Университет

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Университе́т (от нем. Universität, которое, в свою очередь, произошло от лат. universitas — совокупность, общность) — высшее учебное заведение, где готовятся специалисты по фундаментальным и многим прикладным наукам. Как правило, осуществляет и научно-исследовательскую работу. Многие современные университеты действуют как учебно-научно-практические комплексы. Университеты объединяют в своём составе несколько факультетов, на которых представлена совокупность различных дисциплин, составляющих основы научного знания.





История

В 859 году в городе Фес, Марокко был основан университет Аль-Карауин[1][2]. В том же IX веке появился Университет Салерно[3], просуществовавший до 1861 года, а также литературные школы в Велики-Преславе и Охриде[3], основанные болгарским царём Борисом I (в крещении Михаилом)[3][4][5][6]. Появление университетов в средневековье связано с развитием городов. Ранее всего, в XI в., они возникли в Италии[7]. Там был открыт Болонский университет, первоначально представлявший собой школу, где на основе римского права разрабатывались юридические нормы. На основе нескольких монастырских школ в конце XII века вырос Парижский университет.

В XII веке в Париже, «в счастливом городе, где учащиеся количеством превосходят местных жителей», кафедральная школа, школы аббатов св. Женевьевы и св. Виктора и множество профессоров, самостоятельно преподававших «свободные искусства», слились в одну ассоциацию — «Universitas magistrorum et scolarum Parisensium». Университет делился на факультеты: богословский, медицинский, юридический и «артистический», а ректор самого многолюдного «факультета артистов», где изучались Семь «свободных искусств»: грамматика, риторика и логика, арифметика, геометрия, музыка и астрономия, — встал во главе университета: ему были подчинены деканы всех остальных факультетов. Парижский университет становится богословским центром Европы, независимым от светского суда и получившим закрепление своих прав со стороны папской власти[8].
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2815 дней]

В 1117 году Оксфордский университет уже проводил обучение студентов, и, согласно истории, после столкновения профессуры и студентов с жителями Оксфорда в 1209 году некоторые учёные бежали на север, где основали Кембриджский университет. Кроме Кембриджа в XIII в. был открыт целый ряд университетов: в Саламанке, Монпелье, Падуе, Неаполе, Тулузе[9][10]. В XIV веке появляются университеты: во Флоренции(studium generale — «всеобщая школа», 1321 г.), в Праге (1348), в Кракове (1364), в Вене (1365), в Гейдельберге (1385), затем в Лейпциге (1409), в Базеле (1459) и т. д.

Некоторые авторы считают, что распространение университетов в средневековой Европе было связано с Реконкистой в Испании, в итоге чего арабские университеты оказались на землях христианских государств, а также завоевания европейцами арабской Сицилии и походов крестоносцев на восток, где они знакомились как с арабской, так и с византийской культурой[11][12]. Ранние университеты Западной Европы пользовались покровительством католической церкви и имели статус школ при кафедральных соборах (как Парижский университет) или Studium Generale (общих школ). Позже университеты создавали короли (Пражский и Краковский университеты) и муниципальные администрации (университеты в Кельне и Эрфурте). Обучение в университете делилось на два этапа. На первом из них (3-4 года) обучение состояло в овладении семью «свободными искусствами». Для начала студиозусу предлагалось научиться писать и говорить — он должен был овладеть тривиумом (от лат. trivium — трио, тройка) грамматика, риторика и логика. Уже этого было достаточно, чтобы получить неплохое место в городской администрации или выполнять обязанности секретаря-управителя в каком-либо феодальном поместье. После окончанию тривиума студент мог приступить к изучению квадриума (от лад quadrium — четверица, четверка). В него входили такие дисциплины как арифметика, геометрия, музыка и астрономия. Важно помнить, что единой программы обучения, характерной для современных ВУЗов тогда не существовало. Студиозус мог изучать любые предметы в течение любого количества времени. Нередко обучение растягивалось на долгие годы — студенты переходили из одного университета в другой (благодаря единому языку обучения — латыни — границ для них фактически не существовало) в поисках редких книг или наилучших профессоров; прерывали обучение устраиваясь на работу, чтобы скопить денег на новый курс и т. д. После овладения семью «свободными искусствами» (а в некоторых случаях и одним только тривиумом) студент мог перейти ко второму этапу обучения. Оно проходило на одном из высших факультетов, которые, как правило, специализировались на одной из трех дисциплин: богословие, медицина или юриспруденция. Первым высшим учебным заведением в Восточной Европе стала Острожская академия, датой основания которой считается 1576 год. В Китае учебным заведением, подобным университету, считается Академия Ханьлинь, открытая в VIII в. К XVIII столетию университеты издавали собственные научные журналы. Выработались две основные модели университета: немецкая и французская. Немецкая модель основана на замыслах Вильгельма Гумбольдта и Фридриха Шлейермахера; университет поддерживает академические свободы, лаборатории и устраивает семинары. Во французских университетах господствует жёсткий порядок, администрация направляет все стороны деятельности. До XIX в. в европейских университетах религия составляла важнейшую часть занятий, но в течение XIX в. её роль постепенно уменьшалась. Университеты сосредотачивались на научных исследованиях, и немецкая модель, лучше приспособленная к занятиям наукой, со временем получила большее распространение по всему свету, чем французская. Одновременно высшее образование становилось всё более доступным широким слоям населения. Университеты появились в Китае.

Организация

Хотя каждый университет организован по-своему, большинство университетов имеет попечительский совет, президента, ректора или канцлера, по меньшей мере, одного вице-президента, вице-канцлера или проректора, а также деканов различных подразделений.

Отметим, что должности и обязанности президента и ректора (канцлера) университета — зачастую существенно различны. Президент ВУЗа имеет и осуществляет обычно преимущественно представительские роли, занимается на самом высоком уровне привлечением финансов и т. п., а ректор (канцлер) — сосредотачивается на науке и учёбе. Обычно университет состоит из нескольких факультетов или департаментов. Система государственных университетов обычно управляется министерством высшего образования, которое решает финансовые вопросы, утверждает изменения в программах обучения и намечает дальнейшее развитие национальной системы высшего образования. Тем не менее, многие государственные университеты мира имеют значительную самостоятельность в области финансов, в научных исследованиях и в педагогических вопросах. Частные университеты обеспечиваются частными лицами и, в основном, независимы от государства.

Несмотря на политические, экономические и культурные особенности разных стран и областей внутри одной и той же страны, университеты обычно задают тон в области научных исследований и по уровню обучения, по меньшей мере, в своей округе. Большинство университетов устраивают и обеспечивают не только преподавание различных дисциплин от естественных наук, архитектуры и медицины до права, общественных или спортивных наук, но и быт своих студентов, в том числе питание, книготорговлю, банковское обслуживание, возможности подработать в свободное от учёбы время и даже бары и дискотеки. Кроме того, в университетах имеются библиотеки, спортивные центры, студенческие объединения, компьютерные классы и лаборатории. Во многих классических университетах также имеются собственные ботанические сады, астрономические обсерватории, бизнес-инкубаторы и университетские клиники. Многие аграрные университеты работают как учебно-научно-практические комплексы, в состав которых входят учебно-опытные хозяйства, опытные фермы, станции по производству и переработке растениеводческой продукции и т. д.

Религиозный/политический контроль университетов

Некоторые университеты направляются политическими или религиозными деятелями, которые затрудняют или даже запрещают преподавание одних концепций или дисциплин или (а чаще и) навязывают преподавание других. Иногда существуют национальные или расовые ограничения для абитуриентов и профессорско-преподавательского состава, а также проводимых в университете исследований.

В СССР и других странах Восточной Европы во второй половине XX века медицинские, технические, экономические факультеты и факультеты искусств часто были отделены от университетов; преподавание по указанным направлениям было сосредоточено в особых институтах.[уточнить] Преподавание советской идеологии было обязательным и разделялось на три основных дисциплины: научный коммунизм, марксистско-ленинская философия и политическая экономия советского образца, преподавание которых кроме собственно курсов перечисленных дисциплин было также включено во многие другие курсы, например, по истории или энергетике. В советских университетах и институтах выделялось много учебных часов на изучение общественных наук, которые при этом преподавали с точки зрения марксизма-ленинизма.

Университеты в России

Университеты до 1917 года

Первым университетом на землях нынешней России был основанный в 1544 году Кёнигсбергский университет «Альбертина» в нынешнем Калининграде. Старейшим на землях СССР — Гладзорский университет (1282—1338 годы) в Армении, а из действовавших — основанный в 1579 году Вильнюсский университет.

В 1724 году был создан и в 1766 году закрыт Академический университет в Санкт-Петербурге (действовал как часть Петербургской Академии наук). Некоторые прослеживают его деятельность и после 1766 года, устанавливая преемственность с открытой на его основе в 1783 году гимназией, педагогическим институтом (1804), главным педагогическим институтом и Петербургским университетом, считая его первым российским университетом.

Первый образец классической для России университетской формы явил основанный в 1755 году Московский университет [13].

В 1755 году был создан Московский университет. Декрет о его создании 24 января (4 февраля1755 года подписала императрица Елизавета Петровна[14].

Всего в истории Российской империи существовало одиннадцать императорских университетов.

Название при основании Современное название Учреждение Период существования
Императорский Московский университет[15] Московский государственный университет 12 (23) января 1755[16] (1755—1917)
Императорский Дерптский
(Юрьевский c 1893) университет[17]
Тартуский университет 12 (24) декабря 1802[18] (1802—1917)
Императорский Виленский университет[19] Вильнюсский университет 18 (30) мая 1803[18] (1803—1831)
Императорский Харьковский университет[20] Харьковский национальный университет 24 января (5 февраля1803 (1803—1917)
Императорский Казанский университет[21] Казанский государственный университет 5 (17) ноября 1804 (1804—1917)
Императорский Петербургский университет[22] Санкт-Петербургский государственный университет 8 (20) февраля 1819 (1819—1917)
Императорский Киевский университет святого Владимира[23] Киевский национальный университет 15 (27) июля 1834 (1834—1917)
Императорский Новороссийский университет[24] Одесский национальный университет 1 (13) мая 1865 (1865—1917)
Императорский Варшавский университет[25] Варшавский университет 12 (24) октября 1869 (1869—1917)
Императорский Сибирский университет[26] Томский государственный университет 16 (28) мая 1878 (1878—1917)
Императорский Николаевский университет Саратовский государственный университет 10 (23) июня 1909[27] (1909—1917)

К октябрю 1917 года в России было 11 университетов, из них 2 (Саратовский[28] и Пермский, созданный уже постановлением Временного Правительства России от 1 (14) июля 1917 года[29] в связи с чем не может считаться «Императорским») не имели полного состава факультетов[13].

В университетах, как правило, было 4 факультета: историко-филологический, физико-математический, юридический и медицинский.

Университеты после 1917 года

Также в Российской Федерации существует несколько типов государственных университетов: федеральные университеты, национальные исследовательские университеты, региональные опорные университеты а также университеты с особым статусом (МГУ и СПбГУ).

На сегодняшний день в России существует довольно много негосударственных вузов. Первым частным вузом в стране стал российско-американский Международный университет в Москве.

В культуре

Кинематограф:

Песни:

См. также

Напишите отзыв о статье "Университет"

Примечания

  1. The Guinness Book Of Records, Published 1998, ISBN 0-553-57895-2, P.242
  2. Е. И. Кобозева, Т. Б. Царева. Энциклопедия «Страны и народы мира». М.,2008
  3. 1 2 3 The History Of Higher Education degrees.excite.com/education/programs/other/the-history-of-higher-education/index.php
  4. Early history universityques.com/history.html
  5. Alexander Schenker. The Dawn of Slavic. Yale University, 1995, pp.185-186
  6. Benjamin W. Fortson. Indo-European Language and Culture: An Introduction, Blackwell, p. 374
  7. [enc-dic.com/enc_sie/Universitet-7837.html Университеты — Советская историческая энциклопедия — Энциклопедии & Словари]
  8. нГизбург, 1970, Лирика вагантов (в пер. Льва Гинзбурга). Москва, 1970, с. 16.
  9. [www.cwrl.utexas.edu/~bump/OriginUniversities.html THE ORIGIN OF UNIVERSITIES]
  10. and Coimbra university founded in Lisbon and was based there in 1290—1308, 1338-54, and 1377—1537.[www.academicapparel.com/caps/College-University-History.html Medieval Universities And the Origin of the College]
  11. Makdisi, John A. (June 1999), "The Islamic Origins of the Common Law", North Carolina Law Review Т. 77 (5): 1635-1739 
  12. Goddard, Hugh (2000), A History of Christian-Muslim Relations, Edinburgh University Press, с. 99, ISBN 074861009X 
  13. 1 2 Чесноков В. И. Некоторые актуальные вопросы истории дореволюционных российских университетов (рус.) // Российские университеты в XVIII-XX веках: Сб. науч. статей: вып. 6. — Воронеж.: Издательство Воронежского государственного университета, 2002. — С. 141-146. — ISBN 5-7455-1236-9.
  14. [www.runivers.ru/bookreader/book9822/#page/284/mode/1up Указ Императрицы Елизаветы Объ учрежденiи Московскаго Университета и двухъ Гимназiй].24 января (4 февраля1755 года
  15. Московский университет // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  16. [letopis.msu.ru/content/sanktpeterburgskie-vedomosti-1755 Санктпетербургские ведомости. 1755. № 9. 31 января] на сайте «Летопись Московского университета»
  17. Юрьевский университет // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  18. 1 2 И. М. Соловьев Русские университеты в их Уставах и воспоминаниях современников. - СПб.: Книгоиздательство «Энергия», 1913. Вып. 1. Университеты до эпохи шестидесятых годов
  19. Виленский университет // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  20. Харьковский университет // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  21. Казанский университет // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  22. Санкт-Петербургский университет // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  23. Киевский университет св. Владимира // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  24. Новороссийский университет // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  25. Варшавский университет // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  26. Томский Императорский Университет // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  27. [j-roots.info/index.php?option=com_content&view=article&id=166&Itemid=166 САРАТОВСКИЙ НИКОЛАЕВСКИЙ ИМПЕРАТОРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ]
  28. Саратовский университет имел в своём в составе только медицинский факультет.
  29. Пермский университет, созданный постановлением Временного Правительства России от 1 (14) июля 1917 года № 752 на базе Пермского отделения Императорского Петроградского университета, образованным в соответствии с актом Министерства народного просвещения России от 1 (14) октября 1916 года № 2773 в составе первых трёх курсов трёх факультетов.
  30. [folklor.kulichki.net/texts/iz_vagantov.html Soviet students' folklore]

Литература

  • Университет // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Суворов Н. Средневековые университеты. — М., 1898; 2013.
  • Ощепков М. Ю. [klnran.ru/wp-content/uploads/2016/04/BVZN_17.pdf Академические свободы] // Комиссия РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований В защиту науки. — 2016. — № 17.

Ссылки

  • [umniki.ru/any.php?func=show_article&&article_id=1873 Из истории университетов. Как появились университеты]
  • Камалдинова Э. Ш., Сагитов Р. В. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_3/Kamaldinova&Sagitov/4.pdf Учебная тропа в современном вузе] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 3. — С. 39-50.
  • Луков Вл. А. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_3/Lukov_Vl/3.pdf Мировая университетская культура] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 3. — С. 30-38.
  • Тлостанова М. В. [www.zpu-journal.ru/zpu/2005_3/Tlostanova/22.pdf Судьба университета в эпоху глобализации] // Знание. Понимание. Умение. — 2005. — № 3. — С. 180-185.
  • [lomonosov-msu.ru/archive/Lomonosov_2012/1741/43582_4ecf.pdf Хайдуков Д. С. Университетские города — точки роста // Сб.: Материалы Международного молодёжного научного форума «Ломоносов — 2012». — М.: МАКС Пресс, 2012]
  • [www.proza.ru/2008/05/03/294 Интеллектуальный университет — инкубатор талантов]
  • [www.polit.ru/article/2010/02/04/university/ У истоков университетской корпорации. Лекция Павла Уварова]
  • Липатникова Г. И. [www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Italy/XII/Univers/vved.phtml?id=6006 Документы по истории университетов Европы XII—XV вв.]
В Викисловаре есть статья «университет»

Отрывок, характеризующий Университет

Друзья молчали. Ни тот, ни другой не начинал говорить. Пьер поглядывал на князя Андрея, князь Андрей потирал себе лоб своею маленькою рукой.
– Пойдем ужинать, – сказал он со вздохом, вставая и направляясь к двери.
Они вошли в изящно, заново, богато отделанную столовую. Всё, от салфеток до серебра, фаянса и хрусталя, носило на себе тот особенный отпечаток новизны, который бывает в хозяйстве молодых супругов. В середине ужина князь Андрей облокотился и, как человек, давно имеющий что нибудь на сердце и вдруг решающийся высказаться, с выражением нервного раздражения, в каком Пьер никогда еще не видал своего приятеля, начал говорить:
– Никогда, никогда не женись, мой друг; вот тебе мой совет: не женись до тех пор, пока ты не скажешь себе, что ты сделал всё, что мог, и до тех пор, пока ты не перестанешь любить ту женщину, какую ты выбрал, пока ты не увидишь ее ясно; а то ты ошибешься жестоко и непоправимо. Женись стариком, никуда негодным… А то пропадет всё, что в тебе есть хорошего и высокого. Всё истратится по мелочам. Да, да, да! Не смотри на меня с таким удивлением. Ежели ты ждешь от себя чего нибудь впереди, то на каждом шагу ты будешь чувствовать, что для тебя всё кончено, всё закрыто, кроме гостиной, где ты будешь стоять на одной доске с придворным лакеем и идиотом… Да что!…
Он энергически махнул рукой.
Пьер снял очки, отчего лицо его изменилось, еще более выказывая доброту, и удивленно глядел на друга.
– Моя жена, – продолжал князь Андрей, – прекрасная женщина. Это одна из тех редких женщин, с которою можно быть покойным за свою честь; но, Боже мой, чего бы я не дал теперь, чтобы не быть женатым! Это я тебе одному и первому говорю, потому что я люблю тебя.
Князь Андрей, говоря это, был еще менее похож, чем прежде, на того Болконского, который развалившись сидел в креслах Анны Павловны и сквозь зубы, щурясь, говорил французские фразы. Его сухое лицо всё дрожало нервическим оживлением каждого мускула; глаза, в которых прежде казался потушенным огонь жизни, теперь блестели лучистым, ярким блеском. Видно было, что чем безжизненнее казался он в обыкновенное время, тем энергичнее был он в эти минуты почти болезненного раздражения.
– Ты не понимаешь, отчего я это говорю, – продолжал он. – Ведь это целая история жизни. Ты говоришь, Бонапарте и его карьера, – сказал он, хотя Пьер и не говорил про Бонапарте. – Ты говоришь Бонапарте; но Бонапарте, когда он работал, шаг за шагом шел к цели, он был свободен, у него ничего не было, кроме его цели, – и он достиг ее. Но свяжи себя с женщиной – и как скованный колодник, теряешь всякую свободу. И всё, что есть в тебе надежд и сил, всё только тяготит и раскаянием мучает тебя. Гостиные, сплетни, балы, тщеславие, ничтожество – вот заколдованный круг, из которого я не могу выйти. Я теперь отправляюсь на войну, на величайшую войну, какая только бывала, а я ничего не знаю и никуда не гожусь. Je suis tres aimable et tres caustique, [Я очень мил и очень едок,] – продолжал князь Андрей, – и у Анны Павловны меня слушают. И это глупое общество, без которого не может жить моя жена, и эти женщины… Ежели бы ты только мог знать, что это такое toutes les femmes distinguees [все эти женщины хорошего общества] и вообще женщины! Отец мой прав. Эгоизм, тщеславие, тупоумие, ничтожество во всем – вот женщины, когда показываются все так, как они есть. Посмотришь на них в свете, кажется, что что то есть, а ничего, ничего, ничего! Да, не женись, душа моя, не женись, – кончил князь Андрей.
– Мне смешно, – сказал Пьер, – что вы себя, вы себя считаете неспособным, свою жизнь – испорченною жизнью. У вас всё, всё впереди. И вы…
Он не сказал, что вы , но уже тон его показывал, как высоко ценит он друга и как много ждет от него в будущем.
«Как он может это говорить!» думал Пьер. Пьер считал князя Андрея образцом всех совершенств именно оттого, что князь Андрей в высшей степени соединял все те качества, которых не было у Пьера и которые ближе всего можно выразить понятием – силы воли. Пьер всегда удивлялся способности князя Андрея спокойного обращения со всякого рода людьми, его необыкновенной памяти, начитанности (он всё читал, всё знал, обо всем имел понятие) и больше всего его способности работать и учиться. Ежели часто Пьера поражало в Андрее отсутствие способности мечтательного философствования (к чему особенно был склонен Пьер), то и в этом он видел не недостаток, а силу.
В самых лучших, дружеских и простых отношениях лесть или похвала необходимы, как подмазка необходима для колес, чтоб они ехали.
– Je suis un homme fini, [Я человек конченный,] – сказал князь Андрей. – Что обо мне говорить? Давай говорить о тебе, – сказал он, помолчав и улыбнувшись своим утешительным мыслям.
Улыбка эта в то же мгновение отразилась на лице Пьера.
– А обо мне что говорить? – сказал Пьер, распуская свой рот в беззаботную, веселую улыбку. – Что я такое? Je suis un batard [Я незаконный сын!] – И он вдруг багрово покраснел. Видно было, что он сделал большое усилие, чтобы сказать это. – Sans nom, sans fortune… [Без имени, без состояния…] И что ж, право… – Но он не сказал, что право . – Я cвободен пока, и мне хорошо. Я только никак не знаю, что мне начать. Я хотел серьезно посоветоваться с вами.
Князь Андрей добрыми глазами смотрел на него. Но во взгляде его, дружеском, ласковом, всё таки выражалось сознание своего превосходства.
– Ты мне дорог, особенно потому, что ты один живой человек среди всего нашего света. Тебе хорошо. Выбери, что хочешь; это всё равно. Ты везде будешь хорош, но одно: перестань ты ездить к этим Курагиным, вести эту жизнь. Так это не идет тебе: все эти кутежи, и гусарство, и всё…
– Que voulez vous, mon cher, – сказал Пьер, пожимая плечами, – les femmes, mon cher, les femmes! [Что вы хотите, дорогой мой, женщины, дорогой мой, женщины!]
– Не понимаю, – отвечал Андрей. – Les femmes comme il faut, [Порядочные женщины,] это другое дело; но les femmes Курагина, les femmes et le vin, [женщины Курагина, женщины и вино,] не понимаю!
Пьер жил y князя Василия Курагина и участвовал в разгульной жизни его сына Анатоля, того самого, которого для исправления собирались женить на сестре князя Андрея.
– Знаете что, – сказал Пьер, как будто ему пришла неожиданно счастливая мысль, – серьезно, я давно это думал. С этою жизнью я ничего не могу ни решить, ни обдумать. Голова болит, денег нет. Нынче он меня звал, я не поеду.
– Дай мне честное слово, что ты не будешь ездить?
– Честное слово!


Уже был второй час ночи, когда Пьер вышел oт своего друга. Ночь была июньская, петербургская, бессумрачная ночь. Пьер сел в извозчичью коляску с намерением ехать домой. Но чем ближе он подъезжал, тем более он чувствовал невозможность заснуть в эту ночь, походившую более на вечер или на утро. Далеко было видно по пустым улицам. Дорогой Пьер вспомнил, что у Анатоля Курагина нынче вечером должно было собраться обычное игорное общество, после которого обыкновенно шла попойка, кончавшаяся одним из любимых увеселений Пьера.
«Хорошо бы было поехать к Курагину», подумал он.
Но тотчас же он вспомнил данное князю Андрею честное слово не бывать у Курагина. Но тотчас же, как это бывает с людьми, называемыми бесхарактерными, ему так страстно захотелось еще раз испытать эту столь знакомую ему беспутную жизнь, что он решился ехать. И тотчас же ему пришла в голову мысль, что данное слово ничего не значит, потому что еще прежде, чем князю Андрею, он дал также князю Анатолю слово быть у него; наконец, он подумал, что все эти честные слова – такие условные вещи, не имеющие никакого определенного смысла, особенно ежели сообразить, что, может быть, завтра же или он умрет или случится с ним что нибудь такое необыкновенное, что не будет уже ни честного, ни бесчестного. Такого рода рассуждения, уничтожая все его решения и предположения, часто приходили к Пьеру. Он поехал к Курагину.
Подъехав к крыльцу большого дома у конно гвардейских казарм, в которых жил Анатоль, он поднялся на освещенное крыльцо, на лестницу, и вошел в отворенную дверь. В передней никого не было; валялись пустые бутылки, плащи, калоши; пахло вином, слышался дальний говор и крик.
Игра и ужин уже кончились, но гости еще не разъезжались. Пьер скинул плащ и вошел в первую комнату, где стояли остатки ужина и один лакей, думая, что его никто не видит, допивал тайком недопитые стаканы. Из третьей комнаты слышались возня, хохот, крики знакомых голосов и рев медведя.
Человек восемь молодых людей толпились озабоченно около открытого окна. Трое возились с молодым медведем, которого один таскал на цепи, пугая им другого.
– Держу за Стивенса сто! – кричал один.
– Смотри не поддерживать! – кричал другой.
– Я за Долохова! – кричал третий. – Разними, Курагин.
– Ну, бросьте Мишку, тут пари.
– Одним духом, иначе проиграно, – кричал четвертый.
– Яков, давай бутылку, Яков! – кричал сам хозяин, высокий красавец, стоявший посреди толпы в одной тонкой рубашке, раскрытой на средине груди. – Стойте, господа. Вот он Петруша, милый друг, – обратился он к Пьеру.
Другой голос невысокого человека, с ясными голубыми глазами, особенно поражавший среди этих всех пьяных голосов своим трезвым выражением, закричал от окна: «Иди сюда – разойми пари!» Это был Долохов, семеновский офицер, известный игрок и бретёр, живший вместе с Анатолем. Пьер улыбался, весело глядя вокруг себя.
– Ничего не понимаю. В чем дело?
– Стойте, он не пьян. Дай бутылку, – сказал Анатоль и, взяв со стола стакан, подошел к Пьеру.
– Прежде всего пей.
Пьер стал пить стакан за стаканом, исподлобья оглядывая пьяных гостей, которые опять столпились у окна, и прислушиваясь к их говору. Анатоль наливал ему вино и рассказывал, что Долохов держит пари с англичанином Стивенсом, моряком, бывшим тут, в том, что он, Долохов, выпьет бутылку рому, сидя на окне третьего этажа с опущенными наружу ногами.
– Ну, пей же всю! – сказал Анатоль, подавая последний стакан Пьеру, – а то не пущу!
– Нет, не хочу, – сказал Пьер, отталкивая Анатоля, и подошел к окну.
Долохов держал за руку англичанина и ясно, отчетливо выговаривал условия пари, обращаясь преимущественно к Анатолю и Пьеру.
Долохов был человек среднего роста, курчавый и с светлыми, голубыми глазами. Ему было лет двадцать пять. Он не носил усов, как и все пехотные офицеры, и рот его, самая поразительная черта его лица, был весь виден. Линии этого рта были замечательно тонко изогнуты. В средине верхняя губа энергически опускалась на крепкую нижнюю острым клином, и в углах образовывалось постоянно что то вроде двух улыбок, по одной с каждой стороны; и всё вместе, а особенно в соединении с твердым, наглым, умным взглядом, составляло впечатление такое, что нельзя было не заметить этого лица. Долохов был небогатый человек, без всяких связей. И несмотря на то, что Анатоль проживал десятки тысяч, Долохов жил с ним и успел себя поставить так, что Анатоль и все знавшие их уважали Долохова больше, чем Анатоля. Долохов играл во все игры и почти всегда выигрывал. Сколько бы он ни пил, он никогда не терял ясности головы. И Курагин, и Долохов в то время были знаменитостями в мире повес и кутил Петербурга.
Бутылка рому была принесена; раму, не пускавшую сесть на наружный откос окна, выламывали два лакея, видимо торопившиеся и робевшие от советов и криков окружавших господ.
Анатоль с своим победительным видом подошел к окну. Ему хотелось сломать что нибудь. Он оттолкнул лакеев и потянул раму, но рама не сдавалась. Он разбил стекло.
– Ну ка ты, силач, – обратился он к Пьеру.
Пьер взялся за перекладины, потянул и с треском выворотип дубовую раму.
– Всю вон, а то подумают, что я держусь, – сказал Долохов.
– Англичанин хвастает… а?… хорошо?… – говорил Анатоль.
– Хорошо, – сказал Пьер, глядя на Долохова, который, взяв в руки бутылку рома, подходил к окну, из которого виднелся свет неба и сливавшихся на нем утренней и вечерней зари.
Долохов с бутылкой рома в руке вскочил на окно. «Слушать!»
крикнул он, стоя на подоконнике и обращаясь в комнату. Все замолчали.
– Я держу пари (он говорил по французски, чтоб его понял англичанин, и говорил не слишком хорошо на этом языке). Держу пари на пятьдесят империалов, хотите на сто? – прибавил он, обращаясь к англичанину.
– Нет, пятьдесят, – сказал англичанин.
– Хорошо, на пятьдесят империалов, – что я выпью бутылку рома всю, не отнимая ото рта, выпью, сидя за окном, вот на этом месте (он нагнулся и показал покатый выступ стены за окном) и не держась ни за что… Так?…
– Очень хорошо, – сказал англичанин.
Анатоль повернулся к англичанину и, взяв его за пуговицу фрака и сверху глядя на него (англичанин был мал ростом), начал по английски повторять ему условия пари.
– Постой! – закричал Долохов, стуча бутылкой по окну, чтоб обратить на себя внимание. – Постой, Курагин; слушайте. Если кто сделает то же, то я плачу сто империалов. Понимаете?
Англичанин кивнул головой, не давая никак разуметь, намерен ли он или нет принять это новое пари. Анатоль не отпускал англичанина и, несмотря на то что тот, кивая, давал знать что он всё понял, Анатоль переводил ему слова Долохова по английски. Молодой худощавый мальчик, лейб гусар, проигравшийся в этот вечер, взлез на окно, высунулся и посмотрел вниз.
– У!… у!… у!… – проговорил он, глядя за окно на камень тротуара.
– Смирно! – закричал Долохов и сдернул с окна офицера, который, запутавшись шпорами, неловко спрыгнул в комнату.
Поставив бутылку на подоконник, чтобы было удобно достать ее, Долохов осторожно и тихо полез в окно. Спустив ноги и расперевшись обеими руками в края окна, он примерился, уселся, опустил руки, подвинулся направо, налево и достал бутылку. Анатоль принес две свечки и поставил их на подоконник, хотя было уже совсем светло. Спина Долохова в белой рубашке и курчавая голова его были освещены с обеих сторон. Все столпились у окна. Англичанин стоял впереди. Пьер улыбался и ничего не говорил. Один из присутствующих, постарше других, с испуганным и сердитым лицом, вдруг продвинулся вперед и хотел схватить Долохова за рубашку.
– Господа, это глупости; он убьется до смерти, – сказал этот более благоразумный человек.
Анатоль остановил его:
– Не трогай, ты его испугаешь, он убьется. А?… Что тогда?… А?…
Долохов обернулся, поправляясь и опять расперевшись руками.
– Ежели кто ко мне еще будет соваться, – сказал он, редко пропуская слова сквозь стиснутые и тонкие губы, – я того сейчас спущу вот сюда. Ну!…
Сказав «ну»!, он повернулся опять, отпустил руки, взял бутылку и поднес ко рту, закинул назад голову и вскинул кверху свободную руку для перевеса. Один из лакеев, начавший подбирать стекла, остановился в согнутом положении, не спуская глаз с окна и спины Долохова. Анатоль стоял прямо, разинув глаза. Англичанин, выпятив вперед губы, смотрел сбоку. Тот, который останавливал, убежал в угол комнаты и лег на диван лицом к стене. Пьер закрыл лицо, и слабая улыбка, забывшись, осталась на его лице, хоть оно теперь выражало ужас и страх. Все молчали. Пьер отнял от глаз руки: Долохов сидел всё в том же положении, только голова загнулась назад, так что курчавые волосы затылка прикасались к воротнику рубахи, и рука с бутылкой поднималась всё выше и выше, содрогаясь и делая усилие. Бутылка видимо опорожнялась и с тем вместе поднималась, загибая голову. «Что же это так долго?» подумал Пьер. Ему казалось, что прошло больше получаса. Вдруг Долохов сделал движение назад спиной, и рука его нервически задрожала; этого содрогания было достаточно, чтобы сдвинуть всё тело, сидевшее на покатом откосе. Он сдвинулся весь, и еще сильнее задрожали, делая усилие, рука и голова его. Одна рука поднялась, чтобы схватиться за подоконник, но опять опустилась. Пьер опять закрыл глаза и сказал себе, что никогда уж не откроет их. Вдруг он почувствовал, что всё вокруг зашевелилось. Он взглянул: Долохов стоял на подоконнике, лицо его было бледно и весело.
– Пуста!
Он кинул бутылку англичанину, который ловко поймал ее. Долохов спрыгнул с окна. От него сильно пахло ромом.
– Отлично! Молодцом! Вот так пари! Чорт вас возьми совсем! – кричали с разных сторон.
Англичанин, достав кошелек, отсчитывал деньги. Долохов хмурился и молчал. Пьер вскочил на окно.
Господа! Кто хочет со мною пари? Я то же сделаю, – вдруг крикнул он. – И пари не нужно, вот что. Вели дать бутылку. Я сделаю… вели дать.
– Пускай, пускай! – сказал Долохов, улыбаясь.
– Что ты? с ума сошел? Кто тебя пустит? У тебя и на лестнице голова кружится, – заговорили с разных сторон.
– Я выпью, давай бутылку рому! – закричал Пьер, решительным и пьяным жестом ударяя по столу, и полез в окно.
Его схватили за руки; но он был так силен, что далеко оттолкнул того, кто приблизился к нему.
– Нет, его так не уломаешь ни за что, – говорил Анатоль, – постойте, я его обману. Послушай, я с тобой держу пари, но завтра, а теперь мы все едем к***.
– Едем, – закричал Пьер, – едем!… И Мишку с собой берем…
И он ухватил медведя, и, обняв и подняв его, стал кружиться с ним по комнате.


Князь Василий исполнил обещание, данное на вечере у Анны Павловны княгине Друбецкой, просившей его о своем единственном сыне Борисе. О нем было доложено государю, и, не в пример другим, он был переведен в гвардию Семеновского полка прапорщиком. Но адъютантом или состоящим при Кутузове Борис так и не был назначен, несмотря на все хлопоты и происки Анны Михайловны. Вскоре после вечера Анны Павловны Анна Михайловна вернулась в Москву, прямо к своим богатым родственникам Ростовым, у которых она стояла в Москве и у которых с детства воспитывался и годами живал ее обожаемый Боренька, только что произведенный в армейские и тотчас же переведенный в гвардейские прапорщики. Гвардия уже вышла из Петербурга 10 го августа, и сын, оставшийся для обмундирования в Москве, должен был догнать ее по дороге в Радзивилов.
У Ростовых были именинницы Натальи, мать и меньшая дочь. С утра, не переставая, подъезжали и отъезжали цуги, подвозившие поздравителей к большому, всей Москве известному дому графини Ростовой на Поварской. Графиня с красивой старшею дочерью и гостями, не перестававшими сменять один другого, сидели в гостиной.
Графиня была женщина с восточным типом худого лица, лет сорока пяти, видимо изнуренная детьми, которых у ней было двенадцать человек. Медлительность ее движений и говора, происходившая от слабости сил, придавала ей значительный вид, внушавший уважение. Княгиня Анна Михайловна Друбецкая, как домашний человек, сидела тут же, помогая в деле принимания и занимания разговором гостей. Молодежь была в задних комнатах, не находя нужным участвовать в приеме визитов. Граф встречал и провожал гостей, приглашая всех к обеду.