Список императоров Священной Римской империи

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

В настоящей статье содержится список императоров Франкской и Священной Римской империй со времён Карла Великого до ликвидации Священной Римской империи и преобразования К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1586 дней] её в Австрийскую (1806). Императоры Франкской империи носили обычно титул «римский император» (лат. imperator Romanorum) или «император Римской империи» (лат. imperator Romanum gubernans imperium), подчёркивая таким образом правопреемство с империей Древнего Рима. Со времён коронации Оттона I Великого (962) империя включила в себя Германию, Италию и Бургундское королевство Арелат. Название Священная Римская империя появилось в 1254 году, но теперь обычно применяется к периоду начиная с 962 года (а иногда — с 800 года) по 1806 год. В 1212 ещё одним королевством в составе империи стала Чехия. Позднее Бургундия вошла в состав Франции, а в середине XV века император Фридрих III отказался от претензий на Италию и принял новый титул: император Священной Римской империи германской нации. Таким образом, территория империи оказалась ограниченной лишь Германией и Чехией. Наполеоновские войны начала XIX века нанесли тяжёлый удар по единству немецких государств в составе империи. Император Франц II под давлением Императора Французов Наполеона Бонапарта сложил с себя императорский титул (1806). Священная Римская империя перестала существовать.

Карл Великий получил титул императора во время его коронации папой римским Львом III (800 год). В дальнейшим принятие титула императора стало зависеть от акта коронации папой. Хотя со времён Оттона I считалось, что на императорский титул имеет право только король Германии, избранный немецкими курфюрстами, не все избранные германские короли прошли процедуру коронации в Риме, и соответственно не все они считались императорами Священной Римской империи, хотя некоторые из них пользовались этим титулом. Полный список правителей Германского королевства см. в статье Список монархов Германии. В данной статье приводятся лишь те монархи, которые были коронованы императорской короной и потому имели право использовать императорский титул.

В 1508 король Германии Максимилиан I, после неудачной попытки совершить экспедицию в Рим, получил от папы разрешение на титул избранного императора. Его преемник Карл V был коронован императором папой (1530), однако уже все последующие правители не стремились совершить обряд коронации и, с разрешения папы, пользовались титулом императора Священной Римской империи без возложения короны папой. Тем не менее, они признаются[кем?] «избранными императорами» и включены в настоящий список.

Император Начало правления Конец правления Примечание
Каролинги
Карл I Великий 800 814 Король франков (с 768)
Людовик I Благочестивый 814 840 Король франков
Лотарь I 843 855 Король Италии (с 818) и Лотарингии (с 843)
Людовик II 855 875 Король Италии (с 844)
Карл II Лысый 875 877 Король Западнофранкского королевства (с 843), король Италии
Карл III Толстый 881 887 Король Восточнофранкского королевства (с 882), король Италии (с 879)
Гвидониды
Ги Сполетский 891 894 Король Италии
Ламберт 894 898 Король Италии (с 892)
Каролинги
Арнульф Каринтийский 896 899 Король Восточнофранкского королевства (с 887), король Италии
Бозониды
Людовик III Слепой 901 905 Король Нижней Бургундии (890—928), король Италии (с 900)
Фриульская династия
Беренгар I 915 924 Король Италии (c 905)
Саксонская династия
Оттон I Великий 962 973 король Германии (с 936)
Оттон II Рыжий 967 983 король Германии (с 961) (до 973 правил вместе с отцом)
Оттон III 996 1002 Король Германии (с 983)
Генрих II Святой 1014 1024 Король Германии (с 1002)
Салическая династия
Конрад II 1027 1039 Король Германии (с 1024)
Генрих III 1046 1056 Король Германии (с 1028)
Генрих IV 1084 1105 Король Германии (с 1056)
Генрих V 1111 1125 Король Германии (с 1099)
Супплинбургская династия
Лотарь II 1133 1137 Король Германии (с 1125)
Штауфены
Фридрих I Барбаросса 1155 1190 Король Германии (с 1152)
Генрих VI 1191 1197 Король Германии (с 1190), король Сицилии (с 1194)
Вельфы
Оттон IV 1209 1215 Король Германии (с 1198)
Штауфены
Фридрих II 1220 1250 Король Сицилии (с 1197), Король Германии (с 1212)
Люксембургская династия
Генрих VII 1312 1313 Король Германии (с 1308)
Виттельсбахи
Людвиг IV Баварский 1328 1347 Король Германии (с 1314)
Люксембургская династия
Карл IV 1355 1378 Король Германии (в 1346—1347 и в 1349—1376), Король Чехии (с 1346)
Сигизмунд 1433 1437 Король Венгрии (с 1385), Король Германии (с 1410), Король Чехии (с 1419)
Габсбурги
Фридрих III 1452 1493 Король Германии (с 1440)
Максимилиан I 1508 1519 Король Германии (с 1486)
Карл V 1530 1556 Король Германии (с 1519)
Фердинанд I 1556 1564 Король Германии
Максимилиан II 1564 1576 Король Германии
Рудольф II 1576 1612 Король Германии
Маттиас 1612 1619 Король Германии
Фердинанд II 1619 1637 Король Германии
Фердинанд III 1637 1657 Король Германии
Леопольд I 1658 1705 Король Германии
Иосиф I 1705 1711 Король Германии
Карл VI 1711 1740 Король Германии
Виттельсбахи
Карл VII Альбрехт 1742 1745 Король Германии
Габсбурги-Лотарингские
Франц I 1745 1765 Король Германии
Иосиф II 1765 1790 Король Германии
Леопольд II 1790 1792 Король Германии
Франц II 1792 1806 Король Германии, император Австрии (с 1804)


См. также

Напишите отзыв о статье "Список императоров Священной Римской империи"

Отрывок, характеризующий Список императоров Священной Римской империи


Княжна Марья не была в Москве и вне опасности, как думал князь Андрей.
После возвращения Алпатыча из Смоленска старый князь как бы вдруг опомнился от сна. Он велел собрать из деревень ополченцев, вооружить их и написал главнокомандующему письмо, в котором извещал его о принятом им намерении оставаться в Лысых Горах до последней крайности, защищаться, предоставляя на его усмотрение принять или не принять меры для защиты Лысых Гор, в которых будет взят в плен или убит один из старейших русских генералов, и объявил домашним, что он остается в Лысых Горах.
Но, оставаясь сам в Лысых Горах, князь распорядился об отправке княжны и Десаля с маленьким князем в Богучарово и оттуда в Москву. Княжна Марья, испуганная лихорадочной, бессонной деятельностью отца, заменившей его прежнюю опущенность, не могла решиться оставить его одного и в первый раз в жизни позволила себе не повиноваться ему. Она отказалась ехать, и на нее обрушилась страшная гроза гнева князя. Он напомнил ей все, в чем он был несправедлив против нее. Стараясь обвинить ее, он сказал ей, что она измучила его, что она поссорила его с сыном, имела против него гадкие подозрения, что она задачей своей жизни поставила отравлять его жизнь, и выгнал ее из своего кабинета, сказав ей, что, ежели она не уедет, ему все равно. Он сказал, что знать не хочет о ее существовании, но вперед предупреждает ее, чтобы она не смела попадаться ему на глаза. То, что он, вопреки опасений княжны Марьи, не велел насильно увезти ее, а только не приказал ей показываться на глаза, обрадовало княжну Марью. Она знала, что это доказывало то, что в самой тайне души своей он был рад, что она оставалась дома и не уехала.
На другой день после отъезда Николушки старый князь утром оделся в полный мундир и собрался ехать главнокомандующему. Коляска уже была подана. Княжна Марья видела, как он, в мундире и всех орденах, вышел из дома и пошел в сад сделать смотр вооруженным мужикам и дворовым. Княжна Марья свдела у окна, прислушивалась к его голосу, раздававшемуся из сада. Вдруг из аллеи выбежало несколько людей с испуганными лицами.
Княжна Марья выбежала на крыльцо, на цветочную дорожку и в аллею. Навстречу ей подвигалась большая толпа ополченцев и дворовых, и в середине этой толпы несколько людей под руки волокли маленького старичка в мундире и орденах. Княжна Марья подбежала к нему и, в игре мелкими кругами падавшего света, сквозь тень липовой аллеи, не могла дать себе отчета в том, какая перемена произошла в его лице. Одно, что она увидала, было то, что прежнее строгое и решительное выражение его лица заменилось выражением робости и покорности. Увидав дочь, он зашевелил бессильными губами и захрипел. Нельзя было понять, чего он хотел. Его подняли на руки, отнесли в кабинет и положили на тот диван, которого он так боялся последнее время.
Привезенный доктор в ту же ночь пустил кровь и объявил, что у князя удар правой стороны.
В Лысых Горах оставаться становилось более и более опасным, и на другой день после удара князя, повезли в Богучарово. Доктор поехал с ними.
Когда они приехали в Богучарово, Десаль с маленьким князем уже уехали в Москву.
Все в том же положении, не хуже и не лучше, разбитый параличом, старый князь три недели лежал в Богучарове в новом, построенном князем Андреем, доме. Старый князь был в беспамятстве; он лежал, как изуродованный труп. Он не переставая бормотал что то, дергаясь бровями и губами, и нельзя было знать, понимал он или нет то, что его окружало. Одно можно было знать наверное – это то, что он страдал и, чувствовал потребность еще выразить что то. Но что это было, никто не мог понять; был ли это какой нибудь каприз больного и полусумасшедшего, относилось ли это до общего хода дел, или относилось это до семейных обстоятельств?
Доктор говорил, что выражаемое им беспокойство ничего не значило, что оно имело физические причины; но княжна Марья думала (и то, что ее присутствие всегда усиливало его беспокойство, подтверждало ее предположение), думала, что он что то хотел сказать ей. Он, очевидно, страдал и физически и нравственно.
Надежды на исцеление не было. Везти его было нельзя. И что бы было, ежели бы он умер дорогой? «Не лучше ли бы было конец, совсем конец! – иногда думала княжна Марья. Она день и ночь, почти без сна, следила за ним, и, страшно сказать, она часто следила за ним не с надеждой найти призкаки облегчения, но следила, часто желая найти признаки приближения к концу.
Как ни странно было княжне сознавать в себе это чувство, но оно было в ней. И что было еще ужаснее для княжны Марьи, это было то, что со времени болезни ее отца (даже едва ли не раньше, не тогда ли уж, когда она, ожидая чего то, осталась с ним) в ней проснулись все заснувшие в ней, забытые личные желания и надежды. То, что годами не приходило ей в голову – мысли о свободной жизни без вечного страха отца, даже мысли о возможности любви и семейного счастия, как искушения дьявола, беспрестанно носились в ее воображении. Как ни отстраняла она от себя, беспрестанно ей приходили в голову вопросы о том, как она теперь, после того, устроит свою жизнь. Это были искушения дьявола, и княжна Марья знала это. Она знала, что единственное орудие против него была молитва, и она пыталась молиться. Она становилась в положение молитвы, смотрела на образа, читала слова молитвы, но не могла молиться. Она чувствовала, что теперь ее охватил другой мир – житейской, трудной и свободной деятельности, совершенно противоположный тому нравственному миру, в который она была заключена прежде и в котором лучшее утешение была молитва. Она не могла молиться и не могла плакать, и житейская забота охватила ее.
Оставаться в Вогучарове становилось опасным. Со всех сторон слышно было о приближающихся французах, и в одной деревне, в пятнадцати верстах от Богучарова, была разграблена усадьба французскими мародерами.
Доктор настаивал на том, что надо везти князя дальше; предводитель прислал чиновника к княжне Марье, уговаривая ее уезжать как можно скорее. Исправник, приехав в Богучарово, настаивал на том же, говоря, что в сорока верстах французы, что по деревням ходят французские прокламации и что ежели княжна не уедет с отцом до пятнадцатого, то он ни за что не отвечает.
Княжна пятнадцатого решилась ехать. Заботы приготовлений, отдача приказаний, за которыми все обращались к ней, целый день занимали ее. Ночь с четырнадцатого на пятнадцатое она провела, как обыкновенно, не раздеваясь, в соседней от той комнаты, в которой лежал князь. Несколько раз, просыпаясь, она слышала его кряхтенье, бормотанье, скрип кровати и шаги Тихона и доктора, ворочавших его. Несколько раз она прислушивалась у двери, и ей казалось, что он нынче бормотал громче обыкновенного и чаще ворочался. Она не могла спать и несколько раз подходила к двери, прислушиваясь, желая войти и не решаясь этого сделать. Хотя он и не говорил, но княжна Марья видела, знала, как неприятно было ему всякое выражение страха за него. Она замечала, как недовольно он отвертывался от ее взгляда, иногда невольно и упорно на него устремленного. Она знала, что ее приход ночью, в необычное время, раздражит его.
Но никогда ей так жалко не было, так страшно не было потерять его. Она вспоминала всю свою жизнь с ним, и в каждом слове, поступке его она находила выражение его любви к ней. Изредка между этими воспоминаниями врывались в ее воображение искушения дьявола, мысли о том, что будет после его смерти и как устроится ее новая, свободная жизнь. Но с отвращением отгоняла она эти мысли. К утру он затих, и она заснула.
Она проснулась поздно. Та искренность, которая бывает при пробуждении, показала ей ясно то, что более всего в болезни отца занимало ее. Она проснулась, прислушалась к тому, что было за дверью, и, услыхав его кряхтенье, со вздохом сказала себе, что было все то же.
– Да чему же быть? Чего же я хотела? Я хочу его смерти! – вскрикнула она с отвращением к себе самой.
Она оделась, умылась, прочла молитвы и вышла на крыльцо. К крыльцу поданы были без лошадей экипажи, в которые укладывали вещи.
Утро было теплое и серое. Княжна Марья остановилась на крыльце, не переставая ужасаться перед своей душевной мерзостью и стараясь привести в порядок свои мысли, прежде чем войти к нему.
Доктор сошел с лестницы и подошел к ней.
– Ему получше нынче, – сказал доктор. – Я вас искал. Можно кое что понять из того, что он говорит, голова посвежее. Пойдемте. Он зовет вас…
Сердце княжны Марьи так сильно забилось при этом известии, что она, побледнев, прислонилась к двери, чтобы не упасть. Увидать его, говорить с ним, подпасть под его взгляд теперь, когда вся душа княжны Марьи была переполнена этих страшных преступных искушений, – было мучительно радостно и ужасно.
– Пойдемте, – сказал доктор.