Бирмингем Сити

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Бирмингем Сити
Полное
название
Birmingham City Football Club
Прозвища Синие (англ. The Blues)
Основан 1875 (как Small Heath Alliance)
Стадион Сент-Эндрюс, Бирмингем
Вместимость 30 016[1]
Президент Карсон Ён
Тренер Гари Роуэтт
Капитан Пол Робинсон
Соревнование Чемпионшип
2015/16 10
Основная
форма
Гостевая
форма
К:Футбольные клубы, основанные в 1875 годуБирмингем СитиБирмингем Сити

«Би́рмингем Си́ти» (англ. Birmingham City Football Club; английское произношение [ˈbɜrmɪŋɡəm ˈsɪti]) — английский профессиональный футбольный клуб из Бирмингема, графство Уэст-Мидлендс, выступающий в Чемпионшипе. Образован в 1875 году под названием Small Heath Alliance. Является двукратным обладателем Кубка лиги. Домашним стадионом клуба является «Сент-Эндрюс», вмещающий 30 016 зрителей.

Чаще всего команду называют Синие (англ. The Blues), так как домашняя форма «Бирмингема» синего цвета, а за их фанами надолго закрепилось прозвище Синеносые (The Bluenoses) из-за того, что в середине 90-х годов маскот клуба своей формой и цветом очень напоминал синий нос.

Принципиальными для «Бирмингем Сити» являются матчи против клуба «Астон Вилла», также представляющего Бирмингем. Эти матчи известны в Англии под названием «Дерби Второго города», или «Бирмингемское дерби». Первый матч между этими командами состоялся 27 сентября 1879 года.

Главным тренер «Бирмингема» является Гари Роуэтт, назначенный на эту должность в октябре 2014 года вместо отправленного в отставку Ли Кларка. Действующий капитан команды — Пол Робинсон, сменивший на этом посту Стивена Карра.





История

Ранние годы (конец XIX-го века)

В 1875 году игроки в крикет при городской церкви решили основать Футбольный клуб, который назвали «Смолл Хит Альянс» (Small Heath Alliance). Первым стадионом, на котором начала выступать команда с 1877 года, был «Мунц Стрит», который так же стал ареной соперничества с другим клубом из Бирмингема — «Астон Виллой». В 1885 году команда получила профессиональный статус и сменила имя, а с 1888 года клуб стал назывался «Смолл Хит». Но спустя семнадцать лет, в 1905 году, команда снова сменила название, которое носит по сей день — «Бирмингем Сити».

Первая половина XX-го века

Спустя год после смены названия, клуб, в 1906 году, переехал на новый стадион «Сент-Эндрюс». Первым матчем на новой арене была игра против «Мидлсбро», в которой команды сыграли вничью 0:0. Во время Первой мировой войны поле стадиона использовалось для тренировки Британской армии (чемпионат страны был временно прекращён из-за мобилизации многих футболистов со всей страны). В 1925 году «Бирмингем» начал свою европейскую историю, впервые сыграв против зарубежной команды. Команда сыграла товарищеский матч против мадридского «Реала», убедительно обыграв испанцев со счётом 3:0. В 1931 году «Бирмингем» впервые дошёл до финала Кубка Англии, но уступил со счётом 1:2 «Вест Бромвичу». С 20-х по 30-е годы в клубе играл величайший бомбардир в истории команды Джо Брэдфорд, на счету которого 267 голов в 445 матчах. Во время Второй мировой войны клубу пришлось временно переехать на «Вилла Парк», домашний стадион своих исторических соперников, так как «Сент-Эндрюс» сильно пострадал от бомбежек. В 1943 году клуб получил прибавку к имени и стал официально называется «Бирмингем Сити». Послевоенные годы клуб совершал планомерный подъём, а в 1946 году «синие» дошли до полуфинал Кубка Англии.

Вторая половина XX-го века

В сезоне 1955/56 «Бирмингем» получил право выступать в первом дивизионе (высший дивизион английского футбола на тот момент) и во второй раз дошёл до финала Кубка Англии. В сезоне команда показала самый лучший результат, в своей истории выступления в элитном дивизионе, заняв 6-е место, но в финале Кубка Англии «синих» снова ждало поражение (на этот раз победил «Манчестер Сити» со счётом 3:1). 15 мая 1956 года «Бирмингем Сити» стал первым английским клубом, сыгравшем в Европе: матч в Кубке ярмарок против итальянского «Интернационале», который завершился вничью 0:0. В 1960 году «синие» дошли до финала Кубка Ярмарок, где проиграл испанской «Барселоне» по сумме двух встреч со счетом 1:4. Этот успех является наивысшим достижением клуба в еврокубках. В 1963 году «Бирмингем Сити» выиграл Кубок Лиги, обыграв в финале по сумме двух встреч «Астон Виллу» со счётом 3:1. В 70-е годы клуб являлся относительно стабильным середняком, семь сезоном подряд играя в первом дивизионе английского чемпионата. В 1978 году в составе «Бирмингем Сити» появился первый чемпион мира по футболу — аргентинец Альберто Тарантини, а на посту главного тренера в те годы находился английский специалист сэр Альф Рамсей. В 1979 году команда вылетела во второй дивизион. 80-е годы были так же как 70-е относительно стабильны (клуб то возвращался в первый дивизион, то вылетал обратно). Но к концу 80-х произошел спад, в результате которого в 1989 году «Бирмингем» впервые в своей истории оказался в третьем дивизионе. К началу 90-х клубу удалось нормализовать игру и в 1992 году вернуться в высший первый дивизион, хотя попадание в элиту произошло из-за переформирования дивизионов английского чемпионата. В том же году у «синих» сменилось руководство, с которым в команду пришла финансовая стабильность. В сезоне 1993/94 произошел спад в игре, который привёл к вылету во второй дивизион. Хотя пребывание в нём было краткосрочным, 6 мая 1995 года «Бирмингем Сити» выиграл чемпионат второго дивизиона победив под конец сезона «Хаддерсфилд Таун», и поднялся в первый. В конце 90-х клуб играл в довольно привлекательный футбол, имея в своём составе таких как Питера Ндлову и Деле Адебола. В сезонах 1999/00 и 2000/01 годов «Бирмингем Сити» дважды занимал пятое место в первом дивизионе. Это давало клубу право пробиться в премьер-лигу через плей-офф, но обе попытки были неудачными.

Начало XXI-го века

25 февраля 2001 года команда проиграла «Ливерпулю» в серии пенальти в финале Кубка Футбольной лиги. Но в том же сезоне 2001/02 годов «Бирмингему», с третьего раза, всё же удалось пробиться в Премьер-лигу, вновь оказавшись пятыми в первом дивизионе, но на этот раз победив в серии плей-офф. В Премьер-лиге команда играла под руководством английского специалиста Стива Брюса и считалась крепким середняком. В то время в клубе играло большое количество хороших игроков, таких как Кристоф Дюгарри, Мэттью Апсон, Эмил Хески, Микаэль Форсселль и многие другие. Игра «Бирмингема» в сезоне 2005/06 не задалась и, несмотря на хороший состав, клуб вылетел из Премьер-лиги. Но, несмотря на неудачу, Стива Брюса оставили на посту главного тренера, списав вылет на многочисленные травмы лидеров команды. В итоге в сезоне 2006/07 годов «Бирмингем Сити» вернулся в Премьер-лигу. Однако начало сезона 2007/08 оказалось провальным и Стив Брюс покинул клуб, перейдя в «Уиган Атлетик». На пост главного тренера был приглашён специалист из шотландского «Рейнджерса» — Алекс Маклиш. Под его руководством «Бирмингем Сити» снова покинул Премьер-лигу. По результатам сезона 2008/09 годов клуб опять получил право выступать в элите. В сезоне 2009/10 у клуба сменилось руководство, вследствие чего новым владельцем клуба стал гонконгский предприниматель Карсон Ён, а сам клуб занял 9-е место в турнирной таблице.

Сезон 2010/11 для клуба стал удачным под руководством Алекса Маклиша: бирмингемский клуб стал обладателем Кубка Лиги, победив в финале лондонский «Арсенал». Смазал эту победу вылет из Премьер-лиги.

Несмотря на вылет, клуб достаточно достойно выступил в следующем розыгрыше Лиги Европы УЕФА, одержав в своей группе три победы, сыграв один раз вничью и потерпев два поражения, но пройти дальше не смог[2].

В сезоне 2013/14 команде героически удалось сохранить прописку в Чемпионшипе, забив два мяча «Болтону» на стадионе «Рибок» и сравняв счет в концовке матча. Забитыми мячами отметились Никола Жигич и Пол Кэддис на 79-й и 90-й минутах[3].

Основной состав

По состоянию на 14 октября 2016[4][5]
Игрок Страна Дата рождения Бывший клуб Контракт
Вратари
1 Адам Легздинс 28 ноября 1986 (37 лет) Лейтон Ориент 2015—2017
29 Томаш Кушчак 20 марта 1982 (42 года) Вулверхэмптон Уондерерс 2015—2017
Защитники
3 Джонатан Граундс 2 февраля 1988 (36 лет) Олдхэм Атлетик 2014—2017
4 Пол Робинсон 14 декабря 1978 (45 лет) Болтон Уондерерс 2012—2017
5 Райан Шоттон 30 сентября 1988 (35 лет) Дерби Каунти 2016—2019
12 Ройс Уиггинс 4 ноября 1987 (36 лет) В аренде у Борнмута 2016—2017
23 Джонатан Спектор 1 марта 1986 (38 лет) Вест Хэм Юнайтед 2011—2017
28 Майкл Моррисон 3 марта 1988 (36 лет) Чарльтон Атлетик 2015—2019
31 Пол Кэддис 19 апреля 1988 (36 лет) Суиндон Таун 2013—2017
Полузащитники
6 Майкел Кифтенбелд 26 июня 1990 (33 года) Гронинген 2015—2018
7 Роберт Теше 27 мая 1987 (36 лет) Ноттингем Форест 2016—2019
8 Стивен Глисон 3 августа 1988 (35 лет) Милтон Кинс Донс 2014—2018
11 Дэвид Коттерилл 4 декабря 1987 (36 лет) Донкастер Роверс 2014—2018
17 Вив Соломон-Отабор 2 января 1996 (28 лет) Кристал Пэлас 2015—2019
18 Рис Браун 3 марта 1996 (28 лет) Воспитанник клуба 2014—2017
19 Жак Магома 23 октября 1987 (36 лет) Шеффилд Уэнсдей 2015—2018
26 Дэвид Дэвис 20 февраля 1991 (33 года) Вулверхэмптон Уондерерс 2014—2017
Чарли Купер 1 мая 1997 (27 лет) Воспитанник клуба 2015—2017
Люк Максвелл 6 июля 1997 (26 лет) Киддерминстер Харриерс 2016—2019
Нападающие
9 Клейтон Доналдсон 7 февраля 1984 (40 лет) Брентфорд 2014—2018
10 Диего Фаббрини 31 июля 1990 (33 года) Уотфорд 2016—2019
14 Че Адамс 13 июля 1996 (27 лет) Шеффилд Юнайтед 2016—2019
15 Лукаш Юткевич 28 марта 1989 (35 лет) В аренде у Бёрнли 2016—2017
20 Грег Стюарт 17 марта 1990 (34 года) Данди 2016—2019
38 Джек Сторер 2 января 1998 (26 лет) Стивенидж 2016—2018

Достижения

Список достижений «Бирмингем Сити»:[6][7]

Национальные

  • Старший кубок Бирмингема
    • 1 Обладатель (1): 1905

Международные

Игроки, в разное время выступавшие за «Бирмингем Сити»

Легенда о цыганском проклятии

Согласно одной легенде, на месте строительства стадиона бирмингемцев «Сент-Эндрюс» в 1906 году находился цыганский табор, и руководство клуба выгнало цыган с места для строительства. Разозлившиеся цыгане якобы наслали проклятие на бирмингемцев, заявив, что те в течение ближайших ста лет не добьются ни одной значимой победы на стадионе. По наиболее распространённой версии, цыгане пригрозили, что бирмингемцы не выиграют ни одного Кубка Англии[8]. В ходе следующих ста лет существования клуба бирмингемцы выиграли только один раз в 1963 году Кубок английской лиги. К 1980-м годам среди игроков, тренеров и болельщиков сложилось мнение, что цыгане действительно наслали какую-то порчу на команду. Тренеры предпринимали различные попытки исправить ситуацию: Рой Сандерс обращался за помощью к священнику и даже красил подошвы бутс игроков в красный цвет, а Барри Фрай даже мочился на каждый угловой флажок.

В 2006 году исполнилось 100 лет с момента открытия арены и так называемого «цыганского проклятия», однако ситуация не поменялась. На Рождество 2007 года фанаты неожиданно получили буклеты от клуба, в которых неожиданно обнаружили список трофеев, которые Бирмингем не выигрывал никогда в своей истории. Как оказалось, кто-то по ошибке перепутал буклеты «Бирмингема» и «Астон Виллы» и впечатал не ту информацию[9]. В том же году «Бирмингем» вышел в Премьер-Лигу, откуда вылетел по окончании сезона. В 2011 году «Бирмингем» впервые за долгие годы выиграл Кубок лиги, и некоторые из болельщиков заявили, что проклятие цыган удалось снять[10].

Напишите отзыв о статье "Бирмингем Сити"

Примечания

  1. [www.bcfc.com/tickets/New_To_St_Andrews.aspx New to St. Andrew's?]. Birmingham City F.C.. Проверено 5 февраля 2013.
  2. [ru.uefa.com/uefaeuropaleague/season=2012/standings/round=2000272/group=2001552/index.html Группа H]. uefa.com.
  3. [www.bbc.com/sport/0/football/27167525 Paul Caddis's 93rd-minute equaliser saw Birmingham escape relegation to League One in dramatic style.]. bbc.com. (англ.)
  4. [www.bcfc.com/team/ Состав клуба на официальном сайте]. (англ.)
  5. [www.transfermarkt.com/birmingham-city/startseite/verein/337 Состав клуба на сайте transfermarkt.com]. (англ.)
  6. Oliver Peter. Birmingham City The official Annual 2008. — Grange Communications, 2007. — ISBN 978-1-905426-79-9.
  7. [www.bcfc-archive.freeserve.co.uk/honours.htm Honours]. The Birmingham City FC Archive. Tony Jordan. [web.archive.org/web/20050308115356/www.bcfc-archive.freeserve.co.uk/honours.htm Архивировано из первоисточника 8 марта 2005].
  8. [www.footballtop.ru/news/top-9-futbolnyh-proklyatiy-k-gadalke-ne-hodi Топ-9 футбольных проклятий. «К гадалке не ходи»]  (рус.)
  9. [www.footballsite.co.uk/Statistics/Articles/Birminghamcurse.htm The end of a curse at Birmingham City, and then they win the European Cup, League championship etc!]  (англ.)
  10. Smith, Martin. [www.telegraph.co.uk/sport/football/2352837/Birmingham-hope-curse-has-run-course.html Birmingham hope curse has run course] (26 December 2006). Проверено 6 сентября 2009.

Ссылки

  • [www.bcfc.com/ Официальный сайт клуба]  (англ.)


Отрывок, характеризующий Бирмингем Сити

– Я командовал эскадроном, – отвечал Репнин.
– Ваш полк честно исполнил долг свой, – сказал Наполеон.
– Похвала великого полководца есть лучшая награда cолдату, – сказал Репнин.
– С удовольствием отдаю ее вам, – сказал Наполеон. – Кто этот молодой человек подле вас?
Князь Репнин назвал поручика Сухтелена.
Посмотрев на него, Наполеон сказал, улыбаясь:
– II est venu bien jeune se frotter a nous. [Молод же явился он состязаться с нами.]
– Молодость не мешает быть храбрым, – проговорил обрывающимся голосом Сухтелен.
– Прекрасный ответ, – сказал Наполеон. – Молодой человек, вы далеко пойдете!
Князь Андрей, для полноты трофея пленников выставленный также вперед, на глаза императору, не мог не привлечь его внимания. Наполеон, видимо, вспомнил, что он видел его на поле и, обращаясь к нему, употребил то самое наименование молодого человека – jeune homme, под которым Болконский в первый раз отразился в его памяти.
– Et vous, jeune homme? Ну, а вы, молодой человек? – обратился он к нему, – как вы себя чувствуете, mon brave?
Несмотря на то, что за пять минут перед этим князь Андрей мог сказать несколько слов солдатам, переносившим его, он теперь, прямо устремив свои глаза на Наполеона, молчал… Ему так ничтожны казались в эту минуту все интересы, занимавшие Наполеона, так мелочен казался ему сам герой его, с этим мелким тщеславием и радостью победы, в сравнении с тем высоким, справедливым и добрым небом, которое он видел и понял, – что он не мог отвечать ему.
Да и всё казалось так бесполезно и ничтожно в сравнении с тем строгим и величественным строем мысли, который вызывали в нем ослабление сил от истекшей крови, страдание и близкое ожидание смерти. Глядя в глаза Наполеону, князь Андрей думал о ничтожности величия, о ничтожности жизни, которой никто не мог понять значения, и о еще большем ничтожестве смерти, смысл которой никто не мог понять и объяснить из живущих.
Император, не дождавшись ответа, отвернулся и, отъезжая, обратился к одному из начальников:
– Пусть позаботятся об этих господах и свезут их в мой бивуак; пускай мой доктор Ларрей осмотрит их раны. До свидания, князь Репнин, – и он, тронув лошадь, галопом поехал дальше.
На лице его было сиянье самодовольства и счастия.
Солдаты, принесшие князя Андрея и снявшие с него попавшийся им золотой образок, навешенный на брата княжною Марьею, увидав ласковость, с которою обращался император с пленными, поспешили возвратить образок.
Князь Андрей не видал, кто и как надел его опять, но на груди его сверх мундира вдруг очутился образок на мелкой золотой цепочке.
«Хорошо бы это было, – подумал князь Андрей, взглянув на этот образок, который с таким чувством и благоговением навесила на него сестра, – хорошо бы это было, ежели бы всё было так ясно и просто, как оно кажется княжне Марье. Как хорошо бы было знать, где искать помощи в этой жизни и чего ждать после нее, там, за гробом! Как бы счастлив и спокоен я был, ежели бы мог сказать теперь: Господи, помилуй меня!… Но кому я скажу это! Или сила – неопределенная, непостижимая, к которой я не только не могу обращаться, но которой не могу выразить словами, – великое всё или ничего, – говорил он сам себе, – или это тот Бог, который вот здесь зашит, в этой ладонке, княжной Марьей? Ничего, ничего нет верного, кроме ничтожества всего того, что мне понятно, и величия чего то непонятного, но важнейшего!»
Носилки тронулись. При каждом толчке он опять чувствовал невыносимую боль; лихорадочное состояние усилилось, и он начинал бредить. Те мечтания об отце, жене, сестре и будущем сыне и нежность, которую он испытывал в ночь накануне сражения, фигура маленького, ничтожного Наполеона и над всем этим высокое небо, составляли главное основание его горячечных представлений.
Тихая жизнь и спокойное семейное счастие в Лысых Горах представлялись ему. Он уже наслаждался этим счастием, когда вдруг являлся маленький Напoлеон с своим безучастным, ограниченным и счастливым от несчастия других взглядом, и начинались сомнения, муки, и только небо обещало успокоение. К утру все мечтания смешались и слились в хаос и мрак беспамятства и забвения, которые гораздо вероятнее, по мнению самого Ларрея, доктора Наполеона, должны были разрешиться смертью, чем выздоровлением.
– C'est un sujet nerveux et bilieux, – сказал Ларрей, – il n'en rechappera pas. [Это человек нервный и желчный, он не выздоровеет.]
Князь Андрей, в числе других безнадежных раненых, был сдан на попечение жителей.


В начале 1806 года Николай Ростов вернулся в отпуск. Денисов ехал тоже домой в Воронеж, и Ростов уговорил его ехать с собой до Москвы и остановиться у них в доме. На предпоследней станции, встретив товарища, Денисов выпил с ним три бутылки вина и подъезжая к Москве, несмотря на ухабы дороги, не просыпался, лежа на дне перекладных саней, подле Ростова, который, по мере приближения к Москве, приходил все более и более в нетерпение.
«Скоро ли? Скоро ли? О, эти несносные улицы, лавки, калачи, фонари, извозчики!» думал Ростов, когда уже они записали свои отпуски на заставе и въехали в Москву.
– Денисов, приехали! Спит! – говорил он, всем телом подаваясь вперед, как будто он этим положением надеялся ускорить движение саней. Денисов не откликался.
– Вот он угол перекресток, где Захар извозчик стоит; вот он и Захар, и всё та же лошадь. Вот и лавочка, где пряники покупали. Скоро ли? Ну!
– К какому дому то? – спросил ямщик.
– Да вон на конце, к большому, как ты не видишь! Это наш дом, – говорил Ростов, – ведь это наш дом! Денисов! Денисов! Сейчас приедем.
Денисов поднял голову, откашлялся и ничего не ответил.
– Дмитрий, – обратился Ростов к лакею на облучке. – Ведь это у нас огонь?
– Так точно с и у папеньки в кабинете светится.
– Еще не ложились? А? как ты думаешь? Смотри же не забудь, тотчас достань мне новую венгерку, – прибавил Ростов, ощупывая новые усы. – Ну же пошел, – кричал он ямщику. – Да проснись же, Вася, – обращался он к Денисову, который опять опустил голову. – Да ну же, пошел, три целковых на водку, пошел! – закричал Ростов, когда уже сани были за три дома от подъезда. Ему казалось, что лошади не двигаются. Наконец сани взяли вправо к подъезду; над головой своей Ростов увидал знакомый карниз с отбитой штукатуркой, крыльцо, тротуарный столб. Он на ходу выскочил из саней и побежал в сени. Дом также стоял неподвижно, нерадушно, как будто ему дела не было до того, кто приехал в него. В сенях никого не было. «Боже мой! все ли благополучно?» подумал Ростов, с замиранием сердца останавливаясь на минуту и тотчас пускаясь бежать дальше по сеням и знакомым, покривившимся ступеням. Всё та же дверная ручка замка, за нечистоту которой сердилась графиня, также слабо отворялась. В передней горела одна сальная свеча.
Старик Михайла спал на ларе. Прокофий, выездной лакей, тот, который был так силен, что за задок поднимал карету, сидел и вязал из покромок лапти. Он взглянул на отворившуюся дверь, и равнодушное, сонное выражение его вдруг преобразилось в восторженно испуганное.
– Батюшки, светы! Граф молодой! – вскрикнул он, узнав молодого барина. – Что ж это? Голубчик мой! – И Прокофий, трясясь от волненья, бросился к двери в гостиную, вероятно для того, чтобы объявить, но видно опять раздумал, вернулся назад и припал к плечу молодого барина.
– Здоровы? – спросил Ростов, выдергивая у него свою руку.
– Слава Богу! Всё слава Богу! сейчас только покушали! Дай на себя посмотреть, ваше сиятельство!
– Всё совсем благополучно?
– Слава Богу, слава Богу!
Ростов, забыв совершенно о Денисове, не желая никому дать предупредить себя, скинул шубу и на цыпочках побежал в темную, большую залу. Всё то же, те же ломберные столы, та же люстра в чехле; но кто то уж видел молодого барина, и не успел он добежать до гостиной, как что то стремительно, как буря, вылетело из боковой двери и обняло и стало целовать его. Еще другое, третье такое же существо выскочило из другой, третьей двери; еще объятия, еще поцелуи, еще крики, слезы радости. Он не мог разобрать, где и кто папа, кто Наташа, кто Петя. Все кричали, говорили и целовали его в одно и то же время. Только матери не было в числе их – это он помнил.
– А я то, не знал… Николушка… друг мой!
– Вот он… наш то… Друг мой, Коля… Переменился! Нет свечей! Чаю!
– Да меня то поцелуй!
– Душенька… а меня то.
Соня, Наташа, Петя, Анна Михайловна, Вера, старый граф, обнимали его; и люди и горничные, наполнив комнаты, приговаривали и ахали.
Петя повис на его ногах. – А меня то! – кричал он. Наташа, после того, как она, пригнув его к себе, расцеловала всё его лицо, отскочила от него и держась за полу его венгерки, прыгала как коза всё на одном месте и пронзительно визжала.
Со всех сторон были блестящие слезами радости, любящие глаза, со всех сторон были губы, искавшие поцелуя.
Соня красная, как кумач, тоже держалась за его руку и вся сияла в блаженном взгляде, устремленном в его глаза, которых она ждала. Соне минуло уже 16 лет, и она была очень красива, особенно в эту минуту счастливого, восторженного оживления. Она смотрела на него, не спуская глаз, улыбаясь и задерживая дыхание. Он благодарно взглянул на нее; но всё еще ждал и искал кого то. Старая графиня еще не выходила. И вот послышались шаги в дверях. Шаги такие быстрые, что это не могли быть шаги его матери.
Но это была она в новом, незнакомом еще ему, сшитом без него платье. Все оставили его, и он побежал к ней. Когда они сошлись, она упала на его грудь рыдая. Она не могла поднять лица и только прижимала его к холодным снуркам его венгерки. Денисов, никем не замеченный, войдя в комнату, стоял тут же и, глядя на них, тер себе глаза.
– Василий Денисов, друг вашего сына, – сказал он, рекомендуясь графу, вопросительно смотревшему на него.
– Милости прошу. Знаю, знаю, – сказал граф, целуя и обнимая Денисова. – Николушка писал… Наташа, Вера, вот он Денисов.
Те же счастливые, восторженные лица обратились на мохнатую фигуру Денисова и окружили его.
– Голубчик, Денисов! – визгнула Наташа, не помнившая себя от восторга, подскочила к нему, обняла и поцеловала его. Все смутились поступком Наташи. Денисов тоже покраснел, но улыбнулся и взяв руку Наташи, поцеловал ее.
Денисова отвели в приготовленную для него комнату, а Ростовы все собрались в диванную около Николушки.
Старая графиня, не выпуская его руки, которую она всякую минуту целовала, сидела с ним рядом; остальные, столпившись вокруг них, ловили каждое его движенье, слово, взгляд, и не спускали с него восторженно влюбленных глаз. Брат и сестры спорили и перехватывали места друг у друга поближе к нему, и дрались за то, кому принести ему чай, платок, трубку.
Ростов был очень счастлив любовью, которую ему выказывали; но первая минута его встречи была так блаженна, что теперешнего его счастия ему казалось мало, и он всё ждал чего то еще, и еще, и еще.
На другое утро приезжие спали с дороги до 10 го часа.
В предшествующей комнате валялись сабли, сумки, ташки, раскрытые чемоданы, грязные сапоги. Вычищенные две пары со шпорами были только что поставлены у стенки. Слуги приносили умывальники, горячую воду для бритья и вычищенные платья. Пахло табаком и мужчинами.
– Гей, Г'ишка, т'убку! – крикнул хриплый голос Васьки Денисова. – Ростов, вставай!
Ростов, протирая слипавшиеся глаза, поднял спутанную голову с жаркой подушки.
– А что поздно? – Поздно, 10 й час, – отвечал Наташин голос, и в соседней комнате послышалось шуршанье крахмаленных платьев, шопот и смех девичьих голосов, и в чуть растворенную дверь мелькнуло что то голубое, ленты, черные волоса и веселые лица. Это была Наташа с Соней и Петей, которые пришли наведаться, не встал ли.
– Николенька, вставай! – опять послышался голос Наташи у двери.
– Сейчас!
В это время Петя, в первой комнате, увидав и схватив сабли, и испытывая тот восторг, который испытывают мальчики, при виде воинственного старшего брата, и забыв, что сестрам неприлично видеть раздетых мужчин, отворил дверь.
– Это твоя сабля? – кричал он. Девочки отскочили. Денисов с испуганными глазами спрятал свои мохнатые ноги в одеяло, оглядываясь за помощью на товарища. Дверь пропустила Петю и опять затворилась. За дверью послышался смех.
– Николенька, выходи в халате, – проговорил голос Наташи.
– Это твоя сабля? – спросил Петя, – или это ваша? – с подобострастным уважением обратился он к усатому, черному Денисову.
Ростов поспешно обулся, надел халат и вышел. Наташа надела один сапог с шпорой и влезала в другой. Соня кружилась и только что хотела раздуть платье и присесть, когда он вышел. Обе были в одинаковых, новеньких, голубых платьях – свежие, румяные, веселые. Соня убежала, а Наташа, взяв брата под руку, повела его в диванную, и у них начался разговор. Они не успевали спрашивать друг друга и отвечать на вопросы о тысячах мелочей, которые могли интересовать только их одних. Наташа смеялась при всяком слове, которое он говорил и которое она говорила, не потому, чтобы было смешно то, что они говорили, но потому, что ей было весело и она не в силах была удерживать своей радости, выражавшейся смехом.
– Ах, как хорошо, отлично! – приговаривала она ко всему. Ростов почувствовал, как под влиянием жарких лучей любви, в первый раз через полтора года, на душе его и на лице распускалась та детская улыбка, которою он ни разу не улыбался с тех пор, как выехал из дома.
– Нет, послушай, – сказала она, – ты теперь совсем мужчина? Я ужасно рада, что ты мой брат. – Она тронула его усы. – Мне хочется знать, какие вы мужчины? Такие ли, как мы? Нет?
– Отчего Соня убежала? – спрашивал Ростов.
– Да. Это еще целая история! Как ты будешь говорить с Соней? Ты или вы?
– Как случится, – сказал Ростов.
– Говори ей вы, пожалуйста, я тебе после скажу.
– Да что же?
– Ну я теперь скажу. Ты знаешь, что Соня мой друг, такой друг, что я руку сожгу для нее. Вот посмотри. – Она засучила свой кисейный рукав и показала на своей длинной, худой и нежной ручке под плечом, гораздо выше локтя (в том месте, которое закрыто бывает и бальными платьями) красную метину.
– Это я сожгла, чтобы доказать ей любовь. Просто линейку разожгла на огне, да и прижала.
Сидя в своей прежней классной комнате, на диване с подушечками на ручках, и глядя в эти отчаянно оживленные глаза Наташи, Ростов опять вошел в тот свой семейный, детский мир, который не имел ни для кого никакого смысла, кроме как для него, но который доставлял ему одни из лучших наслаждений в жизни; и сожжение руки линейкой, для показания любви, показалось ему не бесполезно: он понимал и не удивлялся этому.
– Так что же? только? – спросил он.
– Ну так дружны, так дружны! Это что, глупости – линейкой; но мы навсегда друзья. Она кого полюбит, так навсегда; а я этого не понимаю, я забуду сейчас.
– Ну так что же?
– Да, так она любит меня и тебя. – Наташа вдруг покраснела, – ну ты помнишь, перед отъездом… Так она говорит, что ты это всё забудь… Она сказала: я буду любить его всегда, а он пускай будет свободен. Ведь правда, что это отлично, благородно! – Да, да? очень благородно? да? – спрашивала Наташа так серьезно и взволнованно, что видно было, что то, что она говорила теперь, она прежде говорила со слезами.
Ростов задумался.
– Я ни в чем не беру назад своего слова, – сказал он. – И потом, Соня такая прелесть, что какой же дурак станет отказываться от своего счастия?
– Нет, нет, – закричала Наташа. – Мы про это уже с нею говорили. Мы знали, что ты это скажешь. Но это нельзя, потому что, понимаешь, ежели ты так говоришь – считаешь себя связанным словом, то выходит, что она как будто нарочно это сказала. Выходит, что ты всё таки насильно на ней женишься, и выходит совсем не то.
Ростов видел, что всё это было хорошо придумано ими. Соня и вчера поразила его своей красотой. Нынче, увидав ее мельком, она ему показалась еще лучше. Она была прелестная 16 тилетняя девочка, очевидно страстно его любящая (в этом он не сомневался ни на минуту). Отчего же ему было не любить ее теперь, и не жениться даже, думал Ростов, но теперь столько еще других радостей и занятий! «Да, они это прекрасно придумали», подумал он, «надо оставаться свободным».
– Ну и прекрасно, – сказал он, – после поговорим. Ах как я тебе рад! – прибавил он.
– Ну, а что же ты, Борису не изменила? – спросил брат.
– Вот глупости! – смеясь крикнула Наташа. – Ни об нем и ни о ком я не думаю и знать не хочу.
– Вот как! Так ты что же?
– Я? – переспросила Наташа, и счастливая улыбка осветила ее лицо. – Ты видел Duport'a?
– Нет.
– Знаменитого Дюпора, танцовщика не видал? Ну так ты не поймешь. Я вот что такое. – Наташа взяла, округлив руки, свою юбку, как танцуют, отбежала несколько шагов, перевернулась, сделала антраша, побила ножкой об ножку и, став на самые кончики носков, прошла несколько шагов.
– Ведь стою? ведь вот, – говорила она; но не удержалась на цыпочках. – Так вот я что такое! Никогда ни за кого не пойду замуж, а пойду в танцовщицы. Только никому не говори.
Ростов так громко и весело захохотал, что Денисову из своей комнаты стало завидно, и Наташа не могла удержаться, засмеялась с ним вместе. – Нет, ведь хорошо? – всё говорила она.
– Хорошо, за Бориса уже не хочешь выходить замуж?
Наташа вспыхнула. – Я не хочу ни за кого замуж итти. Я ему то же самое скажу, когда увижу.
– Вот как! – сказал Ростов.
– Ну, да, это всё пустяки, – продолжала болтать Наташа. – А что Денисов хороший? – спросила она.
– Хороший.
– Ну и прощай, одевайся. Он страшный, Денисов?
– Отчего страшный? – спросил Nicolas. – Нет. Васька славный.
– Ты его Васькой зовешь – странно. А, что он очень хорош?
– Очень хорош.
– Ну, приходи скорей чай пить. Все вместе.
И Наташа встала на цыпочках и прошлась из комнаты так, как делают танцовщицы, но улыбаясь так, как только улыбаются счастливые 15 летние девочки. Встретившись в гостиной с Соней, Ростов покраснел. Он не знал, как обойтись с ней. Вчера они поцеловались в первую минуту радости свидания, но нынче они чувствовали, что нельзя было этого сделать; он чувствовал, что все, и мать и сестры, смотрели на него вопросительно и от него ожидали, как он поведет себя с нею. Он поцеловал ее руку и назвал ее вы – Соня . Но глаза их, встретившись, сказали друг другу «ты» и нежно поцеловались. Она просила своим взглядом у него прощения за то, что в посольстве Наташи она смела напомнить ему о его обещании и благодарила его за его любовь. Он своим взглядом благодарил ее за предложение свободы и говорил, что так ли, иначе ли, он никогда не перестанет любить ее, потому что нельзя не любить ее.