Тарелка (музыкальный инструмент)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Барабанная установка

1. Тарелки | 2. Напольный том-том | 3. Том-том
4. Бас-барабан | 5. Малый барабан | 6. Хай-хэт

Другое

Райд | Чайна | Сплэш | Сиззл
Свиш | Каубелл | Вуд-блок | Тамбурин
Рототом | Октобан | Кардан | Аксессуары

Файлы на викискладе

Таре́лки — ударный музыкальный инструмент с неопределённой высотой звучания. Тарелки известны с древнейших времен, встречаясь в Армении (VII век до н. э.[1]), Китае, Индии, позже в Греции и Турции.

Представляют собой диск выпуклой формы, изготовленный из особых сплавов путём литья и последующей ковки. В центре тарелки имеется отверстие, предназначенное для закрепления инструмента на специальной стойке или для прикрепления ремня.

Среди основных приёмов игры: удары различными палочками и колотушками по подвешенным тарелкам, удары парных тарелок друг о друга, игра смычком. Звук прекращается от прикладывания музыкантом тарелок к своей груди.

Как правило, удары тарелок приходятся на сильную долю, одновременно с большим барабаном. Их партии пишутся рядом. Звук тарелок в forte резкий, блестящий, дикий, в piano — таинственно шелестящий и гораздо мягче. В оркестре тарелки прежде всего динамически подчёркивают кульминацию, но нередко их роль сводится к красочной ритмике или специальным изобразительным эффектам[2].

На жаргоне музыканты иногда называют комплект тарелок «железом»[3].





Парные тарелки

Оркестровые тарелки
Хай-хэт

Вид парных тарелок, имеющих в своих истоках оркестровые тарелки. Хай-хэт представляет собой пару тарелок на общей стойке, управляемую педалью.

Подвесные тарелки

Эти тарелки устанавливаются на стойки. Райд даёт долгий звонкий, несколько шипящий звук. Чаще всего используют райды диаметром 20", но стандартными считаются размеры от 18" до 22". Крупные производители изготовляют райды диаметром от 16" до 26", но возможно найти райды вплоть до 8". Сиззл — тарелки райд, к которым для изменения звучания добавлены заклёпки или цепочки, или подобные элементы. Их звук становится более громким и прорезающим. Крэш обычно служит для подчёркивания акцентов громким, мощным, но относительно коротким звуком. Сплэш — маленькие и тонкие тарелки с негромким, коротким, высоким звуком. Один из главных типов эффект-тарелок. К эффект-тарелкам ещё относятся чайна с громким, резким, немного грязным звуком, которые используются для создания особенно мощных акцентов, стаккато. Тарелки swish и pang относятся к той же группе, что и чайна, но отличаются формой купола и изгибом тела.

Пальцевые тарелочки

История тарелок

Тарелки, вместе с увеличением группы ударных в оркестре, вероятно, впервые появились в партитурах Глюка. В конце XVIII века, в период Гайдна и Моцарта тарелки (вместе с большим барабаном и треугольником) в оперных партитурах встречались редко, только с целью отразить варварский или турецкий колорит. В симфониях они встречаются единственный раз, в «Военной Симфонии» Гайдна, что было исключением для того времени. В концертных произведениях второй четверти XIX века тарелки требуются всё чаще и чаще, уже практически во всех партитурах. Берлиоз жаловался на несовершенство оркестров того времени: «Тарелки всегда были либо треснутые, либо выщербленные». В последние десять лет XIX века в качестве нового эффекта в оркестре становятся резкие удары по тарелке палочкой или «гвоздём» от треугольника. Дебюсси в своих партитурах извлекает очень тонкие эффекты, едва уловимое тремоло тарелок, появляющееся и исчезающее.[4]

Сплавы для тарелок

Тарелки производят из 4 основных сплавов, в основе каждого из них лежит медь: колокольная бронза (bell bronze), ковкая бронза (malleable bronze), латунь (brass) и нейзильбер (nickel silver, сплав меди, цинка и никеля).

Колокольная бронза (Bell bronze), B20

Также известна как колокольный металл, это сплав, традиционно используемый для создания тарелок высокого качества, гонгов, и, как можно понять из названия, колоколов. Как правило указывается, что состоит сплав из одной части олова к четырем частям меди. Такой состав наиболее распространен. Некоторые производители колоколов, гонгов и тарелок используют небольшие, но значительно меняющие характер сплава, элементы, а именно — серебро, золото и фосфор. Этот сплав относится к так называемым двухфазным — имеется в виду, что определённая часть олова не растворилась в «зернах» меди, а разместилась между ними. Таким образом металл приобретает твердость, но становится более хрупким, чем однофазные сплавы, это также влияет на то, как металл реагирует на ковку (hammering) и точение (lathing) металла. Таким образом применение механизированных методов производства очень ограниченно.

Выдается из общего ряда в этой группе фирменный сплав Пайсти (Paiste Signature Alloy), известный раньше как звуковой сплав (Sound Alloy) и запатентованный во многих странах. Патент США особенно интересен, так как в нем обсуждаются сравнительные преимущества колокольной и ковкой бронзы (см. ниже), и даются указания на то, что Paiste владеет секретной технологией, которая позволяет делать тарелки из листового металла. В больших оркестрах, как правило, используются тарелки из колокольной бронзы, которые обладают большим динамическим диапазоном, чем любые другие.

Примеры: Sabian HH и HHX, Sabian AA и AAX, большая часть Sabian Signature, Zildjian A и A Custom, Zildjian K и K Custom.

Ковкая бронза (malleable bronze), B8

Это сплав олова и меди, содержащий не более 8% олова. Это однофазный сплав и ему может быть методом холодной прокатки придана листовая форма, что невозможно в случае колокольной бронзы (исключение - тарелки среднего ценового уровня нового поколения Sabian XS20; они изготавливаются методом листовой прокатки сплава В20, что значительно снижает стоимость производства, без существенной потери звуковых качеств литых тарелок В20). Этот сплав доступен в готовой форме как листовой металл различных категорий и уровней толщины. Большинство тарелок учебных серий делаются из ковкой бронзы, которая является подходящим для этого материалом. Тарелки из ковкой бронзы хорошего качества могут быть запущены в широкое производство, являются выгодным приобретением и, так как их чувствительность ниже, чем у колокольной бронзы, более подходят для начинающих музыкантов. Начиная с середины XX века, делались попытки создать тарелки высшего качества из ковкой бронзы, изначально в целях экономии. Как говорится в уже упомянутом патенте Paiste: «Менее, чем три десятилетия назад, в целях экономии проводились эксперименты с обычными бронзовыми листами или пластинами, которые содержат 8 весовых частей олова. В результате было подтверждено и признано правильным „правило старой бронзы“. Необходимо понять, что путём тщательной обработки тарелки можно добиться значительных результатов в качественном отношении, используя бронзовый лист или пластину, которая содержит 8 весовых частей олова, но эти результаты не могут даже близко подойти к тому, чего добивались с традиционно изготовленными тарелками, которые содержат 20 весовых частей олова.» Не все согласятся с этим неутешительным заявлением, написанным по прошествии значительного времени после создания очень успешной серии Paiste 2002. В частности, тарелки высшего качества из ковкой бронзы оказались особенно подходящими для громкой музыки. Лучшие из них в данный момент приближаются, а некоторые заявляют, что достигли результатов, равных по качеству лучшим тарелкам из колокольной бронзы. К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3805 дней]

Примеры: Harpy H, Meinl One of a Kind, Meinl Custom и Amun, Meinl Lightning и Raker, Meinl Classics и отдельные Generation X, Meinl Trooper и Cadet, Meinl Meteor и Marathon B18, Orion Solo Pro и Solo Pro Master, Orion Viziuss, Paiste 2002 и Giant Beat, Paiste 802 и Alpha, Paiste Pst8 и Pst5, Paiste 502 и отдельные Exotic Percussion, Pearl Pro, Sabian B8 и B8 Pro, Sabian Pro Sonix, Sabian APX[5], Saluda Glory, Zildjian ZXT и ZBT.

Латунь (Brass)

Некоторые из лучших традиционных гонгов и тарелок типа china изготавливаются из латуни, но в основном этот сплав используется для изготовления тарелок для начинающих и игрушек, а также для «демонстрационных» тарелок, которые некоторые производители ударных установок предоставляют для демонстрации в витринах магазинов. Обычная латунь для тарелок — это около 38% цинка в меди, сплав, легко поддающийся обработке, легкодоступный на рынке в виде листов и самое дешёвое сырье для тарелок, которое обычно используется. Тембр звучания — тёплый, но тусклый, по сравнению с любой бронзой и очень немногие барабанщики пользуются такими тарелками.

Примеры: Harpy B, Meinl HCS и Marathon M38, Orion Twister, Zildjian Planet Z, Sabian Solar и SBr, Paiste 302,Paiste PST 3, 101 Brass и некоторые Exotic Percussion; Pearl, Royal и Stagg.

Нейзильбер (Nickel silver)

Это сплав меди и никеля (обычно без серебра), и для некоторых типов ученических тарелок используется около 12 % никеля. Очень немногие специализированные тарелки высшего уровня также изготавливаются из этого сплава, также как и гонги, которые приобретают более современное и экзотическое звучание.

Нейзильбер поддается ковке и доступен в виде листов, обладает ярким звучанием, но без мерцания и чувствительности бронзовых сплавов с оловом. В первой половине XX века тарелки из никелевых сплавов производились и использовались в гораздо больших масштабах, нежели сейчас, и большинство старых записей были сделаны, скорее всего, с использованием тарелок, которые содержали значительное количество никеля.

Примеры: Некоторые модели Foremost, Meinl Streamer и Marathon N12, Paiste 402, Trowa и некоторые Exotic Percussion, Sabian Signature Glennies Garbage, Saluda SSX, некоторые Zilco.

Прочие металлы

Также тарелки делают из бронзы с добавлением кремния и алюминия, но эти сплавы не получили большого распространения.

Немецкая компания MEINL использует четыре различных бронзы. Это сплавы B20 (80 % меди, 20 % олова, следы серебра), B12 (88 % меди, 12 % олова, следы серебра), B10 (90 % меди, 10 % олова, следы серебра), B8 (92 % меди, 8 % олова, следы серебра).

Meinl FX9 — это сплав меди, марганца, олова и алюминия, который применяется в производстве новой серии Meinl Generation X, вышедшей в 2003 году. Предыдущие модели этой серии изготавливались из ковкой бронзы. Компания Meinl описывает сплав FX9 (69 % меди, 15 % марганца, 15 % цинка, 1 % алюминия) не как бронза, что должно означать, что в основе лежит не медь. Вместе с этим, существует мнение, что слово «бронза» должно быть использовано в отношении двухфазных сплавов, которые используются в данных ситуациях.

Сплавы Saluda GH это серия из четырёх различных сплавов, каждый основан на меди и состоит в общем из одиннадцати элементов. Все они уже сняты с производства. Saluda описывает их как «гибкая бронза» (flex bronze).

В отличие от тарелок, некоторые гонги изготавливают из нескольких металлов, сплавленных вместе. Используется множество различных металлов. Части некоторых традиционных гонгов, как то лучшие из «сосковых» гонгов, делаются из сплавов, основанных на железе.

Секретные сплавы

В прошлом сплавы, которыми пользовались некоторые мастера, были тщательно охраняемыми секретами. Современный химический анализ сделал такой подход невозможным, тем не менее некоторые источники до сих пор делают подобные заявления. Изготовление тарелок содержит множество секретов, но состав сплава к ним не относится.

Производители тарелок

Названия

В нотах инструмент может обозначаться на разных языках:

  • Английский : Cymbals
  • Французский : Cymbales
  • Немецкий : Becken (Teller для парных тарелок)
  • Итальянский : Piatti, cinelli
  • Испанский : Platos
  • Армянский : Ծնծղա (Цнцха)

См. также

Напишите отзыв о статье "Тарелка (музыкальный инструмент)"

Ссылки

  • Тарелки // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • [slovari.yandex.ru/тарелки/Музыкальный%20словарь/Тарелки/ Тарелки](недоступная ссылка с 14-06-2016 (2957 дней)) в музыкальном словаре
  • [www.popmech.ru/article/1007-tyisyacha-i-odna-tarelka/ Тысяча и одна тарелка: Алхимик Аведис искал золото для себя, а нашел его для всех музыкантов мира], Сергей Апресов, popmech.ru, декабрь 2006  (Проверено 3 декабря 2009)
  • К. Купинский. Школа игры на ударных инструментах. — М.: Московская Типография № 6, 1981. — 206 с. — ISBN 5-7140-0918-5.
  • Andy Gone. [drummer.org.ua/articles/tarelki-istoriya-i-sovremennost/ ТАРЕЛКИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ]. Проверено 6 ноября 2010. [www.webcitation.org/664ETL2p2 Архивировано из первоисточника 10 марта 2012].

Примечания

  1. Ханзадян Э. Музыкальные инструменты старой Армении (Исследования Национального исторического музея Армении). — Ереван: Национальный исторический музей Армении, 1959. — Т. 5. — 64 с.
  2. Зряковский Н. Н. Общий курс инструментоведения / Н. Беспалова. — М.: Музыка, 1976. — 480 с.
  3. [echostudio.ru/drum2.html Ударная установка]
  4. Адам Карс. История оркестровки / Ю.Липец. — М.: Музыка, 1990. — 306 с.
  5. [www.sabian.com/EN/products/apx.cfm SABIAN Cymbals - APX Series]

Отрывок, характеризующий Тарелка (музыкальный инструмент)

Дело Пьера с Долоховым было замято, и, несмотря на тогдашнюю строгость государя в отношении дуэлей, ни оба противника, ни их секунданты не пострадали. Но история дуэли, подтвержденная разрывом Пьера с женой, разгласилась в обществе. Пьер, на которого смотрели снисходительно, покровительственно, когда он был незаконным сыном, которого ласкали и прославляли, когда он был лучшим женихом Российской империи, после своей женитьбы, когда невестам и матерям нечего было ожидать от него, сильно потерял во мнении общества, тем более, что он не умел и не желал заискивать общественного благоволения. Теперь его одного обвиняли в происшедшем, говорили, что он бестолковый ревнивец, подверженный таким же припадкам кровожадного бешенства, как и его отец. И когда, после отъезда Пьера, Элен вернулась в Петербург, она была не только радушно, но с оттенком почтительности, относившейся к ее несчастию, принята всеми своими знакомыми. Когда разговор заходил о ее муже, Элен принимала достойное выражение, которое она – хотя и не понимая его значения – по свойственному ей такту, усвоила себе. Выражение это говорило, что она решилась, не жалуясь, переносить свое несчастие, и что ее муж есть крест, посланный ей от Бога. Князь Василий откровеннее высказывал свое мнение. Он пожимал плечами, когда разговор заходил о Пьере, и, указывая на лоб, говорил:
– Un cerveau fele – je le disais toujours. [Полусумасшедший – я всегда это говорил.]
– Я вперед сказала, – говорила Анна Павловна о Пьере, – я тогда же сейчас сказала, и прежде всех (она настаивала на своем первенстве), что это безумный молодой человек, испорченный развратными идеями века. Я тогда еще сказала это, когда все восхищались им и он только приехал из за границы, и помните, у меня как то вечером представлял из себя какого то Марата. Чем же кончилось? Я тогда еще не желала этой свадьбы и предсказала всё, что случится.
Анна Павловна по прежнему давала у себя в свободные дни такие вечера, как и прежде, и такие, какие она одна имела дар устроивать, вечера, на которых собиралась, во первых, la creme de la veritable bonne societe, la fine fleur de l'essence intellectuelle de la societe de Petersbourg, [сливки настоящего хорошего общества, цвет интеллектуальной эссенции петербургского общества,] как говорила сама Анна Павловна. Кроме этого утонченного выбора общества, вечера Анны Павловны отличались еще тем, что всякий раз на своем вечере Анна Павловна подавала своему обществу какое нибудь новое, интересное лицо, и что нигде, как на этих вечерах, не высказывался так очевидно и твердо градус политического термометра, на котором стояло настроение придворного легитимистского петербургского общества.
В конце 1806 года, когда получены были уже все печальные подробности об уничтожении Наполеоном прусской армии под Иеной и Ауерштетом и о сдаче большей части прусских крепостей, когда войска наши уж вступили в Пруссию, и началась наша вторая война с Наполеоном, Анна Павловна собрала у себя вечер. La creme de la veritable bonne societe [Сливки настоящего хорошего общества] состояла из обворожительной и несчастной, покинутой мужем, Элен, из MorteMariet'a, обворожительного князя Ипполита, только что приехавшего из Вены, двух дипломатов, тетушки, одного молодого человека, пользовавшегося в гостиной наименованием просто d'un homme de beaucoup de merite, [весьма достойный человек,] одной вновь пожалованной фрейлины с матерью и некоторых других менее заметных особ.
Лицо, которым как новинкой угащивала в этот вечер Анна Павловна своих гостей, был Борис Друбецкой, только что приехавший курьером из прусской армии и находившийся адъютантом у очень важного лица.
Градус политического термометра, указанный на этом вечере обществу, был следующий: сколько бы все европейские государи и полководцы ни старались потворствовать Бонапартию, для того чтобы сделать мне и вообще нам эти неприятности и огорчения, мнение наше на счет Бонапартия не может измениться. Мы не перестанем высказывать свой непритворный на этот счет образ мыслей, и можем сказать только прусскому королю и другим: тем хуже для вас. Tu l'as voulu, George Dandin, [Ты этого хотел, Жорж Дандэн,] вот всё, что мы можем сказать. Вот что указывал политический термометр на вечере Анны Павловны. Когда Борис, который должен был быть поднесен гостям, вошел в гостиную, уже почти всё общество было в сборе, и разговор, руководимый Анной Павловной, шел о наших дипломатических сношениях с Австрией и о надежде на союз с нею.
Борис в щегольском, адъютантском мундире, возмужавший, свежий и румяный, свободно вошел в гостиную и был отведен, как следовало, для приветствия к тетушке и снова присоединен к общему кружку.
Анна Павловна дала поцеловать ему свою сухую руку, познакомила его с некоторыми незнакомыми ему лицами и каждого шопотом определила ему.
– Le Prince Hyppolite Kouraguine – charmant jeune homme. M r Kroug charge d'affaires de Kopenhague – un esprit profond, и просто: М r Shittoff un homme de beaucoup de merite [Князь Ипполит Курагин, милый молодой человек. Г. Круг, Копенгагенский поверенный в делах, глубокий ум. Г. Шитов, весьма достойный человек] про того, который носил это наименование.
Борис за это время своей службы, благодаря заботам Анны Михайловны, собственным вкусам и свойствам своего сдержанного характера, успел поставить себя в самое выгодное положение по службе. Он находился адъютантом при весьма важном лице, имел весьма важное поручение в Пруссию и только что возвратился оттуда курьером. Он вполне усвоил себе ту понравившуюся ему в Ольмюце неписанную субординацию, по которой прапорщик мог стоять без сравнения выше генерала, и по которой, для успеха на службе, были нужны не усилия на службе, не труды, не храбрость, не постоянство, а нужно было только уменье обращаться с теми, которые вознаграждают за службу, – и он часто сам удивлялся своим быстрым успехам и тому, как другие могли не понимать этого. Вследствие этого открытия его, весь образ жизни его, все отношения с прежними знакомыми, все его планы на будущее – совершенно изменились. Он был не богат, но последние свои деньги он употреблял на то, чтобы быть одетым лучше других; он скорее лишил бы себя многих удовольствий, чем позволил бы себе ехать в дурном экипаже или показаться в старом мундире на улицах Петербурга. Сближался он и искал знакомств только с людьми, которые были выше его, и потому могли быть ему полезны. Он любил Петербург и презирал Москву. Воспоминание о доме Ростовых и о его детской любви к Наташе – было ему неприятно, и он с самого отъезда в армию ни разу не был у Ростовых. В гостиной Анны Павловны, в которой присутствовать он считал за важное повышение по службе, он теперь тотчас же понял свою роль и предоставил Анне Павловне воспользоваться тем интересом, который в нем заключался, внимательно наблюдая каждое лицо и оценивая выгоды и возможности сближения с каждым из них. Он сел на указанное ему место возле красивой Элен, и вслушивался в общий разговор.
– Vienne trouve les bases du traite propose tellement hors d'atteinte, qu'on ne saurait y parvenir meme par une continuite de succes les plus brillants, et elle met en doute les moyens qui pourraient nous les procurer. C'est la phrase authentique du cabinet de Vienne, – говорил датский charge d'affaires. [Вена находит основания предлагаемого договора до того невозможными, что достигнуть их нельзя даже рядом самых блестящих успехов: и она сомневается в средствах, которые могут их нам доставить. Это подлинная фраза венского кабинета, – сказал датский поверенный в делах.]
– C'est le doute qui est flatteur! – сказал l'homme a l'esprit profond, с тонкой улыбкой. [Сомнение лестно! – сказал глубокий ум,]
– Il faut distinguer entre le cabinet de Vienne et l'Empereur d'Autriche, – сказал МorteMariet. – L'Empereur d'Autriche n'a jamais pu penser a une chose pareille, ce n'est que le cabinet qui le dit. [Необходимо различать венский кабинет и австрийского императора. Австрийский император никогда не мог этого думать, это говорит только кабинет.]
– Eh, mon cher vicomte, – вмешалась Анна Павловна, – l'Urope (она почему то выговаривала l'Urope, как особенную тонкость французского языка, которую она могла себе позволить, говоря с французом) l'Urope ne sera jamais notre alliee sincere. [Ах, мой милый виконт, Европа никогда не будет нашей искренней союзницей.]
Вслед за этим Анна Павловна навела разговор на мужество и твердость прусского короля с тем, чтобы ввести в дело Бориса.
Борис внимательно слушал того, кто говорит, ожидая своего череда, но вместе с тем успевал несколько раз оглядываться на свою соседку, красавицу Элен, которая с улыбкой несколько раз встретилась глазами с красивым молодым адъютантом.
Весьма естественно, говоря о положении Пруссии, Анна Павловна попросила Бориса рассказать свое путешествие в Глогау и положение, в котором он нашел прусское войско. Борис, не торопясь, чистым и правильным французским языком, рассказал весьма много интересных подробностей о войсках, о дворе, во всё время своего рассказа старательно избегая заявления своего мнения насчет тех фактов, которые он передавал. На несколько времени Борис завладел общим вниманием, и Анна Павловна чувствовала, что ее угощенье новинкой было принято с удовольствием всеми гостями. Более всех внимания к рассказу Бориса выказала Элен. Она несколько раз спрашивала его о некоторых подробностях его поездки и, казалось, весьма была заинтересована положением прусской армии. Как только он кончил, она с своей обычной улыбкой обратилась к нему:
– Il faut absolument que vous veniez me voir, [Необходимо нужно, чтоб вы приехали повидаться со мною,] – сказала она ему таким тоном, как будто по некоторым соображениям, которые он не мог знать, это было совершенно необходимо.
– Mariedi entre les 8 et 9 heures. Vous me ferez grand plaisir. [Во вторник, между 8 и 9 часами. Вы мне сделаете большое удовольствие.] – Борис обещал исполнить ее желание и хотел вступить с ней в разговор, когда Анна Павловна отозвала его под предлогом тетушки, которая желала его cлышать.
– Вы ведь знаете ее мужа? – сказала Анна Павловна, закрыв глаза и грустным жестом указывая на Элен. – Ах, это такая несчастная и прелестная женщина! Не говорите при ней о нем, пожалуйста не говорите. Ей слишком тяжело!


Когда Борис и Анна Павловна вернулись к общему кружку, разговором в нем завладел князь Ипполит.
Он, выдвинувшись вперед на кресле, сказал: Le Roi de Prusse! [Прусский король!] и сказав это, засмеялся. Все обратились к нему: Le Roi de Prusse? – спросил Ипполит, опять засмеялся и опять спокойно и серьезно уселся в глубине своего кресла. Анна Павловна подождала его немного, но так как Ипполит решительно, казалось, не хотел больше говорить, она начала речь о том, как безбожный Бонапарт похитил в Потсдаме шпагу Фридриха Великого.
– C'est l'epee de Frederic le Grand, que je… [Это шпага Фридриха Великого, которую я…] – начала было она, но Ипполит перебил ее словами:
– Le Roi de Prusse… – и опять, как только к нему обратились, извинился и замолчал. Анна Павловна поморщилась. MorteMariet, приятель Ипполита, решительно обратился к нему:
– Voyons a qui en avez vous avec votre Roi de Prusse? [Ну так что ж о прусском короле?]
Ипполит засмеялся, как будто ему стыдно было своего смеха.
– Non, ce n'est rien, je voulais dire seulement… [Нет, ничего, я только хотел сказать…] (Он намерен был повторить шутку, которую он слышал в Вене, и которую он целый вечер собирался поместить.) Je voulais dire seulement, que nous avons tort de faire la guerre рour le roi de Prusse. [Я только хотел сказать, что мы напрасно воюем pour le roi de Prusse . (Непереводимая игра слов, имеющая значение: «по пустякам».)]
Борис осторожно улыбнулся так, что его улыбка могла быть отнесена к насмешке или к одобрению шутки, смотря по тому, как она будет принята. Все засмеялись.
– Il est tres mauvais, votre jeu de mot, tres spirituel, mais injuste, – грозя сморщенным пальчиком, сказала Анна Павловна. – Nous ne faisons pas la guerre pour le Roi de Prusse, mais pour les bons principes. Ah, le mechant, ce prince Hippolytel [Ваша игра слов не хороша, очень умна, но несправедлива; мы не воюем pour le roi de Prusse (т. e. по пустякам), а за добрые начала. Ах, какой он злой, этот князь Ипполит!] – сказала она.