Вест Хэм Юнайтед

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Вест Хэм Юнайтед
Полное
название
West Ham United Football Club
Прозвища Молотки
(англ. The Hammers)
Утюги (англ. The Irons)
Основан 1895
Стадион Олимпийский стадион, Лондон
Вместимость 60 010
Владелец Дэвид Голд
Дэвид Салливан
Straumur-Burdaras Bank
Тренер Славен Билич
Капитан Марк Нобл
Рейтинг 117-е место в рейтинге УЕФА[1]
Соревнование Премьер-лига
2015/16 7-е
Основная
форма
Гостевая
форма

<td>

Резервная
форма
К:Футбольные клубы, основанные в 1895 годуВест Хэм ЮнайтедВест Хэм Юнайтед

Футбольный клуб «Вест Хэм Юна́йтед» (англ. West Ham United FC) — английский профессиональный футбольный клуб из Аптон-Парк, района в округе Ньюэм на востоке Внутреннего Лондона. Клуб основан в 1895 году, в настоящее время выступает в Премьер-лиге.





История

XIX век. Ранние годы

Футбольный клуб «Вест Хэм» начал своё существование в 1895 году под другим названием. Тогда команду именовали «Thames Ironworks F.C.». Молодой клуб стал играть в Лиге Лондона через год после своего создания, и в следующем сезоне выиграл турнир. Затем он вступил во Второй дивизион Южной лиги. «Молотобойцы» праздновали успех в первом своём сезоне в новом турнире. В 1900 году клуб изменил название и стал именоваться «Вест Хэм Юнайтед». Это название команда сохранила и по сей день.

XX век

В 1923 году команда играла в финале Кубка Англии. «Вест Хэму» кое-как удавалось держаться на плаву в Первом дивизионе, но в 1932 году клуб вылетел во Второй дивизион и находился там довольно долго — четверть века.

В 1950-е годы команда стала прогрессировать. Пришёл новый тренер Тэд Фентон, который развивал таланты молодых игроков, что вскоре принесло ощутимый результат. Он заключался в том, что в 1958 году «Молотобойцы» вновь вышли в Первый дивизион, выиграв чемпионат Второго дивизиона.

В 1961 году в «Вест Хэме» сменился тренер. На место Тэда Фентона пришёл Рон Гринвуд. Он использовал начинания предыдущего тренера в плане молодых игроков. Вдобавок он приобрёл несколько неплохих футболистов и изменил схему игры. Всё это принесло успех команде Гринвуда — победу в Кубке Англии над «Престон Норт Энд» 3:2. Но ещё в полуфинале молотобойцам удалось одержать победу над «Манчестер Юнайтед». На этом команда не остановилась. Вскоре «Вест Хэм» одержал свою первую крупную победу на европейской арене, обыграв в финале Кубка обладателей кубков УЕФА «Мюнхен 1860».

К 1970-м годам ушли несколько ведущих игроков, а также и Гринвуд. Новым тренером стал Джон Лайал. С командой Лайал выиграл Кубок Англии в 1975 году. А в 1976 год у «Вест Хэм» мог повторить свой европейский успех и выиграть Кубок кубков во второй раз, но потерпел неудачу, в финале проиграв бельгийскому «Андерлехту». Дальше положение ухудшилось — команда вылетела во Второй дивизион в 1978 году.

Через три года клуб вернулся, причём в 1980 год у «Вест Хэм» в третий раз за свою историю выиграл Кубок Англии, а в 1981 году был близок к выигрышу Кубка Футбольной лиги, но уступил «Ливерпулю». Вскоре команда заняла третье место в Первом дивизионе, что является для неё лучшим результатом и по сей день. В 1989 году «Вест Хэм» опять опустился в более низкий по уровню дивизион, через два года он вернулся, но в 1992 году последовало очередное понижение в классе.

В начале 1990-е годы|1990-х к тренеру Билли Бондсу присоединился Харри Реднапп. Клуб сразу же вернулся в недавно образованную Премьер-лигу. Вскоре Реднапп остался один. При нём команда держалась в Премьер-лиге, а в 1999 году выиграла Кубок Интертото.

XXI век

В сезоне 2002/03, после неудачного периода, когда клубу удалось одержать первую домашнюю победу лишь спустя 6 месяцев после начала турнира, «Вест Хэм» покинул Премьер-лигу. В следующем сезоне, команда, через игры плей-офф, добралась до финала и могла вернуться в элиту, но проиграла «Кристалл Пэлас». В конце сезона 2004/05 «Вест Хэм» занял 6-ое место в Чемпионате Футбольной лиги. После этого снова последовали игры плей-офф, в которых «Вест Хэм» вышел победителем. Сначала, на «Аптон Парк» была ничья 2:2 с «Ипсвичем» (который финишировал третьим, опережая «Вест Хэм Юнайтед» на 12 очков), а уже на «Портмэн Роуд» (домашняя арена «Ипсвич Таун»), «Вест Хэм» выиграл 2:0, таким образом, пройдя в финал плей-офф. В финале «Вест Хэм» встречался с «Прэстон Норт Энд», и выиграл тот матч 1:0, благодаря чему снова вернулся в Премьер-лигу. В сезонах с 2005/06 по 2008/09 команда занимала места в середине таблицы премьер-лиги.

С сезона 2009/10 команда боролась за выживание. В сезоне 2010/11 «Вест Хэм Юнайтед» покинул Премьер-лигу.

В сезоне 2011/12 «Вест Хэм» занял 3 место в Чемпионшипе, что дало ему право на стыковые матчи за попадание в Премьер-лигу. В полуфинале был обыгран по сумме двух встреч «Кардифф Сити» со счетом 5:0. В финале «молотобойцы» обыграли «Блэкпул» со счетом 2:1, тем самым обеспечив себе место в Премьер-лиге. В сезоне 2012/13 команда заняла 10 место в Премьер-лиге. В мае 2013 года клуб объявил о приобретении флангового защитника донецкого «Шахтёра» румынского футболиста Рэзвана Раца. В июне того же года был приобретен нападающий сборной Англии Энди Кэрролл, игрок команды «Ливерпуль», ранее уже отыгравший один сезон за «Вест Хэм».

Клуб

Стадион

На протяжении 114 лет (с 1904 по 2016) стадионом клуба был «Аптон Парк» (Upton Park, Лондон E13 9AZ) (среди болельщиков «Вест Хэма» много тех, кто все еще предпочитает называть стадион не иначе как «Болейн Граунд»). Но в 2013 году мэром Лондона было подписано соглашение, по которому клуб получил 54-тысячный Олимпийский стадион в аренду у Лондона на 99 лет, выплачивая ₤2 млн в год за владение, также получив от государства ₤25 млн на проведение реконструкции.

Перед началом сезона 2016/17 «Вест Хэм» официально переезжает на Олимпийский стадион. После завершения реконструкции Олимпийский стадион наивысшей (4-ой) категории УЕФА с 54 тысячами мест станет третьим по вместимости стадионом среди клубов АПЛ. Что касается «Болейн Граунд», который был домашней ареной молотобойцев более 110 лет, то данный стадион продан девелоперской компании «Galliard». На месте стадиона будет возведен жилой комплекс из 15 зданий (более 800 жилых квартир), некоторые из которых по предварительной согласованности будут носить имена известных игроков «Вест Хэма».

Последний официальный матч на «Болейн Граунд» «Вест Хэм» провёл 10 мая 2016 года против «Манчестер Юнайтед». Матч закончился победой «молотобойцев» со счётом 3:2.

Гимн Вест Хэма

«I’m Forever Blowing Bubbles»

Многие клубы имеют свои традиционные песни, которые, с годами, становятся их неофициальными гимнами. Для «Вест Хэм Юнайтед» это «I’m Forever Blowing Bubbles» — старая эстрадная песня, впервые появившаяся в 1918 году и опубликованная годом позже. Автор музыки — Джон Келетт (John Kellette). Слова приписывают «Джан Кенбрович» («Jaan Kenbrovin»), которые, вообще-то являются коллективом, которому был дан такой псевдоним в честь собственных имен его участников.

Сейчас, через много лет, «I’m Forever Blowing Bubbles» ассоциируется только с «Вест Хэмом» и исполняется болельщиками на трибунах перед каждой игрой. В 1975 году эта песня была записана футболистами состава, который тогда стал обладателем Кубка Англии.

Эмблема и цвета клуба

На заре своей истории эмблема «Вест Хэма» представляла собой скрещенную пару клепальных молотков, которые используются в кораблестроении. Замок (крепость, башня?) был добавлен на эмблему в 1900 году, и олицетворял хорошо известное местное строение. Грин Стрит Хаус (Green Street House) был известен как «Замок Болейн» («Boleyn Castle»), и называние которого ассоциировалось с именем Анны Болейн, которая якобы владела замком. «Замок Болейн» изображен на эмблеме Вест Хэма в виде традиционного замка с башнями, а на переднем плане замка скрещенные молотки.

Однако есть ещё одна версия, почему на эмблеме расположен замок. Это могло быть следствием того, что некоторое время, за Вест Хэм играли игроки клуба «Олд Кастл Свифтс» («Old Castle Swifts F.C.»). В конце 90-х годов 20-го века, дизайн эмблемы был изменен. Лондонское дизайн агентство «Springett Associates» изобразило широкий желтый замок с «окнами» в виде крестов и немного заостренными бойками молотков.

Бордовый (вообще-то на английском языке, этот цвет называется claret, и переводится как багряный или пурпурно-красный) и небесно голубой цвета, были цветами домашней формы клуба «Темз Айронуоркс» («Thames Ironworks»). И есть предположения, что форма Астон Виллы была взята в качестве прообраза для основных цветов «Вест Хэма». В 2014 году была представлена новая эмблема клуба, которая станет официальной после переезда на новый стадион.

В то время как дизайн домашней формы, всегда сохранял пурпурно-красный цвет с голубыми рукавами, выездной вариант менялся в течение нескольких лет. В основном это был белый и небесно голубой, но также присутствовали такие цвета как темно-синий и сурового полотна. В последние годы клуб периодически меняет выездной дизайн формы, используя голубой белый и темно синий цвета. Фактически из года в год, выездная форма приобретает иной вид на сезон. Так в сезоне 2006/7 «Вест Хэм» выступал на выездных матчах в темно синей форме.

Форма

Годы Производители формы
1962-1976 Umbro
1976-1980 Admiral
1980-1987 Adidas
1987-1993 Bukta
1995—1999 Pony
1999-2003 Fila
2003-2007 Reebok
2007-2008 Umbro
2008 −2013 Macron
2014-2015 Adidas
2016—н. в. Umbro

Спонсоры

Годы Титульные спонсоры
1983—1989 AVCO Trust
1989—1993 BAC Windows
1993—1997 Dagenham Motors
1998—2003 Dr. Martens
2003—2007 Jobserve
2007—2009 XL
2010—2013 SBOBET
2014—2015 Alpari FX
2015 н. в. Betway

Болельщики

Когда-то в East End существовало неписаное правило для пришельцев — им категорически не разрешались две вещи — торговать и посещать местные пабы. Прошли годы и подобные правила забылись (главным образом из-за большой миграции населения), но до сих пор одна традиция остается незыблемой, как скала — никто без корней в Ист Энде не может поддерживать футбольный клуб «West Ham». Нет сомнений, что фанаты «West Ham» удивительно преданны своему клубу, и эта преданность иногда заходит очень далеко.

Клуб West Ham United являлся неотъемлемой частью культуры East End в начале века. Эта команда очень быстро завоевала любовь местного населения, ведь большинство игроков были коренными жителями. Во время Второй мировой войны в результате бомбежки не только доки, но и большинство улиц и жилых домов английской столицы были серьезно повреждены. В итоге целые районы были вынуждены переселяться на восток ближе к Grays, Romford и Tilbury, но несмотря ни на что, главной традицией переселенцев оставалась верность старому Ист Энду. Для многих единственным связующим звеном с прошлым остался футбольный клуб West Ham United.

В 1950-х годах реконструкция Лондона, вынудила еще часть горожан покинуть город и переселиться в New Towns к востоку от столицы. И так как эти люди были оторваны от своих корней, то они обратили все своё внимание на «West Ham», и верность своему клубу передавалась от поколения поколению, в отличие от остальных лондонских клубов, и если твой отец болел за «Irons», им будешь верен и ты, и твои дети. Вот что такое «West Ham», и еще много десятков лет он будет оставаться таким же.

Руководство

По состоянию на 10 июля 2015 года.[2]
Должность Имя
Сопредседатель Дэвид Салливан
Сопредседатель Дэвид Голд
Вице-председатель Карен Брейди CBE
Независимый директор Дэниел Харрис
Независимый директор Эндрю Бернар
Почетный президент клуба Терри Браун (Бывший владелец)
Главный клубный секретарь Эндрю Пинчер
Главный финансовый директор Энди Моллет
Исполнительный Директор Ангус Киннер
Исполнительный директор по маркетингу и связи Тарр Уоррен
Главный операционный директор Бен Иллингуорт

Тренерский штаб

Должность Имя
Главный тренер Славен Билич
Помощник главного тренера Никола Юрчевич
Тренер первой команды Джулиан Дикс
Тренер первой команды Эдин Тержич
Главный тренер резервистов Стив Поттс
Тренер по физ. подготовке Имон Свифт
Тренер по физ. подготовке Миленко Рак
Тренер вратарей Крис Вудс
Главный руководитель медицинского штаба Стейн Ванденбрук
Физиотерапевт Доминик Роган
Тренер молодёжной команды Терри Уэстли

Достижения

Национальные

Международные

Итого: 7 трофеев

Статистика и рекорды Вест Хэм Юнайтед

Посещаемость матчей

Трансферные рекорды

Самые крупные победы

Игроки с наибольшим количеством матчей

  • Выступления
  1. 804 Билли Бондс (1967-88)
  2. 674 Лэмпард, Фрэнк (старший) (1967-85)
  3. 647 Тревор Брукинг (1967-84)
  4. 646 Бобби Мур (1958-74)
  5. 600 Мартин, Элвин (1977-96)
  6. 548 Джимми Раффелл (1921-37)
  7. 505 Стив Поттс (1985-02)
  8. 505 Вик Уотсон (1920-35)
  9. 502 Джеффри Херст (1959-72)
  10. 467 Джим Барретт (1924-43)
  • Голы
  1. 326 Вик Уотсон (1920-35)
  2. 252 Джеффри Херст (1959-72)
  3. 166 Джон Дик (1953-63)
  4. 166 Джимми Раффелл (1921-37)
  5. 146 Тони Котти (1983-88), (1994-96)
  6. 107 Джонни Бирн (1961-67)
  7. 104 Робсон, Поп (1970-74), (1976-79)
  8. 102 Тревор Брукинг (1967-84)
  9. 100 Малколм Мусгров (1953-63)
  10. 100 Мартин Питерс (1962-70)

Текущий состав

Основной состав

По состоянию на 1 сентября 2016 года[3]
Игрок Страна Дата рождения Бывший клуб
Вратари
1 Даррен Рэндолф 12 мая 1987 (31 год) Бирмингем Сити
13 Адриан 3 января 1987 (32 года) Реал Бетис
34 Рафаэль Шпигель 19 декабря 1992 (26 лет) Грассхоппер
Защитники
2 Уинстон Рид 3 июля 1988 (30 лет) Мидтъюлланн
3 Аарон Крессуэлл 15 декабря 1989 (29 лет) Ипсвич Таун
5 Альваро Арбелоа 17 января 1983 (36 лет) Реал Мадрид
8 Шейху Куяте 21 декабря 1989 (29 лет) Андерлехт
17 Джой О’Брайен 17 февраля 1986 (32 года) Болтон Уондерерс
19 Джеймс Коллинз 23 августа 1983 (35 лет) Астон Вилла
21 Анджело Огбонна 23 мая 1988 (30 лет) Ювентус
22 Сэм Байрэм 16 сентября 1993 (25 лет) Лидс Юнайтед
26 Артюр Масуаку 7 ноября 1993 (25 лет) Олимпиакос
32 Рис Бёрк 2 сентября 1996 (22 года) воспитанник клуба
35 Рис Оксфорд 16 декабря 1998 (20 лет) воспитанник клуба
46 Мозес Макаси 22 сентября 1995 (23 года) воспитанник клуба
Полузащитники
4 Ховард Нортвейт 21 июня 1990 (28 лет) Боруссия Мёнхенгладбах
7 Софиан Фегули 26 декабря 1989 (29 лет) Валенсия
10 Мануэль Лансини 15 февраля 1993 (25 лет) Аль-Джазира
14 Педро Обианг 27 марта 1992 (26 лет) Сампдория
16 Марк Нобл 8 мая 1987 (31 год) воспитанник клуба
17 Гёкхан Тёре 20 января 1992 (27 лет) в аренде из Бешикташа
27 Димитри Пайет 29 марта 1987 (31 год) Олимпик Марсель
30 Мичейл Антонио 28 марта 1990 (28 лет) Ноттингем Форест
31 Эдимилсон Фернандеш 15 апреля 1996 (22 года) Сьон
36 Домингуш Кина 18 ноября 1999 (19 лет) Челси
41 Деклан Райс 14 января 1999 (20 лет) воспитанник клуба
42 Мартин Самуэльсен 17 апреля 1997 (21 год) Манчестер Сити
Нападающие
9 Энди Кэрролл 6 января 1989 (30 лет) Ливерпуль
11 Симоне Дзадза 25 июня 1991 (27 лет) в аренде из Ювентуса
15 Дьяфра Сако 24 декабря 1989 (29 лет) Мец
20 Андре Айю 17 декабря 1989 (29 лет) Суонси Сити
24 Эшли Флетчер 2 октября 1995 (23 года) Манчестер Юнайтед
28 Хонатан Кальери 23 сентября 1993 (25 лет) в аренде из Депортиво Мальдонадо
29 Антонио Мартинес 30 июня 1997 (21 год) Валенсия
40 Джейр Парфитт-Уильямс 1 октября 1996 (22 года) воспитанник клуба

Закреплённые номера

Основная статья: Закреплённые номера в футболе

Резервный состав

По состоянию на 11 июля 2015 года[3]
Позиция Имя Год рождения
36 Нап Эллиот Ли 1994
40 Защ Эммануэль Онариазе 1996
41 Защ Сэм Уэстли 1994
50 ПЗ Оскар Борг 1998
51 Нап Джордан Браун 1996
52 Нап Маркус Браун 1997
53 ПЗ Мэтт Картер 1997
54 Защ Лео Чемберс 1995
55 ПЗ Грейди Диангана 1998
56 ПЗ Росс Элсом 1997
57 Нап Джамал Гектор-Инграм 1998
58 Вр Сэм Хаус 1997
59 Защ Кайл Нойл 1996
61 Нап Нэтан Мавила 1995
Позиция Имя Год рождения
62 Защ Амос Наша 1995
63 Защ Вашон Нёфвилл 1999
65 Защ Джош Паск 1997
66 Защ Алекс Пайк 1997
67 ПЗ Джо Пауэлл 1998
69 ПЗ Энтони Скалли 1999
70 Защ Тунджи Акинола 1998
Вр Кларк Богард 1997
Вр Дэн Бонесс
Защ Джейк Эгглтон 1998
Защ Джордж Добсон 1997
ПЗ Ноа Сильвестр 1997
Нап Джаанай Гордон 1995

Трансферы 2016/2017

Лето

Пришли

Поз Игрок Прежний клуб
Защ Альваро Арбелоа*** Реал Мадрид
Защ Артюр Масуаку Олимпиакос
ПЗ Гёкхан Тёре* Бешикташ
ПЗ Диего Пойет** Чарльтон Атлетик
ПЗ Ховард Нортвейт*** Боруссия Мёнхенгладбах
ПЗ Софьян Фегули*** Валенсия
ПЗ Домингуш Кина*** Челси
ПЗ Эдимилсон Фернандеш Сьон
Нап Хонатан Кальери* Депортиво Мальдонадо
Нап Симоне Дзадза* Ювентус
Нап Эшли Флетчер*** Манчестер Юнайтед
Нап Антонио Мартинес*** Валенсия
Нап Андре Айю Суонси Сити

Ушли

Поз Игрок Новый клуб
Защ Стефен Хендри* Блэкберн Роверс
Защ Льюис Пейдж* Ковентри Сити
Защ Джеймс Томкинс Кристал Пэлас
Защ Дониэл Анри* Хорсенс
ПЗ Джош Каллен* Бредфорд Сити
ПЗ Диего Пойет*** свободный агент
Нап Эннер Валенсия* Эвертон

* В аренду
** Из аренды
*** Свободный агент

Известные игроки

Выпускники Академии «Вест Хэм Юнайтед»

Период выступления за Вест Хэм Юнайтед Имя Сыгранных матчей/забитых голов*
1965—1972 Гарри Реднапп 149 (7)
1967—1985 Лэмпард, Фрэнк (старший) 551 (18)
1984—1989 Пол Инс 72 (7)
1995—2000 Рио Фердинанд 127 (2)
1995—2001 Фрэнк Лэмпард 148 (24)
1998—2003 Джо Коул 126 (10)
1998—2004 Майкл Каррик 136 (6)
1999—2004 Джермейн Дефо 93 (29)
1999—2004 Ричард Гарсия 17 (0)
2001—2003 Глен Джонсон 15 (0)
2003—2008 Энтон Фердинанд 138 (5)
2004—2008 Бобби Замора 130 (30)
2008—2016 Джеймс Томкинс 241 (11)
2004—н.в. Марк Нобл

* Считаются только матчи, проведённые в Чемпионате Англии по футболу и голы, забитые там же.

Главные тренеры

Капитаны клуба «Вест Хэм Юнайтед»

Период Имя Примечание
1895–97 Роберт "Боб" Стивенсон
1897–99 Уолтер Трентер
1899 Гарри Брэдшоу Брэдшоу умер в Рождественский день из-за случайного удара в голову в матче против "Миллуолла".
1899–1901 Чарли Дав
1901–03 неизвестно
1903–04 Эрнест "Эрни" Уоттс
1904–07 Дэвид "Дэйв" Гарднер
1907–11 Фрэнк Пирси
1911–14 Томми Рэндэлл
1914–15 Ричард "Дик" Лиф
1915–22 Уильям Коуп Также был капитаном во время Первой мировой войны.
1922–25 Джордж Кей
1925–26 Билли Мур
1926–28 Джек Хебден
1928–32 Стэнли "Стэн" Эрл
1932–37 Джеймс "Джим" Барретт
1937–46 Чарльз "Чарли" Бикнелл Оставался капитаном на протяжении Второй мировой войны.
1946–51 Ричард "Дик" Уокер После завершения карьеры помогал чистить бутсы молодых игроков.
1951–57 Малкольм Эллисон В 1957 году тяжело заболел туберкулёзом, что привело к преждевременному завершению спортивной карьеры.
1957–60 Ноэл Кантуэлл Первый капитан не из Великобритании.
1960–62 Фил Вуснам
1962–74 Бобби Мур
1974–84 Уильям "Билли" Бондс
1984–90 Элвин Мартин
1990–92 Иан Бишоп
1992–93 Джулиан Дикс
1993–96 Стивен "Стив" Поттс
1996–97 Джулиан Дикс
1997–2001 Стивен "Стив" Ломас
2001–03 Паоло Ди Канио Первый капитан не с Британских островов.
2003 Джо Коул
2003–05 Кристиан Дейлли
2005–07 Найджел Рео-Кокер
2007–09 Лукас Нил Первый капитан за пределами Европы.
2009–11 Мэттью Апсон
2011–15 Кевин Нолан
2015–н.в. Марк Нобл Выпускник академии "Вест Хэм Юнайтед".

Известные болельщики

Интересные факты

  • В фильмах «Фирма», «Хулиганы Зелёной улицы», «Хулиганы Зелёной улицы 2», «Хулиганы Зелёной улицы 3» и «Касс» рассказывается о жизни фанатов этой команды.
  • «Вест Хэм» — единственный футбольный клуб, упоминаемый в книгах о Гарри Поттере. Роулинг включила название этого клуба в честь одного из своих старых друзей, — Троя, который болеет за него.
  • Футбольная академия «Вест Хэма» считается одной из лучших в Англии.
  • На стадионе среди болельщиков принято пускать мыльные пузыри, это связано с тем что в гимне «Вест Хэма» упоминаются пузыри.

Экранизация

Напишите отзыв о статье "Вест Хэм Юнайтед"

Примечания

  1. [ru.uefa.com/memberassociations/uefarankings/club/index.html Рейтинг УЕФА]. uefa.com. Проверено 18 марта 2016.
  2. [www.whufc.com/page/Staff/0,,12562,00.html Who's who]. West Ham United FC. Проверено 26 апреля 2010.
  3. 1 2 [whufc.com/page/FirstTeamProfiles/0,,12562,00.html Player Profiles] (англ.). WHUFC.com.
  4. 1 2 [open.az/novosti/sport/128873-zvezdnaja-bolezn-samye-izvestnye-bolelshhiki.html «Звездная болезнь»: самые известные болельщики европейских команд » WWW.OPEN.AZ - ОТКРОЙ ДЛЯ СЕБЯ АЗЕРБАЙДЖАН!]. Проверено 17 марта 2013. [www.webcitation.org/6FHeA5qJ6 Архивировано из первоисточника 21 марта 2013].
  5. [www.sports.ru/tribuna/blogs/bolelshki/461615.html Guitar style from «West Ham United»]. [www.webcitation.org/6Gze4ZF4T Архивировано из первоисточника 30 мая 2013].

Ссылки

  • [www.whufc.com/ Официальный сайт] (англ.)


Отрывок, характеризующий Вест Хэм Юнайтед

Письма всё были в его руке. Он машинально открыл их и стал читать. Старый князь, на синей бумаге, своим крупным, продолговатым почерком, употребляя кое где титлы, писал следующее:
«Весьма радостное в сей момент известие получил через курьера, если не вранье. Бенигсен под Эйлау над Буонапартием якобы полную викторию одержал. В Петербурге все ликуют, e наград послано в армию несть конца. Хотя немец, – поздравляю. Корчевский начальник, некий Хандриков, не постигну, что делает: до сих пор не доставлены добавочные люди и провиант. Сейчас скачи туда и скажи, что я с него голову сниму, чтобы через неделю всё было. О Прейсиш Эйлауском сражении получил еще письмо от Петиньки, он участвовал, – всё правда. Когда не мешают кому мешаться не следует, то и немец побил Буонапартия. Сказывают, бежит весьма расстроен. Смотри ж немедля скачи в Корчеву и исполни!»
Князь Андрей вздохнул и распечатал другой конверт. Это было на двух листочках мелко исписанное письмо от Билибина. Он сложил его не читая и опять прочел письмо отца, кончавшееся словами: «скачи в Корчеву и исполни!» «Нет, уж извините, теперь не поеду, пока ребенок не оправится», подумал он и, подошедши к двери, заглянул в детскую. Княжна Марья всё стояла у кроватки и тихо качала ребенка.
«Да, что бишь еще неприятное он пишет? вспоминал князь Андрей содержание отцовского письма. Да. Победу одержали наши над Бонапартом именно тогда, когда я не служу… Да, да, всё подшучивает надо мной… ну, да на здоровье…» и он стал читать французское письмо Билибина. Он читал не понимая половины, читал только для того, чтобы хоть на минуту перестать думать о том, о чем он слишком долго исключительно и мучительно думал.


Билибин находился теперь в качестве дипломатического чиновника при главной квартире армии и хоть и на французском языке, с французскими шуточками и оборотами речи, но с исключительно русским бесстрашием перед самоосуждением и самоосмеянием описывал всю кампанию. Билибин писал, что его дипломатическая discretion [скромность] мучила его, и что он был счастлив, имея в князе Андрее верного корреспондента, которому он мог изливать всю желчь, накопившуюся в нем при виде того, что творится в армии. Письмо это было старое, еще до Прейсиш Эйлауского сражения.
«Depuis nos grands succes d'Austerlitz vous savez, mon cher Prince, писал Билибин, que je ne quitte plus les quartiers generaux. Decidement j'ai pris le gout de la guerre, et bien m'en a pris. Ce que j'ai vu ces trois mois, est incroyable.
«Je commence ab ovo. L'ennemi du genre humain , comme vous savez, s'attaque aux Prussiens. Les Prussiens sont nos fideles allies, qui ne nous ont trompes que trois fois depuis trois ans. Nous prenons fait et cause pour eux. Mais il se trouve que l'ennemi du genre humain ne fait nulle attention a nos beaux discours, et avec sa maniere impolie et sauvage se jette sur les Prussiens sans leur donner le temps de finir la parade commencee, en deux tours de main les rosse a plate couture et va s'installer au palais de Potsdam.
«J'ai le plus vif desir, ecrit le Roi de Prusse a Bonaparte, que V. M. soit accueillie еt traitee dans mon palais d'une maniere, qui lui soit agreable et c'est avec еmpres sement, que j'ai pris a cet effet toutes les mesures que les circonstances me permettaient. Puisse je avoir reussi! Les generaux Prussiens se piquent de politesse envers les Francais et mettent bas les armes aux premieres sommations.
«Le chef de la garienison de Glogau avec dix mille hommes, demande au Roi de Prusse, ce qu'il doit faire s'il est somme de se rendre?… Tout cela est positif.
«Bref, esperant en imposer seulement par notre attitude militaire, il se trouve que nous voila en guerre pour tout de bon, et ce qui plus est, en guerre sur nos frontieres avec et pour le Roi de Prusse . Tout est au grand complet, il ne nous manque qu'une petite chose, c'est le general en chef. Comme il s'est trouve que les succes d'Austerlitz aurant pu etre plus decisifs si le general en chef eut ete moins jeune, on fait la revue des octogenaires et entre Prosorofsky et Kamensky, on donne la preference au derienier. Le general nous arrive en kibik a la maniere Souvoroff, et est accueilli avec des acclamations de joie et de triomphe.
«Le 4 arrive le premier courrier de Petersbourg. On apporte les malles dans le cabinet du Marieechal, qui aime a faire tout par lui meme. On m'appelle pour aider a faire le triage des lettres et prendre celles qui nous sont destinees. Le Marieechal nous regarde faire et attend les paquets qui lui sont adresses. Nous cherchons – il n'y en a point. Le Marieechal devient impatient, se met lui meme a la besogne et trouve des lettres de l'Empereur pour le comte T., pour le prince V. et autres. Alors le voila qui se met dans une de ses coleres bleues. Il jette feu et flamme contre tout le monde, s'empare des lettres, les decachete et lit celles de l'Empereur adressees a d'autres. А, так со мною поступают! Мне доверия нет! А, за мной следить велено, хорошо же; подите вон! Et il ecrit le fameux ordre du jour au general Benigsen
«Я ранен, верхом ездить не могу, следственно и командовать армией. Вы кор д'арме ваш привели разбитый в Пултуск: тут оно открыто, и без дров, и без фуража, потому пособить надо, и я так как вчера сами отнеслись к графу Буксгевдену, думать должно о ретираде к нашей границе, что и выполнить сегодня.
«От всех моих поездок, ecrit il a l'Empereur, получил ссадину от седла, которая сверх прежних перевозок моих совсем мне мешает ездить верхом и командовать такой обширной армией, а потому я командованье оной сложил на старшего по мне генерала, графа Буксгевдена, отослав к нему всё дежурство и всё принадлежащее к оному, советовав им, если хлеба не будет, ретироваться ближе во внутренность Пруссии, потому что оставалось хлеба только на один день, а у иных полков ничего, как о том дивизионные командиры Остерман и Седморецкий объявили, а у мужиков всё съедено; я и сам, пока вылечусь, остаюсь в гошпитале в Остроленке. О числе которого ведомость всеподданнейше подношу, донеся, что если армия простоит в нынешнем биваке еще пятнадцать дней, то весной ни одного здорового не останется.
«Увольте старика в деревню, который и так обесславлен остается, что не смог выполнить великого и славного жребия, к которому был избран. Всемилостивейшего дозволения вашего о том ожидать буду здесь при гошпитале, дабы не играть роль писарскую , а не командирскую при войске. Отлучение меня от армии ни малейшего разглашения не произведет, что ослепший отъехал от армии. Таковых, как я – в России тысячи».
«Le Marieechal se fache contre l'Empereur et nous punit tous; n'est ce pas que с'est logique!
«Voila le premier acte. Aux suivants l'interet et le ridicule montent comme de raison. Apres le depart du Marieechal il se trouve que nous sommes en vue de l'ennemi, et qu'il faut livrer bataille. Boukshevden est general en chef par droit d'anciennete, mais le general Benigsen n'est pas de cet avis; d'autant plus qu'il est lui, avec son corps en vue de l'ennemi, et qu'il veut profiter de l'occasion d'une bataille „aus eigener Hand“ comme disent les Allemands. Il la donne. C'est la bataille de Poultousk qui est sensee etre une grande victoire, mais qui a mon avis ne l'est pas du tout. Nous autres pekins avons, comme vous savez, une tres vilaine habitude de decider du gain ou de la perte d'une bataille. Celui qui s'est retire apres la bataille, l'a perdu, voila ce que nous disons, et a ce titre nous avons perdu la bataille de Poultousk. Bref, nous nous retirons apres la bataille, mais nous envoyons un courrier a Petersbourg, qui porte les nouvelles d'une victoire, et le general ne cede pas le commandement en chef a Boukshevden, esperant recevoir de Petersbourg en reconnaissance de sa victoire le titre de general en chef. Pendant cet interregne, nous commencons un plan de man?uvres excessivement interessant et original. Notre but ne consiste pas, comme il devrait l'etre, a eviter ou a attaquer l'ennemi; mais uniquement a eviter le general Boukshevden, qui par droit d'ancnnete serait notre chef. Nous poursuivons ce but avec tant d'energie, que meme en passant une riviere qui n'est рas gueable, nous brulons les ponts pour nous separer de notre ennemi, qui pour le moment, n'est pas Bonaparte, mais Boukshevden. Le general Boukshevden a manque etre attaque et pris par des forces ennemies superieures a cause d'une de nos belles man?uvres qui nous sauvait de lui. Boukshevden nous poursuit – nous filons. A peine passe t il de notre cote de la riviere, que nous repassons de l'autre. A la fin notre ennemi Boukshevden nous attrappe et s'attaque a nous. Les deux generaux se fachent. Il y a meme une provocation en duel de la part de Boukshevden et une attaque d'epilepsie de la part de Benigsen. Mais au moment critique le courrier, qui porte la nouvelle de notre victoire de Poultousk, nous apporte de Petersbourg notre nomination de general en chef, et le premier ennemi Boukshevden est enfonce: nous pouvons penser au second, a Bonaparte. Mais ne voila t il pas qu'a ce moment se leve devant nous un troisieme ennemi, c'est le православное qui demande a grands cris du pain, de la viande, des souchary, du foin, – que sais je! Les magasins sont vides, les сhemins impraticables. Le православное se met a la Marieaude, et d'une maniere dont la derieniere campagne ne peut vous donner la moindre idee. La moitie des regiments forme des troupes libres, qui parcourent la contree en mettant tout a feu et a sang. Les habitants sont ruines de fond en comble, les hopitaux regorgent de malades, et la disette est partout. Deux fois le quartier general a ete attaque par des troupes de Marieaudeurs et le general en chef a ete oblige lui meme de demander un bataillon pour les chasser. Dans une de ces attaques on m'a еmporte ma malle vide et ma robe de chambre. L'Empereur veut donner le droit a tous les chefs de divisions de fusiller les Marieaudeurs, mais je crains fort que cela n'oblige une moitie de l'armee de fusiller l'autre.
[Со времени наших блестящих успехов в Аустерлице, вы знаете, мой милый князь, что я не покидаю более главных квартир. Решительно я вошел во вкус войны, и тем очень доволен; то, что я видел эти три месяца – невероятно.
«Я начинаю аb ovo. Враг рода человеческого , вам известный, аттакует пруссаков. Пруссаки – наши верные союзники, которые нас обманули только три раза в три года. Мы заступаемся за них. Но оказывается, что враг рода человеческого не обращает никакого внимания на наши прелестные речи, и с своей неучтивой и дикой манерой бросается на пруссаков, не давая им времени кончить их начатый парад, вдребезги разбивает их и поселяется в потсдамском дворце.
«Я очень желаю, пишет прусской король Бонапарту, чтобы ваше величество были приняты в моем дворце самым приятнейшим для вас образом, и я с особенной заботливостью сделал для того все нужные распоряжения на сколько позволили обстоятельства. Весьма желаю, чтоб я достигнул цели». Прусские генералы щеголяют учтивостью перед французами и сдаются по первому требованию. Начальник гарнизона Глогау, с десятью тысячами, спрашивает у прусского короля, что ему делать, если ему придется сдаваться. Всё это положительно верно. Словом, мы думали внушить им страх только положением наших военных сил, но кончается тем, что мы вовлечены в войну, на нашей же границе и, главное, за прусского короля и заодно с ним. Всего у нас в избытке, недостает только маленькой штучки, а именно – главнокомандующего. Так как оказалось, что успехи Аустерлица могли бы быть положительнее, если б главнокомандующий был бы не так молод, то делается обзор осьмидесятилетних генералов, и между Прозоровским и Каменским выбирают последнего. Генерал приезжает к нам в кибитке по Суворовски, и его принимают с радостными и торжественными восклицаниями.
4 го приезжает первый курьер из Петербурга. Приносят чемоданы в кабинет фельдмаршала, который любит всё делать сам. Меня зовут, чтобы помочь разобрать письма и взять те, которые назначены нам. Фельдмаршал, предоставляя нам это занятие, ждет конвертов, адресованных ему. Мы ищем – но их не оказывается. Фельдмаршал начинает волноваться, сам принимается за работу и находит письма от государя к графу Т., князю В. и другим. Он приходит в сильнейший гнев, выходит из себя, берет письма, распечатывает их и читает письма Императора, адресованные другим… Затем пишет знаменитый суточный приказ генералу Бенигсену.
Фельдмаршал сердится на государя, и наказывает всех нас: неправда ли это логично!
Вот первое действие. При следующих интерес и забавность возрастают, само собой разумеется. После отъезда фельдмаршала оказывается, что мы в виду неприятеля, и необходимо дать сражение. Буксгевден, главнокомандующий по старшинству, но генерал Бенигсен совсем не того же мнения, тем более, что он с своим корпусом находится в виду неприятеля, и хочет воспользоваться случаем дать сражение самостоятельно. Он его и дает.
Это пултуская битва, которая считается великой победой, но которая совсем не такова, по моему мнению. Мы штатские имеем, как вы знаете, очень дурную привычку решать вопрос о выигрыше или проигрыше сражения. Тот, кто отступил после сражения, тот проиграл его, вот что мы говорим, и судя по этому мы проиграли пултуское сражение. Одним словом, мы отступаем после битвы, но посылаем курьера в Петербург с известием о победе, и генерал Бенигсен не уступает начальствования над армией генералу Буксгевдену, надеясь получить из Петербурга в благодарность за свою победу звание главнокомандующего. Во время этого междуцарствия, мы начинаем очень оригинальный и интересный ряд маневров. План наш не состоит более, как бы он должен был состоять, в том, чтобы избегать или атаковать неприятеля, но только в том, чтобы избегать генерала Буксгевдена, который по праву старшинства должен бы был быть нашим начальником. Мы преследуем эту цель с такой энергией, что даже переходя реку, на которой нет бродов, мы сжигаем мост, с целью отдалить от себя нашего врага, который в настоящее время не Бонапарт, но Буксгевден. Генерал Буксгевден чуть чуть не был атакован и взят превосходными неприятельскими силами, вследствие одного из таких маневров, спасавших нас от него. Буксгевден нас преследует – мы бежим. Только что он перейдет на нашу сторону реки, мы переходим на другую. Наконец враг наш Буксгевден ловит нас и атакует. Оба генерала сердятся и дело доходит до вызова на дуэль со стороны Буксгевдена и припадка падучей болезни со стороны Бенигсена. Но в самую критическую минуту курьер, который возил в Петербург известие о пултуской победе, возвращается и привозит нам назначение главнокомандующего, и первый враг – Буксгевден побежден. Мы теперь можем думать о втором враге – Бонапарте. Но оказывается, что в эту самую минуту возникает перед нами третий враг – православное , которое громкими возгласами требует хлеба, говядины, сухарей, сена, овса, – и мало ли чего еще! Магазины пусты, дороги непроходимы. Православное начинает грабить, и грабёж доходит до такой степени, о которой последняя кампания не могла вам дать ни малейшего понятия. Половина полков образуют вольные команды, которые обходят страну и все предают мечу и пламени. Жители разорены совершенно, больницы завалены больными, и везде голод. Два раза мародеры нападали даже на главную квартиру, и главнокомандующий принужден был взять баталион солдат, чтобы прогнать их. В одно из этих нападений у меня унесли мой пустой чемодан и халат. Государь хочет дать право всем начальникам дивизии расстреливать мародеров, но я очень боюсь, чтобы это не заставило одну половину войска расстрелять другую.]
Князь Андрей сначала читал одними глазами, но потом невольно то, что он читал (несмотря на то, что он знал, на сколько должно было верить Билибину) больше и больше начинало занимать его. Дочитав до этого места, он смял письмо и бросил его. Не то, что он прочел в письме, сердило его, но его сердило то, что эта тамошняя, чуждая для него, жизнь могла волновать его. Он закрыл глаза, потер себе лоб рукою, как будто изгоняя всякое участие к тому, что он читал, и прислушался к тому, что делалось в детской. Вдруг ему показался за дверью какой то странный звук. На него нашел страх; он боялся, не случилось ли чего с ребенком в то время, как он читал письмо. Он на цыпочках подошел к двери детской и отворил ее.
В ту минуту, как он входил, он увидал, что нянька с испуганным видом спрятала что то от него, и что княжны Марьи уже не было у кроватки.
– Мой друг, – послышался ему сзади отчаянный, как ему показалось, шопот княжны Марьи. Как это часто бывает после долгой бессонницы и долгого волнения, на него нашел беспричинный страх: ему пришло в голову, что ребенок умер. Всё, что oн видел и слышал, казалось ему подтверждением его страха.
«Всё кончено», подумал он, и холодный пот выступил у него на лбу! Он растерянно подошел к кроватке, уверенный, что он найдет ее пустою, что нянька прятала мертвого ребенка. Он раскрыл занавески, и долго его испуганные, разбегавшиеся глаза не могли отыскать ребенка. Наконец он увидал его: румяный мальчик, раскидавшись, лежал поперек кроватки, спустив голову ниже подушки и во сне чмокал, перебирая губками, и ровно дышал.
Князь Андрей обрадовался, увидав мальчика так, как будто бы он уже потерял его. Он нагнулся и, как учила его сестра, губами попробовал, есть ли жар у ребенка. Нежный лоб был влажен, он дотронулся рукой до головы – даже волосы были мокры: так сильно вспотел ребенок. Не только он не умер, но теперь очевидно было, что кризис совершился и что он выздоровел. Князю Андрею хотелось схватить, смять, прижать к своей груди это маленькое, беспомощное существо; он не смел этого сделать. Он стоял над ним, оглядывая его голову, ручки, ножки, определявшиеся под одеялом. Шорох послышался подле него, и какая то тень показалась ему под пологом кроватки. Он не оглядывался и всё слушал, глядя в лицо ребенка, его ровное дыханье. Темная тень была княжна Марья, которая неслышными шагами подошла к кроватке, подняла полог и опустила его за собою. Князь Андрей, не оглядываясь, узнал ее и протянул к ней руку. Она сжала его руку.
– Он вспотел, – сказал князь Андрей.
– Я шла к тебе, чтобы сказать это.
Ребенок во сне чуть пошевелился, улыбнулся и потерся лбом о подушку.
Князь Андрей посмотрел на сестру. Лучистые глаза княжны Марьи, в матовом полусвете полога, блестели более обыкновенного от счастливых слёз, которые стояли в них. Княжна Марья потянулась к брату и поцеловала его, слегка зацепив за полог кроватки. Они погрозили друг другу, еще постояли в матовом свете полога, как бы не желая расстаться с этим миром, в котором они втроем были отделены от всего света. Князь Андрей первый, путая волосы о кисею полога, отошел от кроватки. – Да. это одно что осталось мне теперь, – сказал он со вздохом.


Вскоре после своего приема в братство масонов, Пьер с полным написанным им для себя руководством о том, что он должен был делать в своих имениях, уехал в Киевскую губернию, где находилась большая часть его крестьян.
Приехав в Киев, Пьер вызвал в главную контору всех управляющих, и объяснил им свои намерения и желания. Он сказал им, что немедленно будут приняты меры для совершенного освобождения крестьян от крепостной зависимости, что до тех пор крестьяне не должны быть отягчаемы работой, что женщины с детьми не должны посылаться на работы, что крестьянам должна быть оказываема помощь, что наказания должны быть употребляемы увещательные, а не телесные, что в каждом имении должны быть учреждены больницы, приюты и школы. Некоторые управляющие (тут были и полуграмотные экономы) слушали испуганно, предполагая смысл речи в том, что молодой граф недоволен их управлением и утайкой денег; другие, после первого страха, находили забавным шепелявенье Пьера и новые, неслыханные ими слова; третьи находили просто удовольствие послушать, как говорит барин; четвертые, самые умные, в том числе и главноуправляющий, поняли из этой речи то, каким образом надо обходиться с барином для достижения своих целей.
Главноуправляющий выразил большое сочувствие намерениям Пьера; но заметил, что кроме этих преобразований необходимо было вообще заняться делами, которые были в дурном состоянии.
Несмотря на огромное богатство графа Безухого, с тех пор, как Пьер получил его и получал, как говорили, 500 тысяч годового дохода, он чувствовал себя гораздо менее богатым, чем когда он получал свои 10 ть тысяч от покойного графа. В общих чертах он смутно чувствовал следующий бюджет. В Совет платилось около 80 ти тысяч по всем имениям; около 30 ти тысяч стоило содержание подмосковной, московского дома и княжон; около 15 ти тысяч выходило на пенсии, столько же на богоугодные заведения; графине на прожитье посылалось 150 тысяч; процентов платилось за долги около 70 ти тысяч; постройка начатой церкви стоила эти два года около 10 ти тысяч; остальное около 100 та тысяч расходилось – он сам не знал как, и почти каждый год он принужден был занимать. Кроме того каждый год главноуправляющий писал то о пожарах, то о неурожаях, то о необходимости перестроек фабрик и заводов. И так, первое дело, представившееся Пьеру, было то, к которому он менее всего имел способности и склонности – занятие делами.
Пьер с главноуправляющим каждый день занимался . Но он чувствовал, что занятия его ни на шаг не подвигали дела. Он чувствовал, что его занятия происходят независимо от дела, что они не цепляют за дело и не заставляют его двигаться. С одной стороны главноуправляющий выставлял дела в самом дурном свете, показывая Пьеру необходимость уплачивать долги и предпринимать новые работы силами крепостных мужиков, на что Пьер не соглашался; с другой стороны, Пьер требовал приступления к делу освобождения, на что управляющий выставлял необходимость прежде уплатить долг Опекунского совета, и потому невозможность быстрого исполнения.
Управляющий не говорил, что это совершенно невозможно; он предлагал для достижения этой цели продажу лесов Костромской губернии, продажу земель низовых и крымского именья. Но все эти операции в речах управляющего связывались с такою сложностью процессов, снятия запрещений, истребований, разрешений и т. п., что Пьер терялся и только говорил ему:
– Да, да, так и сделайте.
Пьер не имел той практической цепкости, которая бы дала ему возможность непосредственно взяться за дело, и потому он не любил его и только старался притвориться перед управляющим, что он занят делом. Управляющий же старался притвориться перед графом, что он считает эти занятия весьма полезными для хозяина и для себя стеснительными.
В большом городе нашлись знакомые; незнакомые поспешили познакомиться и радушно приветствовали вновь приехавшего богача, самого большого владельца губернии. Искушения по отношению главной слабости Пьера, той, в которой он признался во время приема в ложу, тоже были так сильны, что Пьер не мог воздержаться от них. Опять целые дни, недели, месяцы жизни Пьера проходили так же озабоченно и занято между вечерами, обедами, завтраками, балами, не давая ему времени опомниться, как и в Петербурге. Вместо новой жизни, которую надеялся повести Пьер, он жил всё тою же прежней жизнью, только в другой обстановке.
Из трех назначений масонства Пьер сознавал, что он не исполнял того, которое предписывало каждому масону быть образцом нравственной жизни, и из семи добродетелей совершенно не имел в себе двух: добронравия и любви к смерти. Он утешал себя тем, что за то он исполнял другое назначение, – исправление рода человеческого и имел другие добродетели, любовь к ближнему и в особенности щедрость.
Весной 1807 года Пьер решился ехать назад в Петербург. По дороге назад, он намеревался объехать все свои именья и лично удостовериться в том, что сделано из того, что им предписано и в каком положении находится теперь тот народ, который вверен ему Богом, и который он стремился облагодетельствовать.
Главноуправляющий, считавший все затеи молодого графа почти безумством, невыгодой для себя, для него, для крестьян – сделал уступки. Продолжая дело освобождения представлять невозможным, он распорядился постройкой во всех имениях больших зданий школ, больниц и приютов; для приезда барина везде приготовил встречи, не пышно торжественные, которые, он знал, не понравятся Пьеру, но именно такие религиозно благодарственные, с образами и хлебом солью, именно такие, которые, как он понимал барина, должны были подействовать на графа и обмануть его.
Южная весна, покойное, быстрое путешествие в венской коляске и уединение дороги радостно действовали на Пьера. Именья, в которых он не бывал еще, были – одно живописнее другого; народ везде представлялся благоденствующим и трогательно благодарным за сделанные ему благодеяния. Везде были встречи, которые, хотя и приводили в смущение Пьера, но в глубине души его вызывали радостное чувство. В одном месте мужики подносили ему хлеб соль и образ Петра и Павла, и просили позволения в честь его ангела Петра и Павла, в знак любви и благодарности за сделанные им благодеяния, воздвигнуть на свой счет новый придел в церкви. В другом месте его встретили женщины с грудными детьми, благодаря его за избавление от тяжелых работ. В третьем именьи его встречал священник с крестом, окруженный детьми, которых он по милостям графа обучал грамоте и религии. Во всех имениях Пьер видел своими глазами по одному плану воздвигавшиеся и воздвигнутые уже каменные здания больниц, школ, богаделен, которые должны были быть, в скором времени, открыты. Везде Пьер видел отчеты управляющих о барщинских работах, уменьшенных против прежнего, и слышал за то трогательные благодарения депутаций крестьян в синих кафтанах.
Пьер только не знал того, что там, где ему подносили хлеб соль и строили придел Петра и Павла, было торговое село и ярмарка в Петров день, что придел уже строился давно богачами мужиками села, теми, которые явились к нему, а что девять десятых мужиков этого села были в величайшем разорении. Он не знал, что вследствие того, что перестали по его приказу посылать ребятниц женщин с грудными детьми на барщину, эти самые ребятницы тем труднейшую работу несли на своей половине. Он не знал, что священник, встретивший его с крестом, отягощал мужиков своими поборами, и что собранные к нему ученики со слезами были отдаваемы ему, и за большие деньги были откупаемы родителями. Он не знал, что каменные, по плану, здания воздвигались своими рабочими и увеличили барщину крестьян, уменьшенную только на бумаге. Он не знал, что там, где управляющий указывал ему по книге на уменьшение по его воле оброка на одну треть, была наполовину прибавлена барщинная повинность. И потому Пьер был восхищен своим путешествием по именьям, и вполне возвратился к тому филантропическому настроению, в котором он выехал из Петербурга, и писал восторженные письма своему наставнику брату, как он называл великого мастера.
«Как легко, как мало усилия нужно, чтобы сделать так много добра, думал Пьер, и как мало мы об этом заботимся!»
Он счастлив был выказываемой ему благодарностью, но стыдился, принимая ее. Эта благодарность напоминала ему, на сколько он еще больше бы был в состоянии сделать для этих простых, добрых людей.
Главноуправляющий, весьма глупый и хитрый человек, совершенно понимая умного и наивного графа, и играя им, как игрушкой, увидав действие, произведенное на Пьера приготовленными приемами, решительнее обратился к нему с доводами о невозможности и, главное, ненужности освобождения крестьян, которые и без того были совершенно счастливы.
Пьер втайне своей души соглашался с управляющим в том, что трудно было представить себе людей, более счастливых, и что Бог знает, что ожидало их на воле; но Пьер, хотя и неохотно, настаивал на том, что он считал справедливым. Управляющий обещал употребить все силы для исполнения воли графа, ясно понимая, что граф никогда не будет в состоянии поверить его не только в том, употреблены ли все меры для продажи лесов и имений, для выкупа из Совета, но и никогда вероятно не спросит и не узнает о том, как построенные здания стоят пустыми и крестьяне продолжают давать работой и деньгами всё то, что они дают у других, т. е. всё, что они могут давать.


В самом счастливом состоянии духа возвращаясь из своего южного путешествия, Пьер исполнил свое давнишнее намерение заехать к своему другу Болконскому, которого он не видал два года.
Богучарово лежало в некрасивой, плоской местности, покрытой полями и срубленными и несрубленными еловыми и березовыми лесами. Барский двор находился на конце прямой, по большой дороге расположенной деревни, за вновь вырытым, полно налитым прудом, с необросшими еще травой берегами, в середине молодого леса, между которым стояло несколько больших сосен.
Барский двор состоял из гумна, надворных построек, конюшень, бани, флигеля и большого каменного дома с полукруглым фронтоном, который еще строился. Вокруг дома был рассажен молодой сад. Ограды и ворота были прочные и новые; под навесом стояли две пожарные трубы и бочка, выкрашенная зеленой краской; дороги были прямые, мосты были крепкие с перилами. На всем лежал отпечаток аккуратности и хозяйственности. Встретившиеся дворовые, на вопрос, где живет князь, указали на небольшой, новый флигелек, стоящий у самого края пруда. Старый дядька князя Андрея, Антон, высадил Пьера из коляски, сказал, что князь дома, и проводил его в чистую, маленькую прихожую.
Пьера поразила скромность маленького, хотя и чистенького домика после тех блестящих условий, в которых последний раз он видел своего друга в Петербурге. Он поспешно вошел в пахнущую еще сосной, не отштукатуренную, маленькую залу и хотел итти дальше, но Антон на цыпочках пробежал вперед и постучался в дверь.
– Ну, что там? – послышался резкий, неприятный голос.
– Гость, – отвечал Антон.
– Проси подождать, – и послышался отодвинутый стул. Пьер быстрыми шагами подошел к двери и столкнулся лицом к лицу с выходившим к нему, нахмуренным и постаревшим, князем Андреем. Пьер обнял его и, подняв очки, целовал его в щеки и близко смотрел на него.
– Вот не ждал, очень рад, – сказал князь Андрей. Пьер ничего не говорил; он удивленно, не спуская глаз, смотрел на своего друга. Его поразила происшедшая перемена в князе Андрее. Слова были ласковы, улыбка была на губах и лице князя Андрея, но взгляд был потухший, мертвый, которому, несмотря на видимое желание, князь Андрей не мог придать радостного и веселого блеска. Не то, что похудел, побледнел, возмужал его друг; но взгляд этот и морщинка на лбу, выражавшие долгое сосредоточение на чем то одном, поражали и отчуждали Пьера, пока он не привык к ним.
При свидании после долгой разлуки, как это всегда бывает, разговор долго не мог остановиться; они спрашивали и отвечали коротко о таких вещах, о которых они сами знали, что надо было говорить долго. Наконец разговор стал понемногу останавливаться на прежде отрывочно сказанном, на вопросах о прошедшей жизни, о планах на будущее, о путешествии Пьера, о его занятиях, о войне и т. д. Та сосредоточенность и убитость, которую заметил Пьер во взгляде князя Андрея, теперь выражалась еще сильнее в улыбке, с которою он слушал Пьера, в особенности тогда, когда Пьер говорил с одушевлением радости о прошедшем или будущем. Как будто князь Андрей и желал бы, но не мог принимать участия в том, что он говорил. Пьер начинал чувствовать, что перед князем Андреем восторженность, мечты, надежды на счастие и на добро не приличны. Ему совестно было высказывать все свои новые, масонские мысли, в особенности подновленные и возбужденные в нем его последним путешествием. Он сдерживал себя, боялся быть наивным; вместе с тем ему неудержимо хотелось поскорей показать своему другу, что он был теперь совсем другой, лучший Пьер, чем тот, который был в Петербурге.
– Я не могу вам сказать, как много я пережил за это время. Я сам бы не узнал себя.
– Да, много, много мы изменились с тех пор, – сказал князь Андрей.
– Ну а вы? – спрашивал Пьер, – какие ваши планы?
– Планы? – иронически повторил князь Андрей. – Мои планы? – повторил он, как бы удивляясь значению такого слова. – Да вот видишь, строюсь, хочу к будущему году переехать совсем…
Пьер молча, пристально вглядывался в состаревшееся лицо (князя) Андрея.
– Нет, я спрашиваю, – сказал Пьер, – но князь Андрей перебил его:
– Да что про меня говорить…. расскажи же, расскажи про свое путешествие, про всё, что ты там наделал в своих именьях?
Пьер стал рассказывать о том, что он сделал в своих имениях, стараясь как можно более скрыть свое участие в улучшениях, сделанных им. Князь Андрей несколько раз подсказывал Пьеру вперед то, что он рассказывал, как будто всё то, что сделал Пьер, была давно известная история, и слушал не только не с интересом, но даже как будто стыдясь за то, что рассказывал Пьер.