Салоники

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Салоники
греч. Θεσσαλονίκη
Флаг
Страна
Греция
Периферия
Центральная Македония
Ном
Координаты
Мэр
Яннис Бутарис (греч. Γιαννης Μπουταρης), с 2011
Основан
Первое упоминание
Официальный язык
Население
365 000[1] человек (2007)
Агломерация
1 104 460 человек
Часовой пояс
Телефонный код
+30 2310
Почтовые индексы
53x xx, 54x xx, 55x xx, 56x xx
Автомобильный код
MM, NA, NB, NE, NH, NI, NK, NM,
NN, NO, NP, NT, NY, NX, NZ
Официальный сайт

[www.thessalonikicity.gr/ ssalonikicity.gr]  (греч.)</div>

К:Населённые пункты, основанные в 315 году до н. э.

Сало́ни́ки[2], Фессало́ники (греч. Θεσσαλονίκη, Тесалоники[3]; тур. Selanik; ст.-слав. Солунь) — второй по величине город Греции с населением, вместе с пригородными территориями, более 1 104 460 человек[4] (2011 год).

В Салониках расположены: университет Аристотеля — крупнейший университет на Балканах, аэропорт Македония и крупный морской порт, по своему экономическому значению занимающий второе место после Пирея. В окрестностях города большое количество небольших населённых пунктов, которые летом являются местом туризма.





Этимология названия

Согласно преданию, город основал македонский царь Кассандр и назвал в честь своей жены Фессалоники, единокровной сестры Александра Великого и дочери македонского царя Филиппа II, фессалийской принцессы. Она же, в свою очередь, была названа Фессалоникой от слияния двух слов — Фессалия и Ника (др.-греч. Θεσσαλοί + Νίκη, есть Фессалия + победа), поскольку родилась в день битвы на Крокусовом поле, в результате которой македоняне и фессалийцы одержали победу над Фокидой, благодаря которой фактически выиграли Третью Священную войну в целом[5].

В разные времена название города меняло свои формы, с незначительным изменением орфографии и определёнными фонетическими изменениями. Так, Страбон в период эллинизма назвал город Фессалоникея (др.-греч. Θεσσαλονίκεια)[6] в честь принцессы Фессалоники. Вообще в эллинистический период было традицией создавать географические названия производными от имён монархов: например, Филиппы — от Филиппа II Македонского, Селевкия — от Селевка I Никатора, Александрия — от Александра Великого, Кассандра — от Кассандра Македонского и тому подобное. Наряду с Фессалоникеей в эллинистическую эпоху употреблялось и название Фетталоники (греч. Θετταλονίκη)[7], а во время римского периода, о чём свидетельствуют надписи и монеты того времени, появилась форма Фессалоникеон (др.-греч. Θεσσαλονικέων) для обозначения полиса. В поствизантийские века историки, географы, путешественники и политики использовали одновременно две формы названия города: Селаник от тур. Selanik и славянская форма Солунь.

История города

Античный период

Город Салоники был основан царём Македонии Кассандром в 315 году до н. э. Женой царя Кассандра была единокровная сестра Александра Великого — Фессалоника, именем которой царь назвал новый город, объединив в него 26 более мелких поселений, существовавших в то время вдоль берегов залива Термаикос. Именно тогда город и приобрёл свой эллинистический характер, сохранявшийся в общих чертах до конца XV века. В 146 году до н. э. захвачен римлянами.

Византийский период

С распадом Римской империи и образованием Византийской Салоники оказались в выгодном геополитическом положении на пересечении дорог из Константинополя в Рим и из Афин в Причерноморье. После захвата арабами Антиохии и Александрии Салоники стали вторым по величине и значению городом империи. Параллельно происходила диверсификация национального состава города: здесь поселилось множество южных славян, романоязычных валахов, иммигрировавших с северных горных районов, позднее — цыган. Местными уроженцами были святой великомученик Димитрий Солунский (умер в 306 году) и святые равноапостольные Кирилл и Мефодий (IX век) — просветители славян.

В VIVII веках готы и славяне несколько раз тщетно пытались взять Фессалоники. В 904 году город разграбили сарацинские пираты, и 22 000 жителей были проданы в рабство. В 995 году городом ненадолго овладели болгары. В 1185 году город был взят и разграблен сицилийскими норманнами.

С 1206 года Салоники — столица латинского государства — Фессалоникского королевства, являвшегося частью Латинской империи. В 1224 году город был отвоёван у латинян царём Эпира Феодором I Дукой, а в 1246 году взят никейским императором Иоанном III Дукой Ватацем. С 1342 года по 1349 год в городе правили зилоты. В 1347 году в сан архиепископа Солунского был возведён святитель Григорий Палама (умер в 1359 году). С 1383 по 1387 год жители под руководством Мануила Второго героически оборонялись от осаждавших город турок, но в 1387 году город сдался.

В 1387—1402 годах город принадлежал туркам. После поражения турок от Тамерлана был возвращён Византии. В 1423 году власть в полуразорённом городе была передана венецианцам, стремившимся контролировать Средиземноморье и его торгово-экономический сектор.

Турки вновь осаждали город с 1426 по 1430 год, и в 1430 году окончательно захватили. Греческая элита переживала полный моральный и психологический упадок, греки массово переходили в ислам, их жизнь и быт отуречивались. Город стал частью Османской империи.

Османский период

Жизнь в городе во времена расцвета Османской империи претерпела ещё большие изменения, равно как и его этно-религиозный состав. Во времена Византийской империи этот греко-славянский город насчитывал свыше 200 тысяч жителей и являлся вторым после Константинополя христианским центром империи. В конце XIX века от былого греческого могущества не осталось и следа: более половины населения теперь составляли испанские евреи, а основным языком города стал ладино. Греческое население теперь составляло лишь около пятой части всего населения города и было оттеснено на обочину его жизни. Значительная часть греков была уничтожена в ходе военных конфликтов средневековья. Многие были проданы в рабство мусульманам в Анатолию, где они ассимилировались. Большая часть греческой знати и среднего класса перешла в ислам и усвоила турецкий язык. Но многие простые греки так и не смирились с турецким владычеством и ушли жить в горы.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1322 дня] В городе значительно разросся и мусульманский квартал, в котором проживали в основном турки и отуреченные народы, уроженцем которого был и знаменитый Ататюрк. С началом всегреческого восстания в мае 1821 года турки демонстративно казнили в городе около 3 000 грековК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1322 дня] (см. Мелетий I Китрский). Антигреческий террор продолжался с 1821 по 1823 год. Русский славист Виктор Григорович, посетивший города в 1845 году, отметил, что большинство жители составляли евреи разных сект и турки, затем – македонские валахи, греки, цыгане, европейцы. Несмотря на близость болгарских поселений, в Солуне были сравнительно мало постоянных жителей болгар.[8]

К моменту взятия города греческими силами в 1912 году греки и другие греко-православные составляли 25,3 % населения города.

Год Общее население Салоник Иудеи Мусульмане Греко-Православные Болгары Ромы Другие
1890[9] 118,000 55,000 26,000 16,000 10,000 2,500 8,500
около 1913[10] 157,889 61,439 45,889 39,956 6,263 2,721 1,621

Реэллинизация

В самом начале Освободительной войны Греции, в 1821 году, восставшие греки, которыми руководил Стаматиос Капсас, попытались с боем взять Салоники, но безуспешно. Город был отвоёван греками лишь в ходе Балканских войн 19121913 годов. Впоследствии, в результате геноцида евреев в годы Второй мировой войны (Холокост) и оттока турецкого населения Салоники вновь стал практически полностью греческим городом. Внешний вид города значительно изменился после страшного пожара в августе 1917 года, оставившего без крыши над головой более 70 000 жителей.

В годы Второй мировой войны город был оккупирован немецкими войсками. В 1943 году Германия готовилась передать город под контроль союзной ей Болгарии, чтобы высвободить войска для отправки на Восточный фронт, но не решилась на этот шаг после массовых протестов по всей Греции и опасаясь всплеска и без того массового партизанского движения (см. Демонстрация против расширения болгарской зоны оккупации). Город был освобождён Греческой Народно-освободительной Армией — ЭЛАС 27 октября 1944 года, в день памяти Димитрия Солунского, святого покровителя города.

Славянское меньшинство

В районе Салоник и в соседних сельских регионах области Македония ещё с конца VIII века (Великое переселение народов) сложилась значительная община так называемых солунских славян или македонских славян, которым близки современные болгары и македонцы. По переписи 1951 года во всём регионе Македония и в основном в западных номах — Флорина и Касториа — проживало свыше 41 тыс. носителей южнославянской речи[11]. 24 мая 2008 года в День славянской письменности глава неканонической Македонской православной церкви митрополит Стефан официально упрекнул правительство Греции в проведении политики эллинизации местных славян[12]. Это заявление вызвало официальный протест Афин[13][14].

На языке местного славянского населения, так же, как и в болгарском и македонском языках, город Салоники называется Солун.

Климат

Климат в Салониках средиземноморский, который граничит с областями континентального и полупустынного климата. В целом характеризуется обилием солнечных дней в году. Самая высокая температура была зарегистрирована 25 июля 2007 года на метеорологической станции аэропорта «Македония» и составила 44 °C. Самая низкая температура зафиксирована той же станции 26 января 1963 года, тогда температура опустилась до −14,0 °C. Снег может выпадать в период с начала декабря до середины марта, хотя высота покрова невысока и он тает в течение нескольких часов.

Климат Салоник
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Абсолютный максимум, °C 20 22 25 31 36 39 44 39 36 32 27 26 44
Средний максимум, °C 9,3 10,9 14,2 19,0 24,5 29,2 31,5 31,1 27,2 21,2 15,4 11,0 20,4
Средняя температура, °C 5 6 9 13 17 22 25 24 21 16 10 6 15
Средний минимум, °C 1,3 2,2 4,5 7,5 12,1 16,3 18,6 18,3 14,9 10,8 6,8 3,0 9,7
Абсолютный минимум, °C −8 −14 −7 −1 3 7 10 12 2 −1 −5 −8 −10
Норма осадков, мм 37 38 41 38 44 30 24 20 27 41 54 55 449
Температура воды, °C 16 16 16 16 19 22 24 25 25 23 21 18 20
Источник: [svali.ru/catalog~27~16666~index.htm Туристический портал], [www.weatherbase.com/weather/weather.php3?s=022661&refer weatherbase.com]

Экономика

Салоники — второй по численности и экономическому значению город Греции, это крупный промышленный и торговый центр. На территории Больших Салоник сконцентрированы предприятия нефтехимии, металлургии, металлообработки и машиностроения, в том числе электротехническая, судостроительная промышленность и судоремонтная. Салоники — главный центр текстильной промышленности страны, здесь также работают многочисленные предприятия фармацевтической, табачной и пищевой промышленности. В частности в 1890 году в Салониках семьёй Цанталис основаны винодельческие предприятия Tsantali[15], в 1968 году основана пивоварня Mythos. Ежегодно, начиная с сентября, проходят Международные выставки в Салониках[16].

Порт Салоник — второй по грузообороту в Греции, уступая только пирейскому порту, он играет важную роль в жизни города. Пользуясь порто-франко[17], через порт Салоник, кроме греческих грузов, идут грузы других государств Балканского полуострова и всей юго-восточной Европы. В начале 2000-х годов здесь открыт новый пассажирский терминал, что позволило ещё больше увеличить его пропускную способность[18].

Значительная часть рабочей силы города занята в малых и средних предприятиях, а также в сфере услуг и государственном секторе. В последние годы в городе начался процесс деиндустриализации и перехода к экономике, основанной преимущественно на сфере услуг.

Транспорт

Международный аэропорт «Македония» расположен 12 км южнее города. Кроме международных и местных авиалиний, аэропорт обслуживает чартерные рейсы с сотнями тысяч туристов, прибывающих на отдых в близлежащий п-ов Халкидики.

Салоники — крупнейший железнодорожный узел Греции. Кроме грузовых железнодорожных перевозок, Салоники связаны пассажирским сообщением с Афинами и с Белградом, Константинополем, Бухарестом, Софией и Скопье.

Пригородные поезда связывают Салоники с городами Лариса и Эдесса. Автобусным сообщением город связан со всеми городами Северной и Центральной Греции.

В Салониках с 2006 года строится метро. Ожидаемый пуск в эксплуатацию − 2017 год.

Сеть велосипедных треков протяжённостью 12 км в основном в прибрежной части города.

Новая широтная автострада европейского значения «Эгнатия Одос», идущая, как и древняя римская «Via Egnatia» от Адриатического-Ионического морей к Босфору, проходит чуть севернее города и пересекается здесь с меридиональной автодорожной осью Афины-Белград. Морские паромные перевозки связывают Салоники с северными островами Греческого архипелага.

Благодаря своему географическому положению и своему порту Салоники на протяжении своей истории были всегда в первой пятерке важнейших городов трёх империй. В годы холодной войны и раздела Европы, когда Греция сохраняла традиционные дружественные греко-сербские отношения только с Югославией, значение города как регионального коммерческого и транспортного центра было ограничено. С вступлением соседних стран в единое с Грецией экономическое пространство ожидается, что Салоники снова станут региональным центром.

Культура

В 1960 году впервые состоялся ежегодный Международный кинофестиваль в Салониках. В 1999 году в рамках кинофестиваля был открыт Международный кинофестиваль документальных фильмов[19]. В конце ноября на базе выставочного центра открывается «Рождественский город», который действует до начала января следующего года[20].

В Салониках проходит ежегодная Международная торговая ярмарка.

В городе действуют Национальный театр северной Греции, Концертный зал Салоник, открытый накануне 1997 года, когда Салоники были выбраны Культурной столицей Европы[21].

Национальная телевизионная сеть региона Македонии базируется также в Салониках — Македония ТВ. ET3 — культурно-образовательный телеканал Греческой корпорации телерадиовещания — осуществляет телевизионное вещание из Салоник и представляет собой греческий телеканал с крупнейшей региональной сетью. Лицензию на вещание в регионе Салоник имеет и частный телеканал ANT1.

В 2011 году Салоники начали борьбу за получение статуса «Молодёжной столицы ЕС 2014»[22].

В 2013 году на конкурсе «Евровидение» от Греции выступала группа Koza Mostra, участники которой проживают в Салониках. Тогда они заняли 6-е место.

Достопримечательности

Салоники богаты памятниками раннехристианского и византийского зодчества, которые внесены в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. К таковым относится:

Главный архитектурный символ города — Белая башня, построенная на берегу залива в XVI веке на фундаментах более древних сооружений. Флагштоком для греческого флага над башней служит мачта турецкого броненосца «Фетих Булет» — флагманского корабля Эгейской эскадры, который был потоплен 18 октября 1912 года — в самом начале Балканской войны 1912 года — греческим миноносцем −11, сумевшим прорваться на заходе солнца в порт Салоники. Три выстрела, из которых два попали в цель, потопив турецкое судно, были сделаны Димитриосом Элевсиньотисом. Бюст командира миноносца Николаоса Воциса, ставшего в дальнейшем адмиралом, установлен перед Белой Башней.

Крепость и башни, господствующие над исторической частью города, относятся к XIV веку.

Музеи города

Среди музеев города:

Спорт

Салоники имеют богатую на события и успешные моменты спортивную историю, клубы города становились победителями первого в истории общегреческого турнира по футболу[23], а также по баскетболу[24] и водному поло[25].

Среди крупнейших футбольных стадионов Салоник — Тумба, Клеантис Викелидис и национальный стадион Кафтанзоглио, которые служат домашними стадионами футбольных клубов ПАОК, Арис и Ираклис соответственно. Все они члены-учредители Греческой Суперлиги, в которой выступают и в текущем сезоне. Среди клубов Больших Салоник отличается футбольный клуб Аполлон, который базируется в Каламарии, Агротикос Астерас и Эвосмоса.

Крупнейшие баскетбольные арены Салоник — Александрио Мелатрон, домашняя площадка баскетбольного клуба Арис, Спортивная арена, на которой тренируются игроки клуба ПАОК, и Арена Иванофио — домашний крытый зал баскетбольного клуба Ираклис. Все эти команды играют в высшей баскетбольной лиге Греции А1 Этники и принимают участие в розыгрыше Кубка Греции по баскетболу, а Ираклис стал первым победителем Чемпионата Греции. Кроме того, действует арена YMCA.

Среди легкоатлетических спортивных событий, которые происходят в Салониках, наиболее значимый ежегодный Марафон «Александр Великий». Марафон завершается в историческом центре города в знак признания его древнемакедонской преемственности[26].

Еврейская община

Еврейская община г. Салоники развилась, прежде всего, за счёт евреев, изгнанных из Испании в 1492 г. и их потомков (сефарды). Начиная с XVI в. в Салониках находилась самая большая еврейская община в Греции. Евреи называли Салоники la madre de Israel (мать Израиля) и «балканским Иерусалимом». Главным языком евреев Салоники был ладино, язык сефардских евреев[27][28].

Во время оттоманского правления евреи составляли больше половины населения города и большинство торговли города была сосредоточена в их руках. В городе также была община евреев, перешедших в ислам, которые переселились в Салоники в 1680 г. и занимались в основном торговлей[29].

После присоединения города к независимой Греции в 1912 в Салониках проживало 61 000 евреев. Великий пожар в 1917 г. разрушил почти весь центр города и в том числе дома 50 000 евреев. Большинство из пострадавших иммигрировали в США, Палестину и Францию[30].

В 1922 году правительство предоставило евреям полноценные права граждан Греции и в 1926 опять подтвердило права евреев как полноценных граждан.

В начале Второй Мировой Войны в городе проживали 50 000 евреев. Местное население и итальянские военные пытались защитить евреев от нацистов. К 1943 нацисты начали предпринимать меры к ликвидации евреев города — евреи были согнаны в гетто, которое находилось возле главного вокзала, а позже евреев начали депортировать в лагеря смерти. К концу войны погибли 96 % евреев Салоник[27].

После войны община возродилось, и в 2000 г. в городе проживало 2000 евреев. Большие общины выходцев из Салоников находятся в Израиле и в США, а израильский певец Иехуда Поликер даже записал песню «жди меня, Салоники» в честь города.

Мемориал в память погибшим во время войны был открыт в 1997 г. на месте сбора евреев нацистами для депортации в лагеря смерти[31]. Мемориал был осквернен нацистскими символами в 2002 и в 2003 г.[32]

Также 13-го мая 2010 несколько надгробий на еврейском кладбище были осквернены антисемитскими надписями «жги евреев» и «Juden raus», одно надгробие подожгли. Полиция арестовала 3 неонацистов, причастных к инциденту[33].

Мэры Салоник

На местных выборах 2010 года действующий мэр Василис Папагеоргопулос, член партии «Новая Демократия», уступил Яннис Бутарису, кандидату от ПАСОК[34]. Новый мэр приступил к своим обязанностям 1 января 2011 г.[35].

  • Константинос Ангелакис (1916—1920)
  • Петрос Синдикас (1922—1926)
  • Николаос Манос (1929—1930, 1934—1936)
  • Харисиос Вамвакас (1931—1933)
  • Константинос Меркуриу (1937—1943)
  • Йоргос Сереметис (1943—1944)
  • Петрос Левис (1945—1946)
  • Христос Константину (1946—1950)
  • Иоаннис Манесис (1950—1951)
  • Пентелис Петракакис (1951—1955)
  • Минас Патрикиос (1956—1959)
  • Иоаннис Папаилиакис (1959—1964)
  • Константинос Цирос (1964—1967)
  • Михалис Пападопулос (1967—1981)
  • Танасис Яннусис (1982—1983)
  • Теохарис Манавис (1983—1987)
  • Сотирис Кувелас (1987—1990)
  • Константинос Космопулос (1990—1999)
  • Василис Папагеоргопулос (1999—2010)
  • Яннис Бутарис (с 1 января 2011)

Города-побратимы

Галерея

Кинотеатр «Олимпион» принимает
кинофестиваль в Салониках
Министерство по делам
Македонии и Фракии
Древняя агора Салоник

См. также


Напишите отзыв о статье "Салоники"

Примечания

  1. [www.ypes.gr/UserFiles/f0ff9297-f516-40ff-a70e-eca84e2ec9b9/D_diairesi.xls Statistics]
  2. Варианты ударения: Салони́ки (Словарь географических названий зарубежных стран / отв. ред. А. М. Комков. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. : Недра, 1986. — С. 313.) или Сало́ники</span>
  3. Инструкция по передаче на картах географических названий Греции. — М., 1964. — С. 15.
  4. [www.statistics.gr/portal/page/portal/ESYE ΕΛ.ΣΤΑΤ]
  5. Γεώργιος Μπακαλάκης. «Η Βασίλισσα Θεσσαλονίκη», Πρακτικά της Ακαδημίας Αθηνών, 1986, т. 61, глава 1, с. 53-61
  6. Страбон. Географія. Книга VII, глава 21
  7. Inscriptiones Graecae, X 2, 1 Thessalonica Et Vicinia. с. — 19
  8. [starieknigi.info/Knigi/G/Grigorovich_V_Ocherk_puteshestviya_po_Evropejskoj_Turcii_1877.pdf Григорович, В. Очеркъ путешествія по Европейской Турціи, Москва, 1877, с. 89.]
  9. Васил Кънчов «Избрани произведения», Том II, «Македония. Етнография и статистика» Издателство «Наука и изкуство» стр.440
  10. По данным последней турецкой регистрации налогов Based on the last Turkish tax registers, коллективная работа «Ιστορια του Ελληνικου Εθνους»,History of Greek Nation Том ΙΔ,"ΕΚΔΟΤΙΚΗ ΑΘΗΝΩΝ" ATHENS 1973 стр.340
  11. Richard Clogg. Minorities in Greece: aspects of a plural society. C. Hurst & Co. Publishers, 2002. P. xi. ISBN 978-1-850-65705-7
  12. [www.newsru.com/religy/26may2008/mekedonia.html В День славянской письменности македонский иерарх спровоцировал скандал в Риме]. NEWSru (26 мая 2008). Проверено 14 августа 2010. [www.webcitation.org/61Ap0z33o Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].
  13. [www.regions.ru/news/2144648/ В День славянской письменности македонцы устроили скандал в Риме] / regions.ru
  14. [www.patriarchia.ru/db/text/412126.html Греция считает абсолютно неприемлемыми заявления, которые сделал в Риме глава непризнанной в православном мире Македонской православной церкви]
  15. [www.tsantali.gr/index.php?option=com_content&view=article&id=6&yt_color=barcompany&Itemid=23&lang=en Our Story — tsantali.gr]
  16. [www.tif.gr/index.php Офіційний сайт Міжнародної виставки у Салоніках] (англ.)
  17. [europa.eu/eur-lex/pri/en/oj/dat/2002/c_050/c_05020020223en00160018.pdf List of free ports in the European union] (англ.)
  18. [www.thpa.gr/index.php?option=com_content&view=article&id=27&Itemid=50&lang=en Conventional Cargo Terminal 05 January 2007]
  19. [tdf.filmfestival.gr/ Офіційна сторінка Міжнародного кінофестивалю документальних стрічок]
  20. [www.cmct.gr/ Официальная страница Thessaloniki Christmas Magic City] (греч.) (англ.)
  21. [ec.europa.eu/culture/our-programmes-and-actions/doc2485_en.htm Past European Capitals of Culture]
  22. [web.ana-mpa.gr/anarussian/articleview1.php?id=5956 Салоники-Молодёжная столица ЕС 2014, 29-04-2011, ana-mpa]
  23. [www.galanissportsdata.com/football/national/season2008_09/history.asp Galanis Sports Data]. Galanissportsdata.com. Проверено 5 января 2009. [www.webcitation.org/68dAJxXBa Архивировано из первоисточника 23 июня 2012].
  24. [www.galanissportsdata.com/basketball/mena1/season2007_08/history.asp Galanis Sports Data]. Galanissportsdata.com. Проверено 5 января 2009. [www.webcitation.org/68dAKdxTz Архивировано из первоисточника 23 июня 2012].
  25. [sports.pathfinder.gr/other-sports/polo/615322.html Κόκκινος Ποσειδώνας: Πρωταθλητής Ελλάδας στο πόλο ο Ολυμπιακός για 21η φορά στην ιστορία του! – Pathfinder Sports]. Sports.pathfinder.gr. Проверено 5 января 2009. [www.webcitation.org/68dALI19e Архивировано из первоисточника 23 июня 2012].
  26. [www.alexanderthegreatmarathon.org/index.php?option=com_content&view=article&id=13&Itemid=40&lang=en Presentation. Alexander the Great Marathon. Retrieved on 2010-04-28.]
  27. 1 2 [www.ushmm.org/museum/exhibit/online/greece/nonflash/eng/salonika.htm www.ushmm.org «Jewish Community in Greece»], Online Exhibit, US Holocaust Museum. Retrieved 29 December 2010.
  28. Abrams, Dennis (2009); [books.google.co.uk/books?id=YkKVeMIMOmoC&pg=PA26&dq=sarkozy+jewish&hl=en&ei=eYaETe3tLsOxhAerjPGzBA&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=1&ved=0CCkQ6AEwAA#v=onepage&q=sarkozy%20jewish&f=false Nicolas Sarkozy (Modern World Leaders)], Chelsea House Publishers, p. 26, Library Binding edition, ISBN 1-60413-081-4
  29. [www.tnr.com/book/review/the-other-secret-jews?utm_source=TNR+Books+%26+Arts&utm_campaign=4866964be0-TNR_BA_021810&utm_medium=email The Other Secret Jews — Review of Marc David Baer’s The Dönme: Jewish Converts, Muslim Revolutionaries, and Secular Turks, The New Republic, 15 February 2010. Retrieved 21 February 2010]
  30. [www.mlahanas.de/Greece/History/GreatFireInSalonica1917.html The Great Fire in Salonica]. Greece History. Hellenica Website. Проверено 9 апреля 2011.
  31. [wikimapia.org/3909735/Holocaust-Memorial-The-Shoah-Monument Holocaust Memorial/The Shoah Monument (Thessaloniki)]. wikimapia. Проверено 15 сентября 2012.
  32. [archive.adl.org/Anti_semitism/anti-semitism_global_incidents_2003.asp Selected Anti-Semitic Incidents Around the World in 2003]. Проверено 10 апреля 2013.
  33. [www.adl.org/anti-semitism/international/c/global-anti-semitism-incidents-2010.html#.UWBOIhfwnzw Global Anti-Semitism: Selected Incidents 2010]
  34. [greece.greekreporter.com/2010/11/15/socialists-win-8-regions-conservatives-5-in-greeces-regional-elections/ Socialists Win 8 Regions; Conservatives 5 in Greece’s Regional Elections]
  35. [greece.greekreporter.com/2010/11/06/first-round-of-local-government-elections-opens-on-sunday/ New Kallikratis Plan Implemented in First Round of Elections]
  36. </ol>

Ссылки

  • [www.grekomania.ru/places/saloniki Путеводитель по Салоникам]
  • [www.thessalonikicity.gr/ Муниципалитет Салоник] (греч.)
  • [www.thessaloniki.travel/ Организация туристического содействия в Салониках] (англ.)
  • [www.thpa.gr/ Официальная страница порта Салоник] (англ.) (греч.)


Отрывок, характеризующий Салоники

– Через двадцать минут он встанет. Пройдем к княжне Марье, – сказал он.
Маленькая княгиня потолстела за это время, но глаза и короткая губка с усиками и улыбкой поднимались так же весело и мило, когда она заговорила.
– Mais c'est un palais, – сказала она мужу, оглядываясь кругом, с тем выражением, с каким говорят похвалы хозяину бала. – Allons, vite, vite!… [Да это дворец! – Пойдем скорее, скорее!…] – Она, оглядываясь, улыбалась и Тихону, и мужу, и официанту, провожавшему их.
– C'est Marieie qui s'exerce? Allons doucement, il faut la surprendre. [Это Мари упражняется? Тише, застанем ее врасплох.]
Князь Андрей шел за ней с учтивым и грустным выражением.
– Ты постарел, Тихон, – сказал он, проходя, старику, целовавшему его руку.
Перед комнатою, в которой слышны были клавикорды, из боковой двери выскочила хорошенькая белокурая француженка.
M lle Bourienne казалась обезумевшею от восторга.
– Ah! quel bonheur pour la princesse, – заговорила она. – Enfin! Il faut que je la previenne. [Ах, какая радость для княжны! Наконец! Надо ее предупредить.]
– Non, non, de grace… Vous etes m lle Bourienne, je vous connais deja par l'amitie que vous рorte ma belle soeur, – говорила княгиня, целуясь с француженкой. – Elle ne nous attend рas? [Нет, нет, пожалуйста… Вы мамзель Бурьен; я уже знакома с вами по той дружбе, какую имеет к вам моя невестка. Она не ожидает нас?]
Они подошли к двери диванной, из которой слышался опять и опять повторяемый пассаж. Князь Андрей остановился и поморщился, как будто ожидая чего то неприятного.
Княгиня вошла. Пассаж оборвался на середине; послышался крик, тяжелые ступни княжны Марьи и звуки поцелуев. Когда князь Андрей вошел, княжна и княгиня, только раз на короткое время видевшиеся во время свадьбы князя Андрея, обхватившись руками, крепко прижимались губами к тем местам, на которые попали в первую минуту. M lle Bourienne стояла около них, прижав руки к сердцу и набожно улыбаясь, очевидно столько же готовая заплакать, сколько и засмеяться.
Князь Андрей пожал плечами и поморщился, как морщатся любители музыки, услышав фальшивую ноту. Обе женщины отпустили друг друга; потом опять, как будто боясь опоздать, схватили друг друга за руки, стали целовать и отрывать руки и потом опять стали целовать друг друга в лицо, и совершенно неожиданно для князя Андрея обе заплакали и опять стали целоваться. M lle Bourienne тоже заплакала. Князю Андрею было, очевидно, неловко; но для двух женщин казалось так естественно, что они плакали; казалось, они и не предполагали, чтобы могло иначе совершиться это свидание.
– Ah! chere!…Ah! Marieie!… – вдруг заговорили обе женщины и засмеялись. – J'ai reve сette nuit … – Vous ne nous attendez donc pas?… Ah! Marieie,vous avez maigri… – Et vous avez repris… [Ах, милая!… Ах, Мари!… – А я видела во сне. – Так вы нас не ожидали?… Ах, Мари, вы так похудели. – А вы так пополнели…]
– J'ai tout de suite reconnu madame la princesse, [Я тотчас узнала княгиню,] – вставила m lle Бурьен.
– Et moi qui ne me doutais pas!… – восклицала княжна Марья. – Ah! Andre, je ne vous voyais pas. [А я не подозревала!… Ах, Andre, я и не видела тебя.]
Князь Андрей поцеловался с сестрою рука в руку и сказал ей, что она такая же pleurienicheuse, [плакса,] как всегда была. Княжна Марья повернулась к брату, и сквозь слезы любовный, теплый и кроткий взгляд ее прекрасных в ту минуту, больших лучистых глаз остановился на лице князя Андрея.
Княгиня говорила без умолку. Короткая верхняя губка с усиками то и дело на мгновение слетала вниз, притрогивалась, где нужно было, к румяной нижней губке, и вновь открывалась блестевшая зубами и глазами улыбка. Княгиня рассказывала случай, который был с ними на Спасской горе, грозивший ей опасностию в ее положении, и сейчас же после этого сообщила, что она все платья свои оставила в Петербурге и здесь будет ходить Бог знает в чем, и что Андрей совсем переменился, и что Китти Одынцова вышла замуж за старика, и что есть жених для княжны Марьи pour tout de bon, [вполне серьезный,] но что об этом поговорим после. Княжна Марья все еще молча смотрела на брата, и в прекрасных глазах ее была и любовь и грусть. Видно было, что в ней установился теперь свой ход мысли, независимый от речей невестки. Она в середине ее рассказа о последнем празднике в Петербурге обратилась к брату:
– И ты решительно едешь на войну, Andre? – сказала oia, вздохнув.
Lise вздрогнула тоже.
– Даже завтра, – отвечал брат.
– II m'abandonne ici,et Du sait pourquoi, quand il aur pu avoir de l'avancement… [Он покидает меня здесь, и Бог знает зачем, тогда как он мог бы получить повышение…]
Княжна Марья не дослушала и, продолжая нить своих мыслей, обратилась к невестке, ласковыми глазами указывая на ее живот:
– Наверное? – сказала она.
Лицо княгини изменилось. Она вздохнула.
– Да, наверное, – сказала она. – Ах! Это очень страшно…
Губка Лизы опустилась. Она приблизила свое лицо к лицу золовки и опять неожиданно заплакала.
– Ей надо отдохнуть, – сказал князь Андрей, морщась. – Не правда ли, Лиза? Сведи ее к себе, а я пойду к батюшке. Что он, всё то же?
– То же, то же самое; не знаю, как на твои глаза, – отвечала радостно княжна.
– И те же часы, и по аллеям прогулки? Станок? – спрашивал князь Андрей с чуть заметною улыбкой, показывавшею, что несмотря на всю свою любовь и уважение к отцу, он понимал его слабости.
– Те же часы и станок, еще математика и мои уроки геометрии, – радостно отвечала княжна Марья, как будто ее уроки из геометрии были одним из самых радостных впечатлений ее жизни.
Когда прошли те двадцать минут, которые нужны были для срока вставанья старого князя, Тихон пришел звать молодого князя к отцу. Старик сделал исключение в своем образе жизни в честь приезда сына: он велел впустить его в свою половину во время одевания перед обедом. Князь ходил по старинному, в кафтане и пудре. И в то время как князь Андрей (не с тем брюзгливым выражением лица и манерами, которые он напускал на себя в гостиных, а с тем оживленным лицом, которое у него было, когда он разговаривал с Пьером) входил к отцу, старик сидел в уборной на широком, сафьяном обитом, кресле, в пудроманте, предоставляя свою голову рукам Тихона.
– А! Воин! Бонапарта завоевать хочешь? – сказал старик и тряхнул напудренною головой, сколько позволяла это заплетаемая коса, находившаяся в руках Тихона. – Примись хоть ты за него хорошенько, а то он эдак скоро и нас своими подданными запишет. – Здорово! – И он выставил свою щеку.
Старик находился в хорошем расположении духа после дообеденного сна. (Он говорил, что после обеда серебряный сон, а до обеда золотой.) Он радостно из под своих густых нависших бровей косился на сына. Князь Андрей подошел и поцеловал отца в указанное им место. Он не отвечал на любимую тему разговора отца – подтруниванье над теперешними военными людьми, а особенно над Бонапартом.
– Да, приехал к вам, батюшка, и с беременною женой, – сказал князь Андрей, следя оживленными и почтительными глазами за движением каждой черты отцовского лица. – Как здоровье ваше?
– Нездоровы, брат, бывают только дураки да развратники, а ты меня знаешь: с утра до вечера занят, воздержен, ну и здоров.
– Слава Богу, – сказал сын, улыбаясь.
– Бог тут не при чем. Ну, рассказывай, – продолжал он, возвращаясь к своему любимому коньку, – как вас немцы с Бонапартом сражаться по вашей новой науке, стратегией называемой, научили.
Князь Андрей улыбнулся.
– Дайте опомниться, батюшка, – сказал он с улыбкою, показывавшею, что слабости отца не мешают ему уважать и любить его. – Ведь я еще и не разместился.
– Врешь, врешь, – закричал старик, встряхивая косичкою, чтобы попробовать, крепко ли она была заплетена, и хватая сына за руку. – Дом для твоей жены готов. Княжна Марья сведет ее и покажет и с три короба наболтает. Это их бабье дело. Я ей рад. Сиди, рассказывай. Михельсона армию я понимаю, Толстого тоже… высадка единовременная… Южная армия что будет делать? Пруссия, нейтралитет… это я знаю. Австрия что? – говорил он, встав с кресла и ходя по комнате с бегавшим и подававшим части одежды Тихоном. – Швеция что? Как Померанию перейдут?
Князь Андрей, видя настоятельность требования отца, сначала неохотно, но потом все более и более оживляясь и невольно, посреди рассказа, по привычке, перейдя с русского на французский язык, начал излагать операционный план предполагаемой кампании. Он рассказал, как девяностотысячная армия должна была угрожать Пруссии, чтобы вывести ее из нейтралитета и втянуть в войну, как часть этих войск должна была в Штральзунде соединиться с шведскими войсками, как двести двадцать тысяч австрийцев, в соединении со ста тысячами русских, должны были действовать в Италии и на Рейне, и как пятьдесят тысяч русских и пятьдесят тысяч англичан высадятся в Неаполе, и как в итоге пятисоттысячная армия должна была с разных сторон сделать нападение на французов. Старый князь не выказал ни малейшего интереса при рассказе, как будто не слушал, и, продолжая на ходу одеваться, три раза неожиданно перервал его. Один раз он остановил его и закричал:
– Белый! белый!
Это значило, что Тихон подавал ему не тот жилет, который он хотел. Другой раз он остановился, спросил:
– И скоро она родит? – и, с упреком покачав головой, сказал: – Нехорошо! Продолжай, продолжай.
В третий раз, когда князь Андрей оканчивал описание, старик запел фальшивым и старческим голосом: «Malbroug s'en va t en guerre. Dieu sait guand reviendra». [Мальбрук в поход собрался. Бог знает вернется когда.]
Сын только улыбнулся.
– Я не говорю, чтоб это был план, который я одобряю, – сказал сын, – я вам только рассказал, что есть. Наполеон уже составил свой план не хуже этого.
– Ну, новенького ты мне ничего не сказал. – И старик задумчиво проговорил про себя скороговоркой: – Dieu sait quand reviendra. – Иди в cтоловую.


В назначенный час, напудренный и выбритый, князь вышел в столовую, где ожидала его невестка, княжна Марья, m lle Бурьен и архитектор князя, по странной прихоти его допускаемый к столу, хотя по своему положению незначительный человек этот никак не мог рассчитывать на такую честь. Князь, твердо державшийся в жизни различия состояний и редко допускавший к столу даже важных губернских чиновников, вдруг на архитекторе Михайле Ивановиче, сморкавшемся в углу в клетчатый платок, доказывал, что все люди равны, и не раз внушал своей дочери, что Михайла Иванович ничем не хуже нас с тобой. За столом князь чаще всего обращался к бессловесному Михайле Ивановичу.
В столовой, громадно высокой, как и все комнаты в доме, ожидали выхода князя домашние и официанты, стоявшие за каждым стулом; дворецкий, с салфеткой на руке, оглядывал сервировку, мигая лакеям и постоянно перебегая беспокойным взглядом от стенных часов к двери, из которой должен был появиться князь. Князь Андрей глядел на огромную, новую для него, золотую раму с изображением генеалогического дерева князей Болконских, висевшую напротив такой же громадной рамы с дурно сделанным (видимо, рукою домашнего живописца) изображением владетельного князя в короне, который должен был происходить от Рюрика и быть родоначальником рода Болконских. Князь Андрей смотрел на это генеалогическое дерево, покачивая головой, и посмеивался с тем видом, с каким смотрят на похожий до смешного портрет.
– Как я узнаю его всего тут! – сказал он княжне Марье, подошедшей к нему.
Княжна Марья с удивлением посмотрела на брата. Она не понимала, чему он улыбался. Всё сделанное ее отцом возбуждало в ней благоговение, которое не подлежало обсуждению.
– У каждого своя Ахиллесова пятка, – продолжал князь Андрей. – С его огромным умом donner dans ce ridicule! [поддаваться этой мелочности!]
Княжна Марья не могла понять смелости суждений своего брата и готовилась возражать ему, как послышались из кабинета ожидаемые шаги: князь входил быстро, весело, как он и всегда ходил, как будто умышленно своими торопливыми манерами представляя противоположность строгому порядку дома.
В то же мгновение большие часы пробили два, и тонким голоском отозвались в гостиной другие. Князь остановился; из под висячих густых бровей оживленные, блестящие, строгие глаза оглядели всех и остановились на молодой княгине. Молодая княгиня испытывала в то время то чувство, какое испытывают придворные на царском выходе, то чувство страха и почтения, которое возбуждал этот старик во всех приближенных. Он погладил княгиню по голове и потом неловким движением потрепал ее по затылку.
– Я рад, я рад, – проговорил он и, пристально еще взглянув ей в глаза, быстро отошел и сел на свое место. – Садитесь, садитесь! Михаил Иванович, садитесь.
Он указал невестке место подле себя. Официант отодвинул для нее стул.
– Го, го! – сказал старик, оглядывая ее округленную талию. – Поторопилась, нехорошо!
Он засмеялся сухо, холодно, неприятно, как он всегда смеялся, одним ртом, а не глазами.
– Ходить надо, ходить, как можно больше, как можно больше, – сказал он.
Маленькая княгиня не слыхала или не хотела слышать его слов. Она молчала и казалась смущенною. Князь спросил ее об отце, и княгиня заговорила и улыбнулась. Он спросил ее об общих знакомых: княгиня еще более оживилась и стала рассказывать, передавая князю поклоны и городские сплетни.
– La comtesse Apraksine, la pauvre, a perdu son Mariei, et elle a pleure les larmes de ses yeux, [Княгиня Апраксина, бедняжка, потеряла своего мужа и выплакала все глаза свои,] – говорила она, всё более и более оживляясь.
По мере того как она оживлялась, князь всё строже и строже смотрел на нее и вдруг, как будто достаточно изучив ее и составив себе ясное о ней понятие, отвернулся от нее и обратился к Михайлу Ивановичу.
– Ну, что, Михайла Иванович, Буонапарте то нашему плохо приходится. Как мне князь Андрей (он всегда так называл сына в третьем лице) порассказал, какие на него силы собираются! А мы с вами всё его пустым человеком считали.
Михаил Иванович, решительно не знавший, когда это мы с вами говорили такие слова о Бонапарте, но понимавший, что он был нужен для вступления в любимый разговор, удивленно взглянул на молодого князя, сам не зная, что из этого выйдет.
– Он у меня тактик великий! – сказал князь сыну, указывая на архитектора.
И разговор зашел опять о войне, о Бонапарте и нынешних генералах и государственных людях. Старый князь, казалось, был убежден не только в том, что все теперешние деятели были мальчишки, не смыслившие и азбуки военного и государственного дела, и что Бонапарте был ничтожный французишка, имевший успех только потому, что уже не было Потемкиных и Суворовых противопоставить ему; но он был убежден даже, что никаких политических затруднений не было в Европе, не было и войны, а была какая то кукольная комедия, в которую играли нынешние люди, притворяясь, что делают дело. Князь Андрей весело выдерживал насмешки отца над новыми людьми и с видимою радостью вызывал отца на разговор и слушал его.
– Всё кажется хорошим, что было прежде, – сказал он, – а разве тот же Суворов не попался в ловушку, которую ему поставил Моро, и не умел из нее выпутаться?
– Это кто тебе сказал? Кто сказал? – крикнул князь. – Суворов! – И он отбросил тарелку, которую живо подхватил Тихон. – Суворов!… Подумавши, князь Андрей. Два: Фридрих и Суворов… Моро! Моро был бы в плену, коли бы у Суворова руки свободны были; а у него на руках сидели хофс кригс вурст шнапс рат. Ему чорт не рад. Вот пойдете, эти хофс кригс вурст раты узнаете! Суворов с ними не сладил, так уж где ж Михайле Кутузову сладить? Нет, дружок, – продолжал он, – вам с своими генералами против Бонапарте не обойтись; надо французов взять, чтобы своя своих не познаша и своя своих побиваша. Немца Палена в Новый Йорк, в Америку, за французом Моро послали, – сказал он, намекая на приглашение, которое в этом году было сделано Моро вступить в русскую службу. – Чудеса!… Что Потемкины, Суворовы, Орловы разве немцы были? Нет, брат, либо там вы все с ума сошли, либо я из ума выжил. Дай вам Бог, а мы посмотрим. Бонапарте у них стал полководец великий! Гм!…
– Я ничего не говорю, чтобы все распоряжения были хороши, – сказал князь Андрей, – только я не могу понять, как вы можете так судить о Бонапарте. Смейтесь, как хотите, а Бонапарте всё таки великий полководец!
– Михайла Иванович! – закричал старый князь архитектору, который, занявшись жарким, надеялся, что про него забыли. – Я вам говорил, что Бонапарте великий тактик? Вон и он говорит.
– Как же, ваше сиятельство, – отвечал архитектор.
Князь опять засмеялся своим холодным смехом.
– Бонапарте в рубашке родился. Солдаты у него прекрасные. Да и на первых он на немцев напал. А немцев только ленивый не бил. С тех пор как мир стоит, немцев все били. А они никого. Только друг друга. Он на них свою славу сделал.
И князь начал разбирать все ошибки, которые, по его понятиям, делал Бонапарте во всех своих войнах и даже в государственных делах. Сын не возражал, но видно было, что какие бы доводы ему ни представляли, он так же мало способен был изменить свое мнение, как и старый князь. Князь Андрей слушал, удерживаясь от возражений и невольно удивляясь, как мог этот старый человек, сидя столько лет один безвыездно в деревне, в таких подробностях и с такою тонкостью знать и обсуживать все военные и политические обстоятельства Европы последних годов.
– Ты думаешь, я, старик, не понимаю настоящего положения дел? – заключил он. – А мне оно вот где! Я ночи не сплю. Ну, где же этот великий полководец твой то, где он показал себя?
– Это длинно было бы, – отвечал сын.
– Ступай же ты к Буонапарте своему. M lle Bourienne, voila encore un admirateur de votre goujat d'empereur! [вот еще поклонник вашего холопского императора…] – закричал он отличным французским языком.
– Vous savez, que je ne suis pas bonapartiste, mon prince. [Вы знаете, князь, что я не бонапартистка.]
– «Dieu sait quand reviendra»… [Бог знает, вернется когда!] – пропел князь фальшиво, еще фальшивее засмеялся и вышел из за стола.
Маленькая княгиня во всё время спора и остального обеда молчала и испуганно поглядывала то на княжну Марью, то на свекра. Когда они вышли из за стола, она взяла за руку золовку и отозвала ее в другую комнату.
– Сomme c'est un homme d'esprit votre pere, – сказала она, – c'est a cause de cela peut etre qu'il me fait peur. [Какой умный человек ваш батюшка. Может быть, от этого то я и боюсь его.]
– Ax, он так добр! – сказала княжна.


Князь Андрей уезжал на другой день вечером. Старый князь, не отступая от своего порядка, после обеда ушел к себе. Маленькая княгиня была у золовки. Князь Андрей, одевшись в дорожный сюртук без эполет, в отведенных ему покоях укладывался с своим камердинером. Сам осмотрев коляску и укладку чемоданов, он велел закладывать. В комнате оставались только те вещи, которые князь Андрей всегда брал с собой: шкатулка, большой серебряный погребец, два турецких пистолета и шашка, подарок отца, привезенный из под Очакова. Все эти дорожные принадлежности были в большом порядке у князя Андрея: всё было ново, чисто, в суконных чехлах, старательно завязано тесемочками.
В минуты отъезда и перемены жизни на людей, способных обдумывать свои поступки, обыкновенно находит серьезное настроение мыслей. В эти минуты обыкновенно поверяется прошедшее и делаются планы будущего. Лицо князя Андрея было очень задумчиво и нежно. Он, заложив руки назад, быстро ходил по комнате из угла в угол, глядя вперед себя, и задумчиво покачивал головой. Страшно ли ему было итти на войну, грустно ли бросить жену, – может быть, и то и другое, только, видимо, не желая, чтоб его видели в таком положении, услыхав шаги в сенях, он торопливо высвободил руки, остановился у стола, как будто увязывал чехол шкатулки, и принял свое всегдашнее, спокойное и непроницаемое выражение. Это были тяжелые шаги княжны Марьи.
– Мне сказали, что ты велел закладывать, – сказала она, запыхавшись (она, видно, бежала), – а мне так хотелось еще поговорить с тобой наедине. Бог знает, на сколько времени опять расстаемся. Ты не сердишься, что я пришла? Ты очень переменился, Андрюша, – прибавила она как бы в объяснение такого вопроса.
Она улыбнулась, произнося слово «Андрюша». Видно, ей самой было странно подумать, что этот строгий, красивый мужчина был тот самый Андрюша, худой, шаловливый мальчик, товарищ детства.
– А где Lise? – спросил он, только улыбкой отвечая на ее вопрос.
– Она так устала, что заснула у меня в комнате на диване. Ax, Andre! Que! tresor de femme vous avez, [Ax, Андрей! Какое сокровище твоя жена,] – сказала она, усаживаясь на диван против брата. – Она совершенный ребенок, такой милый, веселый ребенок. Я так ее полюбила.
Князь Андрей молчал, но княжна заметила ироническое и презрительное выражение, появившееся на его лице.
– Но надо быть снисходительным к маленьким слабостям; у кого их нет, Аndre! Ты не забудь, что она воспитана и выросла в свете. И потом ее положение теперь не розовое. Надобно входить в положение каждого. Tout comprendre, c'est tout pardonner. [Кто всё поймет, тот всё и простит.] Ты подумай, каково ей, бедняжке, после жизни, к которой она привыкла, расстаться с мужем и остаться одной в деревне и в ее положении? Это очень тяжело.
Князь Андрей улыбался, глядя на сестру, как мы улыбаемся, слушая людей, которых, нам кажется, что мы насквозь видим.
– Ты живешь в деревне и не находишь эту жизнь ужасною, – сказал он.
– Я другое дело. Что обо мне говорить! Я не желаю другой жизни, да и не могу желать, потому что не знаю никакой другой жизни. А ты подумай, Andre, для молодой и светской женщины похорониться в лучшие годы жизни в деревне, одной, потому что папенька всегда занят, а я… ты меня знаешь… как я бедна en ressources, [интересами.] для женщины, привыкшей к лучшему обществу. M lle Bourienne одна…
– Она мне очень не нравится, ваша Bourienne, – сказал князь Андрей.
– О, нет! Она очень милая и добрая,а главное – жалкая девушка.У нее никого,никого нет. По правде сказать, мне она не только не нужна, но стеснительна. Я,ты знаешь,и всегда была дикарка, а теперь еще больше. Я люблю быть одна… Mon pere [Отец] ее очень любит. Она и Михаил Иваныч – два лица, к которым он всегда ласков и добр, потому что они оба облагодетельствованы им; как говорит Стерн: «мы не столько любим людей за то добро, которое они нам сделали, сколько за то добро, которое мы им сделали». Mon pеre взял ее сиротой sur le pavе, [на мостовой,] и она очень добрая. И mon pere любит ее манеру чтения. Она по вечерам читает ему вслух. Она прекрасно читает.
– Ну, а по правде, Marie, тебе, я думаю, тяжело иногда бывает от характера отца? – вдруг спросил князь Андрей.
Княжна Марья сначала удивилась, потом испугалась этого вопроса.
– МНЕ?… Мне?!… Мне тяжело?! – сказала она.
– Он и всегда был крут; а теперь тяжел становится, я думаю, – сказал князь Андрей, видимо, нарочно, чтоб озадачить или испытать сестру, так легко отзываясь об отце.
– Ты всем хорош, Andre, но у тебя есть какая то гордость мысли, – сказала княжна, больше следуя за своим ходом мыслей, чем за ходом разговора, – и это большой грех. Разве возможно судить об отце? Да ежели бы и возможно было, какое другое чувство, кроме veneration, [глубокого уважения,] может возбудить такой человек, как mon pere? И я так довольна и счастлива с ним. Я только желала бы, чтобы вы все были счастливы, как я.
Брат недоверчиво покачал головой.
– Одно, что тяжело для меня, – я тебе по правде скажу, Andre, – это образ мыслей отца в религиозном отношении. Я не понимаю, как человек с таким огромным умом не может видеть того, что ясно, как день, и может так заблуждаться? Вот это составляет одно мое несчастие. Но и тут в последнее время я вижу тень улучшения. В последнее время его насмешки не так язвительны, и есть один монах, которого он принимал и долго говорил с ним.
– Ну, мой друг, я боюсь, что вы с монахом даром растрачиваете свой порох, – насмешливо, но ласково сказал князь Андрей.
– Аh! mon ami. [А! Друг мой.] Я только молюсь Богу и надеюсь, что Он услышит меня. Andre, – сказала она робко после минуты молчания, – у меня к тебе есть большая просьба.
– Что, мой друг?
– Нет, обещай мне, что ты не откажешь. Это тебе не будет стоить никакого труда, и ничего недостойного тебя в этом не будет. Только ты меня утешишь. Обещай, Андрюша, – сказала она, сунув руку в ридикюль и в нем держа что то, но еще не показывая, как будто то, что она держала, и составляло предмет просьбы и будто прежде получения обещания в исполнении просьбы она не могла вынуть из ридикюля это что то.
Она робко, умоляющим взглядом смотрела на брата.
– Ежели бы это и стоило мне большого труда… – как будто догадываясь, в чем было дело, отвечал князь Андрей.
– Ты, что хочешь, думай! Я знаю, ты такой же, как и mon pere. Что хочешь думай, но для меня это сделай. Сделай, пожалуйста! Его еще отец моего отца, наш дедушка, носил во всех войнах… – Она всё еще не доставала того, что держала, из ридикюля. – Так ты обещаешь мне?
– Конечно, в чем дело?
– Andre, я тебя благословлю образом, и ты обещай мне, что никогда его не будешь снимать. Обещаешь?
– Ежели он не в два пуда и шеи не оттянет… Чтобы тебе сделать удовольствие… – сказал князь Андрей, но в ту же секунду, заметив огорченное выражение, которое приняло лицо сестры при этой шутке, он раскаялся. – Очень рад, право очень рад, мой друг, – прибавил он.
– Против твоей воли Он спасет и помилует тебя и обратит тебя к Себе, потому что в Нем одном и истина и успокоение, – сказала она дрожащим от волнения голосом, с торжественным жестом держа в обеих руках перед братом овальный старинный образок Спасителя с черным ликом в серебряной ризе на серебряной цепочке мелкой работы.
Она перекрестилась, поцеловала образок и подала его Андрею.
– Пожалуйста, Andre, для меня…
Из больших глаз ее светились лучи доброго и робкого света. Глаза эти освещали всё болезненное, худое лицо и делали его прекрасным. Брат хотел взять образок, но она остановила его. Андрей понял, перекрестился и поцеловал образок. Лицо его в одно и то же время было нежно (он был тронут) и насмешливо.
– Merci, mon ami. [Благодарю, мой друг.]
Она поцеловала его в лоб и опять села на диван. Они молчали.
– Так я тебе говорила, Andre, будь добр и великодушен, каким ты всегда был. Не суди строго Lise, – начала она. – Она так мила, так добра, и положение ее очень тяжело теперь.
– Кажется, я ничего не говорил тебе, Маша, чтоб я упрекал в чем нибудь свою жену или был недоволен ею. К чему ты всё это говоришь мне?
Княжна Марья покраснела пятнами и замолчала, как будто она чувствовала себя виноватою.
– Я ничего не говорил тебе, а тебе уж говорили . И мне это грустно.
Красные пятна еще сильнее выступили на лбу, шее и щеках княжны Марьи. Она хотела сказать что то и не могла выговорить. Брат угадал: маленькая княгиня после обеда плакала, говорила, что предчувствует несчастные роды, боится их, и жаловалась на свою судьбу, на свекра и на мужа. После слёз она заснула. Князю Андрею жалко стало сестру.
– Знай одно, Маша, я ни в чем не могу упрекнуть, не упрекал и никогда не упрекну мою жену , и сам ни в чем себя не могу упрекнуть в отношении к ней; и это всегда так будет, в каких бы я ни был обстоятельствах. Но ежели ты хочешь знать правду… хочешь знать, счастлив ли я? Нет. Счастлива ли она? Нет. Отчего это? Не знаю…
Говоря это, он встал, подошел к сестре и, нагнувшись, поцеловал ее в лоб. Прекрасные глаза его светились умным и добрым, непривычным блеском, но он смотрел не на сестру, а в темноту отворенной двери, через ее голову.
– Пойдем к ней, надо проститься. Или иди одна, разбуди ее, а я сейчас приду. Петрушка! – крикнул он камердинеру, – поди сюда, убирай. Это в сиденье, это на правую сторону.
Княжна Марья встала и направилась к двери. Она остановилась.
– Andre, si vous avez. la foi, vous vous seriez adresse a Dieu, pour qu'il vous donne l'amour, que vous ne sentez pas et votre priere aurait ete exaucee. [Если бы ты имел веру, то обратился бы к Богу с молитвою, чтоб Он даровал тебе любовь, которую ты не чувствуешь, и молитва твоя была бы услышана.]
– Да, разве это! – сказал князь Андрей. – Иди, Маша, я сейчас приду.
По дороге к комнате сестры, в галлерее, соединявшей один дом с другим, князь Андрей встретил мило улыбавшуюся m lle Bourienne, уже в третий раз в этот день с восторженною и наивною улыбкой попадавшуюся ему в уединенных переходах.
– Ah! je vous croyais chez vous, [Ах, я думала, вы у себя,] – сказала она, почему то краснея и опуская глаза.
Князь Андрей строго посмотрел на нее. На лице князя Андрея вдруг выразилось озлобление. Он ничего не сказал ей, но посмотрел на ее лоб и волосы, не глядя в глаза, так презрительно, что француженка покраснела и ушла, ничего не сказав.
Когда он подошел к комнате сестры, княгиня уже проснулась, и ее веселый голосок, торопивший одно слово за другим, послышался из отворенной двери. Она говорила, как будто после долгого воздержания ей хотелось вознаградить потерянное время.
– Non, mais figurez vous, la vieille comtesse Zouboff avec de fausses boucles et la bouche pleine de fausses dents, comme si elle voulait defier les annees… [Нет, представьте себе, старая графиня Зубова, с фальшивыми локонами, с фальшивыми зубами, как будто издеваясь над годами…] Xa, xa, xa, Marieie!
Точно ту же фразу о графине Зубовой и тот же смех уже раз пять слышал при посторонних князь Андрей от своей жены.
Он тихо вошел в комнату. Княгиня, толстенькая, румяная, с работой в руках, сидела на кресле и без умолку говорила, перебирая петербургские воспоминания и даже фразы. Князь Андрей подошел, погладил ее по голове и спросил, отдохнула ли она от дороги. Она ответила и продолжала тот же разговор.
Коляска шестериком стояла у подъезда. На дворе была темная осенняя ночь. Кучер не видел дышла коляски. На крыльце суетились люди с фонарями. Огромный дом горел огнями сквозь свои большие окна. В передней толпились дворовые, желавшие проститься с молодым князем; в зале стояли все домашние: Михаил Иванович, m lle Bourienne, княжна Марья и княгиня.
Князь Андрей был позван в кабинет к отцу, который с глазу на глаз хотел проститься с ним. Все ждали их выхода.
Когда князь Андрей вошел в кабинет, старый князь в стариковских очках и в своем белом халате, в котором он никого не принимал, кроме сына, сидел за столом и писал. Он оглянулся.
– Едешь? – И он опять стал писать.
– Пришел проститься.
– Целуй сюда, – он показал щеку, – спасибо, спасибо!
– За что вы меня благодарите?
– За то, что не просрочиваешь, за бабью юбку не держишься. Служба прежде всего. Спасибо, спасибо! – И он продолжал писать, так что брызги летели с трещавшего пера. – Ежели нужно сказать что, говори. Эти два дела могу делать вместе, – прибавил он.
– О жене… Мне и так совестно, что я вам ее на руки оставляю…
– Что врешь? Говори, что нужно.
– Когда жене будет время родить, пошлите в Москву за акушером… Чтоб он тут был.
Старый князь остановился и, как бы не понимая, уставился строгими глазами на сына.
– Я знаю, что никто помочь не может, коли натура не поможет, – говорил князь Андрей, видимо смущенный. – Я согласен, что и из миллиона случаев один бывает несчастный, но это ее и моя фантазия. Ей наговорили, она во сне видела, и она боится.
– Гм… гм… – проговорил про себя старый князь, продолжая дописывать. – Сделаю.
Он расчеркнул подпись, вдруг быстро повернулся к сыну и засмеялся.
– Плохо дело, а?
– Что плохо, батюшка?
– Жена! – коротко и значительно сказал старый князь.
– Я не понимаю, – сказал князь Андрей.
– Да нечего делать, дружок, – сказал князь, – они все такие, не разженишься. Ты не бойся; никому не скажу; а ты сам знаешь.
Он схватил его за руку своею костлявою маленькою кистью, потряс ее, взглянул прямо в лицо сына своими быстрыми глазами, которые, как казалось, насквозь видели человека, и опять засмеялся своим холодным смехом.
Сын вздохнул, признаваясь этим вздохом в том, что отец понял его. Старик, продолжая складывать и печатать письма, с своею привычною быстротой, схватывал и бросал сургуч, печать и бумагу.
– Что делать? Красива! Я всё сделаю. Ты будь покоен, – говорил он отрывисто во время печатания.
Андрей молчал: ему и приятно и неприятно было, что отец понял его. Старик встал и подал письмо сыну.
– Слушай, – сказал он, – о жене не заботься: что возможно сделать, то будет сделано. Теперь слушай: письмо Михайлу Иларионовичу отдай. Я пишу, чтоб он тебя в хорошие места употреблял и долго адъютантом не держал: скверная должность! Скажи ты ему, что я его помню и люблю. Да напиши, как он тебя примет. Коли хорош будет, служи. Николая Андреича Болконского сын из милости служить ни у кого не будет. Ну, теперь поди сюда.


Источник — «http://wiki-org.ru/wiki/index.php?title=Салоники&oldid=81405236»