Джиллингем (футбольный клуб)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Джиллингем
Полное
название
Gillingham Football Club
Прозвища Жабры (англ. The Gills)
Основан 1893
Стадион Пристфилд, Джиллингем
Вместимость 11 582
Президент Пол Скелли
Тренер Джастин Эдинбург
Капитан Джош Райт
Соревнование Первая лига
2015/16 9-е
Основная
форма
Гостевая
форма

<td>

Резервная
форма
К:Футбольные клубы, основанные в 1893 годуДжиллингем (футбольный клуб)Джиллингем (футбольный клуб)

«Джиллингем» (англ. Gillingham FC) — английский профессиональный футбольный клуб из одноимённого города, в графстве Кент. Играют свои домашние матчи на стадионе «Пристфилд».





Достижения

Текущий состав

По состоянию на 21 октября 2016 года
Игрок Страна Дата рождения Бывший клуб Контракт
Вратари
1 Стюарт Нельсон 17 сентября 1981 (42 года) Ноттс Каунти 2012—2018
13 Том Хэдлер 30 июля 1996 (27 лет) Воспитанник клуба 2014—2018
30 Джонатан Бонд 19 мая 1993 (31 год) В аренде у Рединга до 7.1.2017
Защитники
2 Райан Джексон 31 июля 1990 (33 года) Ньюпорт Каунти 2015—2017
3 Брэдли Гармстон 18 января 1994 (30 лет) Вест Бромвич Альбион 2015—2018
5 Макс Эмер 3 февраля 1992 (32 года) Куинз Парк Рейнджерс 2015—2018
6 Адедеджи Ошиладжа 16 июля 1993 (30 лет) В аренде у Кардифф Сити до 30.6.2017
12 Пол Кончески 15 мая 1981 (43 года) Лестер Сити 2016—2017
18 Джош Паск 1 ноября 1997 (26 лет) В аренде у Вест Хэм Юнайтед до 31.5.2017
36 Бэйли Каргилл 13 октября 1995 (28 лет) В аренде у Борнмута до 1.1.2017
Полузащитники
4 Крис Хёрд 4 апреля 1989 (35 лет) Перт Глори 2016—2017
7 Скотт Уогстафф 31 марта 1990 (34 года) Бристоль Сити 2016—2018
8 Джейк Хессенталер 20 апреля 1994 (30 лет) Воспитанник клуба 2013—2019
11 Билли Нотт 28 ноября 1992 (31 год) Брэдфорд Сити 2016—2021
14 Ли Мартин 9 февраля 1987 (37 лет) Миллуолл 2016—2018
15 Аарон Моррис 30 декабря 1989 (34 года) Уимблдон 2014—2018
16 Эммануэль Осадебе 1 октября 1996 (27 лет) Тоттенхэм Хотспур 2015—2017
20 Даррен Олдэйкер 4 января 1999 (25 лет) Куинз Парк Рейнджерс 2015—2017
22 Митчелл Дикенсон 14 сентября 1994 (29 лет) Воспитанник клуба 2015—2017
23 Брэдли Дэк 31 декабря 1993 (30 лет) Чарльтон Атлетик 2012—2018
33 Марк Бирн 9 ноября 1988 (35 лет) Ньюпорт Каунти 2016—2018
44 Джош Райт 6 ноября 1989 (34 года) Лейтон Ориент 2015—2018
Нападающие
9 Рори Доннелли 18 февраля 1992 (32 года) Суонси Сити 2015—2017
10 Коди Макдональд 30 мая 1986 (38 лет) Ковентри Сити 2013—2017
17 Джо Куигли 10 декабря 1996 (27 лет) В аренде у Борнмута до 31.1.2017
21 Эллиотт Лист 12 мая 1997 (27 лет) Кристал Пэлас 2015—2017
24 Грег Кандл 20 марта 1997 (27 лет) Воспитанник клуба 2015—2017
45 Фрэнк Набл 24 сентября 1991 (32 года) Тяньцзинь Сунцзян 2016—2021
50 Джей Эммануэль-Томас 27 декабря 1990 (33 года) В аренде у КПР до 31.5.2017

Тренеры

Президенты

Следующие люди были председателями совета клуба директоров:[1]

1893-95 Гораций Кронин
1895-97 Вейрен
1897-1902 Чексфилд
1902-12 Джеймс Барнс
1912-22 Кроули
1922-30 Джек Кнайт
1930-32 Чиппик
1932-34 Крамби
1934-47 Джек Кнайт
1947-59 Чарльс Кокс
1959-61 Леч
1961-83 Клиффорд Гроссмарк
1983-86 Чарльс Кокс
1986-89 Рой Вуд
1989-91 Люкехарст
1991-95[2] Бернард Бейкер
1995[3] Тони Смит
1995-[4] Пауль Скелли

Известные игроки

Смотри также Категория:Игроки ФК «Джиллингем»

Сайты

  • [www.gillinghamfootballclub.com Official club website]
  • [www.gillsconnect.com Gills Connect fansite]

Напишите отзыв о статье "Джиллингем (футбольный клуб)"

Примечания

  1. Bradley Andy. Home of the Shouting Men: Complete History of Gillingham Football Club 1893–1993. — P. 392.
  2. Trevor Haylett. [www.independent.co.uk/sport/everton-fail-to-win-saunders-1567423.html Everton fail to win Saunders]. The Independent (10 января 1995). Проверено 26 июня 2008. [www.webcitation.org/66SxOHVqN Архивировано из первоисточника 27 марта 2012].
  3. David Conn. [www.guardian.co.uk/football/2008/mar/26/sport.comment?commentpage=1 Uncertain future turns fans green about the Gills]. The Guardian (26 марта 2008). Проверено 26 июня 2008. [www.webcitation.org/68GA6Dk5g Архивировано из первоисточника 8 июня 2012].
  4. Paul Scally. [www.guardian.co.uk/football/2002/feb/15/sport.facup Scally's rocky road to Highbury]. The Guardian (15 февраля 2002). Проверено 26 июня 2008. [www.webcitation.org/66SxPN8yU Архивировано из первоисточника 27 марта 2012].

Отрывок, характеризующий Джиллингем (футбольный клуб)

Записка, поданная Бенигсеном о необходимости наступления, и сведения казаков о незакрытом левом фланге французов были только последние признаки необходимости отдать приказание о наступлении, и наступление было назначено на 5 е октября.
4 го октября утром Кутузов подписал диспозицию. Толь прочел ее Ермолову, предлагая ему заняться дальнейшими распоряжениями.
– Хорошо, хорошо, мне теперь некогда, – сказал Ермолов и вышел из избы. Диспозиция, составленная Толем, была очень хорошая. Так же, как и в аустерлицкой диспозиции, было написано, хотя и не по немецки:
«Die erste Colonne marschiert [Первая колонна идет (нем.) ] туда то и туда то, die zweite Colonne marschiert [вторая колонна идет (нем.) ] туда то и туда то» и т. д. И все эти колонны на бумаге приходили в назначенное время в свое место и уничтожали неприятеля. Все было, как и во всех диспозициях, прекрасно придумано, и, как и по всем диспозициям, ни одна колонна не пришла в свое время и на свое место.
Когда диспозиция была готова в должном количестве экземпляров, был призван офицер и послан к Ермолову, чтобы передать ему бумаги для исполнения. Молодой кавалергардский офицер, ординарец Кутузова, довольный важностью данного ему поручения, отправился на квартиру Ермолова.
– Уехали, – отвечал денщик Ермолова. Кавалергардский офицер пошел к генералу, у которого часто бывал Ермолов.
– Нет, и генерала нет.
Кавалергардский офицер, сев верхом, поехал к другому.
– Нет, уехали.
«Как бы мне не отвечать за промедление! Вот досада!» – думал офицер. Он объездил весь лагерь. Кто говорил, что видели, как Ермолов проехал с другими генералами куда то, кто говорил, что он, верно, опять дома. Офицер, не обедая, искал до шести часов вечера. Нигде Ермолова не было и никто не знал, где он был. Офицер наскоро перекусил у товарища и поехал опять в авангард к Милорадовичу. Милорадовича не было тоже дома, но тут ему сказали, что Милорадович на балу у генерала Кикина, что, должно быть, и Ермолов там.
– Да где же это?
– А вон, в Ечкине, – сказал казачий офицер, указывая на далекий помещичий дом.
– Да как же там, за цепью?
– Выслали два полка наших в цепь, там нынче такой кутеж идет, беда! Две музыки, три хора песенников.
Офицер поехал за цепь к Ечкину. Издалека еще, подъезжая к дому, он услыхал дружные, веселые звуки плясовой солдатской песни.
«Во олузя а ах… во олузях!..» – с присвистом и с торбаном слышалось ему, изредка заглушаемое криком голосов. Офицеру и весело стало на душе от этих звуков, но вместе с тем и страшно за то, что он виноват, так долго не передав важного, порученного ему приказания. Был уже девятый час. Он слез с лошади и вошел на крыльцо и в переднюю большого, сохранившегося в целости помещичьего дома, находившегося между русских и французов. В буфетной и в передней суетились лакеи с винами и яствами. Под окнами стояли песенники. Офицера ввели в дверь, и он увидал вдруг всех вместе важнейших генералов армии, в том числе и большую, заметную фигуру Ермолова. Все генералы были в расстегнутых сюртуках, с красными, оживленными лицами и громко смеялись, стоя полукругом. В середине залы красивый невысокий генерал с красным лицом бойко и ловко выделывал трепака.
– Ха, ха, ха! Ай да Николай Иванович! ха, ха, ха!..
Офицер чувствовал, что, входя в эту минуту с важным приказанием, он делается вдвойне виноват, и он хотел подождать; но один из генералов увидал его и, узнав, зачем он, сказал Ермолову. Ермолов с нахмуренным лицом вышел к офицеру и, выслушав, взял от него бумагу, ничего не сказав ему.
– Ты думаешь, это нечаянно он уехал? – сказал в этот вечер штабный товарищ кавалергардскому офицеру про Ермолова. – Это штуки, это все нарочно. Коновницына подкатить. Посмотри, завтра каша какая будет!


На другой день, рано утром, дряхлый Кутузов встал, помолился богу, оделся и с неприятным сознанием того, что он должен руководить сражением, которого он не одобрял, сел в коляску и выехал из Леташевки, в пяти верстах позади Тарутина, к тому месту, где должны были быть собраны наступающие колонны. Кутузов ехал, засыпая и просыпаясь и прислушиваясь, нет ли справа выстрелов, не начиналось ли дело? Но все еще было тихо. Только начинался рассвет сырого и пасмурного осеннего дня. Подъезжая к Тарутину, Кутузов заметил кавалеристов, ведших на водопой лошадей через дорогу, по которой ехала коляска. Кутузов присмотрелся к ним, остановил коляску и спросил, какого полка? Кавалеристы были из той колонны, которая должна была быть уже далеко впереди в засаде. «Ошибка, может быть», – подумал старый главнокомандующий. Но, проехав еще дальше, Кутузов увидал пехотные полки, ружья в козлах, солдат за кашей и с дровами, в подштанниках. Позвали офицера. Офицер доложил, что никакого приказания о выступлении не было.
– Как не бы… – начал Кутузов, но тотчас же замолчал и приказал позвать к себе старшего офицера. Вылезши из коляски, опустив голову и тяжело дыша, молча ожидая, ходил он взад и вперед. Когда явился потребованный офицер генерального штаба Эйхен, Кутузов побагровел не оттого, что этот офицер был виною ошибки, но оттого, что он был достойный предмет для выражения гнева. И, трясясь, задыхаясь, старый человек, придя в то состояние бешенства, в которое он в состоянии был приходить, когда валялся по земле от гнева, он напустился на Эйхена, угрожая руками, крича и ругаясь площадными словами. Другой подвернувшийся, капитан Брозин, ни в чем не виноватый, потерпел ту же участь.
– Это что за каналья еще? Расстрелять мерзавцев! – хрипло кричал он, махая руками и шатаясь. Он испытывал физическое страдание. Он, главнокомандующий, светлейший, которого все уверяют, что никто никогда не имел в России такой власти, как он, он поставлен в это положение – поднят на смех перед всей армией. «Напрасно так хлопотал молиться об нынешнем дне, напрасно не спал ночь и все обдумывал! – думал он о самом себе. – Когда был мальчишкой офицером, никто бы не смел так надсмеяться надо мной… А теперь!» Он испытывал физическое страдание, как от телесного наказания, и не мог не выражать его гневными и страдальческими криками; но скоро силы его ослабели, и он, оглядываясь, чувствуя, что он много наговорил нехорошего, сел в коляску и молча уехал назад.
Излившийся гнев уже не возвращался более, и Кутузов, слабо мигая глазами, выслушивал оправдания и слова защиты (Ермолов сам не являлся к нему до другого дня) и настояния Бенигсена, Коновницына и Толя о том, чтобы то же неудавшееся движение сделать на другой день. И Кутузов должен был опять согласиться.


На другой день войска с вечера собрались в назначенных местах и ночью выступили. Была осенняя ночь с черно лиловатыми тучами, но без дождя. Земля была влажна, но грязи не было, и войска шли без шума, только слабо слышно было изредка бренчанье артиллерии. Запретили разговаривать громко, курить трубки, высекать огонь; лошадей удерживали от ржания. Таинственность предприятия увеличивала его привлекательность. Люди шли весело. Некоторые колонны остановились, поставили ружья в козлы и улеглись на холодной земле, полагая, что они пришли туда, куда надо было; некоторые (большинство) колонны шли целую ночь и, очевидно, зашли не туда, куда им надо было.
Граф Орлов Денисов с казаками (самый незначительный отряд из всех других) один попал на свое место и в свое время. Отряд этот остановился у крайней опушки леса, на тропинке из деревни Стромиловой в Дмитровское.
Перед зарею задремавшего графа Орлова разбудили. Привели перебежчика из французского лагеря. Это был польский унтер офицер корпуса Понятовского. Унтер офицер этот по польски объяснил, что он перебежал потому, что его обидели по службе, что ему давно бы пора быть офицером, что он храбрее всех и потому бросил их и хочет их наказать. Он говорил, что Мюрат ночует в версте от них и что, ежели ему дадут сто человек конвою, он живьем возьмет его. Граф Орлов Денисов посоветовался с своими товарищами. Предложение было слишком лестно, чтобы отказаться. Все вызывались ехать, все советовали попытаться. После многих споров и соображений генерал майор Греков с двумя казачьими полками решился ехать с унтер офицером.