Русский алфавит

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Кириллические
алфавиты
Славянские:
Белорусский
Болгарский
Сербский
Македонский
Русский
Украинский
Неславянские:
Казахский
Киргизский
Монгольский
Таджикский
Исторические:
Старославянская азбука
Румынская кириллица
* Указаны только официальные
алфавиты государств — членов ООН.
Подробнее здесь.

Ру́сский алфави́т (ру́сская а́збука) — алфавит русского языка, в нынешнем виде с 33 буквами существующий фактически с 1918 года (официально лишь с 1942 года)[1]; ранее считалось, что в русском алфавите 32 буквы[2][3][4], поскольку Е и Ё рассматривались как варианты одной и той же буквы.

1 2 3 4 5 6 7
А а Б б В в Г г Д д Е е Ё ё
(а) (бэ) (вэ) (гэ) (дэ) (е) (ё)

8 9 10 11 12 13 14
Ж ж З з И и Й й К к Л л М м
(жэ) (зэ) (и) (и краткое) (ка) (эль) (эм)

15 16 17 18 19 20 21
Н н О о П п Р р С с Т т У у
(эн) (о) (пэ) (эр) (эс) (тэ) (у)

22 23 24 25 26 27 28
Ф ф Х х Ц ц Ч ч Ш ш Щ щ Ъ ъ
(эф) (ха) (цэ) (че) (ша) (ща) (твёрдый знак)

29 30 31 32 33
Ы ы Ь ь Э э Ю ю Я я
(ы) (мягкий знак) (э оборотное) (ю) (я)




Происхождение алфавита

Частотность букв русского языка[5]

<timeline> ImageSize = width:400 height:400 PlotArea = top:20 bottom:50 right:20 left:20 AlignBars = late Colors =

id:pl value:red legend:Гласные_
id:ao value:brightblue legend:Согласные_
id:gs value:yellow legend:Ни_те,_ни_другие 
id:ioao value:rgb(0,1,1)
id:grid value:rgb(0.85,0.85,0.85)
id:grid1 value:rgb(0.75,0.75,0.75) 
id:canvas value:rgb(0.95,0.95,0.95)

DateFormat = yyyy Period = from:0 till:11000 TimeAxis = orientation:horizontal ScaleMinor = unit:year increment:1000 start:0 gridcolor:grid BackgroundColors = canvas:white Legend = columns:3 left:50 top:24 columnwidth:90 BarData =

 barset:PM

PlotData=

width:8 align:left fontsize:7 shift:(5,-3) anchor:till
barset:PM
from: 0 till: 7998 color:pl text:"а"
from: 0 till: 1592 color:ao text:"б"
from: 0 till: 4533 color:ao text:"в"
from: 0 till: 1687 color:ao text:"г"
from: 0 till: 2977 color:ao text:"д"
from: 0 till: 8483 color:pl text:"е"
from: 0 till: 13 color:pl text:"ё"
from: 0 till: 940 color:ao text:"ж"
from: 0 till: 1641 color:ao text:"з"
from: 0 till: 7367 color:pl text:"и"
from: 0 till: 1208 color:ao text:"й"
from: 0 till: 3486 color:ao text:"к"
from: 0 till: 4343 color:ao text:"л"
from: 0 till: 3203 color:ao text:"м"
from: 0 till: 6700 color:ao text:"н"
from: 0 till: 10983 color:pl text:"о"
from: 0 till: 2804 color:ao text:"п"
from: 0 till: 4746 color:ao text:"р"
from: 0 till: 5473 color:ao text:"с"
from: 0 till: 6318 color:ao text:"т"
from: 0 till: 2615 color:pl text:"у"
from: 0 till: 267 color:ao text:"ф"
from: 0 till: 966 color:ao text:"х"
from: 0 till: 486 color:ao text:"ц"
from: 0 till: 1450 color:ao text:"ч"
from: 0 till: 718 color:ao text:"ш"
from: 0 till: 361 color:ao text:"щ"
from: 0 till: 37 color:gs text:"ъ"
from: 0 till: 1898 color:pl text:"ы"
from: 0 till: 1735 color:gs text:"ь"
from: 0 till: 331 color:pl text:"э"
from: 0 till: 639 color:pl text:"ю"
from: 0 till: 2001 color:pl text:"я"

TextData=

pos:(340,45) textcolor:black fontsize:6
text:0,1

LineData =

 at:1000 color:grid1 width:1
 at:2000 color:grid1 width:1
 at:3000 color:grid1 width:1
 at:4000 color:grid1 width:1
 at:5000 color:grid1 width:1
 at:6000 color:grid1 width:1
 at:7000 color:grid1 width:1
 at:8000 color:grid1 width:1
 at:9000 color:grid1 width:1
 at:10000 color:grid1 width:1

</timeline>

Около 863 года братья Кирилл и Мефодий из Солуни (Салоники) по приказу византийского императора Михаила III упорядочили письменность для славянского языка. После появления кириллицы, восходящей к греческому уставному (торжественному) письму, развивается деятельность болгарской школы книжников (после Кирилла и Мефодия). Болгария становится центром распространения славянской письменности. Здесь создаётся первая славянская книжная школа — Преславская книжная школа — переписываются кирилло-мефодиевские оригиналы богослужебных книг (Евангелие, Псалтирь, Апостол, церковные службы), делаются новые славянские переводы с греческого языка, появляются оригинальные произведения на старославянском языке («О письменехъ Чрьноризца Храбра»). Позже старославянский язык проникает в Сербию, а в конце X века становится языком церкви в Древнерусском государстве.

Старославянский язык, будучи языком церкви, испытывал на себе влияние древнерусского языка. Это был старославянский язык с элементами живой восточнославянской речи. Таким образом, современный русский алфавит произошёл от кириллицы старославянского языка, которая была заимствована у болгарской кириллицы и получила распространение в Древнерусском государстве.

На тот момент в нём было, по-видимому, 43 буквыК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1268 дней]. Позже добавились 4 новые буквы, а 14 старых были в разное время исключены за ненадобностью, так как соответствующие звуки исчезли. Раньше всего исчезли йотированные юсы (Ѩ, Ѭ), затем большой юс (Ѫ), возвращавшийся в XV веке, но вновь исчезнувший в начале XVII века, и йотированное Е (Ѥ); остальные буквы, порой несколько меняя своё значение и форму, сохранились до наших дней в составе азбуки церковнославянского языка, которая долгое время ошибочно считалась тождественной с русской азбукой. Орфографические реформы второй половины XVII века (связанные с «исправлением книг» при патриархе Никоне) зафиксировали следующий набор букв: А, Б, В, Г, Д, Е (с орфографически отличным вариантом Є, который иногда считался отдельной буквой и ставился в азбуке на месте нынешнего Э, то есть после Ѣ), Ж, Ѕ, З, И (с орфографически отличным вариантом Й для звука [j], который отдельной буквой не считался), І, К, Л, М, Н, О (в двух орфографически различавшихся начертаниях: «узком» и «широком»), П, Р, С, Т, У (в двух орфографически различавшихся начертаниях: ), Ф, Х, Ѡ (в двух орфографически различавшихся начертаниях: «узком» и «широком», а также в составе лигатуры «от» (Ѿ), обычно считавшейся отдельной буквой), Ц, Ч, Ш, Щ, Ъ, Ы, Ь, Ѣ, Ю, Я (в двух начертаниях: и Ѧ, которые иногда считались разными буквами, иногда же нет), Ѯ, Ѱ, Ѳ, Ѵ. Иногда в азбуку включались также большой юс (Ѫ) и так называемый «ик» (в виде нынешней буквы «у»), хотя они звукового значения не имели и ни в одном слове не употреблялись.

В таком виде русская азбука пребывала до реформ Петра I 1708—1711 годов (а церковнославянская такова и поныне), когда были ликвидированы надстрочные знаки (что между делом «отменило» букву Й) и упразднены многие дублетные буквы, использовавшиеся для записи чисел (что стало неактуальным после перехода на арабские цифры).

Впоследствии некоторые упразднённые буквы восстанавливались и отменялись вновь. К 1917 году алфавит пришёл в 35-буквенном (официально; фактически букв было 37) составе: А, Б, В, Г, Д, Е, (Ё отдельной буквой не считалось), Ж, З, И, (Й отдельной буквой не считалось), І, К, Л, М, Н, О, П, Р, С, Т, У, Ф, Х, Ц, Ч, Ш, Щ, Ъ, Ы, Ь, Ѣ, Э, Ю, Я, Ѳ, Ѵ (последняя буква формально числилась в русском алфавите, но де-факто её употребление сошло почти на нет, и она встречалась всего в нескольких словах).

Последняя крупная реформа письменности была проведена в 19171918 годах — в результате неё появился нынешний русский алфавит, состоящий из 33 букв.

Происхождение русского алфавита

символ глаголицы изображение
«круглой глаголицы»
кириллица современное начертание греческий алфавит примечание
А Α α Произошла от греческой буквы.
Б
В Β β Произошла от греческой буквы.
Г Γ γ Произошла от греческой буквы.
Д Δ δ Произошла от греческой буквы.
Э, Е, Є, Ё Ε ε Е, Є — произошли от греческой буквы;

Э — от глаголической.
Официально введена в азбуку в 1708 году.
Ё — от Е и ¨ (двух точек с вверху).
Отдельной буквой азбуки знак Ё официально
стал в середине XX века.

Ж
Ѕ Ϛ ϛ Произошла от греческой буквы.

Отменена в 1735 году.

З Ζ ζ Произошла от греческой буквы.
Ⰺ, Ⰹ , И, Й Η η И — произошла от греческой буквы.

Й — от буквы И и ˘(бреве).

I, Ї Ι ι I — произошла от греческой буквы.

Отменена реформами 1917—1918 годов.
Ї — от I и ¨ (двух точек с вверху).
Ї обозначает йотированный гласный звук [ji]
в украинском языке.

Ћ В старославянском языке Ћ использовалось для

обозначения мягкого звука ([г'], переходящее в [й]).
В современном сербском языке буква Ћ обозначает
только глухой альвеольно-палатальный звук [ʨ].

К Κ κ Произошла от греческой буквы.
Л Λ λ Произошла от греческой буквы.
М Μ μ Произошла от греческой буквы.
Н Ν ν Произошла от греческой буквы.
О Ο ο Произошла от греческой буквы.
П Π π Произошла от греческой буквы.
Р Ρ ρ Произошла от греческой буквы.
С Σσς Ϲϲ Произошла от греческой буквы.
Т Τ τ Произошла от греческой буквы.
У ΟΥ ου Произошла от греческих букв.

Заменены Петром I начертанием в виде
нынешней буквы У.

Ф Φ φ Произошла от греческой буквы.
Х Χ χ В глаголице обозначала мягкий звук [х].

Произошла от греческой буквы.


Ѡ ѡ, Ѿ ѿ Ω ω Ѡ — произошла от греческой буквы.

Ѿ — лигатура Ѡ+Т
Были исключены из русского алфавита
во время реформы Петра I в 1710 году.

Гипотетическая буква. Пѣ (Пе)
Ц
Ч
Ш
Щ Лигатура Ш+Т или Ш+Ч
Ъ
ⰟⰊ Ы Лигатура Ъ+І
Ь
Ѣ Отменён реформой 1917—1918 гг.
В глаголице обозначал твёрдый звук [х].(Хлъмъ?)
Ю Лигатура І+ОУ
Я Лигатура I+А. Заменена Петром I начертанием Я
Ѥ Лигатура І+Є.

Из русского письма выходит
из употребления в XV веке.

Ё Гипотетическая буква (со значением

йотированного Е или О),
вошедшая в состав лигатуры
— большого йотированного юса.

Ѧ Заменён Петром I начертанием Я.
Ѩ Лигатура I+Ѧ

Была исключена из русского алфавита
во время реформы Петра I в 1710 году.

Ѫ Произошла от глаголической буквы.

Была исключена из русского алфавита
во время реформы Петра I в 1710 году.

Ѭ Лигатура I+Ѫ

Была исключена из русского алфавита
во время реформы Петра I в 1710 году.

Ѯ Ξ ξ Произошла от греческой буквы.

Была исключена из русского алфавита
во время реформы Петра I в 1710 году.

Ѱ Ψ ψ Произошла от греческой буквы.

Была исключена из русского алфавита
во время реформы Петра I в 1710 году.

Ѳ Θ θ Произошла от греческой буквы.

Отменена реформой 1917—1918 годов.

Ѵ Υ υ Произошла от греческой буквы.

Окончательно вышла из употребления к концу XIX века

Судьба отдельных букв в XVIII—XX веках

  • Кси (Ѯ) — отменено Петром I (заменено сочетанием КС), позже восстановлено, но окончательно отменено в 1735 году. В гражданском шрифте выглядело как ижица с хвостом.
  • Пси (Ѱ) — отменено Петром I (заменено сочетанием ПС), не восстанавливалось.
  • Омега (Ѡ) и от (Ѿ) — отменены Петром I (заменены на О и сочетание ОТ соответственно), не восстанавливались.
  • Ферт (Ф) и фита (Ѳ) — Пётр I в 17071708 годах отменил было ферт Ф (оставив фиту Ѳ), но вернул в 1710 году, восстановив церковнославянские правила употребления этих букв; фита отменена реформой 1917—1918 годов.
  • Ижица (Ѵ) — отменена Петром I [заменена на I (затем также на И) или В, в зависимости от произношения], позже восстановлена, опять отменена в 1735 году, опять восстановлена в 1758 году. Употреблялась всё реже и реже, и с 1870-х обычно считалась упразднённой и более не входящей в русский алфавит, хотя до 1917—1918 гг. в отдельных словах порой употреблялась (обычно в мѵро с производными, реже — в сѵнодъ с производными, ещё реже — в ѵпостась и т. п.). В документах орфографической реформы 1917—1918 гг. не упомянута.
  • І и И — Пётр I вначале отменил букву И, но потом вернул, изменив правила употребления этих букв по сравнению с церковнославянскими (позже и церковнославянские правила были восстановлены, за исключением этимологического использования этих букв в заимствованиях). Изменялись также правила относительно числа точек над І: Пётр отменил было их; затем было предписано ставить по две точки над І перед гласными, и одну — перед согласными; наконец, с 1738 года точка стала везде одна. Буква І отменена реформами 19171918 годов.
  • Й — этот отменённый Петром I знак был возвращён в гражданскую печать в 1735 году; отдельной буквой до XX века не считался.
  • З и Ѕ — Пётр I вначале отменил букву З, но потом вернул; Ѕ отменено в 1735 году.
  • Йотированное А () и малый юс (Ѧ) — заменены Петром I начертанием Я (употреблявшимся и ранее и происходящим из скорописной формы малого юса). Однако вплоть до 1917—1918 годов начертание Я в виде малого юса Ѧ широко применялось в шрифтах вывесок, заголовков и т. п.
  •  — заменены Петром I начертанием в виде нынешней буквы У.
  • Ять (Ѣ) — отменён реформой 1917—1918 гг.
  • Э — употреблялось с середины XVII века (считается заимствованным из глаголицы), официально введено в азбуку в 1708 году.
  • Ё — предложено в 1783 году княгиней Е. Р. Дашковой, употребляется с 1795 года, популярно с 1797 года с подачи Н. М. Карамзина (надо отметить, что он использовал букву Ё только в художественных произведениях, а в «Истории государства Российского» обошёлся традиционными написаниями через Е). Ранее (с 1758 года) вместо буквы Ё иногда использовалось начертание в виде букв IO, иногда под общей крышечкой. Отдельной буквой азбуки знак Ё официально стал в середине XX века.

Электронное представление

В кодировке Юникод современный русский алфавит имеет следующие коды (числа шестнадцатеричные):

  • заглавные буквы: 0x410—0x415 для А — Е, 0x401 для Ё, 0x416—0x42F для Ж — Я;
  • строчные буквы: 0x430—0x435 для а — е, 0x451 для ё, 0x436—0x44F для ж — я.

В Юникоде нет готовых русских букв с ударением, но ударение можно изображать (например, ы́, э́, ю́, я́), добавляя после ударной гласной символ U+0301 (combining acute accent). Для ввода этого символа в некоторых текстовых редакторах для операционных систем семейства Microsoft Windows необходимо поместить курсор справа от ударной гласной, включить NumLock и, удерживая клавишу Alt, набрать на цифровой клавиатуре 0769. В текстовом редакторе Microsoft Word можно также поместить курсор справа от ударной гласной, набрать цифры 0301 и нажать клавиши Alt + X. В словах с побочным ударением (типа кля́твопреступле́ние, о́колозе́мный, ви́це-президе́нт) побочное ударение можно также обозначать символом U+0300 (combining grave accent), вводя его подобно символу U+0301, но с кодами 0768 или 0300 соответственно (кля̀твопреступле́ние, о̀колозе́мный, вѝце-президе́нт).

В некоторых старых компьютерных кодировках буква Ё отсутствует. В этих кодировках для представления русских букв отводилось 32 позиции кодовой таблицы, тогда как в русском алфавите 33 буквы. Не включать в кодовую таблицу решили букву Ё, поскольку, в отличие от других букв, её очень часто можно заменить буквой Е.

Для русского языка используются кодировки ГОСТ 19768-93 (взамен упразднённого ГОСТ 19768-74), Unicode и ISO/IEC 10646, КОИ-8, ISO 8859-5, CP855, CP866, Windows-1251, MacCyrillic.

См. также

Напишите отзыв о статье "Русский алфавит"

Примечания

  1. [www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_4384.htm НАРОДНЫЙ КОМИССАРИАТ ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР. Приказ от 24 декабря 1942 г. № 1825 «О применении буквы „ё“ в русском правописании»]
  2. Проф. Д. Н. Ушаков. Орфографический словарь. 1934 г.
  3. Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д. Н. Ушакова. Т. 1. М., 1935, стб. LXXV—LXXVI
  4. С. Е. Бархударов, Е. И. Досычева. Грамматика русского языка. Часть первая. Фонетика и морфология. М., Гос. Учебно-педагог. изд-во, 1940
  5. О. Н. Ляшевская, С. А. Шаров. [dict.ruslang.ru/freq.php?act=show&dic=freq_letters Новый частотный словарь русской лексики]

Ссылки

  • Друговейко-Должанская С. [gramma.ru/RUS/?id=1.16 Сколько букв в русской азбуке?]
  • [www.textologia.ru/russkiy/alfavit-istoria/?q=554 Русский алфавит и его история]


Отрывок, характеризующий Русский алфавит

После многих балов и праздников у польских магнатов, у придворных и у самого государя, в июне месяце одному из польских генерал адъютантов государя пришла мысль дать обед и бал государю от лица его генерал адъютантов. Мысль эта радостно была принята всеми. Государь изъявил согласие. Генерал адъютанты собрали по подписке деньги. Особа, которая наиболее могла быть приятна государю, была приглашена быть хозяйкой бала. Граф Бенигсен, помещик Виленской губернии, предложил свой загородный дом для этого праздника, и 13 июня был назначен обед, бал, катанье на лодках и фейерверк в Закрете, загородном доме графа Бенигсена.
В тот самый день, в который Наполеоном был отдан приказ о переходе через Неман и передовые войска его, оттеснив казаков, перешли через русскую границу, Александр проводил вечер на даче Бенигсена – на бале, даваемом генерал адъютантами.
Был веселый, блестящий праздник; знатоки дела говорили, что редко собиралось в одном месте столько красавиц. Графиня Безухова в числе других русских дам, приехавших за государем из Петербурга в Вильну, была на этом бале, затемняя своей тяжелой, так называемой русской красотой утонченных польских дам. Она была замечена, и государь удостоил ее танца.
Борис Друбецкой, en garcon (холостяком), как он говорил, оставив свою жену в Москве, был также на этом бале и, хотя не генерал адъютант, был участником на большую сумму в подписке для бала. Борис теперь был богатый человек, далеко ушедший в почестях, уже не искавший покровительства, а на ровной ноге стоявший с высшими из своих сверстников.
В двенадцать часов ночи еще танцевали. Элен, не имевшая достойного кавалера, сама предложила мазурку Борису. Они сидели в третьей паре. Борис, хладнокровно поглядывая на блестящие обнаженные плечи Элен, выступавшие из темного газового с золотом платья, рассказывал про старых знакомых и вместе с тем, незаметно для самого себя и для других, ни на секунду не переставал наблюдать государя, находившегося в той же зале. Государь не танцевал; он стоял в дверях и останавливал то тех, то других теми ласковыми словами, которые он один только умел говорить.
При начале мазурки Борис видел, что генерал адъютант Балашев, одно из ближайших лиц к государю, подошел к нему и непридворно остановился близко от государя, говорившего с польской дамой. Поговорив с дамой, государь взглянул вопросительно и, видно, поняв, что Балашев поступил так только потому, что на то были важные причины, слегка кивнул даме и обратился к Балашеву. Только что Балашев начал говорить, как удивление выразилось на лице государя. Он взял под руку Балашева и пошел с ним через залу, бессознательно для себя расчищая с обеих сторон сажени на три широкую дорогу сторонившихся перед ним. Борис заметил взволнованное лицо Аракчеева, в то время как государь пошел с Балашевым. Аракчеев, исподлобья глядя на государя и посапывая красным носом, выдвинулся из толпы, как бы ожидая, что государь обратится к нему. (Борис понял, что Аракчеев завидует Балашеву и недоволен тем, что какая то, очевидно, важная, новость не через него передана государю.)
Но государь с Балашевым прошли, не замечая Аракчеева, через выходную дверь в освещенный сад. Аракчеев, придерживая шпагу и злобно оглядываясь вокруг себя, прошел шагах в двадцати за ними.
Пока Борис продолжал делать фигуры мазурки, его не переставала мучить мысль о том, какую новость привез Балашев и каким бы образом узнать ее прежде других.
В фигуре, где ему надо было выбирать дам, шепнув Элен, что он хочет взять графиню Потоцкую, которая, кажется, вышла на балкон, он, скользя ногами по паркету, выбежал в выходную дверь в сад и, заметив входящего с Балашевым на террасу государя, приостановился. Государь с Балашевым направлялись к двери. Борис, заторопившись, как будто не успев отодвинуться, почтительно прижался к притолоке и нагнул голову.
Государь с волнением лично оскорбленного человека договаривал следующие слова:
– Без объявления войны вступить в Россию. Я помирюсь только тогда, когда ни одного вооруженного неприятеля не останется на моей земле, – сказал он. Как показалось Борису, государю приятно было высказать эти слова: он был доволен формой выражения своей мысли, но был недоволен тем, что Борис услыхал их.
– Чтоб никто ничего не знал! – прибавил государь, нахмурившись. Борис понял, что это относилось к нему, и, закрыв глаза, слегка наклонил голову. Государь опять вошел в залу и еще около получаса пробыл на бале.
Борис первый узнал известие о переходе французскими войсками Немана и благодаря этому имел случай показать некоторым важным лицам, что многое, скрытое от других, бывает ему известно, и через то имел случай подняться выше во мнении этих особ.

Неожиданное известие о переходе французами Немана было особенно неожиданно после месяца несбывавшегося ожидания, и на бале! Государь, в первую минуту получения известия, под влиянием возмущения и оскорбления, нашел то, сделавшееся потом знаменитым, изречение, которое самому понравилось ему и выражало вполне его чувства. Возвратившись домой с бала, государь в два часа ночи послал за секретарем Шишковым и велел написать приказ войскам и рескрипт к фельдмаршалу князю Салтыкову, в котором он непременно требовал, чтобы были помещены слова о том, что он не помирится до тех пор, пока хотя один вооруженный француз останется на русской земле.
На другой день было написано следующее письмо к Наполеону.
«Monsieur mon frere. J'ai appris hier que malgre la loyaute avec laquelle j'ai maintenu mes engagements envers Votre Majeste, ses troupes ont franchis les frontieres de la Russie, et je recois a l'instant de Petersbourg une note par laquelle le comte Lauriston, pour cause de cette agression, annonce que Votre Majeste s'est consideree comme en etat de guerre avec moi des le moment ou le prince Kourakine a fait la demande de ses passeports. Les motifs sur lesquels le duc de Bassano fondait son refus de les lui delivrer, n'auraient jamais pu me faire supposer que cette demarche servirait jamais de pretexte a l'agression. En effet cet ambassadeur n'y a jamais ete autorise comme il l'a declare lui meme, et aussitot que j'en fus informe, je lui ai fait connaitre combien je le desapprouvais en lui donnant l'ordre de rester a son poste. Si Votre Majeste n'est pas intentionnee de verser le sang de nos peuples pour un malentendu de ce genre et qu'elle consente a retirer ses troupes du territoire russe, je regarderai ce qui s'est passe comme non avenu, et un accommodement entre nous sera possible. Dans le cas contraire, Votre Majeste, je me verrai force de repousser une attaque que rien n'a provoquee de ma part. Il depend encore de Votre Majeste d'eviter a l'humanite les calamites d'une nouvelle guerre.
Je suis, etc.
(signe) Alexandre».
[«Государь брат мой! Вчера дошло до меня, что, несмотря на прямодушие, с которым соблюдал я мои обязательства в отношении к Вашему Императорскому Величеству, войска Ваши перешли русские границы, и только лишь теперь получил из Петербурга ноту, которою граф Лористон извещает меня, по поводу сего вторжения, что Ваше Величество считаете себя в неприязненных отношениях со мною, с того времени как князь Куракин потребовал свои паспорта. Причины, на которых герцог Бассано основывал свой отказ выдать сии паспорты, никогда не могли бы заставить меня предполагать, чтобы поступок моего посла послужил поводом к нападению. И в действительности он не имел на то от меня повеления, как было объявлено им самим; и как только я узнал о сем, то немедленно выразил мое неудовольствие князю Куракину, повелев ему исполнять по прежнему порученные ему обязанности. Ежели Ваше Величество не расположены проливать кровь наших подданных из за подобного недоразумения и ежели Вы согласны вывести свои войска из русских владений, то я оставлю без внимания все происшедшее, и соглашение между нами будет возможно. В противном случае я буду принужден отражать нападение, которое ничем не было возбуждено с моей стороны. Ваше Величество, еще имеете возможность избавить человечество от бедствий новой войны.
(подписал) Александр». ]


13 го июня, в два часа ночи, государь, призвав к себе Балашева и прочтя ему свое письмо к Наполеону, приказал ему отвезти это письмо и лично передать французскому императору. Отправляя Балашева, государь вновь повторил ему слова о том, что он не помирится до тех пор, пока останется хотя один вооруженный неприятель на русской земле, и приказал непременно передать эти слова Наполеону. Государь не написал этих слов в письме, потому что он чувствовал с своим тактом, что слова эти неудобны для передачи в ту минуту, когда делается последняя попытка примирения; но он непременно приказал Балашеву передать их лично Наполеону.
Выехав в ночь с 13 го на 14 е июня, Балашев, сопутствуемый трубачом и двумя казаками, к рассвету приехал в деревню Рыконты, на французские аванпосты по сю сторону Немана. Он был остановлен французскими кавалерийскими часовыми.
Французский гусарский унтер офицер, в малиновом мундире и мохнатой шапке, крикнул на подъезжавшего Балашева, приказывая ему остановиться. Балашев не тотчас остановился, а продолжал шагом подвигаться по дороге.
Унтер офицер, нахмурившись и проворчав какое то ругательство, надвинулся грудью лошади на Балашева, взялся за саблю и грубо крикнул на русского генерала, спрашивая его: глух ли он, что не слышит того, что ему говорят. Балашев назвал себя. Унтер офицер послал солдата к офицеру.
Не обращая на Балашева внимания, унтер офицер стал говорить с товарищами о своем полковом деле и не глядел на русского генерала.
Необычайно странно было Балашеву, после близости к высшей власти и могуществу, после разговора три часа тому назад с государем и вообще привыкшему по своей службе к почестям, видеть тут, на русской земле, это враждебное и главное – непочтительное отношение к себе грубой силы.
Солнце только начинало подниматься из за туч; в воздухе было свежо и росисто. По дороге из деревни выгоняли стадо. В полях один за одним, как пузырьки в воде, вспырскивали с чувыканьем жаворонки.
Балашев оглядывался вокруг себя, ожидая приезда офицера из деревни. Русские казаки, и трубач, и французские гусары молча изредка глядели друг на друга.
Французский гусарский полковник, видимо, только что с постели, выехал из деревни на красивой сытой серой лошади, сопутствуемый двумя гусарами. На офицере, на солдатах и на их лошадях был вид довольства и щегольства.
Это было то первое время кампании, когда войска еще находились в исправности, почти равной смотровой, мирной деятельности, только с оттенком нарядной воинственности в одежде и с нравственным оттенком того веселья и предприимчивости, которые всегда сопутствуют началам кампаний.
Французский полковник с трудом удерживал зевоту, но был учтив и, видимо, понимал все значение Балашева. Он провел его мимо своих солдат за цепь и сообщил, что желание его быть представленну императору будет, вероятно, тотчас же исполнено, так как императорская квартира, сколько он знает, находится недалеко.
Они проехали деревню Рыконты, мимо французских гусарских коновязей, часовых и солдат, отдававших честь своему полковнику и с любопытством осматривавших русский мундир, и выехали на другую сторону села. По словам полковника, в двух километрах был начальник дивизии, который примет Балашева и проводит его по назначению.
Солнце уже поднялось и весело блестело на яркой зелени.
Только что они выехали за корчму на гору, как навстречу им из под горы показалась кучка всадников, впереди которой на вороной лошади с блестящею на солнце сбруей ехал высокий ростом человек в шляпе с перьями и черными, завитыми по плечи волосами, в красной мантии и с длинными ногами, выпяченными вперед, как ездят французы. Человек этот поехал галопом навстречу Балашеву, блестя и развеваясь на ярком июньском солнце своими перьями, каменьями и золотыми галунами.
Балашев уже был на расстоянии двух лошадей от скачущего ему навстречу с торжественно театральным лицом всадника в браслетах, перьях, ожерельях и золоте, когда Юльнер, французский полковник, почтительно прошептал: «Le roi de Naples». [Король Неаполитанский.] Действительно, это был Мюрат, называемый теперь неаполитанским королем. Хотя и было совершенно непонятно, почему он был неаполитанский король, но его называли так, и он сам был убежден в этом и потому имел более торжественный и важный вид, чем прежде. Он так был уверен в том, что он действительно неаполитанский король, что, когда накануне отъезда из Неаполя, во время его прогулки с женою по улицам Неаполя, несколько итальянцев прокричали ему: «Viva il re!», [Да здравствует король! (итал.) ] он с грустной улыбкой повернулся к супруге и сказал: «Les malheureux, ils ne savent pas que je les quitte demain! [Несчастные, они не знают, что я их завтра покидаю!]
Но несмотря на то, что он твердо верил в то, что он был неаполитанский король, и что он сожалел о горести своих покидаемых им подданных, в последнее время, после того как ему ведено было опять поступить на службу, и особенно после свидания с Наполеоном в Данциге, когда августейший шурин сказал ему: «Je vous ai fait Roi pour regner a maniere, mais pas a la votre», [Я вас сделал королем для того, чтобы царствовать не по своему, а по моему.] – он весело принялся за знакомое ему дело и, как разъевшийся, но не зажиревший, годный на службу конь, почуяв себя в упряжке, заиграл в оглоблях и, разрядившись как можно пестрее и дороже, веселый и довольный, скакал, сам не зная куда и зачем, по дорогам Польши.
Увидав русского генерала, он по королевски, торжественно, откинул назад голову с завитыми по плечи волосами и вопросительно поглядел на французского полковника. Полковник почтительно передал его величеству значение Балашева, фамилию которого он не мог выговорить.
– De Bal macheve! – сказал король (своей решительностью превозмогая трудность, представлявшуюся полковнику), – charme de faire votre connaissance, general, [очень приятно познакомиться с вами, генерал] – прибавил он с королевски милостивым жестом. Как только король начал говорить громко и быстро, все королевское достоинство мгновенно оставило его, и он, сам не замечая, перешел в свойственный ему тон добродушной фамильярности. Он положил свою руку на холку лошади Балашева.
– Eh, bien, general, tout est a la guerre, a ce qu'il parait, [Ну что ж, генерал, дело, кажется, идет к войне,] – сказал он, как будто сожалея об обстоятельстве, о котором он не мог судить.
– Sire, – отвечал Балашев. – l'Empereur mon maitre ne desire point la guerre, et comme Votre Majeste le voit, – говорил Балашев, во всех падежах употребляя Votre Majeste, [Государь император русский не желает ее, как ваше величество изволите видеть… ваше величество.] с неизбежной аффектацией учащения титула, обращаясь к лицу, для которого титул этот еще новость.
Лицо Мюрата сияло глупым довольством в то время, как он слушал monsieur de Balachoff. Но royaute oblige: [королевское звание имеет свои обязанности:] он чувствовал необходимость переговорить с посланником Александра о государственных делах, как король и союзник. Он слез с лошади и, взяв под руку Балашева и отойдя на несколько шагов от почтительно дожидавшейся свиты, стал ходить с ним взад и вперед, стараясь говорить значительно. Он упомянул о том, что император Наполеон оскорблен требованиями вывода войск из Пруссии, в особенности теперь, когда это требование сделалось всем известно и когда этим оскорблено достоинство Франции. Балашев сказал, что в требовании этом нет ничего оскорбительного, потому что… Мюрат перебил его:
– Так вы считаете зачинщиком не императора Александра? – сказал он неожиданно с добродушно глупой улыбкой.
Балашев сказал, почему он действительно полагал, что начинателем войны был Наполеон.
– Eh, mon cher general, – опять перебил его Мюрат, – je desire de tout mon c?ur que les Empereurs s'arrangent entre eux, et que la guerre commencee malgre moi se termine le plutot possible, [Ах, любезный генерал, я желаю от всей души, чтобы императоры покончили дело между собою и чтобы война, начатая против моей воли, окончилась как можно скорее.] – сказал он тоном разговора слуг, которые желают остаться добрыми приятелями, несмотря на ссору между господами. И он перешел к расспросам о великом князе, о его здоровье и о воспоминаниях весело и забавно проведенного с ним времени в Неаполе. Потом, как будто вдруг вспомнив о своем королевском достоинстве, Мюрат торжественно выпрямился, стал в ту же позу, в которой он стоял на коронации, и, помахивая правой рукой, сказал: – Je ne vous retiens plus, general; je souhaite le succes de vorte mission, [Я вас не задерживаю более, генерал; желаю успеха вашему посольству,] – и, развеваясь красной шитой мантией и перьями и блестя драгоценностями, он пошел к свите, почтительно ожидавшей его.
Балашев поехал дальше, по словам Мюрата предполагая весьма скоро быть представленным самому Наполеону. Но вместо скорой встречи с Наполеоном, часовые пехотного корпуса Даву опять так же задержали его у следующего селения, как и в передовой цепи, и вызванный адъютант командира корпуса проводил его в деревню к маршалу Даву.


Даву был Аракчеев императора Наполеона – Аракчеев не трус, но столь же исправный, жестокий и не умеющий выражать свою преданность иначе как жестокостью.
В механизме государственного организма нужны эти люди, как нужны волки в организме природы, и они всегда есть, всегда являются и держатся, как ни несообразно кажется их присутствие и близость к главе правительства. Только этой необходимостью можно объяснить то, как мог жестокий, лично выдиравший усы гренадерам и не могший по слабости нерв переносить опасность, необразованный, непридворный Аракчеев держаться в такой силе при рыцарски благородном и нежном характере Александра.
Балашев застал маршала Даву в сарае крестьянскои избы, сидящего на бочонке и занятого письменными работами (он поверял счеты). Адъютант стоял подле него. Возможно было найти лучшее помещение, но маршал Даву был один из тех людей, которые нарочно ставят себя в самые мрачные условия жизни, для того чтобы иметь право быть мрачными. Они для того же всегда поспешно и упорно заняты. «Где тут думать о счастливой стороне человеческой жизни, когда, вы видите, я на бочке сижу в грязном сарае и работаю», – говорило выражение его лица. Главное удовольствие и потребность этих людей состоит в том, чтобы, встретив оживление жизни, бросить этому оживлению в глаза спою мрачную, упорную деятельность. Это удовольствие доставил себе Даву, когда к нему ввели Балашева. Он еще более углубился в свою работу, когда вошел русский генерал, и, взглянув через очки на оживленное, под впечатлением прекрасного утра и беседы с Мюратом, лицо Балашева, не встал, не пошевелился даже, а еще больше нахмурился и злобно усмехнулся.
Заметив на лице Балашева произведенное этим приемом неприятное впечатление, Даву поднял голову и холодно спросил, что ему нужно.
Предполагая, что такой прием мог быть сделан ему только потому, что Даву не знает, что он генерал адъютант императора Александра и даже представитель его перед Наполеоном, Балашев поспешил сообщить свое звание и назначение. В противность ожидания его, Даву, выслушав Балашева, стал еще суровее и грубее.
– Где же ваш пакет? – сказал он. – Donnez le moi, ije l'enverrai a l'Empereur. [Дайте мне его, я пошлю императору.]
Балашев сказал, что он имеет приказание лично передать пакет самому императору.
– Приказания вашего императора исполняются в вашей армии, а здесь, – сказал Даву, – вы должны делать то, что вам говорят.
И как будто для того чтобы еще больше дать почувствовать русскому генералу его зависимость от грубой силы, Даву послал адъютанта за дежурным.
Балашев вынул пакет, заключавший письмо государя, и положил его на стол (стол, состоявший из двери, на которой торчали оторванные петли, положенной на два бочонка). Даву взял конверт и прочел надпись.
– Вы совершенно вправе оказывать или не оказывать мне уважение, – сказал Балашев. – Но позвольте вам заметить, что я имею честь носить звание генерал адъютанта его величества…