Пари Сен-Жермен

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Пари Сен-Жермен
Полное
название
Футбольный клуб «Пари Сен-Жермен»
(фр. Paris Saint-Germain Football Club)
Прозвища Красно-синие (фр. Les Rouge-ET-Bleu)
Парижане (фр. Les Parisiens)
Основан 12 августа 1970 (45 лет)
Стадион Парк де Пренс, Париж
Вместимость 47 427
Владелец Qatar Investment Authority
Президент Нассер Ганим Аль-Хелаифи
Тренер Унаи Эмери
Капитан Тиаго Силва
Рейтинг 6-е место в рейтинге УЕФА[1]
Сайт [www.psg.fr/ www.psg.fr]
Соревнование Лига 1
2015/16 1-е
Основная
форма
Гостевая
форма

<td>

Резервная
форма
Текущий сезон
К:Футбольные клубы, основанные в 1970 годуПари Сен-ЖерменПари Сен-Жермен

Футбольный клуб «Пари Сен-Жермен», ПСЖ (фр. Paris Saint-Germain F.C.; PSG; французское произношение: [paʁi sɛ̃ ʒɛʁmɛ̃]) — профессиональный французский футбольный клуб из Парижа. Основан в 1970 году, выступает в Лиге 1. «Пари Сен-Жермен» шесть раз становился чемпионом Франции, десять раз выигрывал Кубок Франции и шесть раз Кубков французской лиги. Клуб добивался успеха на европейской арене, выиграв Кубок обладателей кубков УЕФА, обыграв в финале венский «Рапид».

В 1991 году клуб был куплен каналом французского телевидения — Канал+, но вследствие отделения спортивного подразделения, в 2006-м году ПСЖ был куплен двумя инвестиционными фондами: «Колони Капитал», «Батлер Капитал» и американским банком — Морган Стенли. 30 июня 2009 года «Колони Капитал» купил часть «Морган Стенли» и стал акционером, владея большей частью акций. 31 мая 2011 года фонд Катар Спорт Инвестментс выкупил 70 % акций ПСЖ. Катарцам пришлось потратить полгода на переговоры о сделке, включая получение одобрения действующего Президента Франции. И таким образом стал самым богатым клубом мира.





История

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

12 августа 1970 года состоялось слияние специально созданного клуба «Париж» с командой «Stade Saint-Germain» из пригорода Парижа. Stade Saint-Germainois, существовавший с 1904 года, в тот год вышел из 3-го французского дивизиона во 2-й. Новый клуб Paris Saint-Germain возглавили Ги Кресан и Пьер-Этьенн Гюйо.

По итогам сезона 1970/1971 «ПСЖ» вышел в высший дивизион вместе с «Монако» и «Лиллем». В сезоне 1971/72 клуб занял 16-е место, причем к концу сезона последовал финансовый кризис и связанные с ним разногласия в руководстве, которые привели к разделению клуба на «Париж» и «Пари Сен-Жермен». «Париж» остался в высшем дивизионе, а ПСЖ стал снова любительской командой, и был отправлен назад в третий дивизион. В сезоне «ПСЖ» вернулся в элиту и больше её никогда не покидал. Paris FC опустился во 2-й дивизион в год второго прихода ПСЖ в высшую лигу.

1974—1978

В 1974-м году у «Седана» был приобретён алжирец Мустафа Далеб (10 лет в «ПСЖ» — до 1984 года). С 1975 года на поле появляется воспитанник клуба, защитник Жан-Марк Пилорже (в команде до 1989 года). Ветеран «Бенфики» португалец Умберто Коэльо провел в составе парижан два сезона, пока его не сменил в 1977-м году такой же опытный игрок опорной зоны «Сент-Этьенна» Жан-Мишель Лярке. Тогда же, в 1977-м, в «Реймсе» был куплен аргентинский нападающий Карлос Армандо Бьянки.

В 1975 году клуб проиграл полуфинал Кубка Франции. Скандал с двойными билетами на стадион закончился двухлетним запретом на участие в еврокубках и сменой президента клуба. Даниэль Эштер ушёл в отставку, и с января 1978 года «СЖ» на 13 лет возглавил Франсис Борелли.

1978—1986

В 1978 году клуб пригласил голкипера Доминика Барателли, одного из лидеров «Сент-Этьенна» Доминика Батнэ и Луиса Фернандеса. В «Страсбур» ушёл Карлос Бьянки, успевший дважды с составе парижан стать лучшим бомбардиром чемпионата. Тренером стал Жорж Пейрош Линия атаки «ПСЖ» перед началом сезона 80/81 приобрела строгие очертания: Намбатинг Токо — Доминик Рошто — Саар Бубакар. Команда впервые финиширует в чемпионате на пятой позиции, а на следующий сезон парижане празднуют завоевание своего первого трофея: в финале Кубка одержан верх над грандом французского футбола «Сент-Этьенном», ведомым Мишелем Платини

В 1983 году был выигран ещё один Кубок Франции с Сафетом Сушичем и Осси Ардилесом в составе. Клуб впервые занял третье место в чемпионате. Дебют в еврокубках вышел относительно неплохим — команда дошла до четвертьфинала, где проиграла бельгийскому «Ватерсхейю».

В 1984 году Доминик Рошто и Луис Фернандес стали в составе сборной Франции чемпионами Европы, а Жан-Клод Лему — олимпийским чемпионом. В 1985 году «ПСЖ» финишировал 13-м, несмотря на приличный состав. Борелли резко обновил клуб, начав с приглашения из «Ланса» тренера Жерара Улье. Летом 1985 года команду покинули 17 футболистов, приглашены 9.

Старт первенства 1985/1986 — 26 игр подряд без поражений, клуб выиграл чемпионат Франции, в Кубке проиграв в полуфинале «Бордо». В команде выделялись основной голкипер сборной Франции Жоэль Батс (только что приглашенный на смену Барателли), защитники Мишель Бибар, Филипп Жанноль и Пилорже, полузащитники Луис Фернандес, Сафет Сушич и Пьер Вермюлен, и форвард Рошто.

1986—1991

Мотор «Пари Сен-Жермена» Луис Фернандес переходит в «Расинг», который получил свою вторую, но недолгую жизнь, благодаря финансированию военно-промышленным концерном «Матра». Несколько качественных усилений команды эту единственную ключевую потерю компенсировать не смогли. Четвёртый этап прошел очень неровно. 7-е место в 1987-м году, спасение от вылета в Дивизион 2 в трех завершающих турах и 15-е место в 1988-м. В 1988-м году команду принимает Томислав Ивич. Сверхосторожная тактическая расстановка с пятью защитниками принесла высокие позиции при низкой забивной результативности. В матче 35-го тура в Марселе парижане упускают чемпионский титул, пропустив единственный гол на 89-й минуте с дальнего расстояния от Франка Созе. Следующий сезон 1989/90 окажется для подопечных Ивича куда менее интересным — 5-е место, и команду принимает Анри Мишель. Результат ещё более плачевный. Качели заканчиваются в 1991-м году, когда клуб оказывается в распоряжении телевизионщиков из «Канал Плюс». Той весной клуб покидает югославский полузащитник Сафет Сушич, выступавший за «Пари СЖ» с середины сезона 82/83. Превосходный диспетчер, которому принадлежит клубный рекорд голевых передач в ходе одного матча (5 пасов в игре с «Бастией» в чемпионате 84/85). Ранее Клуб успел попрощаться с Домиником Рошто (1987) и Жаном-Марком Пилорже (1989).

1991—1998

Президентом клуба стал ставленник телекомпании «Канал +» Мишель Денизо, тренером — португалей Артур Жорже. В сезоне 1991/92 — третье место в чемпионате, в 1992/93 — второе место, третий Кубок Франции и полуфинал Кубка УЕФА. Второй чемпионский титул был завоеван в сезоне 1993/94. Как и в первом случае, был установлен новый рекорд беспроигрышной серии в чемпионате Франции — 27 игр. Состав нового «ПСЖ» Жорже создал за два лета (1991 и 1992), после чего был добавлен только бразилец Раи из «Сан-Паулу». Вратарь Батс завершил карьеру игрока в 1992 году, на его место пришёл Бернар Лама. В защите в 1992—1995 годах играли Лоран Фурнье, Рикардо Гомес, Ален Рош и Патрик Коллетер. В средней линии выступали Поль Ле Гуэн, Валдо, Венсан Герен, Раи, Юри Джоркаефф, Леонардо. В атаке — дуэт Джордж Веа и Давид Жинола.

В 1994 году новым тренером стал Луис Фернандес, восемь лет назад покинувший «Пари Сен-Жермен» будучи капитаном и ключевым игроком. В декабре 1994 года «Пари Сен-Жермен» признается лучшим футбольным клубом мира года.

1994/95 — третье место, четвёртый Кубок Франции, победа в первом розыгрыше Кубка Лиги, третий подряд выход в полуфинал еврокубка — на этот раз Лига чемпионов. 1995/96 — упущенное чемпионство. 8 мая 1996 в финале Кубка кубков в Брюсселе парижане выиграли 1:0 у венского «Рапида» благодаря удару центрального защитника Бруно Нготт. 1996/97 — 2-е место и финал Кубка кубков, проигранный 0:1 испанской «Барселоне». 1997/98 — кризис по причине травм, и с первого места в середине ноября парижане съехали до итогового 8-го. «ПСЖ» выиграл Кубок Франции и Кубок Лиги. В отставке оказались и тренер последних двух лет бразилец Рикардо Гомес и президент Денизо. Ушли Раи, Ален Рош, Фурнье, Герэн.

1998—2011

В 2001 году парижане победили в Кубке Интертото. Артур Жорже стал в середине ноября 1998 года тренером вместо Алена Жиресса, но четыре месяца спустя уступил место Филиппу Бержеро.

В сезоне 2003/2004 «ПСЖ» с новыми президентом Франсисом Граем и тренером — Вахидом Халилходжичем стали вторыми в чемпионате и обладателями Кубка Франции, несмотря на уход бразильца Роналдиньо. Португалец Педру Паулета, прибывший из «Бордо», забил в первый сезон 18 мячей.

В сезоне 2004/2005 ушли Дею и Фиореза в «Марсель», Хайнце в «Манчестер Юнайтед», Сорина в Испанию, клуб занял 9 место. В сезоне 2005/06 Фурнье был сменен меняют на Ги Лякомба — 9-е место в чемпионате и выигрыш Кубка Франции у «Марселя» 2:1. Canal + продал контрольный пакет акций «ПСЖ» американской компании Colony Capital. Президентом клуба стал Ален Кейзак.

В сезоне 2007/2008 ПСЖ выиграл третий Кубок Лиги, в финале кубка Франции проиграл «Лиону», и занимает в чемпионате 17 место. В следующем сезоне «ПСЖ» поднялся на 6 место, в Кубке УЕФА дошёл до 1/4 финала, проиграв «Динамо» Киев (0:0 в Париже и 0:3 в Киеве). Летом 2009 года парижане продали Микаэля Ландро в «Лилль», а на его место пришел Грегори Купе. По ходу сезона игроки парижского клуба подвергались свиному гриппу, команда проиграла 0:3 «Олимпику» на Парк-Де-Пренс и заняла 11 место в чемпионате, но выиграла кубок Франции. Следующий сезон столичный клуб провел на более достойном уровне, остановившись в шаге от зоны Лиги чемпионов и дойдя до 1/8 Лиги Европы. В период с 2008 по 2010 года «Пари-Сен Жермен» обзавелся несколькими именитыми, но возрастными игроками: Жером Ротен, Клод Макелеле, Людовик Жюли, Грегори Купе и другие.

С 2011 года)

31 мая 2011 года фонд «Катар Спорт Инвестментс» выкупил 70 % акций «ПСЖ». Катарцам пришлось потратить полгода на переговоры о сделке, включая получение одобрения президента Франции Николя Саркози.

Начиная с этого момента, клуб начал активнее пополняться именитыми игроками. В команду за два сезона пришли Жереми Менез, Блез Матюиди, Момо Сиссоко, Хавьер Пасторе, Максвелл, Алекс Коста, Тиаго Мотта и другие. Однако, обновление состава не привело к немедленному успеху. С назначенным на полпути главным тренером Карло Анчелотти, по итогам сезона 2011/2012 «ПСЖ» занял лишь второе место, уступив первую строчку отчаянному «Монпелье».

В 2012 году «ПСЖ» продолжил приглашать известных игроков В команду пришли Златан Ибрагимович, Тиаго Силва, Эсекьель Лавесси, Марко Верратти, Лукас Моура и Дэвид Бекхэм. ПСЖ досрочно стал чемпионом Франции, в Лиге чемпионов с первого места прошел в плей-офф (оставив позади «Порту», «Динамо» из Киева и Загреба). В 1/8 была пройдена «Валенсия», а в 1/4 финала парижане уступили «Барселоне» за счет гостевого гола: 2:2 в Париже и 1:1 на Камп Ноу, причем сине-гранатовым по ходу второго матча пришлось отыгрываться. Ибрагимович в дополнение стал лучшим бомбардиром чемпионата Франции.

В сезоне 2013/14 ПСЖ уверенно лидирует в чемпионате Франции с большим отрывом от конкурентов, Ибрагимович занимает первое место в списке бомбардиров. В Лиге чемпионов групповая стадия и 1/8 пройдена относительно легко. Но на стадии 1/4 финала в соперники достался «Челси» под руководством Жозе Моуриньо. Первый домашний матч 2 апреля 2014 года «ПСЖ» выиграл 3:1, но ответном матче проиграл 0:2 и закончил своё выступление в Лиге. 20 апреля 2014 года в матче против «Лиона» ПСЖ завоевал Кубок французской лиги, победив в матче со счетом 2:1, благодаря голам Кавани. В мае 2016 года команду покинул Златан Ибрагимович.

Финансы

В 1991 году клуб был куплен каналом французского телевидения — Канал+[2]. ПСЖ получил колоссальные 40 % своего дохода от телетрансляций и стал одним из самых богатых клубов в Франции[3]. Canal+ стал мажоритарным акционером клуба в 1997 году и единственным акционером в 2005 году. С 1991 по 1998 год расходы клуба составили € 50 млн за сезон, благодаря подъёму телевизионных прав и увеличением числа зрителей на «Парк де Пренс», а также отличными результатами в национальных и европейских соревнованиях. После ухода Мишеля Денизота в 1998 году клуб начал накапливать долги, которые достигли € 96 млн в 2002 году. Долг был перед владельцами и в 2004-м клуб удалось рекапитализировать, конвертировав долги в акции. Но это не исправило дефицита бюджета, которые составляли примерно по 30 млн евро в сезон. С 2004 по 2006 год ПСЖ был единственным французским клубом с большим дефицитом, потери составили € 30 млн. Оборот клуба, однако, увеличился с € 69 млн до € 80 млн[2].

В 2006-м году «ПСЖ» был куплен двумя инвестиционными фондами: «Колони Капитал» (США), «Батлер Капитал» (Франция) и американским банком — Морган Стенли[4]. К моменту продажи клуб стоил около 41 млн евро. Дефицит уже к тому времени сократился в среднем до 15 млн евро в год. 30 июня 2009 года «Колони Капитал» купил часть «Морган Стенли» и стал акционером, владея большей частью акций, последние сохранили 5 % акций[5][6].

31 мая 2011 года фонд «Катар Спорт Инвестментс» (QSI) выкупил 70 % акций «ПСЖ». «Колони Капитал» и «Морган Стенли» сохранили 29 % и 1 % акций соответственно[7]. QSI приобрел акции за 50 млн евро, затем покрыл долг в размере 20 млн евро, а также закрыл дефицит 28 млн евро за сезон 2010—2011. В 2012-м QSI уже стал единоличным владельцем клуба, а по результатам всех транзакций клуб оценили в примерно 100 млн евро[8]. Таким образом, ПСЖ стал самым богатым клубом во Франции и один из самых богатых клубов в мире.

Клубная форма

1970–1973
1973–1981
1981–1990
1990–2001
2001–2007
2007–2014

Состав

Основная команда

По состоянию на 14 сентября 2016 года[9]
Игрок Страна Дата рождения Бывший клуб Контракт
Вратари
1 Кевин Трапп 8 июля 1990 (33 года) Айнтрахт 2015—2020
16 Альфонс Ареоля 27 февраля 1993 (31 год) Воспитанник клуба 2010—2019
40 Реми Дескам 25 июня 1996 (27 лет) Воспитанник клуба 2016—2019
Защитники
2 Тиаго Силва 22 сентября 1984 (39 лет) Милан 2012—2018
3 Преснель Кимпебе 13 августа 1995 (28 лет) Воспитанник клуба 2015—2018
5 Маркиньос 14 мая 1994 (30 лет) Рома 2013—2019
12 Томас Мёнье 12 сентября 1991 (32 года) Брюгге 2016—2020
17 Максвелл 27 августа 1981 (42 года) Барселона 2012—2017
19 Серж Орье 24 декабря 1992 (31 год) Тулуза 2015—2019
20 Левен Кюрзава 4 сентября 1992 (31 год) Монако 2015—2020
34 Алек Жоржен 17 сентября 1998 (25 лет) Воспитанник клуба 2016—2018
Полузащитники
4 Гжегож Крыховяк 29 января 1990 (34 года) Севилья 2016—2021
6 Марко Верратти 5 ноября 1992 (31 год) Пескара 2012—2021
7 Лукас Моура 13 августа 1992 (31 год) Сан-Паулу 2013—2019
8 Тиагу Мотта 28 августа 1982 (41 год) Интернационале 2012—2017
10 Хавьер Пасторе 20 июня 1989 (34 года) Палермо 2011—2019
11 Анхель Ди Мария 14 февраля 1988 (36 лет) Манчестер Юнайтед 2015—2019
14 Блез Матюиди 9 апреля 1987 (37 лет) Сент-Этьен 2011—2018
21 Хатем Бен Арфа 7 марта 1987 (37 лет) Ницца 2016—2018
24 Кристофер Нкунку 14 ноября 1997 (26 лет) Воспитанник клуба 2015—2018
25 Адриан Рабьо 3 апреля 1995 (29 лет) Воспитанник клуба 2012—2019
36 Жонатан Иконе 2 мая 1998 (26 лет) Воспитанник клуба 2016—2019
Нападающие
9 Эдинсон Кавани 14 февраля 1987 (37 лет) Наполи 2013—2018
22 Хесе Родригес 26 февраля 1993 (31 год) Реал Мадрид 2016—2021
29 Жан-Кевин Огюстен 16 июня 1997 (26 лет) Воспитанник клуба 2015—2018
35 Эрвен Онженда 24 июня 1995 (28 лет) Воспитанник клуба 2013—2017

Игроки в аренде

Позиция Имя Год рождения
Вр Сальваторе Сиригу "Севилье") 1987
Защ Юссуф Сабали (в "Бордо") 1993
ПЗ Джовани Ло Чельсо (в "Росарио Сентраль") 1996
Нап Одсонн Эдуар (в "Тулузе") 1998
Нап Жан-Кристоф Баэбек "Пескаре") 1993

Трансферы 2016/2017

Пришли

Позиция Игрок Прежний клуб
Вр Альфонс Ареоля** Вильярреал
Защ Томас Мёнье Брюгге
ПЗ Хатем Бен Арфа *** Ницца
ПЗ Гжегож Крыховяк Севилья
Нап Хесе Родригес Реал Мадрид

Ушли

Позиция Игрок Новый клуб
Вр Николя Душе *** Ланс
Защ Грегори Ван дер Вил *** Фенербахче
Защ Люка Динь Барселона
Защ Давид Луис Челси
ПЗ Бенжамен Стамбули Шальке 04
Нап Златан Ибрагимович *** Манчестер Юнайтед

* В аренду.
** Из аренды.
*** Свободный агент.
**** Из молодёжного состава.

Достижения

  • По данным официального сайта[10].

Национальные

Международные

Рекорды

По состоянию на 17 сентября 2016 года

По количеству матчей

  • Это список игроков с наибольшим количеством игр в истории клуба
Имя Период Матчи
1 Пилорж, Жан-МаркЖан-Марк Пилорж 1975—1989 435
2 Арман, СильвенСильвен Арман 2004—2013 380
3 Ле Гуэн, ПольПоль Ле Гуэн 1991—1998 344
4 Сушич, СафетСафет Сушич 1982—1991 343
5 Лама, БернарБернар Лама 1992—1997 318
6 Дахлеб, МустафаМустафа Дахлеб 1974—1984 310
7 Рено, ЭрикЭрик Рено 1972—1982 291
8 Батс, ЖоэльЖоэль Батс 1985—1992 285
9 Доминик, БарателлиБарателли Доминик 1978—1985 281
10 Браво, ДаниэльДаниэль Браво 1989—1996 280

По количеству голов

  • Это список игроков с наибольшим количеством голов в истории клуба.
Имя Период Голы Матчи
1 Ибрагимович, ЗлатанЗлатан Ибрагимович 2012—2016 156 180
2 Педру Паулета, Педру Паулета 2003—2008 109 211
3 Рошто, ДоминикДоминик Рошто 1980—1988 100 255
4 Дахлеб, МустафаМустафа Дахлеб 1974—1984 98 310
5 М’Пеле, ФрансуаФрансуа М’Пеле 1973—1979 95 217
6 Кавани, ЭдинсонЭдинсон Кавани 2013— 87 153
7 Сушич, СафетСафет Сушич 1982—1991 85 343
8 Раи, Раи 1993—1998 72 215
9 Бьянки, КарлосКарлос Бьянки 1977—1979 71 80
10 Оаро, ГийомГийом Оаро 2008—2012 56 161

Киберспорт

4 октября 2016 года Футбольный клуб «Пари Сен-Жермен» подтвердил информацию о создании киберспортивного подразделения. [12]

Напишите отзыв о статье "Пари Сен-Жермен"

Примечания

  1. [ru.uefa.com/memberassociations/uefarankings/club/index.html Рейтинг УЕФА для клубных турниров]
  2. 1 2 [parisaintgermain.canalblog.com/archives/2011/12/15/22970604.html Evolution du budget du PSG], Le Blog des Parisiens (15 December 2011). Проверено 8 февраля 2012.
  3. [www.psgenforce.net/read-histoire.html Histoire du PSG], PSGenForce. Проверено 8 февраля 2012.
  4. [news.bbc.co.uk/1/hi/business/4898746.stm Paris Saint-Germain changes hands], BBC (11 April 2006). Проверено 11 апреля 2006.
  5. [www.psg.fr/fr/Article/003001/Article/41025/PSG-TV Evolution de l'actionnariat du PSG], PSG.fr (11 January 2008). Проверено 10 февраля 2012.
  6. [unprofessionalfoul.com/2010/12/29/psg-is-for-sale-sort-of/ PSG is For Sale. Sort of.], Unprofessional Foul (29 December 2010). Проверено 5 февраля 2012.
  7. [www.lequipe.fr/Football/Actualites/La-vente-enfin-officielle/209455 La vente enfin officielle], L'Équipe (30 June 2011). Проверено 23 июня 2014.
  8. [www.emirates247.com/sports/football/qatari-investors-take-full-control-of-psg-2012-03-07-1.447027 Qatari investors take full control of PSG], Emirates 24/7 (7 March 2012). Проверено 7 марта 2012.
  9. Согласно [www.psg.fr/en/News/300001/Team-Staff данным] официального сайта «ПСЖ».
  10. [www.psg.fr/fr/Club/608001/Palmares Palmares] (фр.), Официальный сайт ФК «Пари Сен-Жермен» (20 mars 2016). Проверено 20 марта 2016.
  11. 1 2 До 2002 года высшим дивизионом французского футбола был Дивизион 1; в настоящее время им является Лига 1. Вторым дивизионом в иерархии футбольных лиг Франции до 2002 года был Дивизион 2, а в настоящее время им является Лига 2.
  12. [www.championat.com/cybersport/news-2597678-pszh-objavil-o-sozdanii-kibersportivnogo-podrazdelenija.html «ПСЖ» объявил о создании киберспортивного подразделения]

Ссылки

  • [www.psg.fr Официальный сайт]  (фр.)


Отрывок, характеризующий Пари Сен-Жермен

– Всё исполню, батюшка, – сказал он.
– Ну, теперь прощай! – Он дал поцеловать сыну свою руку и обнял его. – Помни одно, князь Андрей: коли тебя убьют, мне старику больно будет… – Он неожиданно замолчал и вдруг крикливым голосом продолжал: – а коли узнаю, что ты повел себя не как сын Николая Болконского, мне будет… стыдно! – взвизгнул он.
– Этого вы могли бы не говорить мне, батюшка, – улыбаясь, сказал сын.
Старик замолчал.
– Еще я хотел просить вас, – продолжал князь Андрей, – ежели меня убьют и ежели у меня будет сын, не отпускайте его от себя, как я вам вчера говорил, чтоб он вырос у вас… пожалуйста.
– Жене не отдавать? – сказал старик и засмеялся.
Они молча стояли друг против друга. Быстрые глаза старика прямо были устремлены в глаза сына. Что то дрогнуло в нижней части лица старого князя.
– Простились… ступай! – вдруг сказал он. – Ступай! – закричал он сердитым и громким голосом, отворяя дверь кабинета.
– Что такое, что? – спрашивали княгиня и княжна, увидев князя Андрея и на минуту высунувшуюся фигуру кричавшего сердитым голосом старика в белом халате, без парика и в стариковских очках.
Князь Андрей вздохнул и ничего не ответил.
– Ну, – сказал он, обратившись к жене.
И это «ну» звучало холодною насмешкой, как будто он говорил: «теперь проделывайте вы ваши штуки».
– Andre, deja! [Андрей, уже!] – сказала маленькая княгиня, бледнея и со страхом глядя на мужа.
Он обнял ее. Она вскрикнула и без чувств упала на его плечо.
Он осторожно отвел плечо, на котором она лежала, заглянул в ее лицо и бережно посадил ее на кресло.
– Adieu, Marieie, [Прощай, Маша,] – сказал он тихо сестре, поцеловался с нею рука в руку и скорыми шагами вышел из комнаты.
Княгиня лежала в кресле, m lle Бурьен терла ей виски. Княжна Марья, поддерживая невестку, с заплаканными прекрасными глазами, всё еще смотрела в дверь, в которую вышел князь Андрей, и крестила его. Из кабинета слышны были, как выстрелы, часто повторяемые сердитые звуки стариковского сморкания. Только что князь Андрей вышел, дверь кабинета быстро отворилась и выглянула строгая фигура старика в белом халате.
– Уехал? Ну и хорошо! – сказал он, сердито посмотрев на бесчувственную маленькую княгиню, укоризненно покачал головою и захлопнул дверь.



В октябре 1805 года русские войска занимали села и города эрцгерцогства Австрийского, и еще новые полки приходили из России и, отягощая постоем жителей, располагались у крепости Браунау. В Браунау была главная квартира главнокомандующего Кутузова.
11 го октября 1805 года один из только что пришедших к Браунау пехотных полков, ожидая смотра главнокомандующего, стоял в полумиле от города. Несмотря на нерусскую местность и обстановку (фруктовые сады, каменные ограды, черепичные крыши, горы, видневшиеся вдали), на нерусский народ, c любопытством смотревший на солдат, полк имел точно такой же вид, какой имел всякий русский полк, готовившийся к смотру где нибудь в середине России.
С вечера, на последнем переходе, был получен приказ, что главнокомандующий будет смотреть полк на походе. Хотя слова приказа и показались неясны полковому командиру, и возник вопрос, как разуметь слова приказа: в походной форме или нет? в совете батальонных командиров было решено представить полк в парадной форме на том основании, что всегда лучше перекланяться, чем не докланяться. И солдаты, после тридцативерстного перехода, не смыкали глаз, всю ночь чинились, чистились; адъютанты и ротные рассчитывали, отчисляли; и к утру полк, вместо растянутой беспорядочной толпы, какою он был накануне на последнем переходе, представлял стройную массу 2 000 людей, из которых каждый знал свое место, свое дело и из которых на каждом каждая пуговка и ремешок были на своем месте и блестели чистотой. Не только наружное было исправно, но ежели бы угодно было главнокомандующему заглянуть под мундиры, то на каждом он увидел бы одинаково чистую рубаху и в каждом ранце нашел бы узаконенное число вещей, «шильце и мыльце», как говорят солдаты. Было только одно обстоятельство, насчет которого никто не мог быть спокоен. Это была обувь. Больше чем у половины людей сапоги были разбиты. Но недостаток этот происходил не от вины полкового командира, так как, несмотря на неоднократные требования, ему не был отпущен товар от австрийского ведомства, а полк прошел тысячу верст.
Полковой командир был пожилой, сангвинический, с седеющими бровями и бакенбардами генерал, плотный и широкий больше от груди к спине, чем от одного плеча к другому. На нем был новый, с иголочки, со слежавшимися складками мундир и густые золотые эполеты, которые как будто не книзу, а кверху поднимали его тучные плечи. Полковой командир имел вид человека, счастливо совершающего одно из самых торжественных дел жизни. Он похаживал перед фронтом и, похаживая, подрагивал на каждом шагу, слегка изгибаясь спиною. Видно, было, что полковой командир любуется своим полком, счастлив им, что все его силы душевные заняты только полком; но, несмотря на то, его подрагивающая походка как будто говорила, что, кроме военных интересов, в душе его немалое место занимают и интересы общественного быта и женский пол.
– Ну, батюшка Михайло Митрич, – обратился он к одному батальонному командиру (батальонный командир улыбаясь подался вперед; видно было, что они были счастливы), – досталось на орехи нынче ночью. Однако, кажется, ничего, полк не из дурных… А?
Батальонный командир понял веселую иронию и засмеялся.
– И на Царицыном лугу с поля бы не прогнали.
– Что? – сказал командир.
В это время по дороге из города, по которой расставлены были махальные, показались два верховые. Это были адъютант и казак, ехавший сзади.
Адъютант был прислан из главного штаба подтвердить полковому командиру то, что было сказано неясно во вчерашнем приказе, а именно то, что главнокомандующий желал видеть полк совершенно в том положении, в котором oн шел – в шинелях, в чехлах и без всяких приготовлений.
К Кутузову накануне прибыл член гофкригсрата из Вены, с предложениями и требованиями итти как можно скорее на соединение с армией эрцгерцога Фердинанда и Мака, и Кутузов, не считая выгодным это соединение, в числе прочих доказательств в пользу своего мнения намеревался показать австрийскому генералу то печальное положение, в котором приходили войска из России. С этою целью он и хотел выехать навстречу полку, так что, чем хуже было бы положение полка, тем приятнее было бы это главнокомандующему. Хотя адъютант и не знал этих подробностей, однако он передал полковому командиру непременное требование главнокомандующего, чтобы люди были в шинелях и чехлах, и что в противном случае главнокомандующий будет недоволен. Выслушав эти слова, полковой командир опустил голову, молча вздернул плечами и сангвиническим жестом развел руки.
– Наделали дела! – проговорил он. – Вот я вам говорил же, Михайло Митрич, что на походе, так в шинелях, – обратился он с упреком к батальонному командиру. – Ах, мой Бог! – прибавил он и решительно выступил вперед. – Господа ротные командиры! – крикнул он голосом, привычным к команде. – Фельдфебелей!… Скоро ли пожалуют? – обратился он к приехавшему адъютанту с выражением почтительной учтивости, видимо относившейся к лицу, про которое он говорил.
– Через час, я думаю.
– Успеем переодеть?
– Не знаю, генерал…
Полковой командир, сам подойдя к рядам, распорядился переодеванием опять в шинели. Ротные командиры разбежались по ротам, фельдфебели засуетились (шинели были не совсем исправны) и в то же мгновение заколыхались, растянулись и говором загудели прежде правильные, молчаливые четвероугольники. Со всех сторон отбегали и подбегали солдаты, подкидывали сзади плечом, через голову перетаскивали ранцы, снимали шинели и, высоко поднимая руки, натягивали их в рукава.
Через полчаса всё опять пришло в прежний порядок, только четвероугольники сделались серыми из черных. Полковой командир, опять подрагивающею походкой, вышел вперед полка и издалека оглядел его.
– Это что еще? Это что! – прокричал он, останавливаясь. – Командира 3 й роты!..
– Командир 3 й роты к генералу! командира к генералу, 3 й роты к командиру!… – послышались голоса по рядам, и адъютант побежал отыскивать замешкавшегося офицера.
Когда звуки усердных голосов, перевирая, крича уже «генерала в 3 ю роту», дошли по назначению, требуемый офицер показался из за роты и, хотя человек уже пожилой и не имевший привычки бегать, неловко цепляясь носками, рысью направился к генералу. Лицо капитана выражало беспокойство школьника, которому велят сказать невыученный им урок. На красном (очевидно от невоздержания) носу выступали пятна, и рот не находил положения. Полковой командир с ног до головы осматривал капитана, в то время как он запыхавшись подходил, по мере приближения сдерживая шаг.
– Вы скоро людей в сарафаны нарядите! Это что? – крикнул полковой командир, выдвигая нижнюю челюсть и указывая в рядах 3 й роты на солдата в шинели цвета фабричного сукна, отличавшегося от других шинелей. – Сами где находились? Ожидается главнокомандующий, а вы отходите от своего места? А?… Я вас научу, как на смотр людей в казакины одевать!… А?…
Ротный командир, не спуская глаз с начальника, всё больше и больше прижимал свои два пальца к козырьку, как будто в одном этом прижимании он видел теперь свое спасенье.
– Ну, что ж вы молчите? Кто у вас там в венгерца наряжен? – строго шутил полковой командир.
– Ваше превосходительство…
– Ну что «ваше превосходительство»? Ваше превосходительство! Ваше превосходительство! А что ваше превосходительство – никому неизвестно.
– Ваше превосходительство, это Долохов, разжалованный… – сказал тихо капитан.
– Что он в фельдмаршалы, что ли, разжалован или в солдаты? А солдат, так должен быть одет, как все, по форме.
– Ваше превосходительство, вы сами разрешили ему походом.
– Разрешил? Разрешил? Вот вы всегда так, молодые люди, – сказал полковой командир, остывая несколько. – Разрешил? Вам что нибудь скажешь, а вы и… – Полковой командир помолчал. – Вам что нибудь скажешь, а вы и… – Что? – сказал он, снова раздражаясь. – Извольте одеть людей прилично…
И полковой командир, оглядываясь на адъютанта, своею вздрагивающею походкой направился к полку. Видно было, что его раздражение ему самому понравилось, и что он, пройдясь по полку, хотел найти еще предлог своему гневу. Оборвав одного офицера за невычищенный знак, другого за неправильность ряда, он подошел к 3 й роте.
– Кааак стоишь? Где нога? Нога где? – закричал полковой командир с выражением страдания в голосе, еще человек за пять не доходя до Долохова, одетого в синеватую шинель.
Долохов медленно выпрямил согнутую ногу и прямо, своим светлым и наглым взглядом, посмотрел в лицо генерала.
– Зачем синяя шинель? Долой… Фельдфебель! Переодеть его… дря… – Он не успел договорить.
– Генерал, я обязан исполнять приказания, но не обязан переносить… – поспешно сказал Долохов.
– Во фронте не разговаривать!… Не разговаривать, не разговаривать!…
– Не обязан переносить оскорбления, – громко, звучно договорил Долохов.
Глаза генерала и солдата встретились. Генерал замолчал, сердито оттягивая книзу тугой шарф.
– Извольте переодеться, прошу вас, – сказал он, отходя.


– Едет! – закричал в это время махальный.
Полковой командир, покраснел, подбежал к лошади, дрожащими руками взялся за стремя, перекинул тело, оправился, вынул шпагу и с счастливым, решительным лицом, набок раскрыв рот, приготовился крикнуть. Полк встрепенулся, как оправляющаяся птица, и замер.
– Смир р р р на! – закричал полковой командир потрясающим душу голосом, радостным для себя, строгим в отношении к полку и приветливым в отношении к подъезжающему начальнику.
По широкой, обсаженной деревьями, большой, бесшоссейной дороге, слегка погромыхивая рессорами, шибкою рысью ехала высокая голубая венская коляска цугом. За коляской скакали свита и конвой кроатов. Подле Кутузова сидел австрийский генерал в странном, среди черных русских, белом мундире. Коляска остановилась у полка. Кутузов и австрийский генерал о чем то тихо говорили, и Кутузов слегка улыбнулся, в то время как, тяжело ступая, он опускал ногу с подножки, точно как будто и не было этих 2 000 людей, которые не дыша смотрели на него и на полкового командира.
Раздался крик команды, опять полк звеня дрогнул, сделав на караул. В мертвой тишине послышался слабый голос главнокомандующего. Полк рявкнул: «Здравья желаем, ваше го го го го ство!» И опять всё замерло. Сначала Кутузов стоял на одном месте, пока полк двигался; потом Кутузов рядом с белым генералом, пешком, сопутствуемый свитою, стал ходить по рядам.
По тому, как полковой командир салютовал главнокомандующему, впиваясь в него глазами, вытягиваясь и подбираясь, как наклоненный вперед ходил за генералами по рядам, едва удерживая подрагивающее движение, как подскакивал при каждом слове и движении главнокомандующего, – видно было, что он исполнял свои обязанности подчиненного еще с большим наслаждением, чем обязанности начальника. Полк, благодаря строгости и старательности полкового командира, был в прекрасном состоянии сравнительно с другими, приходившими в то же время к Браунау. Отсталых и больных было только 217 человек. И всё было исправно, кроме обуви.
Кутузов прошел по рядам, изредка останавливаясь и говоря по нескольку ласковых слов офицерам, которых он знал по турецкой войне, а иногда и солдатам. Поглядывая на обувь, он несколько раз грустно покачивал головой и указывал на нее австрийскому генералу с таким выражением, что как бы не упрекал в этом никого, но не мог не видеть, как это плохо. Полковой командир каждый раз при этом забегал вперед, боясь упустить слово главнокомандующего касательно полка. Сзади Кутузова, в таком расстоянии, что всякое слабо произнесенное слово могло быть услышано, шло человек 20 свиты. Господа свиты разговаривали между собой и иногда смеялись. Ближе всех за главнокомандующим шел красивый адъютант. Это был князь Болконский. Рядом с ним шел его товарищ Несвицкий, высокий штаб офицер, чрезвычайно толстый, с добрым, и улыбающимся красивым лицом и влажными глазами; Несвицкий едва удерживался от смеха, возбуждаемого черноватым гусарским офицером, шедшим подле него. Гусарский офицер, не улыбаясь, не изменяя выражения остановившихся глаз, с серьезным лицом смотрел на спину полкового командира и передразнивал каждое его движение. Каждый раз, как полковой командир вздрагивал и нагибался вперед, точно так же, точь в точь так же, вздрагивал и нагибался вперед гусарский офицер. Несвицкий смеялся и толкал других, чтобы они смотрели на забавника.
Кутузов шел медленно и вяло мимо тысячей глаз, которые выкатывались из своих орбит, следя за начальником. Поровнявшись с 3 й ротой, он вдруг остановился. Свита, не предвидя этой остановки, невольно надвинулась на него.
– А, Тимохин! – сказал главнокомандующий, узнавая капитана с красным носом, пострадавшего за синюю шинель.
Казалось, нельзя было вытягиваться больше того, как вытягивался Тимохин, в то время как полковой командир делал ему замечание. Но в эту минуту обращения к нему главнокомандующего капитан вытянулся так, что, казалось, посмотри на него главнокомандующий еще несколько времени, капитан не выдержал бы; и потому Кутузов, видимо поняв его положение и желая, напротив, всякого добра капитану, поспешно отвернулся. По пухлому, изуродованному раной лицу Кутузова пробежала чуть заметная улыбка.
– Еще измайловский товарищ, – сказал он. – Храбрый офицер! Ты доволен им? – спросил Кутузов у полкового командира.
И полковой командир, отражаясь, как в зеркале, невидимо для себя, в гусарском офицере, вздрогнул, подошел вперед и отвечал:
– Очень доволен, ваше высокопревосходительство.
– Мы все не без слабостей, – сказал Кутузов, улыбаясь и отходя от него. – У него была приверженность к Бахусу.
Полковой командир испугался, не виноват ли он в этом, и ничего не ответил. Офицер в эту минуту заметил лицо капитана с красным носом и подтянутым животом и так похоже передразнил его лицо и позу, что Несвицкий не мог удержать смеха.
Кутузов обернулся. Видно было, что офицер мог управлять своим лицом, как хотел: в ту минуту, как Кутузов обернулся, офицер успел сделать гримасу, а вслед за тем принять самое серьезное, почтительное и невинное выражение.
Третья рота была последняя, и Кутузов задумался, видимо припоминая что то. Князь Андрей выступил из свиты и по французски тихо сказал:
– Вы приказали напомнить о разжалованном Долохове в этом полку.
– Где тут Долохов? – спросил Кутузов.
Долохов, уже переодетый в солдатскую серую шинель, не дожидался, чтоб его вызвали. Стройная фигура белокурого с ясными голубыми глазами солдата выступила из фронта. Он подошел к главнокомандующему и сделал на караул.
– Претензия? – нахмурившись слегка, спросил Кутузов.
– Это Долохов, – сказал князь Андрей.
– A! – сказал Кутузов. – Надеюсь, что этот урок тебя исправит, служи хорошенько. Государь милостив. И я не забуду тебя, ежели ты заслужишь.
Голубые ясные глаза смотрели на главнокомандующего так же дерзко, как и на полкового командира, как будто своим выражением разрывая завесу условности, отделявшую так далеко главнокомандующего от солдата.
– Об одном прошу, ваше высокопревосходительство, – сказал он своим звучным, твердым, неспешащим голосом. – Прошу дать мне случай загладить мою вину и доказать мою преданность государю императору и России.
Кутузов отвернулся. На лице его промелькнула та же улыбка глаз, как и в то время, когда он отвернулся от капитана Тимохина. Он отвернулся и поморщился, как будто хотел выразить этим, что всё, что ему сказал Долохов, и всё, что он мог сказать ему, он давно, давно знает, что всё это уже прискучило ему и что всё это совсем не то, что нужно. Он отвернулся и направился к коляске.
Полк разобрался ротами и направился к назначенным квартирам невдалеке от Браунау, где надеялся обуться, одеться и отдохнуть после трудных переходов.
– Вы на меня не претендуете, Прохор Игнатьич? – сказал полковой командир, объезжая двигавшуюся к месту 3 ю роту и подъезжая к шедшему впереди ее капитану Тимохину. Лицо полкового командира выражало после счастливо отбытого смотра неудержимую радость. – Служба царская… нельзя… другой раз во фронте оборвешь… Сам извинюсь первый, вы меня знаете… Очень благодарил! – И он протянул руку ротному.
– Помилуйте, генерал, да смею ли я! – отвечал капитан, краснея носом, улыбаясь и раскрывая улыбкой недостаток двух передних зубов, выбитых прикладом под Измаилом.
– Да господину Долохову передайте, что я его не забуду, чтоб он был спокоен. Да скажите, пожалуйста, я всё хотел спросить, что он, как себя ведет? И всё…
– По службе очень исправен, ваше превосходительство… но карахтер… – сказал Тимохин.
– А что, что характер? – спросил полковой командир.
– Находит, ваше превосходительство, днями, – говорил капитан, – то и умен, и учен, и добр. А то зверь. В Польше убил было жида, изволите знать…
– Ну да, ну да, – сказал полковой командир, – всё надо пожалеть молодого человека в несчастии. Ведь большие связи… Так вы того…
– Слушаю, ваше превосходительство, – сказал Тимохин, улыбкой давая чувствовать, что он понимает желания начальника.
– Ну да, ну да.
Полковой командир отыскал в рядах Долохова и придержал лошадь.
– До первого дела – эполеты, – сказал он ему.
Долохов оглянулся, ничего не сказал и не изменил выражения своего насмешливо улыбающегося рта.
– Ну, вот и хорошо, – продолжал полковой командир. – Людям по чарке водки от меня, – прибавил он, чтобы солдаты слышали. – Благодарю всех! Слава Богу! – И он, обогнав роту, подъехал к другой.
– Что ж, он, право, хороший человек; с ним служить можно, – сказал Тимохин субалтерн офицеру, шедшему подле него.
– Одно слово, червонный!… (полкового командира прозвали червонным королем) – смеясь, сказал субалтерн офицер.
Счастливое расположение духа начальства после смотра перешло и к солдатам. Рота шла весело. Со всех сторон переговаривались солдатские голоса.
– Как же сказывали, Кутузов кривой, об одном глазу?
– А то нет! Вовсе кривой.
– Не… брат, глазастее тебя. Сапоги и подвертки – всё оглядел…
– Как он, братец ты мой, глянет на ноги мне… ну! думаю…
– А другой то австрияк, с ним был, словно мелом вымазан. Как мука, белый. Я чай, как амуницию чистят!
– Что, Федешоу!… сказывал он, что ли, когда стражения начнутся, ты ближе стоял? Говорили всё, в Брунове сам Бунапарте стоит.
– Бунапарте стоит! ишь врет, дура! Чего не знает! Теперь пруссак бунтует. Австрияк его, значит, усмиряет. Как он замирится, тогда и с Бунапартом война откроется. А то, говорит, в Брунове Бунапарте стоит! То то и видно, что дурак. Ты слушай больше.
– Вишь черти квартирьеры! Пятая рота, гляди, уже в деревню заворачивает, они кашу сварят, а мы еще до места не дойдем.
– Дай сухарика то, чорт.
– А табаку то вчера дал? То то, брат. Ну, на, Бог с тобой.
– Хоть бы привал сделали, а то еще верст пять пропрем не емши.
– То то любо было, как немцы нам коляски подавали. Едешь, знай: важно!
– А здесь, братец, народ вовсе оголтелый пошел. Там всё как будто поляк был, всё русской короны; а нынче, брат, сплошной немец пошел.
– Песенники вперед! – послышался крик капитана.
И перед роту с разных рядов выбежало человек двадцать. Барабанщик запевало обернулся лицом к песенникам, и, махнув рукой, затянул протяжную солдатскую песню, начинавшуюся: «Не заря ли, солнышко занималося…» и кончавшуюся словами: «То то, братцы, будет слава нам с Каменскиим отцом…» Песня эта была сложена в Турции и пелась теперь в Австрии, только с тем изменением, что на место «Каменскиим отцом» вставляли слова: «Кутузовым отцом».
Оторвав по солдатски эти последние слова и махнув руками, как будто он бросал что то на землю, барабанщик, сухой и красивый солдат лет сорока, строго оглянул солдат песенников и зажмурился. Потом, убедившись, что все глаза устремлены на него, он как будто осторожно приподнял обеими руками какую то невидимую, драгоценную вещь над головой, подержал ее так несколько секунд и вдруг отчаянно бросил ее:
Ах, вы, сени мои, сени!
«Сени новые мои…», подхватили двадцать голосов, и ложечник, несмотря на тяжесть амуниции, резво выскочил вперед и пошел задом перед ротой, пошевеливая плечами и угрожая кому то ложками. Солдаты, в такт песни размахивая руками, шли просторным шагом, невольно попадая в ногу. Сзади роты послышались звуки колес, похрускиванье рессор и топот лошадей.
Кутузов со свитой возвращался в город. Главнокомандующий дал знак, чтобы люди продолжали итти вольно, и на его лице и на всех лицах его свиты выразилось удовольствие при звуках песни, при виде пляшущего солдата и весело и бойко идущих солдат роты. Во втором ряду, с правого фланга, с которого коляска обгоняла роты, невольно бросался в глаза голубоглазый солдат, Долохов, который особенно бойко и грациозно шел в такт песни и глядел на лица проезжающих с таким выражением, как будто он жалел всех, кто не шел в это время с ротой. Гусарский корнет из свиты Кутузова, передразнивавший полкового командира, отстал от коляски и подъехал к Долохову.
Гусарский корнет Жерков одно время в Петербурге принадлежал к тому буйному обществу, которым руководил Долохов. За границей Жерков встретил Долохова солдатом, но не счел нужным узнать его. Теперь, после разговора Кутузова с разжалованным, он с радостью старого друга обратился к нему:
– Друг сердечный, ты как? – сказал он при звуках песни, ровняя шаг своей лошади с шагом роты.
– Я как? – отвечал холодно Долохов, – как видишь.
Бойкая песня придавала особенное значение тону развязной веселости, с которой говорил Жерков, и умышленной холодности ответов Долохова.
– Ну, как ладишь с начальством? – спросил Жерков.
– Ничего, хорошие люди. Ты как в штаб затесался?
– Прикомандирован, дежурю.
Они помолчали.
«Выпускала сокола да из правого рукава», говорила песня, невольно возбуждая бодрое, веселое чувство. Разговор их, вероятно, был бы другой, ежели бы они говорили не при звуках песни.
– Что правда, австрийцев побили? – спросил Долохов.
– А чорт их знает, говорят.
– Я рад, – отвечал Долохов коротко и ясно, как того требовала песня.
– Что ж, приходи к нам когда вечерком, фараон заложишь, – сказал Жерков.
– Или у вас денег много завелось?
– Приходи.
– Нельзя. Зарок дал. Не пью и не играю, пока не произведут.
– Да что ж, до первого дела…
– Там видно будет.
Опять они помолчали.
– Ты заходи, коли что нужно, все в штабе помогут… – сказал Жерков.
Долохов усмехнулся.
– Ты лучше не беспокойся. Мне что нужно, я просить не стану, сам возьму.
– Да что ж, я так…
– Ну, и я так.
– Прощай.
– Будь здоров…
… и высоко, и далеко,
На родиму сторону…
Жерков тронул шпорами лошадь, которая раза три, горячась, перебила ногами, не зная, с какой начать, справилась и поскакала, обгоняя роту и догоняя коляску, тоже в такт песни.


Возвратившись со смотра, Кутузов, сопутствуемый австрийским генералом, прошел в свой кабинет и, кликнув адъютанта, приказал подать себе некоторые бумаги, относившиеся до состояния приходивших войск, и письма, полученные от эрцгерцога Фердинанда, начальствовавшего передовою армией. Князь Андрей Болконский с требуемыми бумагами вошел в кабинет главнокомандующего. Перед разложенным на столе планом сидели Кутузов и австрийский член гофкригсрата.
– А… – сказал Кутузов, оглядываясь на Болконского, как будто этим словом приглашая адъютанта подождать, и продолжал по французски начатый разговор.
– Я только говорю одно, генерал, – говорил Кутузов с приятным изяществом выражений и интонации, заставлявшим вслушиваться в каждое неторопливо сказанное слово. Видно было, что Кутузов и сам с удовольствием слушал себя. – Я только одно говорю, генерал, что ежели бы дело зависело от моего личного желания, то воля его величества императора Франца давно была бы исполнена. Я давно уже присоединился бы к эрцгерцогу. И верьте моей чести, что для меня лично передать высшее начальство армией более меня сведущему и искусному генералу, какими так обильна Австрия, и сложить с себя всю эту тяжкую ответственность для меня лично было бы отрадой. Но обстоятельства бывают сильнее нас, генерал.
И Кутузов улыбнулся с таким выражением, как будто он говорил: «Вы имеете полное право не верить мне, и даже мне совершенно всё равно, верите ли вы мне или нет, но вы не имеете повода сказать мне это. И в этом то всё дело».
Австрийский генерал имел недовольный вид, но не мог не в том же тоне отвечать Кутузову.
– Напротив, – сказал он ворчливым и сердитым тоном, так противоречившим лестному значению произносимых слов, – напротив, участие вашего превосходительства в общем деле высоко ценится его величеством; но мы полагаем, что настоящее замедление лишает славные русские войска и их главнокомандующих тех лавров, которые они привыкли пожинать в битвах, – закончил он видимо приготовленную фразу.
Кутузов поклонился, не изменяя улыбки.