Австралийская монархия

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Эта статья является частью темы
Политика и правительство Австралии

ПорталПроект


просмотробсуждениеправить

Австралийская монархия (англ. Monarchy of Australia) — система конституционного управления, при которой монарх является верховным правителем Австралии, формируя вокруг себя парламентскую демократию Вестминстерского типа. Иногда, для того чтобы подчеркнуть реально существующее положение вещей в политическом устройстве государства, Австралию называют «Коронованной республикой», имея при этом в виду, что, несмотря на то, что Австралия формально остается монархией, по своей сути и духу это республика.

В настоящий момент монархом Австралии является Елизавета II, носящая официальный титул — Елизавета II, Божьей милостью Королева Австралии и её других королевств и территорий, Глава Содружества (англ. Elizabeth the Second, by the Grace of God, Queen of Australia and Her other Realms and Territories, Head of the Commonwealth). Она взошла на престол 6 февраля 1952 года. Она, её супруг и другие члены королевской семьи время от времени выполняют частные и официальные обязанности внутри страны, а также от имени Австралии за рубежом. Однако только роль Королевы закреплена конституцией и только она имеет некоторые права исполнительной власти. Несмотря на то, что некоторые права принадлежат непосредственно монарху, большую часть конституционных и церемониальных обязанностей на территории Австралии выполняет представитель монарха в Австралии, генерал-губернатор, в соответствии с конституцией страны и Патентом, выданным Королевой. В каждом штате монарх представлен губернатором, назначаемым непосредственно монархом, по представлению премьер-министра штата. Во время своего непосредственного пребывания на территории штата, монарх принимает на себя все обязанности губернатора. В австралийских территориях монарх представлен либо непосредственно генерал-губернатором Австралии, либо опосредованно через администраторов, назначаемых генерал-губернатором. Власть монарха ограничена также законами, согласно которым он представлен в парламенте генерал-губернатором, а повседневные исполнительные функции исполняет кабинет министров.

Монарх Австралии помимо того, что занимает трон государства, одновременно остаётся монархом всех пятнадцати стран, являющимися Королевствами Содружества.





Иностранные и внутренние дела

Монархом Австралии является то же лицо, которое является монархом 15 прочих королевств Содружества, входящих, в своё очередь в состоящее из 53 членов Содружество наций. Советником монарха выступает австралийское федеральное Министерство короны. В соответствии с австралийским законом 1986 года, британское или какое-либо другое иностранное правительство не может быть советником монарха на территории Австралии.

Финансирование

Австралия не выплачивает никаких денег на содержание монарха, за исключением тех случаев, когда королева находится на территории Австралии, либо действует за границей, как Королева Австралии. В таких случаях австралийское федеральное правительство поддерживает исполнение её обязанностей, то же относится и к членам королевской семьи. Обычно правительство оплачивает все расходы только генерал-губернатора Австралии, и губернаторов, представляющих Корону в стране.

Конституционная роль

Представителем Короны в Австралии является Генерал-губернатор, и губернаторы отдельных австралийских штатов. Одной из основных обязанностей генерал-губернатора является назначение премьер-министра, возглавляющего Кабинет. Роль генерал-губернатора является символической, как законной власти, под началом которой функционируют все государственные учреждения Австралии.

Правительство

На практике обычно министры напрямую используют Королевскую Прерогативу, включающие права объявлять войну, заключать мир, и командовать австралийскими вооружёнными силами. Генерал-губернатор имеет права распускать и созывать парламент, и назначать выборы, но на деле он никогда этого не совершает без рекомендаций премьер-министра, за исключением острых конституционных кризисов. В частности, подобное вмешательство генерал-губернатора имело место в 1975 году.

Генерал-губернатор обязан назначить премьер-министром Австралии лицо, завоевавшее поддержку большинства в австралийской Палате Представителей. Обычно премьер-министром становится лидер партии парламентского большинства. В случае, если ни одна партия или коалиция партий не смогла добиться большинства, генерал-губернатор может руководствоваться другими соображениями, какого кандидата он считает приёмлемым.

Генерал-губернатор назначает министра короны, который, однако, подотчётен австралийскому парламенту.

Иностранные дела

Королевская Прерогатива распространяется также на иностранные дела. Генерал-губернатор рассматривает и ратифицирует международные договоры. Однако, они не должны противоречить законам Австралии; для подписания международных конвенций, кроме того, требуется принятие соответствующего решения парламентом.

Генерал-губернатор утверждает назначения австралийских послов, и принимает послов иностранных государств. Кроме того, выдача паспортов также входит в Королевскую Прерогативу, так что австралийские паспорта ссылаются на генерал-губернатора, как на представителя Короны.

Генерал-губернатор Австралии, будучи представителем в Австралии Её Величества Елизаветы II, запрашивает у всех, кого это может касаться, свободно пропустить подателя сего, австралийского гражданина, и оказать ему всяческую поддержку и защиту, в которой он может нуждаться.

Парламент

Монарх, наряду с Сенатом и Палатой Представителей, является одной из трёх составляющих австралийского парламента. Власть Короны отражена в символике обеих палат парламента, однако монарх никак не участвует в законотворческой деятельности.

Как уже отмечалось, генерал-губернатор имеет право на созыв и роспуск парламента. Новая парламентская сессия начинается с традиционной Тронной речи, которую произносит монарх либо генерал-губернатор. Ни монарх, ни вице-король не имеют права входить в Палату Представителей, так что речь произносится в здании Сената. Депутаты Палаты Представителей вызываются в Сенат. Для этого существует особая должность посланника Короны, который стучится в традиционно закрытые двери нижней палаты парламента.

Все законы Австралии, за исключением принимаемых Законодательным Сообранием Австралийской Столичной Территории, формально утверждаются генерал-губернатором, либо соответствующими губернаторами штатов, и скрепляются Большой Австралийской Печатью, либо печатями соответствующих штатов. Генерал-губернатор имеет право отказаться утверждать законопроект «ради удовольствия Королевы», а королева, по совету британского правительства, имеет право отклонить законопроект в течение года после его утверждения генерал-губернатором. На практике, однако, такое право никогда не использовалось.

Суд

Монарх лично не выполняет судебных функций, но правосудие осуществляется от его имени. Сессии Верховного Суда открываются со слов «Верховный Суд Австралии заседает; Боже, храни королеву», а уголовные процессы ведутся по формуле «Королева против Имярек», либо «Корона против Имярек». В соответствии с практикой, сложившейся с колониальных времён, суды штатов содержат герб Британии, за исключением суда штата Новый Южный Уэльс, установившего взамен собственный герб.

Закон гласит, что «король всегда прав», так что монарх не может быть объектом судебного преследования, хотя возбуждение дел против Короны (то есть, таким образом, против правительства) возможно.

Монарху также принадлежит право помилований, которое реализуется губернаторами отдельных штатов.

Штаты и территории

Монарх назначает, по совету премьер-министров соответствующих штатов, губернаторов штатов. Две австралийские Территории, Северная Территория и Австралийская Столичная Территория, во многих отношениях схожи с австралийскими штатами, однако управляются непосредственно Австралийским содружеством. Здесь генерал-губернатор, по совету австралийского федерального правительства, назначает Администраторов.

Монархия и австралийские Вооружённые Силы

Ст. 68 австралийской Конституции гласит, что генерал-губернатор, как представитель Королевы, является главнокомандующим австралийскими вооружёнными силами." Однако в реальности генерал-губернатор не играет никакой роли в военной системе, а вооружённые силы подчиняются министерству обороны.

Военно-морские суда Австралии традиционно называются «австралийскими судами Её Величества», а большинство пехотных полков — «королевскими австралийскими полками».

Ряд членов королевской семьи являются почётными шефами различных австралийских частей и соединений: королевского полка австралийской артиллерии, королевского австралийского медицинского корпуса, королевского австралийского бронетанкового корпуса, и королевского австралийского корпуса связи.


Напишите отзыв о статье "Австралийская монархия"

Отрывок, характеризующий Австралийская монархия

– Il faut distinguer entre le cabinet de Vienne et l'Empereur d'Autriche, – сказал МorteMariet. – L'Empereur d'Autriche n'a jamais pu penser a une chose pareille, ce n'est que le cabinet qui le dit. [Необходимо различать венский кабинет и австрийского императора. Австрийский император никогда не мог этого думать, это говорит только кабинет.]
– Eh, mon cher vicomte, – вмешалась Анна Павловна, – l'Urope (она почему то выговаривала l'Urope, как особенную тонкость французского языка, которую она могла себе позволить, говоря с французом) l'Urope ne sera jamais notre alliee sincere. [Ах, мой милый виконт, Европа никогда не будет нашей искренней союзницей.]
Вслед за этим Анна Павловна навела разговор на мужество и твердость прусского короля с тем, чтобы ввести в дело Бориса.
Борис внимательно слушал того, кто говорит, ожидая своего череда, но вместе с тем успевал несколько раз оглядываться на свою соседку, красавицу Элен, которая с улыбкой несколько раз встретилась глазами с красивым молодым адъютантом.
Весьма естественно, говоря о положении Пруссии, Анна Павловна попросила Бориса рассказать свое путешествие в Глогау и положение, в котором он нашел прусское войско. Борис, не торопясь, чистым и правильным французским языком, рассказал весьма много интересных подробностей о войсках, о дворе, во всё время своего рассказа старательно избегая заявления своего мнения насчет тех фактов, которые он передавал. На несколько времени Борис завладел общим вниманием, и Анна Павловна чувствовала, что ее угощенье новинкой было принято с удовольствием всеми гостями. Более всех внимания к рассказу Бориса выказала Элен. Она несколько раз спрашивала его о некоторых подробностях его поездки и, казалось, весьма была заинтересована положением прусской армии. Как только он кончил, она с своей обычной улыбкой обратилась к нему:
– Il faut absolument que vous veniez me voir, [Необходимо нужно, чтоб вы приехали повидаться со мною,] – сказала она ему таким тоном, как будто по некоторым соображениям, которые он не мог знать, это было совершенно необходимо.
– Mariedi entre les 8 et 9 heures. Vous me ferez grand plaisir. [Во вторник, между 8 и 9 часами. Вы мне сделаете большое удовольствие.] – Борис обещал исполнить ее желание и хотел вступить с ней в разговор, когда Анна Павловна отозвала его под предлогом тетушки, которая желала его cлышать.
– Вы ведь знаете ее мужа? – сказала Анна Павловна, закрыв глаза и грустным жестом указывая на Элен. – Ах, это такая несчастная и прелестная женщина! Не говорите при ней о нем, пожалуйста не говорите. Ей слишком тяжело!


Когда Борис и Анна Павловна вернулись к общему кружку, разговором в нем завладел князь Ипполит.
Он, выдвинувшись вперед на кресле, сказал: Le Roi de Prusse! [Прусский король!] и сказав это, засмеялся. Все обратились к нему: Le Roi de Prusse? – спросил Ипполит, опять засмеялся и опять спокойно и серьезно уселся в глубине своего кресла. Анна Павловна подождала его немного, но так как Ипполит решительно, казалось, не хотел больше говорить, она начала речь о том, как безбожный Бонапарт похитил в Потсдаме шпагу Фридриха Великого.
– C'est l'epee de Frederic le Grand, que je… [Это шпага Фридриха Великого, которую я…] – начала было она, но Ипполит перебил ее словами:
– Le Roi de Prusse… – и опять, как только к нему обратились, извинился и замолчал. Анна Павловна поморщилась. MorteMariet, приятель Ипполита, решительно обратился к нему:
– Voyons a qui en avez vous avec votre Roi de Prusse? [Ну так что ж о прусском короле?]
Ипполит засмеялся, как будто ему стыдно было своего смеха.
– Non, ce n'est rien, je voulais dire seulement… [Нет, ничего, я только хотел сказать…] (Он намерен был повторить шутку, которую он слышал в Вене, и которую он целый вечер собирался поместить.) Je voulais dire seulement, que nous avons tort de faire la guerre рour le roi de Prusse. [Я только хотел сказать, что мы напрасно воюем pour le roi de Prusse . (Непереводимая игра слов, имеющая значение: «по пустякам».)]
Борис осторожно улыбнулся так, что его улыбка могла быть отнесена к насмешке или к одобрению шутки, смотря по тому, как она будет принята. Все засмеялись.
– Il est tres mauvais, votre jeu de mot, tres spirituel, mais injuste, – грозя сморщенным пальчиком, сказала Анна Павловна. – Nous ne faisons pas la guerre pour le Roi de Prusse, mais pour les bons principes. Ah, le mechant, ce prince Hippolytel [Ваша игра слов не хороша, очень умна, но несправедлива; мы не воюем pour le roi de Prusse (т. e. по пустякам), а за добрые начала. Ах, какой он злой, этот князь Ипполит!] – сказала она.
Разговор не утихал целый вечер, обращаясь преимущественно около политических новостей. В конце вечера он особенно оживился, когда дело зашло о наградах, пожалованных государем.
– Ведь получил же в прошлом году NN табакерку с портретом, – говорил l'homme a l'esprit profond, [человек глубокого ума,] – почему же SS не может получить той же награды?
– Je vous demande pardon, une tabatiere avec le portrait de l'Empereur est une recompense, mais point une distinction, – сказал дипломат, un cadeau plutot. [Извините, табакерка с портретом Императора есть награда, а не отличие; скорее подарок.]
– Il y eu plutot des antecedents, je vous citerai Schwarzenberg. [Были примеры – Шварценберг.]
– C'est impossible, [Это невозможно,] – возразил другой.
– Пари. Le grand cordon, c'est different… [Лента – это другое дело…]
Когда все поднялись, чтоб уезжать, Элен, очень мало говорившая весь вечер, опять обратилась к Борису с просьбой и ласковым, значительным приказанием, чтобы он был у нее во вторник.
– Мне это очень нужно, – сказала она с улыбкой, оглядываясь на Анну Павловну, и Анна Павловна той грустной улыбкой, которая сопровождала ее слова при речи о своей высокой покровительнице, подтвердила желание Элен. Казалось, что в этот вечер из каких то слов, сказанных Борисом о прусском войске, Элен вдруг открыла необходимость видеть его. Она как будто обещала ему, что, когда он приедет во вторник, она объяснит ему эту необходимость.
Приехав во вторник вечером в великолепный салон Элен, Борис не получил ясного объяснения, для чего было ему необходимо приехать. Были другие гости, графиня мало говорила с ним, и только прощаясь, когда он целовал ее руку, она с странным отсутствием улыбки, неожиданно, шопотом, сказала ему: Venez demain diner… le soir. Il faut que vous veniez… Venez. [Приезжайте завтра обедать… вечером. Надо, чтоб вы приехали… Приезжайте.]
В этот свой приезд в Петербург Борис сделался близким человеком в доме графини Безуховой.


Война разгоралась, и театр ее приближался к русским границам. Всюду слышались проклятия врагу рода человеческого Бонапартию; в деревнях собирались ратники и рекруты, и с театра войны приходили разноречивые известия, как всегда ложные и потому различно перетолковываемые.
Жизнь старого князя Болконского, князя Андрея и княжны Марьи во многом изменилась с 1805 года.
В 1806 году старый князь был определен одним из восьми главнокомандующих по ополчению, назначенных тогда по всей России. Старый князь, несмотря на свою старческую слабость, особенно сделавшуюся заметной в тот период времени, когда он считал своего сына убитым, не счел себя вправе отказаться от должности, в которую был определен самим государем, и эта вновь открывшаяся ему деятельность возбудила и укрепила его. Он постоянно бывал в разъездах по трем вверенным ему губерниям; был до педантизма исполнителен в своих обязанностях, строг до жестокости с своими подчиненными, и сам доходил до малейших подробностей дела. Княжна Марья перестала уже брать у своего отца математические уроки, и только по утрам, сопутствуемая кормилицей, с маленьким князем Николаем (как звал его дед) входила в кабинет отца, когда он был дома. Грудной князь Николай жил с кормилицей и няней Савишной на половине покойной княгини, и княжна Марья большую часть дня проводила в детской, заменяя, как умела, мать маленькому племяннику. M lle Bourienne тоже, как казалось, страстно любила мальчика, и княжна Марья, часто лишая себя, уступала своей подруге наслаждение нянчить маленького ангела (как называла она племянника) и играть с ним.
У алтаря лысогорской церкви была часовня над могилой маленькой княгини, и в часовне был поставлен привезенный из Италии мраморный памятник, изображавший ангела, расправившего крылья и готовящегося подняться на небо. У ангела была немного приподнята верхняя губа, как будто он сбирался улыбнуться, и однажды князь Андрей и княжна Марья, выходя из часовни, признались друг другу, что странно, лицо этого ангела напоминало им лицо покойницы. Но что было еще страннее и чего князь Андрей не сказал сестре, было то, что в выражении, которое дал случайно художник лицу ангела, князь Андрей читал те же слова кроткой укоризны, которые он прочел тогда на лице своей мертвой жены: «Ах, зачем вы это со мной сделали?…»