Витебская область

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Витебская область
Віцебская вобласць
Герб
Флаг
Страна

Белоруссия Белоруссия

Статус

Область

Включает

21 район

Административный центр

Витебск

Крупнейшие города

Витебск
 Орша
 Полоцк
 Новополоцк

Дата образования

1938

Председатель облисполкома

Николай Николаевич Шерстнёв[1]

Население (2016)

1 193 587 человек[2]

Плотность

29,8 чел./км²

Национальный состав

85.1% – белорусы, 10,2% – русские, 1,2% - украинцы, 0.9% - поляки

Конфессиональный состав

православные, католики, протестанты

Площадь

40 049[3] км²
(2-е место)

Высота
над уровнем моря
 • Наивысшая точка



 Горшева (295 м),[4] м

Часовой пояс

FET (UTC+3)

Код ISO 3166-2

BY-VI

Код автом. номеров

2

[www.vitebsk-region.gov.by Официальный сайт]
Координаты: 55°20′00″ с. ш. 29°00′00″ в. д. / 55.33333333° с. ш. 29.0° в. д. / 55.33333333; 29.0 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=55.33333333&mlon=29.0&zoom=12 (O)] (Я)

Ви́тебская о́бласть (белор. Віцебская вобласць) — область на севере Белоруссии.

Население 1 193 587 человек (на 1 января 2016 года), в том числе городское 916 691 человек (76,8 %), сельское — 276 896 жителей (23,2 %)[2]. Административный центр — город Витебск. Образована 15 января 1938 года.





География

Территория 40 049 км²[3].

История

Во время Отечественной войны 1812 года 18—20 июля (30 июля — 1 августа) у деревни Клястицы произошло трёхдневное сражение между русскими войсками корпуса генерала П. Х. Витгенштейна и французскими войсками корпуса маршала Удино, в ходе которого превосходящим силам французов было нанесено ощутимое поражение и остановлено наступление сил Наполеона на Санкт-Петербург.

Во время создания СССР территория области входила в состав Витебской губернии РСФСР. В 1924 году основная часть губернии (та, что сейчас в Витебской области) была передана Белорусской ССР.

Витебская область была образована 15 января 1938 года на основании Закона СССР от 15.01.1938 об изменении и дополнении Конституции (Основного Закона) СССР.

Геральдика

2 июня 2009 года Витебская область, последней из регионов Белоруссии, обрела свой герб и флаг.

За основу современного герба облисполком взял герб Витебской губернии 1856 года. Герб Витебской области представляет собой французский щит, в красном поле которого изображен серебряный всадник в доспехах, держащий в правой руке над головой меч, в левой — щит с золотым шестиконечным крестом. Герб венчает большая золотая городская корона с пятью зубцами, снизу его обрамляют две золотые дубовые ветви, увитые и соединенные голубой орденской лентой.

Администрация

Председатель областного исполнительного комитета Николай Шерстнёв.

Административное деление

Города областного подчинения:

Витебская область включает 21 район:

No Название по-русски Название по-белорусски Площадь,[3]
км²
Население,
чел. (2016)[2]
Административный
центр
1. Витебский Віцебскі 2737,85 37 303 Витебск
2. Бешенковичский Бешанковіцкі 1249,65 15 914 Бешенковичи
3. Браславский Браслаўскі 2270,07 26 324 Браслав
4. Верхнедвинский Верхнядзвінскі 2140,76 21 876 Верхнедвинск
5. Глубокский Глыбоцкі 1759,58 37 712 Глубокое
6. Городокский Гарадоцкі 2980,13 23 330 Городок
7. Докшицкий Докшыцкі 2267,61 23 500 Докшицы
8. Дубровенский Дубровенскі 1249,70 14 637 Дубровно
9. Лепельский Лепельскі 1822,22 33 151 Лепель
10. Лиозненский Ліёзненскі 1417,63 15 734 Лиозно
11. Миорский Міёрскі 1786,64 20 737 Миоры
12. Оршанский Аршанскі 1667,73 158 290 Орша
13. Полоцкий Полацкі 3137,78 108 389 Полоцк
14. Поставский Пастаўскі 2096,44 36 442 Поставы
15. Россонский Расонскі 1926,87 9517 Россоны
16. Сенненский Сенненскі 1966,05 22 065 Сенно
17. Толочинский Талачынскі 1498,56 25 288 Толочин
18. Ушачский Ушацкі 1489,38 13 805 Ушачи
19. Чашникский Чашніцкі 1481,12 31 335 Чашники
20. Шарковщинский Шаркаўшчынскі 1189,18 15 453 Шарковщина
21. Шумилинский Шумілінскі 1695,40 18 263 Шумилино

Население

Численность

Население области по переписи 1999 года составило 1377,2 тыс. человек, в том числе в городских поселениях — 923,1 (67 %), в сельских — 454,1 тыс. человек (33 %).

Динамика

За период с 1959 по 1999 год городское население увеличилось в 2,3 раза, сельское за это же время уменьшилось на 48 %.

Продолжительность жизни

Достигла к концу 80-х годов XX века. 71,3 года, но затем стала последовательно снижаться, и в 2002 году составила 67,5 года, в том числе у мужчин — 61,9 года, у женщин — 73,6.

Населённость

В области насчитывается 6480 сельских населённых пунктов, из них 366 — без населения. Среди сельских населенных пунктов преобладают небольшие поселения — с числом жителей до 10 человек. Таких населённых пунктов на начало 2006 года было 4718, или 73 % от общего числа. В них проживает 19 % сельского населения. Основная доля сельчан проживает в 116 населённых пунктах с численностью более 500 человек в каждом из них. Самыми крупными являются такие, как д. Октябрьская и д. Новка Витебского, д. Фариново Полоцкого, Крулевщина Докшицкого, д. Боровка Лепельского, д. Бабиничи Оршанского районов. В среднем в одном сельском населённом пункте области на начало текущего года проживает 58 человек. Наиболее малочисленные поселения расположены в Браславском, Миорском и Поставском районах, а густонаселённые — в Оршанском и Витебском.

Национальный состав

Народ Перепись 1926 Перепись 1939[5] Перепись 1959 Перепись 1970 Перепись 1979 Перепись 1989 Перепись 1999 Перепись 2009[6]
Белорусы 1 061 754 1 036 550 1 131 584 1 133 027 1 119 479 1 129 141 1 047 978
Русские 101 041 118 816 167 656 187 016 213 911 187 872 124 958
Украинцы 15 658 11 636 19 819 23 757 26 148 21 926 14 557
Поляки 11 515 83 800 24 876 17 308 25 266 21 003 11 141
Евреи 77 173 18 987 17 343 15 080 12 702 4 633 2 127
Цыгане 709 1 100 1 274 1 716 1 598 1 186
Армяне 411 335 342 571 1 431 1 149
Татары 1 221 1 248 1 544 1 413 1 538 1 260 822
Азербайджанцы 152 203 259 726 834 646
Литовцы 1 863 1 138 1 027 1 079 917 624
Молдаване 76 232 409 720 649 522
Латыши 4 522 909 788 759 755 499
Грузины 375 186 207 341 384 285
Немцы 882 232 353 476 639 268
Чуваши 347 359 405 531 396 221
Всего 1 281 238 1 276 113 1 370 006 1 385 372 1 409 909 1 377 161 1 230 821

Известные жители и уроженцы

См. также Известные жители и уроженцы Витебска

Населённые пункты

Населённые пункты с количеством жителей свыше 7 тысяч
по состоянию на 1 января 2016 года[2]
Витебск 368,6 Браслав 9,9
Орша 116,6 Толочин 9,8
Новополоцк 102,4 Чашники 8,8
Полоцк 85,1 Миоры 8,1
Поставы 20,0 Руба 7,7
Глубокое 18,9 Шумилино 7,4
Лепель 17,7 Сенно 7,4
Новолукомль 13,0 Верхнедвинск 7,3
Городок 12,2 Дубровно 7,2
Барань 10,3

Общая карта

Легенда карты:

  • От 100 000 до 500 000 чел.
  • от 20 000 до 100 000 чел.
  • от 10 000 до 20 000 чел.
  • от 5 000 до 10 000 чел.
  • от 1 000 до 5 000 чел.

Экономика

По территории области проходят две крупных европейских магистрали E30 (магистраль М1) и E95 (магистраль М8), пересекающиеся в районе Орши. Также через Оршу проходит железная дорога Москва — Минск.

В 2010 году предприятиями области произведено промышленной продукции в фактических отпускных ценах (с учетом давальческого сырья) на сумму 27,87 трлн рублей (в 2009 году — на сумму 22,008 трлн рублей)К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3319 дней].

Ведущие отрасли промышленности области в республиканских объёмах производства занимают: топливная — около 58 %, электроэнергетика — 10,8 %,пищевая — 8,8 % легкая — 5,1 %, химическая и нефтехимическая — 1,9 %.

На территории области функционирует Дрисвятская ГЭС.

Наука

На территории Витебской области находятся две астрономических обсерватории (единственные во всей республике) имеющие код Центра малых планет: Обсерватория Taurus-1 и Витебская любительская астрономическая обсерватория. В Витебской обсерватории было сделано множество разных астрономических открытий, а обсерватория «Taurus-1» является лидером по числу наблюдений комет.

Культура

В области около 40 музеев.

Достопримечательности

См. также

Напишите отзыв о статье "Витебская область"

Примечания

  1. [www.vitebsk-region.gov.by/ru/rukovodstvo-ru/ Председатель областного исполнительного комитета]
  2. 1 2 3 4 [www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/solialnaya-sfera/demografiya_2/metodologiya-otvetstvennye-za-informatsionnoe-s_2/index_4945/ Численность населения на 1 января 2016 г. и среднегодовая численность населения за 2015 год по Республике Беларусь в разрезе областей, районов, городов и поселков городского типа.] // Национальный статистический комитет Республики Беларусь. — Мн., 2016.
  3. 1 2 3 [www.gki.gov.by/docs/gzk_2010-15404.doc «Государственный земельный кадастр Республики Беларусь»] (по состоянию на 1 января 2011 г.)
  4. [poseidon.by/node/88 Белорусский Посейдон. Ландшафты. Экология рационального природопользования]
  5. [demoscope.ru/weekly/ssp/rer_nac_39_gs.php?reg=17&gor=3&Submit=OK Демоскоп Weekly — Приложение. Справочник статистических показателей]
  6. [web.archive.org/web/20100918182503/belstat.gov.by/homep/ru/perepic/2009/vihod_tables/5.8-2.pdf H]

Литература

Ссылки

  • [www.radzima.org/ru/oblast/vitebskaya.html Витебская область, города и деревни. Фото достопримечательностей]
  • [geraldika.by/content/category/4/15/62/ Символика Витебской области]
  • [www.kraj.vitebsk.net/?page=intrp Спіс цікавых месцаў у наваколлях Віцебска]
  • [babylon.iatp.by/nationalRegistry/1/nr1vt.html Национальные общности Белоруссии]
  • [vlib.by/pridvinie/index.php/ Прыдзвінскі край: гісторыя і сучаснасць]

Отрывок, характеризующий Витебская область

– Он на козлы. Ведь ты на козлы, Петя? – кричала Наташа.
Соня не переставая хлопотала тоже; но цель хлопот ее была противоположна цели Наташи. Она убирала те вещи, которые должны были остаться; записывала их, по желанию графини, и старалась захватить с собой как можно больше.


Во втором часу заложенные и уложенные четыре экипажа Ростовых стояли у подъезда. Подводы с ранеными одна за другой съезжали со двора.
Коляска, в которой везли князя Андрея, проезжая мимо крыльца, обратила на себя внимание Сони, устраивавшей вместе с девушкой сиденья для графини в ее огромной высокой карете, стоявшей у подъезда.
– Это чья же коляска? – спросила Соня, высунувшись в окно кареты.
– А вы разве не знали, барышня? – отвечала горничная. – Князь раненый: он у нас ночевал и тоже с нами едут.
– Да кто это? Как фамилия?
– Самый наш жених бывший, князь Болконский! – вздыхая, отвечала горничная. – Говорят, при смерти.
Соня выскочила из кареты и побежала к графине. Графиня, уже одетая по дорожному, в шали и шляпе, усталая, ходила по гостиной, ожидая домашних, с тем чтобы посидеть с закрытыми дверями и помолиться перед отъездом. Наташи не было в комнате.
– Maman, – сказала Соня, – князь Андрей здесь, раненый, при смерти. Он едет с нами.
Графиня испуганно открыла глаза и, схватив за руку Соню, оглянулась.
– Наташа? – проговорила она.
И для Сони и для графини известие это имело в первую минуту только одно значение. Они знали свою Наташу, и ужас о том, что будет с нею при этом известии, заглушал для них всякое сочувствие к человеку, которого они обе любили.
– Наташа не знает еще; но он едет с нами, – сказала Соня.
– Ты говоришь, при смерти?
Соня кивнула головой.
Графиня обняла Соню и заплакала.
«Пути господни неисповедимы!» – думала она, чувствуя, что во всем, что делалось теперь, начинала выступать скрывавшаяся прежде от взгляда людей всемогущая рука.
– Ну, мама, все готово. О чем вы?.. – спросила с оживленным лицом Наташа, вбегая в комнату.
– Ни о чем, – сказала графиня. – Готово, так поедем. – И графиня нагнулась к своему ридикюлю, чтобы скрыть расстроенное лицо. Соня обняла Наташу и поцеловала ее.
Наташа вопросительно взглянула на нее.
– Что ты? Что такое случилось?
– Ничего… Нет…
– Очень дурное для меня?.. Что такое? – спрашивала чуткая Наташа.
Соня вздохнула и ничего не ответила. Граф, Петя, m me Schoss, Мавра Кузминишна, Васильич вошли в гостиную, и, затворив двери, все сели и молча, не глядя друг на друга, посидели несколько секунд.
Граф первый встал и, громко вздохнув, стал креститься на образ. Все сделали то же. Потом граф стал обнимать Мавру Кузминишну и Васильича, которые оставались в Москве, и, в то время как они ловили его руку и целовали его в плечо, слегка трепал их по спине, приговаривая что то неясное, ласково успокоительное. Графиня ушла в образную, и Соня нашла ее там на коленях перед разрозненно по стене остававшимися образами. (Самые дорогие по семейным преданиям образа везлись с собою.)
На крыльце и на дворе уезжавшие люди с кинжалами и саблями, которыми их вооружил Петя, с заправленными панталонами в сапоги и туго перепоясанные ремнями и кушаками, прощались с теми, которые оставались.
Как и всегда при отъездах, многое было забыто и не так уложено, и довольно долго два гайдука стояли с обеих сторон отворенной дверцы и ступенек кареты, готовясь подсадить графиню, в то время как бегали девушки с подушками, узелками из дому в кареты, и коляску, и бричку, и обратно.
– Век свой все перезабудут! – говорила графиня. – Ведь ты знаешь, что я не могу так сидеть. – И Дуняша, стиснув зубы и не отвечая, с выражением упрека на лице, бросилась в карету переделывать сиденье.
– Ах, народ этот! – говорил граф, покачивая головой.
Старый кучер Ефим, с которым одним только решалась ездить графиня, сидя высоко на своих козлах, даже не оглядывался на то, что делалось позади его. Он тридцатилетним опытом знал, что не скоро еще ему скажут «с богом!» и что когда скажут, то еще два раза остановят его и пошлют за забытыми вещами, и уже после этого еще раз остановят, и графиня сама высунется к нему в окно и попросит его Христом богом ехать осторожнее на спусках. Он знал это и потому терпеливее своих лошадей (в особенности левого рыжего – Сокола, который бил ногой и, пережевывая, перебирал удила) ожидал того, что будет. Наконец все уселись; ступеньки собрались и закинулись в карету, дверка захлопнулась, послали за шкатулкой, графиня высунулась и сказала, что должно. Тогда Ефим медленно снял шляпу с своей головы и стал креститься. Форейтор и все люди сделали то же.
– С богом! – сказал Ефим, надев шляпу. – Вытягивай! – Форейтор тронул. Правый дышловой влег в хомут, хрустнули высокие рессоры, и качнулся кузов. Лакей на ходу вскочил на козлы. Встряхнуло карету при выезде со двора на тряскую мостовую, так же встряхнуло другие экипажи, и поезд тронулся вверх по улице. В каретах, коляске и бричке все крестились на церковь, которая была напротив. Остававшиеся в Москве люди шли по обоим бокам экипажей, провожая их.
Наташа редко испытывала столь радостное чувство, как то, которое она испытывала теперь, сидя в карете подле графини и глядя на медленно подвигавшиеся мимо нее стены оставляемой, встревоженной Москвы. Она изредка высовывалась в окно кареты и глядела назад и вперед на длинный поезд раненых, предшествующий им. Почти впереди всех виднелся ей закрытый верх коляски князя Андрея. Она не знала, кто был в ней, и всякий раз, соображая область своего обоза, отыскивала глазами эту коляску. Она знала, что она была впереди всех.
В Кудрине, из Никитской, от Пресни, от Подновинского съехалось несколько таких же поездов, как был поезд Ростовых, и по Садовой уже в два ряда ехали экипажи и подводы.
Объезжая Сухареву башню, Наташа, любопытно и быстро осматривавшая народ, едущий и идущий, вдруг радостно и удивленно вскрикнула:
– Батюшки! Мама, Соня, посмотрите, это он!
– Кто? Кто?
– Смотрите, ей богу, Безухов! – говорила Наташа, высовываясь в окно кареты и глядя на высокого толстого человека в кучерском кафтане, очевидно, наряженного барина по походке и осанке, который рядом с желтым безбородым старичком в фризовой шинели подошел под арку Сухаревой башни.
– Ей богу, Безухов, в кафтане, с каким то старым мальчиком! Ей богу, – говорила Наташа, – смотрите, смотрите!
– Да нет, это не он. Можно ли, такие глупости.
– Мама, – кричала Наташа, – я вам голову дам на отсечение, что это он! Я вас уверяю. Постой, постой! – кричала она кучеру; но кучер не мог остановиться, потому что из Мещанской выехали еще подводы и экипажи, и на Ростовых кричали, чтоб они трогались и не задерживали других.
Действительно, хотя уже гораздо дальше, чем прежде, все Ростовы увидали Пьера или человека, необыкновенно похожего на Пьера, в кучерском кафтане, шедшего по улице с нагнутой головой и серьезным лицом, подле маленького безбородого старичка, имевшего вид лакея. Старичок этот заметил высунувшееся на него лицо из кареты и, почтительно дотронувшись до локтя Пьера, что то сказал ему, указывая на карету. Пьер долго не мог понять того, что он говорил; так он, видимо, погружен был в свои мысли. Наконец, когда он понял его, посмотрел по указанию и, узнав Наташу, в ту же секунду отдаваясь первому впечатлению, быстро направился к карете. Но, пройдя шагов десять, он, видимо, вспомнив что то, остановился.
Высунувшееся из кареты лицо Наташи сияло насмешливою ласкою.
– Петр Кирилыч, идите же! Ведь мы узнали! Это удивительно! – кричала она, протягивая ему руку. – Как это вы? Зачем вы так?
Пьер взял протянутую руку и на ходу (так как карета. продолжала двигаться) неловко поцеловал ее.
– Что с вами, граф? – спросила удивленным и соболезнующим голосом графиня.
– Что? Что? Зачем? Не спрашивайте у меня, – сказал Пьер и оглянулся на Наташу, сияющий, радостный взгляд которой (он чувствовал это, не глядя на нее) обдавал его своей прелестью.
– Что же вы, или в Москве остаетесь? – Пьер помолчал.
– В Москве? – сказал он вопросительно. – Да, в Москве. Прощайте.
– Ах, желала бы я быть мужчиной, я бы непременно осталась с вами. Ах, как это хорошо! – сказала Наташа. – Мама, позвольте, я останусь. – Пьер рассеянно посмотрел на Наташу и что то хотел сказать, но графиня перебила его:
– Вы были на сражении, мы слышали?
– Да, я был, – отвечал Пьер. – Завтра будет опять сражение… – начал было он, но Наташа перебила его:
– Да что же с вами, граф? Вы на себя не похожи…
– Ах, не спрашивайте, не спрашивайте меня, я ничего сам не знаю. Завтра… Да нет! Прощайте, прощайте, – проговорил он, – ужасное время! – И, отстав от кареты, он отошел на тротуар.
Наташа долго еще высовывалась из окна, сияя на него ласковой и немного насмешливой, радостной улыбкой.


Пьер, со времени исчезновения своего из дома, ужа второй день жил на пустой квартире покойного Баздеева. Вот как это случилось.
Проснувшись на другой день после своего возвращения в Москву и свидания с графом Растопчиным, Пьер долго не мог понять того, где он находился и чего от него хотели. Когда ему, между именами прочих лиц, дожидавшихся его в приемной, доложили, что его дожидается еще француз, привезший письмо от графини Елены Васильевны, на него нашло вдруг то чувство спутанности и безнадежности, которому он способен был поддаваться. Ему вдруг представилось, что все теперь кончено, все смешалось, все разрушилось, что нет ни правого, ни виноватого, что впереди ничего не будет и что выхода из этого положения нет никакого. Он, неестественно улыбаясь и что то бормоча, то садился на диван в беспомощной позе, то вставал, подходил к двери и заглядывал в щелку в приемную, то, махая руками, возвращался назад я брался за книгу. Дворецкий в другой раз пришел доложить Пьеру, что француз, привезший от графини письмо, очень желает видеть его хоть на минутку и что приходили от вдовы И. А. Баздеева просить принять книги, так как сама г жа Баздеева уехала в деревню.
– Ах, да, сейчас, подожди… Или нет… да нет, поди скажи, что сейчас приду, – сказал Пьер дворецкому.
Но как только вышел дворецкий, Пьер взял шляпу, лежавшую на столе, и вышел в заднюю дверь из кабинета. В коридоре никого не было. Пьер прошел во всю длину коридора до лестницы и, морщась и растирая лоб обеими руками, спустился до первой площадки. Швейцар стоял у парадной двери. С площадки, на которую спустился Пьер, другая лестница вела к заднему ходу. Пьер пошел по ней и вышел во двор. Никто не видал его. Но на улице, как только он вышел в ворота, кучера, стоявшие с экипажами, и дворник увидали барина и сняли перед ним шапки. Почувствовав на себя устремленные взгляды, Пьер поступил как страус, который прячет голову в куст, с тем чтобы его не видали; он опустил голову и, прибавив шагу, пошел по улице.
Из всех дел, предстоявших Пьеру в это утро, дело разборки книг и бумаг Иосифа Алексеевича показалось ему самым нужным.
Он взял первого попавшегося ему извозчика и велел ему ехать на Патриаршие пруды, где был дом вдовы Баздеева.
Беспрестанно оглядываясь на со всех сторон двигавшиеся обозы выезжавших из Москвы и оправляясь своим тучным телом, чтобы не соскользнуть с дребезжащих старых дрожек, Пьер, испытывая радостное чувство, подобное тому, которое испытывает мальчик, убежавший из школы, разговорился с извозчиком.
Извозчик рассказал ему, что нынешний день разбирают в Кремле оружие, и что на завтрашний народ выгоняют весь за Трехгорную заставу, и что там будет большое сражение.
Приехав на Патриаршие пруды, Пьер отыскал дом Баздеева, в котором он давно не бывал. Он подошел к калитке. Герасим, тот самый желтый безбородый старичок, которого Пьер видел пять лет тому назад в Торжке с Иосифом Алексеевичем, вышел на его стук.
– Дома? – спросил Пьер.
– По обстоятельствам нынешним, Софья Даниловна с детьми уехали в торжковскую деревню, ваше сиятельство.
– Я все таки войду, мне надо книги разобрать, – сказал Пьер.
– Пожалуйте, милости просим, братец покойника, – царство небесное! – Макар Алексеевич остались, да, как изволите знать, они в слабости, – сказал старый слуга.
Макар Алексеевич был, как знал Пьер, полусумасшедший, пивший запоем брат Иосифа Алексеевича.
– Да, да, знаю. Пойдем, пойдем… – сказал Пьер и вошел в дом. Высокий плешивый старый человек в халате, с красным носом, в калошах на босу ногу, стоял в передней; увидав Пьера, он сердито пробормотал что то и ушел в коридор.
– Большого ума были, а теперь, как изволите видеть, ослабели, – сказал Герасим. – В кабинет угодно? – Пьер кивнул головой. – Кабинет как был запечатан, так и остался. Софья Даниловна приказывали, ежели от вас придут, то отпустить книги.
Пьер вошел в тот самый мрачный кабинет, в который он еще при жизни благодетеля входил с таким трепетом. Кабинет этот, теперь запыленный и нетронутый со времени кончины Иосифа Алексеевича, был еще мрачнее.
Герасим открыл один ставень и на цыпочках вышел из комнаты. Пьер обошел кабинет, подошел к шкафу, в котором лежали рукописи, и достал одну из важнейших когда то святынь ордена. Это были подлинные шотландские акты с примечаниями и объяснениями благодетеля. Он сел за письменный запыленный стол и положил перед собой рукописи, раскрывал, закрывал их и, наконец, отодвинув их от себя, облокотившись головой на руки, задумался.
Несколько раз Герасим осторожно заглядывал в кабинет и видел, что Пьер сидел в том же положении. Прошло более двух часов. Герасим позволил себе пошуметь в дверях, чтоб обратить на себя внимание Пьера. Пьер не слышал его.
– Извозчика отпустить прикажете?
– Ах, да, – очнувшись, сказал Пьер, поспешно вставая. – Послушай, – сказал он, взяв Герасима за пуговицу сюртука и сверху вниз блестящими, влажными восторженными глазами глядя на старичка. – Послушай, ты знаешь, что завтра будет сражение?..
– Сказывали, – отвечал Герасим.
– Я прошу тебя никому не говорить, кто я. И сделай, что я скажу…
– Слушаюсь, – сказал Герасим. – Кушать прикажете?
– Нет, но мне другое нужно. Мне нужно крестьянское платье и пистолет, – сказал Пьер, неожиданно покраснев.
– Слушаю с, – подумав, сказал Герасим.
Весь остаток этого дня Пьер провел один в кабинете благодетеля, беспокойно шагая из одного угла в другой, как слышал Герасим, и что то сам с собой разговаривая, и ночевал на приготовленной ему тут же постели.
Герасим с привычкой слуги, видавшего много странных вещей на своем веку, принял переселение Пьера без удивления и, казалось, был доволен тем, что ему было кому услуживать. Он в тот же вечер, не спрашивая даже и самого себя, для чего это было нужно, достал Пьеру кафтан и шапку и обещал на другой день приобрести требуемый пистолет. Макар Алексеевич в этот вечер два раза, шлепая своими калошами, подходил к двери и останавливался, заискивающе глядя на Пьера. Но как только Пьер оборачивался к нему, он стыдливо и сердито запахивал свой халат и поспешно удалялся. В то время как Пьер в кучерском кафтане, приобретенном и выпаренном для него Герасимом, ходил с ним покупать пистолет у Сухаревой башни, он встретил Ростовых.


1 го сентября в ночь отдан приказ Кутузова об отступлении русских войск через Москву на Рязанскую дорогу.
Первые войска двинулись в ночь. Войска, шедшие ночью, не торопились и двигались медленно и степенно; но на рассвете двигавшиеся войска, подходя к Дорогомиловскому мосту, увидали впереди себя, на другой стороне, теснящиеся, спешащие по мосту и на той стороне поднимающиеся и запружающие улицы и переулки, и позади себя – напирающие, бесконечные массы войск. И беспричинная поспешность и тревога овладели войсками. Все бросилось вперед к мосту, на мост, в броды и в лодки. Кутузов велел обвезти себя задними улицами на ту сторону Москвы.
К десяти часам утра 2 го сентября в Дорогомиловском предместье оставались на просторе одни войска ариергарда. Армия была уже на той стороне Москвы и за Москвою.
В это же время, в десять часов утра 2 го сентября, Наполеон стоял между своими войсками на Поклонной горе и смотрел на открывавшееся перед ним зрелище. Начиная с 26 го августа и по 2 е сентября, от Бородинского сражения и до вступления неприятеля в Москву, во все дни этой тревожной, этой памятной недели стояла та необычайная, всегда удивляющая людей осенняя погода, когда низкое солнце греет жарче, чем весной, когда все блестит в редком, чистом воздухе так, что глаза режет, когда грудь крепнет и свежеет, вдыхая осенний пахучий воздух, когда ночи даже бывают теплые и когда в темных теплых ночах этих с неба беспрестанно, пугая и радуя, сыплются золотые звезды.
2 го сентября в десять часов утра была такая погода. Блеск утра был волшебный. Москва с Поклонной горы расстилалась просторно с своей рекой, своими садами и церквами и, казалось, жила своей жизнью, трепеща, как звезды, своими куполами в лучах солнца.
При виде странного города с невиданными формами необыкновенной архитектуры Наполеон испытывал то несколько завистливое и беспокойное любопытство, которое испытывают люди при виде форм не знающей о них, чуждой жизни. Очевидно, город этот жил всеми силами своей жизни. По тем неопределимым признакам, по которым на дальнем расстоянии безошибочно узнается живое тело от мертвого. Наполеон с Поклонной горы видел трепетание жизни в городе и чувствовал как бы дыханио этого большого и красивого тела.
– Cette ville asiatique aux innombrables eglises, Moscou la sainte. La voila donc enfin, cette fameuse ville! Il etait temps, [Этот азиатский город с бесчисленными церквами, Москва, святая их Москва! Вот он, наконец, этот знаменитый город! Пора!] – сказал Наполеон и, слезши с лошади, велел разложить перед собою план этой Moscou и подозвал переводчика Lelorgne d'Ideville. «Une ville occupee par l'ennemi ressemble a une fille qui a perdu son honneur, [Город, занятый неприятелем, подобен девушке, потерявшей невинность.] – думал он (как он и говорил это Тучкову в Смоленске). И с этой точки зрения он смотрел на лежавшую перед ним, невиданную еще им восточную красавицу. Ему странно было самому, что, наконец, свершилось его давнишнее, казавшееся ему невозможным, желание. В ясном утреннем свете он смотрел то на город, то на план, проверяя подробности этого города, и уверенность обладания волновала и ужасала его.