Список пятидесятнических деноминаций

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Пятидесятнические деноминации»)
Перейти к: навигация, поиск

Список пятидесятнических церквей содержит перечень деноминаций внутри пятидесятнического и харизматического движения. Классификация имеет значение для понимания ветвей пятидесятнического движения.

Хотя многие аспекты пятидесятнического вероучения существовали и ранее, датой возникновения пятидесятничества принято считать 1 января 1901 года[1][2][3][4][5]. Первоначально пятидесятники не собирались создавать собственной деноминации и представляли себя как богословскую идею внутри движения святостиК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2384 дня]. Лишь будучи отвергнутыми традиционными протестантскими деноминациями, пятидесятники начали создавать собственные церковные союзы. В настоящее время пятидесятников делят на несколько групп:





Пятидесятники-тринитарии

Пятидесятники трёх благословений

Также известны как пятидесятники трёх переживаний (кризисов), пятидесятники веслиянской (методистской) традиции, пятидесятники Движения Святости. Были первой (и до 1910 года единственной) группой пятидесятников. Вышли из методистских церквей и церквей Движения Святости. Согласно учению данных пятидесятников в процессе спасения христианин проходит через три духовных этапа (кризиса) — обращение (покаяние), освящение и крещение Духом Святым. Под освящением понимается конкретное событие, которое происходит после покаяния, но перед духовным крещением. Опыт освящения приготавливает верующего к принятию Духа Святого.

Пятидесятники двух благословений

Также известны как пятидесятники двух переживаний (кризисов), пятидесятники баптистской традиции. Сформировались под влиянием баптистского проповедника Уильяма Дархэма (1873-1912), учившего о двух духовных переживаниях — обращении и крещении Духом Святым. Пятидесятники двух духовных благословений верят, что освящение является процессом всей христианской жизни. Учение Дархэма приняли выходцы из баптистских и пресвитерианских церквей.

Апостольские пятидесятники

Во главе движения стоят «апостолы» и «пророки». Своими корнями восходит к пробуждению в Уэльсе в 1904 году.

Радикальные пятидесятники

Небольшая группа отдельных церквей и малочисленных союзов. Придерживаются радикальных взглядов на возможность чудес — исцеления, вознесения, воскресения. Основываясь на некоторых текстах Библии (Мк. 16:18 и др.) прибегают к весьма крайним практикам, например, используют змей на богослужениях. Расположены г. о. в США.

Субботствующие пятидесятники

В данную группу выделены различные мелкие пятидесятнические общины, которые соблюдают субботу, а также ряд других ветхозаветных постановлений[7].

К субботствующим пятидесятникам также относится ряд унитарианских пятидесятнических церквей (Истинная церковь Иисуса) и общин независимых африканских пятидесятников (Назаретская баптистская церковь).

Независимые африканские пятидесятники

Группа пятидесятнических деноминаций, возникших на африканском континенте без влияния западных миссионеров. В богослужебных практиках используют обряды, схожие с местными африканскими культами. Зачастую независимых африканских пятидесятников обвиняют в синкретизме или считают формой традиционных африканских верований[8].

Китайские «домашние» пятидесятнические церкви

Пятидесятники-унитарии

Группа пятидесятнических деноминаций, отвергающих доктрину Троицы. См. подробно пятидесятники-единственники.

Харизматы

Независимые харизматические церкви

Крупнейшие пятидесятнические церкви

Деноминация Численность верующих страна
1 Всемирное братство Ассамблей Бога 67 500 000 Весь мир
2 Церковь «Китай за Христа» 12 000 000 Китай
3 Китайское евангельское братство 10 000 000 Китай
4 Церковь Бога во Христе 10 000 000 США и др.
5 Вселенская церковь «Царство Божие» 8 000 000 Бразилия и весь мир
6 Международная церковь четырёхстороннего Евангелия 7 500 000 Весь мир
7 Церковь Бога 7 000 000 Весь мир
8 Искупленная христианская церковь Божья 7 000 000 Нигерия и весь мир
9 Апостольская церковь Христа 5 000 000 Нигерия
10 Апостольская церковь Нигерии 4 500 000 Нигерия
11 Международная пятидесятническая церковь святости 4 000 000 Весь мир
12 Назаретская баптистская церковь 4 000 000 ЮАР
13 Церковь «Иисус — Господь» 4 000 000 Филиппины
14 Христианские конгрегации Бразилии 3 500 000 Бразилия и др.
15 Объединённая пятидесятническая церковь, международная 3 000 000 Весь мир
16 Пятидесятническая церковь «Бог есть Любовь» 3 000 000 Бразилия и др.
17 Апостольская церковь, международная 3 000 000 Эфиопия
18 Церковь истинного Иисуса 2 500 000 Китай и весь мир
19 Церковь возрождения во Христе 2 300 000 Бразилия и др.
20 Церковь Пятидесятницы 2 100 000 Гана и др.
21 Евангелическая пятидесятническая церковь «Бразилия за Христа» 2 000 000 Бразилия и др.
22 Зимбабвийские Ассамблеи Бога в Африке 2 000 000 Зимбабве
23 Церковь Бога пророчеств 1 500 000 Весь мир
24 Миссия апостольской веры в Южной Африке 1 400 000 ЮАР
25 Пятидесятнические ассамблеи мира 1 300 000 США и др.
26 Все народы 1 100 000 Весь мир
27 Индийская пятидесятническая церковь Бога 1 000 000 Индия
28 Ассоциация пятидесятнических церквей Руанды 1 000 000 Руанда
29 Сообщество пятидесятнических церквей Бурунди 1 000 000 Бурунди
30 Христианская церковь «Маранафа» 1 000 000 Бразилия

См. также

Напишите отзыв о статье "Список пятидесятнических деноминаций"

Ссылки

  1. [slovari.yandex.ru/~%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B8/%D0%A0%D0%B5%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F%20%D0%B8%20%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%B7%D0%BC/%D0%9F%D1%8F%D1%82%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D1%81%D1%8F%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8/ Реформация и протестантизм: Словарь. Смирнов М.Ю. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2005. — 197 с.](недоступная ссылка с 14-06-2016 (1195 дней))
  2. [www.relig.land.ru/317.htm Пятидесятники] // Энциклопедия «Народы и религии мира»/ Гл. ред. В. А. Тишков — М., Большая Российская энциклопедия, 1998
  3. [cw.routledge.com/ref/religionandsociety/pentecostal/introduction.html Encyclopedia of pentecostal and charismatic christianity — Editor: Stanley M. Burgess — Introduction]
  4. [www.bbc.co.uk/religion/religions/christianity/subdivisions/pentecostal_1.shtml BBC — Religions — Christianity: Pentecostalism]
  5. [www.pctii.org/cyberj/cyberj12/lewis.html CYBERJOURNAL FOR PENTECOSTAL-CHARISMATIC RESEARCH — Reflections of a Hundred Years of Pentecostal Theology]
  6. 1 2 [www.pctii.org/cyberj/cyberj13/amanor.html Pentecostalism in Ghana: An African Reformation]
  7. [www.prolades.com/clas-eng.pdf A CLASSIFICATION SYSTEM OF RELIGIOUS GROUPS IN THE AMERICAS BY MAJOR TRADITIONS AND FAMILY TYPES]
  8. [www.pctii.org/cyberj/cyberj18/adewale.html Predilection for African Indigenous Practices in the Pentecostal Tradition of African Indigenous Churches]
  9. [www.jmcim.org/site/pages/posts/godhead-one-god-three-manifestations-14.php Godhead: One God]
  10. [www.religare.ru/2_7928.html США: статистика религиозности населения]

Литература

Отрывок, характеризующий Список пятидесятнических деноминаций



Из молодежи, не считая старшей дочери графини (которая была четырьмя годами старше сестры и держала себя уже, как большая) и гостьи барышни, в гостиной остались Николай и Соня племянница. Соня была тоненькая, миниатюрненькая брюнетка с мягким, отененным длинными ресницами взглядом, густой черною косой, два раза обвившею ее голову, и желтоватым оттенком кожи на лице и в особенности на обнаженных худощавых, но грациозных мускулистых руках и шее. Плавностью движений, мягкостью и гибкостью маленьких членов и несколько хитрою и сдержанною манерой она напоминала красивого, но еще не сформировавшегося котенка, который будет прелестною кошечкой. Она, видимо, считала приличным выказывать улыбкой участие к общему разговору; но против воли ее глаза из под длинных густых ресниц смотрели на уезжавшего в армию cousin [двоюродного брата] с таким девическим страстным обожанием, что улыбка ее не могла ни на мгновение обмануть никого, и видно было, что кошечка присела только для того, чтоб еще энергичнее прыгнуть и заиграть с своим соusin, как скоро только они так же, как Борис с Наташей, выберутся из этой гостиной.
– Да, ma chere, – сказал старый граф, обращаясь к гостье и указывая на своего Николая. – Вот его друг Борис произведен в офицеры, и он из дружбы не хочет отставать от него; бросает и университет и меня старика: идет в военную службу, ma chere. А уж ему место в архиве было готово, и всё. Вот дружба то? – сказал граф вопросительно.
– Да ведь война, говорят, объявлена, – сказала гостья.
– Давно говорят, – сказал граф. – Опять поговорят, поговорят, да так и оставят. Ma chere, вот дружба то! – повторил он. – Он идет в гусары.
Гостья, не зная, что сказать, покачала головой.
– Совсем не из дружбы, – отвечал Николай, вспыхнув и отговариваясь как будто от постыдного на него наклепа. – Совсем не дружба, а просто чувствую призвание к военной службе.
Он оглянулся на кузину и на гостью барышню: обе смотрели на него с улыбкой одобрения.
– Нынче обедает у нас Шуберт, полковник Павлоградского гусарского полка. Он был в отпуску здесь и берет его с собой. Что делать? – сказал граф, пожимая плечами и говоря шуточно о деле, которое, видимо, стоило ему много горя.
– Я уж вам говорил, папенька, – сказал сын, – что ежели вам не хочется меня отпустить, я останусь. Но я знаю, что я никуда не гожусь, кроме как в военную службу; я не дипломат, не чиновник, не умею скрывать того, что чувствую, – говорил он, всё поглядывая с кокетством красивой молодости на Соню и гостью барышню.
Кошечка, впиваясь в него глазами, казалась каждую секунду готовою заиграть и выказать всю свою кошачью натуру.
– Ну, ну, хорошо! – сказал старый граф, – всё горячится. Всё Бонапарте всем голову вскружил; все думают, как это он из поручиков попал в императоры. Что ж, дай Бог, – прибавил он, не замечая насмешливой улыбки гостьи.
Большие заговорили о Бонапарте. Жюли, дочь Карагиной, обратилась к молодому Ростову:
– Как жаль, что вас не было в четверг у Архаровых. Мне скучно было без вас, – сказала она, нежно улыбаясь ему.
Польщенный молодой человек с кокетливой улыбкой молодости ближе пересел к ней и вступил с улыбающейся Жюли в отдельный разговор, совсем не замечая того, что эта его невольная улыбка ножом ревности резала сердце красневшей и притворно улыбавшейся Сони. – В середине разговора он оглянулся на нее. Соня страстно озлобленно взглянула на него и, едва удерживая на глазах слезы, а на губах притворную улыбку, встала и вышла из комнаты. Всё оживление Николая исчезло. Он выждал первый перерыв разговора и с расстроенным лицом вышел из комнаты отыскивать Соню.
– Как секреты то этой всей молодежи шиты белыми нитками! – сказала Анна Михайловна, указывая на выходящего Николая. – Cousinage dangereux voisinage, [Бедовое дело – двоюродные братцы и сестрицы,] – прибавила она.
– Да, – сказала графиня, после того как луч солнца, проникнувший в гостиную вместе с этим молодым поколением, исчез, и как будто отвечая на вопрос, которого никто ей не делал, но который постоянно занимал ее. – Сколько страданий, сколько беспокойств перенесено за то, чтобы теперь на них радоваться! А и теперь, право, больше страха, чем радости. Всё боишься, всё боишься! Именно тот возраст, в котором так много опасностей и для девочек и для мальчиков.
– Всё от воспитания зависит, – сказала гостья.
– Да, ваша правда, – продолжала графиня. – До сих пор я была, слава Богу, другом своих детей и пользуюсь полным их доверием, – говорила графиня, повторяя заблуждение многих родителей, полагающих, что у детей их нет тайн от них. – Я знаю, что я всегда буду первою confidente [поверенной] моих дочерей, и что Николенька, по своему пылкому характеру, ежели будет шалить (мальчику нельзя без этого), то всё не так, как эти петербургские господа.
– Да, славные, славные ребята, – подтвердил граф, всегда разрешавший запутанные для него вопросы тем, что всё находил славным. – Вот подите, захотел в гусары! Да вот что вы хотите, ma chere!
– Какое милое существо ваша меньшая, – сказала гостья. – Порох!
– Да, порох, – сказал граф. – В меня пошла! И какой голос: хоть и моя дочь, а я правду скажу, певица будет, Саломони другая. Мы взяли итальянца ее учить.
– Не рано ли? Говорят, вредно для голоса учиться в эту пору.
– О, нет, какой рано! – сказал граф. – Как же наши матери выходили в двенадцать тринадцать лет замуж?
– Уж она и теперь влюблена в Бориса! Какова? – сказала графиня, тихо улыбаясь, глядя на мать Бориса, и, видимо отвечая на мысль, всегда ее занимавшую, продолжала. – Ну, вот видите, держи я ее строго, запрещай я ей… Бог знает, что бы они делали потихоньку (графиня разумела: они целовались бы), а теперь я знаю каждое ее слово. Она сама вечером прибежит и всё мне расскажет. Может быть, я балую ее; но, право, это, кажется, лучше. Я старшую держала строго.
– Да, меня совсем иначе воспитывали, – сказала старшая, красивая графиня Вера, улыбаясь.
Но улыбка не украсила лица Веры, как это обыкновенно бывает; напротив, лицо ее стало неестественно и оттого неприятно.
Старшая, Вера, была хороша, была неглупа, училась прекрасно, была хорошо воспитана, голос у нее был приятный, то, что она сказала, было справедливо и уместно; но, странное дело, все, и гостья и графиня, оглянулись на нее, как будто удивились, зачем она это сказала, и почувствовали неловкость.
– Всегда с старшими детьми мудрят, хотят сделать что нибудь необыкновенное, – сказала гостья.
– Что греха таить, ma chere! Графинюшка мудрила с Верой, – сказал граф. – Ну, да что ж! всё таки славная вышла, – прибавил он, одобрительно подмигивая Вере.
Гостьи встали и уехали, обещаясь приехать к обеду.
– Что за манера! Уж сидели, сидели! – сказала графиня, проводя гостей.


Когда Наташа вышла из гостиной и побежала, она добежала только до цветочной. В этой комнате она остановилась, прислушиваясь к говору в гостиной и ожидая выхода Бориса. Она уже начинала приходить в нетерпение и, топнув ножкой, сбиралась было заплакать оттого, что он не сейчас шел, когда заслышались не тихие, не быстрые, приличные шаги молодого человека.
Наташа быстро бросилась между кадок цветов и спряталась.
Борис остановился посереди комнаты, оглянулся, смахнул рукой соринки с рукава мундира и подошел к зеркалу, рассматривая свое красивое лицо. Наташа, притихнув, выглядывала из своей засады, ожидая, что он будет делать. Он постоял несколько времени перед зеркалом, улыбнулся и пошел к выходной двери. Наташа хотела его окликнуть, но потом раздумала. «Пускай ищет», сказала она себе. Только что Борис вышел, как из другой двери вышла раскрасневшаяся Соня, сквозь слезы что то злобно шепчущая. Наташа удержалась от своего первого движения выбежать к ней и осталась в своей засаде, как под шапкой невидимкой, высматривая, что делалось на свете. Она испытывала особое новое наслаждение. Соня шептала что то и оглядывалась на дверь гостиной. Из двери вышел Николай.
– Соня! Что с тобой? Можно ли это? – сказал Николай, подбегая к ней.
– Ничего, ничего, оставьте меня! – Соня зарыдала.
– Нет, я знаю что.
– Ну знаете, и прекрасно, и подите к ней.
– Соооня! Одно слово! Можно ли так мучить меня и себя из за фантазии? – говорил Николай, взяв ее за руку.
Соня не вырывала у него руки и перестала плакать.
Наташа, не шевелясь и не дыша, блестящими главами смотрела из своей засады. «Что теперь будет»? думала она.
– Соня! Мне весь мир не нужен! Ты одна для меня всё, – говорил Николай. – Я докажу тебе.
– Я не люблю, когда ты так говоришь.
– Ну не буду, ну прости, Соня! – Он притянул ее к себе и поцеловал.
«Ах, как хорошо!» подумала Наташа, и когда Соня с Николаем вышли из комнаты, она пошла за ними и вызвала к себе Бориса.
– Борис, подите сюда, – сказала она с значительным и хитрым видом. – Мне нужно сказать вам одну вещь. Сюда, сюда, – сказала она и привела его в цветочную на то место между кадок, где она была спрятана. Борис, улыбаясь, шел за нею.
– Какая же это одна вещь ? – спросил он.
Она смутилась, оглянулась вокруг себя и, увидев брошенную на кадке свою куклу, взяла ее в руки.
– Поцелуйте куклу, – сказала она.
Борис внимательным, ласковым взглядом смотрел в ее оживленное лицо и ничего не отвечал.
– Не хотите? Ну, так подите сюда, – сказала она и глубже ушла в цветы и бросила куклу. – Ближе, ближе! – шептала она. Она поймала руками офицера за обшлага, и в покрасневшем лице ее видны были торжественность и страх.
– А меня хотите поцеловать? – прошептала она чуть слышно, исподлобья глядя на него, улыбаясь и чуть не плача от волненья.
Борис покраснел.
– Какая вы смешная! – проговорил он, нагибаясь к ней, еще более краснея, но ничего не предпринимая и выжидая.
Она вдруг вскочила на кадку, так что стала выше его, обняла его обеими руками, так что тонкие голые ручки согнулись выше его шеи и, откинув движением головы волосы назад, поцеловала его в самые губы.
Она проскользнула между горшками на другую сторону цветов и, опустив голову, остановилась.
– Наташа, – сказал он, – вы знаете, что я люблю вас, но…
– Вы влюблены в меня? – перебила его Наташа.
– Да, влюблен, но, пожалуйста, не будем делать того, что сейчас… Еще четыре года… Тогда я буду просить вашей руки.
Наташа подумала.
– Тринадцать, четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать… – сказала она, считая по тоненьким пальчикам. – Хорошо! Так кончено?
И улыбка радости и успокоения осветила ее оживленное лицо.
– Кончено! – сказал Борис.
– Навсегда? – сказала девочка. – До самой смерти?
И, взяв его под руку, она с счастливым лицом тихо пошла с ним рядом в диванную.


Графиня так устала от визитов, что не велела принимать больше никого, и швейцару приказано было только звать непременно кушать всех, кто будет еще приезжать с поздравлениями. Графине хотелось с глазу на глаз поговорить с другом своего детства, княгиней Анной Михайловной, которую она не видала хорошенько с ее приезда из Петербурга. Анна Михайловна, с своим исплаканным и приятным лицом, подвинулась ближе к креслу графини.
– С тобой я буду совершенно откровенна, – сказала Анна Михайловна. – Уж мало нас осталось, старых друзей! От этого я так и дорожу твоею дружбой.
Анна Михайловна посмотрела на Веру и остановилась. Графиня пожала руку своему другу.
– Вера, – сказала графиня, обращаясь к старшей дочери, очевидно, нелюбимой. – Как у вас ни на что понятия нет? Разве ты не чувствуешь, что ты здесь лишняя? Поди к сестрам, или…
Красивая Вера презрительно улыбнулась, видимо не чувствуя ни малейшего оскорбления.
– Ежели бы вы мне сказали давно, маменька, я бы тотчас ушла, – сказала она, и пошла в свою комнату.
Но, проходя мимо диванной, она заметила, что в ней у двух окошек симметрично сидели две пары. Она остановилась и презрительно улыбнулась. Соня сидела близко подле Николая, который переписывал ей стихи, в первый раз сочиненные им. Борис с Наташей сидели у другого окна и замолчали, когда вошла Вера. Соня и Наташа с виноватыми и счастливыми лицами взглянули на Веру.
Весело и трогательно было смотреть на этих влюбленных девочек, но вид их, очевидно, не возбуждал в Вере приятного чувства.
– Сколько раз я вас просила, – сказала она, – не брать моих вещей, у вас есть своя комната.
Она взяла от Николая чернильницу.
– Сейчас, сейчас, – сказал он, мокая перо.
– Вы всё умеете делать не во время, – сказала Вера. – То прибежали в гостиную, так что всем совестно сделалось за вас.
Несмотря на то, или именно потому, что сказанное ею было совершенно справедливо, никто ей не отвечал, и все четверо только переглядывались между собой. Она медлила в комнате с чернильницей в руке.
– И какие могут быть в ваши года секреты между Наташей и Борисом и между вами, – всё одни глупости!
– Ну, что тебе за дело, Вера? – тихеньким голоском, заступнически проговорила Наташа.
Она, видимо, была ко всем еще более, чем всегда, в этот день добра и ласкова.
– Очень глупо, – сказала Вера, – мне совестно за вас. Что за секреты?…
– У каждого свои секреты. Мы тебя с Бергом не трогаем, – сказала Наташа разгорячаясь.