Rainbow Gathering

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск





Радуга (Встреча Племён Радуги, англ. Rainbow Gathering) — традиционное ежегодное собрание людей, поддерживающих идеалы мира, любви, гармонии, свободы и сотрудничества[1] Радуга существует как сознательно выраженная альтернатива господствующей массовой культуре, потребительству, капитализму и господству средств массовой информации. Встречи Племён Радуги и «Семья Радуги» являются выражением утопического импульса, соединённого с культурой хиппи, с корнями, восходящими к контркультуре 1960-х. Господствующее общество рассматривается как «Вавилон», демонстрируя широко распространённую точку зрения участников Радуги, состоящую в том, что современный образ жизни и системы управления являются нездоровыми и негармоничными относительно естественных систем планеты Земля.[2]

Утопия — воображаемое общество, в котором самые глубокие желания человечества, самые благородные его мечты и самые высокие стремления воплощаются; где все физические, социальные и духовные силы сотрудничают, в гармонии, чтобы добиться достижения всего, что люди считают необходимым и желаемым. В воображаемой утопии люди работают и живут вместе близко и в сотрудничестве, в общественном строе, который самосоздан и самовыбран, а не навязан извне, который работает согласно более высокому закону естественных и духовных законов.

Семья Радуги — утопический эксперимент в классическом смысле: она постоянно исследует новые способы усовершенствовать несовершенную действительность. Истинная утопия, совершенное общество, однако, существует только как предполагаемое государство, романтичное видение. Слово утопия пришло из греческого языка. Непосредственное его значение: место, которого нет. В действительности, утопия «является не идеальным местом, а стремлением создать его; она ориентирована более на будущее, чем на прошлое или настоящее, и её ценность не в том, чего она достигла, а в том, чего она желает попробовать достичь» (Эджертон 1977/87). Истинная утопия, учитывая ограниченный текущий уровень человеческого развития, остаётся неуловимой. Радуги, однако, не предадут свою мечту, видя себя как катализатор для эволюционных изменений.[3]

История

Собрания племен Радуги (полное название: «Rainbow gathering of Living Light», «Gathering of the Tribes») зародились в США в начале 1970-х годов. Rainbow Gathering представляет собой движение экуменической направленности (ответвление Нью-Эйдж), использующее «индейские» традиции и ритуалы.[4].

В основе движения Радуги 1970-х годов лежат так называемые «пророчества индейцев хопи», одно из которых якобы звучит так:

Придёт время, когда Земля будет становится всё более больной, и тогда племя соберётся из людей всех культур Земли; из людей, которые верят в поступки, а не в слова. Они будут вместе трудиться, чтобы излечить её… и их будут знать как «Воинов Радуги»

Аллюзией на эти пророчества, в частности, является название «Rainbow Warrior» корабля Greenpeace. На самом деле концепция «Воинов Радуги», якобы следующая из «пророчеств индейцев», появилась впервые в 1962 году в книге В.Виллои и В.Брауна[5], представляющей собой журналистскую мистификацию с произвольно интерпретируемыми фрагментами пророчеств и фольклора различных индейских племен и других народностей. Движение «Воинов Радуги», зародившись по мотивам этой брошюры, быстро набрало обороты и за короткое время приобрело десятки тысяч сторонников, в основном из среды хиппи. История вымышленных пророчеств хопи, а также генезис и структура движения «Воинов Радуги» как субкультуры подробно рассмотрена в труде М.Нимана[4].

Первая Встреча Племён Радуги прошла в Соединенных Штатах Америки в июле 1972 года[6] С начала восьмидесятых годов это движение распространилось по всему миру и впитало в себя традиции различных этнических групп. Множество региональных и национальных Радуг проводятся в течение года как в Соединенных Штатах, так и всюду по остальным частям света[4]. Первая общеевропейская Радуга состоялась в 1983 году. С тех пор они проводятся ежегодно в середине лета, в разных странах. В течение остального года проводятся менее значительные собрания в рамках отдельной страны или региона. Первая Встреча Племён Радуги в России состоялась в 1993 году в Ленинградской области[7]. Традиционная продолжительность таких встреч — от двух недель до месяца[4]

Традиции Радуги

Радуга никогда не имела и не имеет никакой организационной структуры, эти ежегодные встречи являются одновременной личной инициативой большого количества людей[8] Информация о таких собраниях передается при личном общении и через распространение информационных листовок, а с начала девяностых годов — также через Интернет. Традиционно Радуга происходит на значительном расстоянии от ближайшего населенного пункта. Эти собрания являются абсолютно некоммерческими[9], не преследуют никаких политических целей и не используются для пропаганды каких-либо религиозных воззрений. Присутствовать на Встрече Племён Радуги может любой человек.

В большинстве своём люди, приезжающие на Радугу, живут в палатках или в шатрах-типи наподобие индейских. Правила поведения на Радуге не регламентируются, однако присутствуют традиции исключения употребления алкогольных напитков, наркотических веществ и оружия, а также в использовании химикатов, которые могут нанести вред окружающей среде. Два раза в день проходит общий сход у большого костра с музыкой, барабанами и т. п., после которого раздается еда, приготовленная добровольцами на общей кухне[10]

«Семья Радуги — растущее и развивающееся современное движение, а совсем не анахронизм, как его пытается представить в прессе… Нет никакой центральной организации, которая может низвергнуться или разрушиться. Это — движение, а не организация. Его сила лежит в людях, которые составляют Встречи Племён Радуги. Семья привлекает ядро молодых участников, которые осознают Радужное видение как альтернативу пессимизму, апатии, циничным обещаниям демагогических политиков, или сектантской разделённости революционных политиков… Встречи Племён показывают человеческое единство и возможность сотрудничества»[3]

Принятие решений

Все глобальные решения Семьи Радуги принимаются единогласно Советом Видений (Vision Council), на который может прийти каждый[11] Так же выбирается и место следующей встречи. Традиции сочинены и записаны для того, чтобы позволить новоприбывшим влиться в тему, не нарушив по неосторожности тонких вибраций Радуги. Однажды же оказавшись внутри, человек узнает много новых способов созидания, и в то же время перестанет нуждаться в указаниях.

Мы собираемся вместе, чтобы учиться, расти, праздновать, чтобы быть друг с другом и нашей матерью Землёй, чтобы служить, чтобы молиться, чтобы играть. Встречи Племён Радуги — это живой театр, изменяющийся в процессе, манифест творчества. Мы будем стоять в тишине молитвы, держась за руки в одном огромном неразрывном круге. Мы будем выступать, петь песни, разрисовывать свои тела, надувать шарики и вывешивать развевающиеся на ветру флаги. Мы окончим молчание возгласами радости, чтобы потом тишина вернулась вновь, чтобы постепенно вырасти в вибрации голосов, объединённых в едином ОМ, раскатывающемся вокруг.

Радуга — это я. Радуга — это ты. Я наколю дров, ты сходишь за водой. Я порежу морковь, ты помешаешь кашу. Я пойду копать яму для туалетов, ты натянешь тент для общей кухни. Я положу денежку в Волшебную Шляпу, и ты положишь денежку в Волшебную Шляпу. Я проведу семинар по йоге, ты расскажешь о том, как делать массаж. Я устрою детский праздник, ты организуешь шахматный турнир. Я построю лабиринт, ты сделаешь кукольный театр. Я привезу с собой ноты, ты краски. Я увезу мусор, ты — общие котлы. Мы не являемся организацией, у нас нет лидеров — только добрая воля каждого. Мы — Радуга. Добро пожаловать Домой![12]

Исследование движения

Наиболее фундаментальным исследованием данного движения является следующая книга:

[www.mediastudy.com/rainbow.html Niman, Michael I. People of the Rainbow: A Nomadic Utopia] (1997) University of Tennessee Press. ISBN 978-0-87049-989-0

Эта книга выпущена академическим издательством Университета Теннеси в США[13] и является научным исследованием антрополога Майкла Нимана, работающего старшим преподавателем в университетах Буффало и Нью-Йорка.[14] На протяжении многих лет он исследовал это социальное явление как извне, так и изнутри, и результатом этого труда явилась данная книга.

Из англоязычных источников сведений о Встречах Племён Радуги одной из наиболее интересных книг является следующая:

[somewhereundertherainbow.org/ Somewhere Under the Rainbow: A personal journey into the Rainbow Gatherings] (2013) CreateSpace Independent Publishing Platform. ISBN 978-1-48261-170-0

См. также

Напишите отзыв о статье "Rainbow Gathering"

Ссылки

  • [rainbow-wiki.ecoby.info/ Rainbow-Wiki, радужная википедия, где собирается информация о том, что такое Радуга, её принципах и традициях]
  • [belarus-rainbow-gatherings.ecoby.info/ Страница Беларусской Семьи Радуги]
  • [www.facebook.com/groups/EuropeanRainbowGatherings/ European Rainbow Gathering]
  • [www.welcomehome.org/rainbow/index.html Rainbow Family of Living Light Unofficial Home Page]
  • [rainbowguide.info/ Online edition of the Rainbow Guide]
  • [rainbowguide.ecoby.info/ Путеводитель по Радуге (Rainbow Gatherings Guide)]
  • [rainbow-wiki.ecoby.info/index.php?title=%D0%A1%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B8_%D0%B2_%D0%B3%D0%B0%D0%B7%D0%B5%D1%82%D0%B0%D1%85_%D0%BE_Rainbow_Gathering Статьи в газетах о Rainbow Gathering]
  • [rainbow-wiki.ecoby.info/index.php?title=%D0%A1%D0%BE%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0_%D0%BF%D0%BE_%D1%82%D0%B5%D0%BC%D0%B5_Rainbow_Gathering Сообщества по теме Rainbow Gathering]
  • [rainbow-wiki.ecoby.info/index.php?title=%D0%A1%D0%B0%D0%B9%D1%82%D1%8B_%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%BD%D1%8B%D1%85_%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD_%D0%BE_Rainbow_Gathering Сайты, посвящённые Rainbow Gathering в различных странах]
  • [rainbowgatherings.ecoby.info/ Информация о Встречах Племён Радуги, проходящих в текущем году]

Примечания

  1. Niman 1997, pp. 205—206
  2. Niman 1997, pp. 214—215
  3. 1 2 Niman 1997, pp. 202—203
  4. 1 2 3 4 Niman, Michael I. People of the Rainbow: A Nomadic Utopia. — The University of Tennessee Press. — 1997. — ISBN 0-87049-988-2.
  5. 1 2 William Willoya,Vinson Brown. Warriors of the rainbow: strange and prophetic dreams of the Indians. — Naturegraph Publishers, 1962. — 94 p. — ISBN 0-911010-24-6.
  6. Gathering#List of Gatherings List of Rainbow Gatherings in USA
  7. Радуга List of Rainbow Gatherings in Russia
  8. Niman 1997, pp. 204—205
  9. Niman 1997, pp. 68-72, «A World Without Money» and «Trade Circle» sections
  10. Niman 1997, pp. 72-78, «Kitchens» section and passim
  11. [welcomehere.org/gathering_of_the_tribes/annual/?Rainbow_Gatherings WelcomeHere.org — «Rainbow Gatherings» page] (недоступная ссылка с 11-05-2013 (2297 дней))
  12. [ssh.livejournal.com/16906.html Citate from personal livejournal]
  13. [www.utk.edu/ Home | The University of Tennessee, Knoxville]
  14. [www.johntarleton.net/niman.html Interview with Michael Niman]

Литература

  1. Niman, Michael I. People of the Rainbow: A Nomadic Utopia (1997) University of Tennessee Press. ISBN 978-0-87049-989-0
  2. Sentelle, David B. Judge Dave and the Rainbow People (2002) Green Bag Press. ISBN 0-9677568-3-9
  3. Steven McFadden Legend of the Rainbow Warriors (2005) Harlem Writers Guild. ISBN 0-595-35947-7
  4. Willoya, William; Brown, Vinson Warriors of the Rainbow : Strange and Prophetic Dreams of the Indian Peoples (2003) Naturegraph Publishers. ISBN 0-911010-24-6
  5. Ed Mcgaa Rainbow Tribe: Ordinary People Journeying on the Red Road (1992) HarperOne. ISBN 978-0-06-250611-5

Отрывок, характеризующий Rainbow Gathering

Казалось, нельзя было вытягиваться больше того, как вытягивался Тимохин, в то время как полковой командир делал ему замечание. Но в эту минуту обращения к нему главнокомандующего капитан вытянулся так, что, казалось, посмотри на него главнокомандующий еще несколько времени, капитан не выдержал бы; и потому Кутузов, видимо поняв его положение и желая, напротив, всякого добра капитану, поспешно отвернулся. По пухлому, изуродованному раной лицу Кутузова пробежала чуть заметная улыбка.
– Еще измайловский товарищ, – сказал он. – Храбрый офицер! Ты доволен им? – спросил Кутузов у полкового командира.
И полковой командир, отражаясь, как в зеркале, невидимо для себя, в гусарском офицере, вздрогнул, подошел вперед и отвечал:
– Очень доволен, ваше высокопревосходительство.
– Мы все не без слабостей, – сказал Кутузов, улыбаясь и отходя от него. – У него была приверженность к Бахусу.
Полковой командир испугался, не виноват ли он в этом, и ничего не ответил. Офицер в эту минуту заметил лицо капитана с красным носом и подтянутым животом и так похоже передразнил его лицо и позу, что Несвицкий не мог удержать смеха.
Кутузов обернулся. Видно было, что офицер мог управлять своим лицом, как хотел: в ту минуту, как Кутузов обернулся, офицер успел сделать гримасу, а вслед за тем принять самое серьезное, почтительное и невинное выражение.
Третья рота была последняя, и Кутузов задумался, видимо припоминая что то. Князь Андрей выступил из свиты и по французски тихо сказал:
– Вы приказали напомнить о разжалованном Долохове в этом полку.
– Где тут Долохов? – спросил Кутузов.
Долохов, уже переодетый в солдатскую серую шинель, не дожидался, чтоб его вызвали. Стройная фигура белокурого с ясными голубыми глазами солдата выступила из фронта. Он подошел к главнокомандующему и сделал на караул.
– Претензия? – нахмурившись слегка, спросил Кутузов.
– Это Долохов, – сказал князь Андрей.
– A! – сказал Кутузов. – Надеюсь, что этот урок тебя исправит, служи хорошенько. Государь милостив. И я не забуду тебя, ежели ты заслужишь.
Голубые ясные глаза смотрели на главнокомандующего так же дерзко, как и на полкового командира, как будто своим выражением разрывая завесу условности, отделявшую так далеко главнокомандующего от солдата.
– Об одном прошу, ваше высокопревосходительство, – сказал он своим звучным, твердым, неспешащим голосом. – Прошу дать мне случай загладить мою вину и доказать мою преданность государю императору и России.
Кутузов отвернулся. На лице его промелькнула та же улыбка глаз, как и в то время, когда он отвернулся от капитана Тимохина. Он отвернулся и поморщился, как будто хотел выразить этим, что всё, что ему сказал Долохов, и всё, что он мог сказать ему, он давно, давно знает, что всё это уже прискучило ему и что всё это совсем не то, что нужно. Он отвернулся и направился к коляске.
Полк разобрался ротами и направился к назначенным квартирам невдалеке от Браунау, где надеялся обуться, одеться и отдохнуть после трудных переходов.
– Вы на меня не претендуете, Прохор Игнатьич? – сказал полковой командир, объезжая двигавшуюся к месту 3 ю роту и подъезжая к шедшему впереди ее капитану Тимохину. Лицо полкового командира выражало после счастливо отбытого смотра неудержимую радость. – Служба царская… нельзя… другой раз во фронте оборвешь… Сам извинюсь первый, вы меня знаете… Очень благодарил! – И он протянул руку ротному.
– Помилуйте, генерал, да смею ли я! – отвечал капитан, краснея носом, улыбаясь и раскрывая улыбкой недостаток двух передних зубов, выбитых прикладом под Измаилом.
– Да господину Долохову передайте, что я его не забуду, чтоб он был спокоен. Да скажите, пожалуйста, я всё хотел спросить, что он, как себя ведет? И всё…
– По службе очень исправен, ваше превосходительство… но карахтер… – сказал Тимохин.
– А что, что характер? – спросил полковой командир.
– Находит, ваше превосходительство, днями, – говорил капитан, – то и умен, и учен, и добр. А то зверь. В Польше убил было жида, изволите знать…
– Ну да, ну да, – сказал полковой командир, – всё надо пожалеть молодого человека в несчастии. Ведь большие связи… Так вы того…
– Слушаю, ваше превосходительство, – сказал Тимохин, улыбкой давая чувствовать, что он понимает желания начальника.
– Ну да, ну да.
Полковой командир отыскал в рядах Долохова и придержал лошадь.
– До первого дела – эполеты, – сказал он ему.
Долохов оглянулся, ничего не сказал и не изменил выражения своего насмешливо улыбающегося рта.
– Ну, вот и хорошо, – продолжал полковой командир. – Людям по чарке водки от меня, – прибавил он, чтобы солдаты слышали. – Благодарю всех! Слава Богу! – И он, обогнав роту, подъехал к другой.
– Что ж, он, право, хороший человек; с ним служить можно, – сказал Тимохин субалтерн офицеру, шедшему подле него.
– Одно слово, червонный!… (полкового командира прозвали червонным королем) – смеясь, сказал субалтерн офицер.
Счастливое расположение духа начальства после смотра перешло и к солдатам. Рота шла весело. Со всех сторон переговаривались солдатские голоса.
– Как же сказывали, Кутузов кривой, об одном глазу?
– А то нет! Вовсе кривой.
– Не… брат, глазастее тебя. Сапоги и подвертки – всё оглядел…
– Как он, братец ты мой, глянет на ноги мне… ну! думаю…
– А другой то австрияк, с ним был, словно мелом вымазан. Как мука, белый. Я чай, как амуницию чистят!
– Что, Федешоу!… сказывал он, что ли, когда стражения начнутся, ты ближе стоял? Говорили всё, в Брунове сам Бунапарте стоит.
– Бунапарте стоит! ишь врет, дура! Чего не знает! Теперь пруссак бунтует. Австрияк его, значит, усмиряет. Как он замирится, тогда и с Бунапартом война откроется. А то, говорит, в Брунове Бунапарте стоит! То то и видно, что дурак. Ты слушай больше.
– Вишь черти квартирьеры! Пятая рота, гляди, уже в деревню заворачивает, они кашу сварят, а мы еще до места не дойдем.
– Дай сухарика то, чорт.
– А табаку то вчера дал? То то, брат. Ну, на, Бог с тобой.
– Хоть бы привал сделали, а то еще верст пять пропрем не емши.
– То то любо было, как немцы нам коляски подавали. Едешь, знай: важно!
– А здесь, братец, народ вовсе оголтелый пошел. Там всё как будто поляк был, всё русской короны; а нынче, брат, сплошной немец пошел.
– Песенники вперед! – послышался крик капитана.
И перед роту с разных рядов выбежало человек двадцать. Барабанщик запевало обернулся лицом к песенникам, и, махнув рукой, затянул протяжную солдатскую песню, начинавшуюся: «Не заря ли, солнышко занималося…» и кончавшуюся словами: «То то, братцы, будет слава нам с Каменскиим отцом…» Песня эта была сложена в Турции и пелась теперь в Австрии, только с тем изменением, что на место «Каменскиим отцом» вставляли слова: «Кутузовым отцом».
Оторвав по солдатски эти последние слова и махнув руками, как будто он бросал что то на землю, барабанщик, сухой и красивый солдат лет сорока, строго оглянул солдат песенников и зажмурился. Потом, убедившись, что все глаза устремлены на него, он как будто осторожно приподнял обеими руками какую то невидимую, драгоценную вещь над головой, подержал ее так несколько секунд и вдруг отчаянно бросил ее:
Ах, вы, сени мои, сени!
«Сени новые мои…», подхватили двадцать голосов, и ложечник, несмотря на тяжесть амуниции, резво выскочил вперед и пошел задом перед ротой, пошевеливая плечами и угрожая кому то ложками. Солдаты, в такт песни размахивая руками, шли просторным шагом, невольно попадая в ногу. Сзади роты послышались звуки колес, похрускиванье рессор и топот лошадей.
Кутузов со свитой возвращался в город. Главнокомандующий дал знак, чтобы люди продолжали итти вольно, и на его лице и на всех лицах его свиты выразилось удовольствие при звуках песни, при виде пляшущего солдата и весело и бойко идущих солдат роты. Во втором ряду, с правого фланга, с которого коляска обгоняла роты, невольно бросался в глаза голубоглазый солдат, Долохов, который особенно бойко и грациозно шел в такт песни и глядел на лица проезжающих с таким выражением, как будто он жалел всех, кто не шел в это время с ротой. Гусарский корнет из свиты Кутузова, передразнивавший полкового командира, отстал от коляски и подъехал к Долохову.
Гусарский корнет Жерков одно время в Петербурге принадлежал к тому буйному обществу, которым руководил Долохов. За границей Жерков встретил Долохова солдатом, но не счел нужным узнать его. Теперь, после разговора Кутузова с разжалованным, он с радостью старого друга обратился к нему:
– Друг сердечный, ты как? – сказал он при звуках песни, ровняя шаг своей лошади с шагом роты.
– Я как? – отвечал холодно Долохов, – как видишь.
Бойкая песня придавала особенное значение тону развязной веселости, с которой говорил Жерков, и умышленной холодности ответов Долохова.
– Ну, как ладишь с начальством? – спросил Жерков.
– Ничего, хорошие люди. Ты как в штаб затесался?
– Прикомандирован, дежурю.
Они помолчали.
«Выпускала сокола да из правого рукава», говорила песня, невольно возбуждая бодрое, веселое чувство. Разговор их, вероятно, был бы другой, ежели бы они говорили не при звуках песни.
– Что правда, австрийцев побили? – спросил Долохов.
– А чорт их знает, говорят.
– Я рад, – отвечал Долохов коротко и ясно, как того требовала песня.
– Что ж, приходи к нам когда вечерком, фараон заложишь, – сказал Жерков.
– Или у вас денег много завелось?
– Приходи.
– Нельзя. Зарок дал. Не пью и не играю, пока не произведут.
– Да что ж, до первого дела…
– Там видно будет.
Опять они помолчали.
– Ты заходи, коли что нужно, все в штабе помогут… – сказал Жерков.
Долохов усмехнулся.
– Ты лучше не беспокойся. Мне что нужно, я просить не стану, сам возьму.
– Да что ж, я так…
– Ну, и я так.
– Прощай.
– Будь здоров…
… и высоко, и далеко,
На родиму сторону…
Жерков тронул шпорами лошадь, которая раза три, горячась, перебила ногами, не зная, с какой начать, справилась и поскакала, обгоняя роту и догоняя коляску, тоже в такт песни.


Возвратившись со смотра, Кутузов, сопутствуемый австрийским генералом, прошел в свой кабинет и, кликнув адъютанта, приказал подать себе некоторые бумаги, относившиеся до состояния приходивших войск, и письма, полученные от эрцгерцога Фердинанда, начальствовавшего передовою армией. Князь Андрей Болконский с требуемыми бумагами вошел в кабинет главнокомандующего. Перед разложенным на столе планом сидели Кутузов и австрийский член гофкригсрата.
– А… – сказал Кутузов, оглядываясь на Болконского, как будто этим словом приглашая адъютанта подождать, и продолжал по французски начатый разговор.