Звуковая дорожка МК

Поделись знанием:
(перенаправлено с «ZD Awards»)
Перейти к: навигация, поиск
«ZD Awards»
«Звуковая дорожка»
Страна

Россия Россия

Награда за

Ежегодная премия в области популярной музыки по итогам хит-парада.

Учредитель

Московский комсомолец

Основание

1975

Сайт

www.mk.ru/culture/zd/

«Звукова́я доро́жка» (известная также как ZD Awards) — музыкальная рубрика в газете «Московский комсомолец», в дальнейшем — ежемесячный хит-парад под эгидой газеты, а также ежегодная премия в области популярной музыки по итогам этого хит-парада.





История

Основателем и первым ведущим «Звуковой дорожки» стал Ю. В. Филонов, создавший её первый выпуск осенью 1975 года[1]. Рубрика информировала аудиторию о существующих советских исполнителях и некоторых звёздах зарубежной эстрады (как правило, из социалистических стран).

В 1977 году читатели впервые получили возможность высказывать свои предпочтения в письменном виде. На основе опросов аудитории был составлен и опубликован первый «Музыкальный парад» (впоследствии переименованный в «Хит-парад „Звуковой дорожки“»). В хит-парад 1977 года вошло 9 песен тогда ещё начинающей певицы Аллы Пугачёвой. Героями списков популярности конца 70-х — начала 80-х также становились Валерий Леонтьев, Яак Йоала, Юрий Антонов, Иво Линна, Михаил Боярский, Роза Рымбаева, София Ротару, «Песняры», «Весёлые ребята», Ирина Отиева, шведская группа «АББА» и другие.

Первая церемония награждения по итогам читательского опроса «Звуковой дорожки» была проведена в январе 2003 года в Кремлёвском дворце съездов.

1976 год

  • Лучшая певица:

1. Алла Пугачёва

  • Лучший певец:

1. Александр Градский[2]

1977 год

1978 год

  • Лучшая певица

1. Алла Пугачёва 2. София Ротару 3. Роза Рымбаева 4. Ирина Понаровская 5. Валентина Толкунова 6. Роксана Бабаян. 7. Людмила Сенчина. 8. Жанна Бичевская. 9. Эдита Пьеха. 10. Мирдза Зивере.

  • Лучший певец

1. Яак Йоала. 2. Александр Градский. 3. Лев Лещенко. 4. Михаил Боярский. 5. Ренат Ибрагимов. 6. Тынис Мяги. 7. Евгений Мартынов. 8. Альберт Асадуллин. 9. Эдуард Хиль. 10. Валерий Ободзинский.

1. Песняры. 2. Ариэль. 3. Весёлые ребята. 4. Лейся, песня. 5. Синяя птица. 6. Пламя. 7. Группа Стаса Намина. 8. Оризонт. 9. Модо. 10. Самоцветы.[2]

Лучший диск:

1. «AББА» — «АББА» (815). 2. «Зеркало души-1» — Алла Пугачёва (772). 3. «По волне моей памяти» — Давид Тухманов (657). 4. «Уингз» (642). 5. «Зеркало души-2» — Алла Пугачёва (401). 6. «Би Джиз» (317). 7. «Имэйджн» — Джон Леннон (315). 8. «Русские картинки» — «Ариэль» (270). 9. «Я почти знаменит» — Клифф Ричард (269). 10. «Песняры-3» (216).

1979 год

  • Лучшая певица

1. Алла Пугачёва. 2. Татьяна Анциферова. 3. Ксения Георгиади. 4. София Ротару. 5/6. Ирина Понаровская / Ольга Зарубина. 7. Мирдза Зивере. 8. Роза Рымбаева. 9. Людмила Сенчина. 10. Жанна Бическая.

  • Лучший певец

1. Яак Йоала. 2. Михаил Боярский. 3. Александр Градский. 4. Игорь Иванов. 5. Лев Лещенко. 6. Ренат Ибрагимов. 7. Тынис Мяги. 8. Юрий Антонов. 9. Вахтанг Кикабидзе. 10. Альберт Асадуллин.

  • Лучший ВИА

1. Песняры. 2. Аракс. 3. Группа Стаса Намина. 4. Лейся, песня 5. Группа Андрея Макаревича. 6. Апельсин 7. Ариэль. 8. Оризонт. 9. Синяя птица. 10. Модо.[2]

1980 год

  • Лучшая певица:

1. Алла Пугачёва. 2. София Ротару. 3. Татьяна Анциферова. 4. Ксения Георгиади. 5. Жанна Рождественская. 6. Мирдза Зивере. 7. Жанна Бичевская. 8. Ирина Понаровская. 9. Ольга Зарубина. 10. Екатерина Суржикова.

  • Лучший певец:

1. Валерий Леонтьев. 2. Юрий Антонов. 3. Яак Йоала. 4. Николай Гнатюк. 5. Михаил Боярский. 6. Александр Градский. 7. Андрей Макаревич. 8. Лев Лещенко. 9. Тынис Мяги. 10. Игорь Иванов.

  • Лучший ВИА:

1. Машина времени. 2. Аракс. 3. Группа Стаса Намина. 4. Зодиак. 5. Автограф. 6. Песняры. 7. Весёлые ребята. 8. Апельсин. 9. Красные маки. 10. Ариэль.

Лучший диск:

1. «Звезда и смерть Хоакина Мурьетты» — Алексей Рыбников. 2. «Диско Альянс» — «Зодиак». 3. «Люксембургский сад» — Джо Дассен. 4. «Музыкальный глобус» — «Весёлые ребята». 5. «Большой успех» — Демис Руссос. 6. «Альбом» — «АББА». 7. «Гимн Солнцу» — Группа Стаса Намина. 8. «Прибытие» — «АББА». 9. «Сестра Керри» — Раймонд Паулс.

1981 год

  • Лучшая певица:

1. Алла Пугачёва, 2. София Ротару. 3. Татьяна Анциферова. 4. Ксения Георгиади. 5. Жанна Рождественская. 6. Ирина Понаровская. 7. Жанна Бичевская. 8. Мирдза Зивере. 9. Екатерина Суржикова. 10. Гинтаре Яутакайте.

  • Лучший певец:

1. Яак Йоала. 2. Юрий Антонов. 3. Валерий Леонтьев. 4. Александр Градский. 5. Андрей Макаревич. 6. Сергей Беликов. 7. Николай Гнатюк. 8. Тынис Мяги. 9. Михаил Боярский. 10. Лев Лещенко.

Лучший диск:

1. «Тбилиси-80». 2. Элтон Джон. 3. «Русские песни» — Александр Градский. 4. «Оркестр Манфреда Мэнна». 5. «Юрайя Хипп». 6. «День за днём» — Вячеслав Добрынин. 7. «Поднимись над суетой!» — Алла Пугачёва. 8. «Владимир Высоцкий. Песни». 9. «Би Джиз-2». 10. «Апельсин-3».

1982 год

  • Лучшая певица:

1. Алла Пугачёва, 2. София Ротару, 3. Гинтаре Яутакайте, 4. Эдита Пьеха, 5. Жанна Рождественская, 6. Ксения Георгиади, 7. Ирина Понаровская, 8. Жанна Бичевская, 9. Тамара Гверцители, 10-11 Лариса Долина, Анна Широченко

  • Лучший певец:

1. Юрий Антонов, 2. Валерий Леонтьев, 3. Яак Йоала, 4. Сергей Беликов, 5. Андрей Макаревич, 6. Михаил Боярский, 7. Тынис Мяги, 8. Александр Градский, 9. Вахтанг Кикабидзе, 10. Сергей Скачков

  • Лучший ВИА:

1. Машина времени, 2. Земляне, 3. Москва, 4. Автограф, 5. Круиз, 6. Группа Стаса Намина, 7. Магнетик бэнд, 8. Воскресенье, 9. Песняры, 10. Динамик

1983 год

  • Лучшая певица:

1. Алла Пугачёва, 2. Анне Вески. 3. Лариса Долина. 4. София Ротару. 5. Жанна Рождественская. 6. Ольга Пирагс. 7. Ирина Отиева. 8. Жанна Бичевская. 9. Сильви Врайт. 10. Марью Лянник.

  • Лучший певец:

1. Юрий Антонов. 2. Иво Линна. 3. Сергей Беликов. 4. Гуннар Грапс. 5. Владимир Кузьмин. 6. Ким Брейтбург. 7. Тынис Мяги. 8. Борис Гребенщиков. 9. Александр Барыкин.

  • Лучший ВИА:

1. Динамик. 2. Аквариум. 3. Автограф. 4. Диалог. 5. Руя. 6. Рок-отель. 7. Круиз. 8. Земляне. 9. Ансамбль Ованеса Мелик-Пашаева.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1319 дней]

1984 год

1985 год

  • Лучшая певица:

1. Алла Пугачёва. 2. Катя Семёнова. 3. Анне Вески. 4. София Ротару. 5. Марью Ляник

  • Лучший певец:

1. Валерий Леонтьев, 2. Владимир Кузьмин, 3. Александр Барыкин. 4. Андрей Макаревич. 5. Артур Михеев

  • Лучшие ансамбли:

1. Автограф. 2. Машина времени. 3. Земляне. 4. Форум. 5. Группа Владимира Кузьмина.

1986 год

  • Лучшая певица:

1. Алла Пугачёва, 2. Жанна Агузарова, 3. София Ротару, 4. Катя Семёнова. 5. Карэ Каукс. 6. Ирина Понаровская. 7. Анне Вески. 8. Марина Капуро. 9. Светлана Медяник. 10. Марью Ляник.

  • Лучший певец:

1. Валерий Леонтьев. 2. Андрей Макаревич. 3. Владимир Кузьмин. 4. Александр Барыкин. 5. Сергей Сарычев. 6. Юрий Лоза. 7. Александр Градский. 8. Володя Пресняков. 9. Алексей Глызин. 10. Юрий Антонов.

  • Лучшая группа:

1. Машина времени, 2. Автограф, 3. Аквариум, 4.

1987 год

  • Лучшая певица:

1. Алла Пугачёва, 2. Жанна Агузарова, 3. Лайма Вайкуле, 4. Елена Соколова (бывш. Дубль-1), 5. Катя Семёнова, 6. София Ротару, 7. Лариса Долина, 8. Ирина Понаровская, 9. Наталья Гулькина (Мираж), 10. Антонина Жмакова (Раунд)

  • Лучший певец:

1. Владимир Кузьмин, 2. Дмитрий Варшавский (гр. Черный кофе), 3. Валерий Леонтьев, 4. Андрей Макаревич, 5. Владимир Пресняков-мл., 6. Валерий Кипелов (Ария), 7. Игорь Николаев, 8. Максим Леонидов (Секрет), 9. Александр Барыкин, 10. Вячеслав Бутусов (Наутилус помпилиус).

  • Лучшая группа:

1. Черный кофе, 2. Машина времени, 3. Секрет, 4. Динамик, 5. Наутилус помпилиус, 6. Аквариум, 7. Ария, 8. Алиса, 9. Пикник, 10. Круиз.

  • Лучшая песня:

1. Алла Пугачёва - «Алло!», 2. группа «Чёрный кофе» - «Листья», 3. группа «Машина времени» - «Музыка под снегом», 4. группа «Чёрный кофе» - «Владимирская Русь», 5. группа «Наутилус помпилиус» - «Шар цвета хаки», 6. группа «Ария» - «Воля и разум», 7. группа «Машина времени» - «Она идёт по жизни смеясь», 8. группа «Наутилус помпилиус» - «Скованные одной цепью», 9. Александр Кутиков - «Дай помечтать» + группа «Наутилус помпилиус» - «Прощальное письмо» (Гудбай, Америка), 10. группа «Наутилус помпилиус» - «Казанова».

1988 год

  • Лучшая певица:

1. Алла Пугачёва, 2. Жанна Агузарова, 3. Лариса Долина, 4. Настя Полева. 5. Наталья Гулькина, 6. Ольга Кормухина. 7. София Ротару, 8. Лайма Вайкуле. 9. Дарья Меньшикова. 10. Ирина Аллегрова.

  • Лучший певец:

1. Владимир Кузьмин, 2. Вячеслав Бутусов, 3. Александр Серов.

  • Лучшая группа:

1. Наутилус Помпилиус, 2. Динамик, 3. Черный кофе.

  • Лучшая песня:

1. группа «Наутилус Помпилиус» — «Я хочу быть с тобой», 2. Алла Пугачёва — «Птица певчая», 3. группа «Кино» — «Группа крови», 4. Владимир Кузьмин — «Капитан», 5. группа «Аквариум» — «Полковник Васин», 6. Сергей Минаев — «Карина», 7. группа «Кино» — «В наших глазах», 8. группа «Наутилус Помпилиус» — «Скованные одной цепью», 9. бит-квартет «Секрет» — «Ленинградское время», 10. группа «Ласковый май» — «Белые розы».

1989 год

  • Лучшая певица:

1. Алла Пугачёва, 2. Наталья Гулькина, 3. Ирина Аллегрова. 4. Татьяна Овсиенко. 5. Светлана Разина. 6. Жанна Агузарова. 7. Ольга Кормухина. 8. Маша Распутина. 9. Лариса Долина. 10. Настя Полева.

  • Лучший певец:

1. Дмитрий Маликов и Женя Белоусов, 2. Дмитрий Варшавский и Константин Пахомов, 3. Владимир Кузьмин, Виктор Цой.

  • Лучшая группа:

1. Ласковый май, 2. Электроклуб, 3. Кино.

1990 год

  • Лучшая певица:

1. Ирина Аллегрова (632 голоса), 2. Наталья Гулькина, 3. Светлана Разина, 4. Алла Пугачёва (14 голосов), 5. Татьяна Овсиенко, 6. Жанна Агузарова, 7. Катя Яковлева, Люся Розанова, 8. Алёна Апина, Марина Журавлёва, 9. Наташа Королёва, 10. София Ротару.

  • Лучший певец:

1. Виктор Цой. 2. Дима Маликов. 3. Саша Хлопков; Рома Жуков. 4. Олег Газманов; Андрей Державин. 5. Валерий Леонтьев. 6. Владимир Кузьмин. 7. Михаил Муромов. 8. Игорь Богачёв; Юрий Шатунов. 9. Дмитрий Варшавский. 10. Александр Иванов.

  • Лучшая группа:

1. Кино, 2. Кар-Мэн, 3. Любэ.

1991 год

  • Лучшая певица:

1. Ирина Аллегрова, 2. Татьяна Овсиенко, 3. Алла Пугачёва, 4. Маша Распутина. 5. Алёна Апина. 6. Наташа Королёва. 7. Барби. 8. Джоан Стингрей. 9. Наталья Гулькина. 10. Настя Полева.

  • Лучший певец:

1. Виктор Цой, 2. Богдан Титомир, 3. Олег Газманов.

  • Лучшая группа:

1. Технология, 2. Кино, 3. Кар-Мэн,

  • Лучшая песня:

1. Богдан Титомир — «Ерунда», 2. группа «Технология» — «Странные танцы», 3. группа «Кар-Мэн» — «Бомбей-буги», 4. Ирина Аллегрова — «Фотография 9х12», 5. группа «Технология» — «Нажми на кнопку», 6. Ирина Аллегрова — «Не было печали», 7. Владимир Пресняков мл. — «Странник», 8. группа «Кино» — «Звезда по имени Солнце», 9. Ирина Аллегрова — «Странник», 10. Олег Газманов — «Морячка», 11. Богдан Титомир — «Делай, как я», 12. Маша Распутина — «Играй, музыкант», 13. Алёна Апина — «Ксюша», 15. Вадим Усланов — «Танцы на воде», 16. группа «Фристайл» — «Бог тебя накажет», 17. группа «Кар-Мэн» — «Bad Russians» («Плохие русские»), 18. Маша Распутина — «Я родилась в Сибири», 19. группа «На-На» — «Мальчик в кепочке», 20. группа «Крематорий» — «Безобразная Эльза».

ZD Award 2013

[3]

ZD Award 2014

[4]

Специальным призом «За вклад в эстрадную культуру и верность „Звуковой дорожке“» были награждены[5]: Игорь Крутой, Александр Серов, Самоцветы, Блестящие, Дмитрий Маликов, Алсу, Николай Трубач, Борис Моисеев, Анита Цой, Валерий Леонтьев, Лолита, Алина Артц, Ирина Нельсон, Денис Клявер, Сати Казанова, Arsenium, Руки вверх, Ани Лорак, Владимир Пресняков, Никита Пресняков, Анна Семенович, Ёлка, Игорь Николаев, Николай Басков, Софи, Наргиз Закирова, Юрий Шатунов, Анна Шульгина, Дискотека Авария, Хор Турецкого

Напишите отзыв о статье "Звуковая дорожка МК"

Примечания

  1. А. Троицкий [www.nneformat.ru/archive/?id=4194 История одной рубрики (краткая) // Сайт Nneformat.ru]
  2. 1 2 3 [pesnyagoda.nm.ru/1976_79.html Песня года 1976-1979]
  3. [www.mk.ru/culture/zd/article/2014/02/13/984681-itogi2013-trolling-popkorolya-ikon-popimperatora.html Итоги ZD Awards]
  4. [www.mk.ru/culture/2015/02/24/kapelki-svezhey-krovi-v-pope.html Капельки свежей крови в ПОПе]
  5. [www.personastars.com/events/0/премия_звуковая_дорожка_zd_awards_государственный_кремлёвский_дворец ПРЕМИЯ «ЗВУКОВАЯ ДОРОЖКА» — ZD AWARDS. Государственный Кремлёвский дворец. Фото]

Ссылки

  • [www.mk.ru Сайт газеты «Московский комсомолец»]
  • [radio.mediametrics.ru/mimonot/3458/ Беседа об истории рубрики «Звуковая дорожка» с главным редактором газеты «Московский комсомолец»]
  • [web.archive.org/web/20030622134406/www.mk.ru/person/person.asp Журналисты «МК»]
  • Леонид Афонский [guriev.lenin.ru/pinoller/ontology.shtml «Московский комсомолец»: штрихи к портрету явления] // ОНТОЛОГИЯ ПОБЕДЫ. — Москва, 1998. — С. 01.

Отрывок, характеризующий Звуковая дорожка МК

Между тем свитский офицер, стоявший впереди, указывал что то генералу; генерал смотрел в зрительную трубку.
– Ну, так и есть, так и есть, – сердито сказал генерал, опуская трубку от глаз и пожимая плечами, – так и есть, станут бить по переправе. И что они там мешкают?
На той стороне простым глазом виден был неприятель и его батарея, из которой показался молочно белый дымок. Вслед за дымком раздался дальний выстрел, и видно было, как наши войска заспешили на переправе.
Несвицкий, отдуваясь, поднялся и, улыбаясь, подошел к генералу.
– Не угодно ли закусить вашему превосходительству? – сказал он.
– Нехорошо дело, – сказал генерал, не отвечая ему, – замешкались наши.
– Не съездить ли, ваше превосходительство? – сказал Несвицкий.
– Да, съездите, пожалуйста, – сказал генерал, повторяя то, что уже раз подробно было приказано, – и скажите гусарам, чтобы они последние перешли и зажгли мост, как я приказывал, да чтобы горючие материалы на мосту еще осмотреть.
– Очень хорошо, – отвечал Несвицкий.
Он кликнул казака с лошадью, велел убрать сумочку и фляжку и легко перекинул свое тяжелое тело на седло.
– Право, заеду к монашенкам, – сказал он офицерам, с улыбкою глядевшим на него, и поехал по вьющейся тропинке под гору.
– Нут ка, куда донесет, капитан, хватите ка! – сказал генерал, обращаясь к артиллеристу. – Позабавьтесь от скуки.
– Прислуга к орудиям! – скомандовал офицер.
И через минуту весело выбежали от костров артиллеристы и зарядили.
– Первое! – послышалась команда.
Бойко отскочил 1 й номер. Металлически, оглушая, зазвенело орудие, и через головы всех наших под горой, свистя, пролетела граната и, далеко не долетев до неприятеля, дымком показала место своего падения и лопнула.
Лица солдат и офицеров повеселели при этом звуке; все поднялись и занялись наблюдениями над видными, как на ладони, движениями внизу наших войск и впереди – движениями приближавшегося неприятеля. Солнце в ту же минуту совсем вышло из за туч, и этот красивый звук одинокого выстрела и блеск яркого солнца слились в одно бодрое и веселое впечатление.


Над мостом уже пролетели два неприятельские ядра, и на мосту была давка. В средине моста, слезши с лошади, прижатый своим толстым телом к перилам, стоял князь Несвицкий.
Он, смеючись, оглядывался назад на своего казака, который с двумя лошадьми в поводу стоял несколько шагов позади его.
Только что князь Несвицкий хотел двинуться вперед, как опять солдаты и повозки напирали на него и опять прижимали его к перилам, и ему ничего не оставалось, как улыбаться.
– Экой ты, братец, мой! – говорил казак фурштатскому солдату с повозкой, напиравшему на толпившуюся v самых колес и лошадей пехоту, – экой ты! Нет, чтобы подождать: видишь, генералу проехать.
Но фурштат, не обращая внимания на наименование генерала, кричал на солдат, запружавших ему дорогу: – Эй! землячки! держись влево, постой! – Но землячки, теснясь плечо с плечом, цепляясь штыками и не прерываясь, двигались по мосту одною сплошною массой. Поглядев за перила вниз, князь Несвицкий видел быстрые, шумные, невысокие волны Энса, которые, сливаясь, рябея и загибаясь около свай моста, перегоняли одна другую. Поглядев на мост, он видел столь же однообразные живые волны солдат, кутасы, кивера с чехлами, ранцы, штыки, длинные ружья и из под киверов лица с широкими скулами, ввалившимися щеками и беззаботно усталыми выражениями и движущиеся ноги по натасканной на доски моста липкой грязи. Иногда между однообразными волнами солдат, как взбрызг белой пены в волнах Энса, протискивался между солдатами офицер в плаще, с своею отличною от солдат физиономией; иногда, как щепка, вьющаяся по реке, уносился по мосту волнами пехоты пеший гусар, денщик или житель; иногда, как бревно, плывущее по реке, окруженная со всех сторон, проплывала по мосту ротная или офицерская, наложенная доверху и прикрытая кожами, повозка.
– Вишь, их, как плотину, прорвало, – безнадежно останавливаясь, говорил казак. – Много ль вас еще там?
– Мелион без одного! – подмигивая говорил близко проходивший в прорванной шинели веселый солдат и скрывался; за ним проходил другой, старый солдат.
– Как он (он – неприятель) таперича по мосту примется зажаривать, – говорил мрачно старый солдат, обращаясь к товарищу, – забудешь чесаться.
И солдат проходил. За ним другой солдат ехал на повозке.
– Куда, чорт, подвертки запихал? – говорил денщик, бегом следуя за повозкой и шаря в задке.
И этот проходил с повозкой. За этим шли веселые и, видимо, выпившие солдаты.
– Как он его, милый человек, полыхнет прикладом то в самые зубы… – радостно говорил один солдат в высоко подоткнутой шинели, широко размахивая рукой.
– То то оно, сладкая ветчина то. – отвечал другой с хохотом.
И они прошли, так что Несвицкий не узнал, кого ударили в зубы и к чему относилась ветчина.
– Эк торопятся, что он холодную пустил, так и думаешь, всех перебьют. – говорил унтер офицер сердито и укоризненно.
– Как оно пролетит мимо меня, дяденька, ядро то, – говорил, едва удерживаясь от смеха, с огромным ртом молодой солдат, – я так и обмер. Право, ей Богу, так испужался, беда! – говорил этот солдат, как будто хвастаясь тем, что он испугался. И этот проходил. За ним следовала повозка, непохожая на все проезжавшие до сих пор. Это был немецкий форшпан на паре, нагруженный, казалось, целым домом; за форшпаном, который вез немец, привязана была красивая, пестрая, с огромным вымем, корова. На перинах сидела женщина с грудным ребенком, старуха и молодая, багроворумяная, здоровая девушка немка. Видно, по особому разрешению были пропущены эти выселявшиеся жители. Глаза всех солдат обратились на женщин, и, пока проезжала повозка, двигаясь шаг за шагом, и, все замечания солдат относились только к двум женщинам. На всех лицах была почти одна и та же улыбка непристойных мыслей об этой женщине.
– Ишь, колбаса то, тоже убирается!
– Продай матушку, – ударяя на последнем слоге, говорил другой солдат, обращаясь к немцу, который, опустив глаза, сердито и испуганно шел широким шагом.
– Эк убралась как! То то черти!
– Вот бы тебе к ним стоять, Федотов.
– Видали, брат!
– Куда вы? – спрашивал пехотный офицер, евший яблоко, тоже полуулыбаясь и глядя на красивую девушку.
Немец, закрыв глаза, показывал, что не понимает.
– Хочешь, возьми себе, – говорил офицер, подавая девушке яблоко. Девушка улыбнулась и взяла. Несвицкий, как и все, бывшие на мосту, не спускал глаз с женщин, пока они не проехали. Когда они проехали, опять шли такие же солдаты, с такими же разговорами, и, наконец, все остановились. Как это часто бывает, на выезде моста замялись лошади в ротной повозке, и вся толпа должна была ждать.
– И что становятся? Порядку то нет! – говорили солдаты. – Куда прешь? Чорт! Нет того, чтобы подождать. Хуже того будет, как он мост подожжет. Вишь, и офицера то приперли, – говорили с разных сторон остановившиеся толпы, оглядывая друг друга, и всё жались вперед к выходу.
Оглянувшись под мост на воды Энса, Несвицкий вдруг услышал еще новый для него звук, быстро приближающегося… чего то большого и чего то шлепнувшегося в воду.
– Ишь ты, куда фатает! – строго сказал близко стоявший солдат, оглядываясь на звук.
– Подбадривает, чтобы скорей проходили, – сказал другой неспокойно.
Толпа опять тронулась. Несвицкий понял, что это было ядро.
– Эй, казак, подавай лошадь! – сказал он. – Ну, вы! сторонись! посторонись! дорогу!
Он с большим усилием добрался до лошади. Не переставая кричать, он тронулся вперед. Солдаты пожались, чтобы дать ему дорогу, но снова опять нажали на него так, что отдавили ему ногу, и ближайшие не были виноваты, потому что их давили еще сильнее.
– Несвицкий! Несвицкий! Ты, г'ожа! – послышался в это время сзади хриплый голос.
Несвицкий оглянулся и увидал в пятнадцати шагах отделенного от него живою массой двигающейся пехоты красного, черного, лохматого, в фуражке на затылке и в молодецки накинутом на плече ментике Ваську Денисова.
– Вели ты им, чег'тям, дьяволам, дать дог'огу, – кричал. Денисов, видимо находясь в припадке горячности, блестя и поводя своими черными, как уголь, глазами в воспаленных белках и махая невынутою из ножен саблей, которую он держал такою же красною, как и лицо, голою маленькою рукой.
– Э! Вася! – отвечал радостно Несвицкий. – Да ты что?
– Эскадг'ону пг'ойти нельзя, – кричал Васька Денисов, злобно открывая белые зубы, шпоря своего красивого вороного, кровного Бедуина, который, мигая ушами от штыков, на которые он натыкался, фыркая, брызгая вокруг себя пеной с мундштука, звеня, бил копытами по доскам моста и, казалось, готов был перепрыгнуть через перила моста, ежели бы ему позволил седок. – Что это? как баг'аны! точь в точь баг'аны! Пг'очь… дай дог'огу!… Стой там! ты повозка, чог'т! Саблей изг'ублю! – кричал он, действительно вынимая наголо саблю и начиная махать ею.
Солдаты с испуганными лицами нажались друг на друга, и Денисов присоединился к Несвицкому.
– Что же ты не пьян нынче? – сказал Несвицкий Денисову, когда он подъехал к нему.
– И напиться то вг'емени не дадут! – отвечал Васька Денисов. – Целый день то туда, то сюда таскают полк. Дг'аться – так дг'аться. А то чог'т знает что такое!
– Каким ты щеголем нынче! – оглядывая его новый ментик и вальтрап, сказал Несвицкий.
Денисов улыбнулся, достал из ташки платок, распространявший запах духов, и сунул в нос Несвицкому.
– Нельзя, в дело иду! выбг'ился, зубы вычистил и надушился.
Осанистая фигура Несвицкого, сопровождаемая казаком, и решительность Денисова, махавшего саблей и отчаянно кричавшего, подействовали так, что они протискались на ту сторону моста и остановили пехоту. Несвицкий нашел у выезда полковника, которому ему надо было передать приказание, и, исполнив свое поручение, поехал назад.
Расчистив дорогу, Денисов остановился у входа на мост. Небрежно сдерживая рвавшегося к своим и бившего ногой жеребца, он смотрел на двигавшийся ему навстречу эскадрон.
По доскам моста раздались прозрачные звуки копыт, как будто скакало несколько лошадей, и эскадрон, с офицерами впереди по четыре человека в ряд, растянулся по мосту и стал выходить на ту сторону.
Остановленные пехотные солдаты, толпясь в растоптанной у моста грязи, с тем особенным недоброжелательным чувством отчужденности и насмешки, с каким встречаются обыкновенно различные роды войск, смотрели на чистых, щеголеватых гусар, стройно проходивших мимо их.
– Нарядные ребята! Только бы на Подновинское!
– Что от них проку! Только напоказ и водят! – говорил другой.
– Пехота, не пыли! – шутил гусар, под которым лошадь, заиграв, брызнула грязью в пехотинца.
– Прогонял бы тебя с ранцем перехода два, шнурки то бы повытерлись, – обтирая рукавом грязь с лица, говорил пехотинец; – а то не человек, а птица сидит!
– То то бы тебя, Зикин, на коня посадить, ловок бы ты был, – шутил ефрейтор над худым, скрюченным от тяжести ранца солдатиком.
– Дубинку промеж ног возьми, вот тебе и конь буде, – отозвался гусар.


Остальная пехота поспешно проходила по мосту, спираясь воронкой у входа. Наконец повозки все прошли, давка стала меньше, и последний батальон вступил на мост. Одни гусары эскадрона Денисова оставались по ту сторону моста против неприятеля. Неприятель, вдалеке видный с противоположной горы, снизу, от моста, не был еще виден, так как из лощины, по которой текла река, горизонт оканчивался противоположным возвышением не дальше полуверсты. Впереди была пустыня, по которой кое где шевелились кучки наших разъездных казаков. Вдруг на противоположном возвышении дороги показались войска в синих капотах и артиллерия. Это были французы. Разъезд казаков рысью отошел под гору. Все офицеры и люди эскадрона Денисова, хотя и старались говорить о постороннем и смотреть по сторонам, не переставали думать только о том, что было там, на горе, и беспрестанно всё вглядывались в выходившие на горизонт пятна, которые они признавали за неприятельские войска. Погода после полудня опять прояснилась, солнце ярко спускалось над Дунаем и окружающими его темными горами. Было тихо, и с той горы изредка долетали звуки рожков и криков неприятеля. Между эскадроном и неприятелями уже никого не было, кроме мелких разъездов. Пустое пространство, саженей в триста, отделяло их от него. Неприятель перестал стрелять, и тем яснее чувствовалась та строгая, грозная, неприступная и неуловимая черта, которая разделяет два неприятельские войска.
«Один шаг за эту черту, напоминающую черту, отделяющую живых от мертвых, и – неизвестность страдания и смерть. И что там? кто там? там, за этим полем, и деревом, и крышей, освещенной солнцем? Никто не знает, и хочется знать; и страшно перейти эту черту, и хочется перейти ее; и знаешь, что рано или поздно придется перейти ее и узнать, что там, по той стороне черты, как и неизбежно узнать, что там, по ту сторону смерти. А сам силен, здоров, весел и раздражен и окружен такими здоровыми и раздраженно оживленными людьми». Так ежели и не думает, то чувствует всякий человек, находящийся в виду неприятеля, и чувство это придает особенный блеск и радостную резкость впечатлений всему происходящему в эти минуты.
На бугре у неприятеля показался дымок выстрела, и ядро, свистя, пролетело над головами гусарского эскадрона. Офицеры, стоявшие вместе, разъехались по местам. Гусары старательно стали выравнивать лошадей. В эскадроне всё замолкло. Все поглядывали вперед на неприятеля и на эскадронного командира, ожидая команды. Пролетело другое, третье ядро. Очевидно, что стреляли по гусарам; но ядро, равномерно быстро свистя, пролетало над головами гусар и ударялось где то сзади. Гусары не оглядывались, но при каждом звуке пролетающего ядра, будто по команде, весь эскадрон с своими однообразно разнообразными лицами, сдерживая дыханье, пока летело ядро, приподнимался на стременах и снова опускался. Солдаты, не поворачивая головы, косились друг на друга, с любопытством высматривая впечатление товарища. На каждом лице, от Денисова до горниста, показалась около губ и подбородка одна общая черта борьбы, раздраженности и волнения. Вахмистр хмурился, оглядывая солдат, как будто угрожая наказанием. Юнкер Миронов нагибался при каждом пролете ядра. Ростов, стоя на левом фланге на своем тронутом ногами, но видном Грачике, имел счастливый вид ученика, вызванного перед большою публикой к экзамену, в котором он уверен, что отличится. Он ясно и светло оглядывался на всех, как бы прося обратить внимание на то, как он спокойно стоит под ядрами. Но и в его лице та же черта чего то нового и строгого, против его воли, показывалась около рта.