, но ведь одни княжны при нем…Они еще молоды… – Она наклонила голову и прибавила шопотом: – исполнил ли он последний долг, князь? Как драгоценны эти последние минуты! Ведь хуже быть не может; его необходимо приготовить ежели он так плох. Мы, женщины, князь, – она нежно улыбнулась, – всегда знаем, как говорить эти вещи. Необходимо видеть его. Как бы тяжело это ни было для меня, но я привыкла уже страдать.
Князь, видимо, понял, и понял, как и на вечере у Annette Шерер, что от Анны Михайловны трудно отделаться.
– Не было бы тяжело ему это свидание, chere Анна Михайловна, – сказал он. – Подождем до вечера, доктора обещали кризис.
– Но нельзя ждать, князь, в эти минуты. Pensez, il у va du salut de son ame… Ah! c'est terrible, les devoirs d'un chretien… [Подумайте, дело идет о спасения его души! Ах! это ужасно, долг христианина…]
Из внутренних комнат отворилась дверь, и вошла одна из княжен племянниц графа, с угрюмым и холодным лицом и поразительно несоразмерною по ногам длинною талией.
Князь Василий обернулся к ней.
– Ну, что он?
– Всё то же. И как вы хотите, этот шум… – сказала княжна, оглядывая Анну Михайловну, как незнакомую.
– Ah, chere, je ne vous reconnaissais pas, [Ах, милая, я не узнала вас,] – с счастливою улыбкой сказала Анна Михайловна, легкою иноходью подходя к племяннице графа. – Je viens d'arriver et je suis a vous pour vous aider a soigner mon oncle . J`imagine, combien vous avez souffert, [Я приехала помогать вам ходить за дядюшкой. Воображаю, как вы настрадались,] – прибавила она, с участием закатывая глаза.
Княжна ничего не ответила, даже не улыбнулась и тотчас же вышла. Анна Михайловна сняла перчатки и в завоеванной позиции расположилась на кресле, пригласив князя Василья сесть подле себя.
– Борис! – сказала она сыну и улыбнулась, – я пройду к графу, к дяде, а ты поди к Пьеру, mon ami, покаместь, да не забудь передать ему приглашение от Ростовых. Они зовут его обедать. Я думаю, он не поедет? – обратилась она к князю.
– Напротив, – сказал князь, видимо сделавшийся не в духе. – Je serais tres content si vous me debarrassez de ce jeune homme… [Я был бы очень рад, если бы вы меня избавили от этого молодого человека…] Сидит тут. Граф ни разу не спросил про него.