Парад суверенитетов

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Пара́д суверените́тов — так называемый конфликт республиканского и союзного законодательства, связанный с объявлением приоритета республиканских законов над союзными, ставший одним из ключевых факторов, приведших к распаду СССР, в период 19881991 годов.

В ходе «парада суверенитетов» в течение 1990 — 1991 годов все союзные (шестой была РСФСР) и многие из автономных республик приняли Декларации о суверенитете, в которых оспорили приоритет общесоюзных законов над республиканскими, что начало «войну законов». Также они предприняли действия по контролю над местными экономиками, включая отказы выплачивать налоги в союзный и федеральный российский бюджеты. Эти конфликты перерезали многие экономические связи, что ещё больше ухудшило экономическое положение в СССР.

Первой территорией СССР, объявившей независимость в январе 1990 года в ответ на бакинские события, была Нахичеванская АССР. До августовского путча ГКЧП объявили о независимости пять союзных республик (Литва, Латвия, Эстония, Армения и Грузия), об отказе вступать в предполагавшийся новый союз (ССГ) и переходе к независимости — только одна: Молдавия. При этом входившая в состав Грузии автономная республика Абхазия и автономная область Южная Осетия, а также новообразованные в Молдавии республики Приднестровье и Гагаузия объявили о непризнании их независимости и о желании остаться в составе Союза.

За исключением Казахстана[1], ни в одной из центральноазиатских союзных республик не было организованных движений или партий, ставивших своей целью достижение независимости. Среди мусульманских республик, за исключением азербайджанского Народного Фронта, движение за независимость существовало лишь в одной из автономных республик Поволжья — партия «Иттифак» Фаузии Байрамовой в Татарстане, которая с 1989 года выступала за независимость Татарстана.

19 августа 1991 года подписание нового союзного договора о создании Союза Суверенных Государств (ССГ) как конфедерации было сорвано августовским путчем ГКЧП при попытке отстранения М. С. Горбачева с должности президента СССР, сразу после чего в ходе массового обвала СССР независимость провозгласили почти все оставшиеся союзные республики, а также несколько автономных (в России, Грузии, Молдавии). 6 сентября власти СССР признали независимость трёх прибалтийских республик.

Хотя 14 ноября семь союзных республик из двенадцати (Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан) приняли решение о заключении договора о создании ССГ как конфедерации, после прошедшего 1 декабря референдума о независимости Украины главы трёх республик-учредителей СССР (РСФСР, Украины, Белоруссии) 8 декабря подписали беловежские соглашения о его роспуске, которые 21 декабря были утверждены всеми одиннадцатью республиками, и вместо ССГ было создан Содружество Независимых Государств как международная (межгосударственная) организация. При этом к моменту роспуска СССР 8 декабря из всех союзных республик только три не объявили о независимости (РСФСР, Белоруссия и Казахстан; последний сделал это через неделю, 16 декабря).

Часть из провозгласивших независимость автономных республик позже стали так называемыми непризнанными (Нагорный Карабах и Приднестровье) или частично-признанными (Абхазия и Южная Осетия) государствами (в то время как Гагаузия, Татарстан и Чечня такой статус не сохранили).





Хронология принятия деклараций о суверенитетах союзных республик

Республика Провозглашение суверенитета Провозглашение выхода из СССР Признание независимости со стороны СССР
Эстонская ССР
с 8 мая 1990:
Эстонская Республика[2]
16 ноября 1988[3] 8 мая 1990[2] 6 сентября 1991[4]
Литовская ССР
с 11 марта 1990:
Литовская Республика[5]
26 мая 1989[6] 11 марта 1990 6 сентября 1991[7]
Латвийская ССР
с 4 мая 1990:
Латвийская Республика[8]
28 июля 1989[9][10] 4 мая 1990[8] 6 сентября 1991[11]
Азербайджанская ССР
с 5 февраля 1991:
Азербайджанская Республика[12]
23 сентября 1989[13] 30 августа 1991 26 декабря 1991[14]
Грузинская ССР
с 14 ноября 1990:
Республика Грузия[15]
26 мая 1990[16][17][18] 9 апреля 1991 26 декабря 1991[14]
РСФСР
с 25 декабря 1991:
Российская Федерация
12 июня 1990[19] 26 декабря 1991[14]
Узбекская ССР
с 30 сентября 1991:
Республика Узбекистан[20]
20 июня 1990[21] 31 августа 1991 26 декабря 1991[14]
Молдавская ССР
с 23 мая 1991:
Республика Молдова[22]
23 июня 1990[23] 27 августа 1991 26 декабря 1991[14]
Украинская ССР
с 17 сентября 1991:
Украина[24]
16 июля 1990[25] 24 августа 1991 26 декабря 1991[14]
Белорусская ССР
с 19 сентября 1991:
Республика Беларусь[26]
27 июля 1990[27] 26 декабря 1991[14]
Туркменская ССР
с 27 октября 1991:
Туркменистан[28]
22 августа 1990[29] 27 октября 1991[28] 26 декабря 1991[14]
Армянская ССР
с 24 августа 1990 :
Республика Армения[30]
23 августа 1990 26 декабря 1991[14]
Таджикская ССР
с 31 августа 1991:
Республика Таджикистан[31]
24 августа 1990[32] 9 сентября 1991 26 декабря 1991[14]
Казахская ССР
с 10 декабря 1991:
Республика Казахстан[33]
25 октября 1990[34] 16 декабря 1991 26 декабря 1991[14]
Киргизская ССР
с 5 февраля 1991:
Республика Кыргызстан[35]
15 декабря 1990[36] 31 августа 1991 26 декабря 1991[14]

Декларация о суверенитете РСФСР

12 июня 1990 г. Съезд народных депутатов республики принял Декларацию о государственном суверенитете РСФСР.

Парад суверенитетов в РСФСР

С августа по октябрь 1990 года происходит «парад суверенитетов» автономных республик. Принята декларация о государственном суверенитете Карельской АССР (9.08.1990), провозглашен государственный суверенитет Коми АССР (11.10.1990), Татарской АССР (31.08.1990), Удмуртской и Якутской-Саха АССР (27.09.1990), Чукотского автономного округа, Адыгейской АО (Адыгейской АССР) (05.10.1990), Бурятской АССР (07.10.1990), Башкирской АССР (11.10.1990), Калмыцкой АССР (19.10.1990), Марийской АССР (22.10.1990), Чувашской АССР (24.10.1990), Ямало-Ненецкого (17.10.1990) автономного округа, Горно-Алтайской АО (Горно-Алтайской АССР) (25.10.1990) Иркутской области (26.10.1990) и так далее.

В этих и других документах того периода республики провозглашались носителями суверенитета. При этом, однако, вопрос о полной государственной независимости и выходе из состава РСФСР, как правило, не ставился, отношения с федеральным центром предполагалось урегулировать путём заключения с ним в дальнейшем договоров.

24 мая 1991 года были приняты изменения к конституции РСФСР по названиям Автономных Советских Социалистических Республик (АССР) — из них было убрано слово «автономные» и они стали именоваться как Советские Социалистические Республики (ССР) в составе РСФСР[37], что противоречило 85 статье конституции СССР[38]. Бывшие автономные республики России готовились войти в состав нового Союза Советских Суверенных Республик (Союза Суверенных Государств)[39].

В принятой Татарстаном ещё 30 августа 1990 года Декларации о государственном суверенитете, в отличие от некоторых союзных и почти всех других автономных российских (кроме Чечено-Ингушетии) республик, не было указано нахождение республики ни в составе РСФСР, ни СССР и было объявлено, что как суверенное государство и субъект международного права он заключает договоры и союзы с Россией и другими государствами. В месяцы массового обвала СССР и позже Татарстан с такой же формулировкой принял декларации и постановления об акте о независимости и вхождении в СНГ, провёл референдум, принял конституцию.

8 — 9 июня 1991 года выделением из Чечено-Ингушской АССР была провозглашена Чеченская Республика Ичкерия, а 6 сентября того же года эта самопровозглашенная республика провозгласила независимость[40].

7 февраля 1992 года в связи с попыткой депутатов Верховного Совета Карелии, имевшей опыт пребывания вне РСФСР как союзной Карело-Финской ССР, поставить в повестку дня очередной сессии вопрос о возможности выхода Республики Карелия из состава России Петрозаводский городской Совет народных депутатов принял обращение к Верховному Совету Республики Карелия и жителям Петрозаводска, в котором заявил, что «выход Республики Карелия из состава России и создание ещё одного независимого государства — Карелия — невозможен». Вместе с тем, Петрозаводский городской Совет народных депутатов признал правильным курс на разграничение компетенций между Россией и Карелией и закрепление на этой основе экономической самостоятельности республики.[41] В дальнейшем в Карелии неоднократно принимались законы, которые определяли изъятия и дополнения положений федеральных законов.[42]

31 марта 1992 года все республики Российской Федерации (РСФСР) за исключением Татарстана и Чечено-Ингушетии подписали обновленный федеративный договор.

В апреле 1992 года Vl съезд народных депутатов Российской Федерации трижды отказался ратифицировать беловежское соглашение и исключить из текста конституции РСФСР упоминание о конституции и законах СССР.[43][44]

25 декабря 1993 года вступила в силу принятая на всенародном голосовании Конституция Российской Федерации, которая не содержала упоминания о Конституции и законах Союза ССР. Статьей 4 принятой конституции было установлено, что суверенитет Российской Федерации распространяется на всю её территорию, а федеральные законы имеют на всей её территории верховенство. Конституцией была установлена возможность заключения договоров о разграничении полномочий между федеральным центром и субъектами Российской Федерации, однако устанавливалось, что в случае несоответствия положений этих договоров, а также ранее заключенного Федеративного договора положениям Конституции Российской Федерации действуют положения Конституции (пункт 1 Раздела II Конституции Российской Федерации).

В дальнейшем при оценке тех или иных положений законодательства различных субъектов Российской Федерации на предмет их соответствия Конституции Российской Федерации Конституционный суд Российской Федерации неоднократно констатировал конституционно-правовую невозможность и незаконность «двухъярусного суверенитета» Российской Федерации и её субъектов. Так, в частности, в [web.archive.org/web/20071101080557/constitution.garant.ru/DOC_12019810.htm#sub_para_N_1 Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 7 июня 2000 г. № 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона „Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации“»], указывается:
Суверенитет Российской Федерации как демократического федеративного правового государства, распространяющийся на всю её территорию, закреплен Конституцией Российской Федерации в качестве одной из основ конституционного строя (статья 4, часть 1). Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации, согласно Конституции Российской Федерации, является её многонациональный народ (статья 3, часть 1), который, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов и возрождая суверенную государственность России, принял Конституцию Российской Федерации (преамбула).

Суверенитет, предполагающий, по смыслу статей 3, 4, 5, 67 и 79 Конституции Российской Федерации, верховенство, независимость и самостоятельность государственной власти, полноту законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории и независимость в международном общении, представляет собой необходимый качественный признак Российской Федерации как государства, характеризующий её конституционно-правовой статус. Конституция Российской Федерации не допускает какого-либо иного носителя суверенитета и источника власти, помимо многонационального народа России, и, следовательно, не предполагает какого-либо иного государственного суверенитета, помимо суверенитета Российской Федерации. Суверенитет Российской Федерации, в силу Конституции Российской Федерации, исключает существование двух уровней суверенных властей, находящихся в единой системе государственной власти, которые обладали бы верховенством и независимостью, то есть не допускает суверенитета ни республик, ни иных субъектов Российской Федерации. Конституция Российской Федерации связывает суверенитет Российской Федерации, её конституционно-правовой статус и полномочия, а также конституционно-правовой статус и полномочия республик, находящихся в составе Российской Федерации, не с их волеизъявлением в порядке договора, а с волеизъявлением многонационального российского народа — носителя и единственного источника власти в Российской Федерации, который, реализуя принцип равноправия и самоопределения народов, конституировал возрожденную суверенную государственность России как исторически сложившееся государственное единство в её настоящем федеративном устройств. Содержащееся в Конституции Российской Федерации решение вопроса о суверенитете предопределяет характер федеративного устройства, исторически обусловленного тем, что субъекты Российской Федерации не обладают суверенитетом, который изначально принадлежит Российской Федерации в целом. По смыслу преамбулы, статей 3, 4, 5, 15 (часть 1), 65 (часть 1), 66 и 71 (пункт «б») Конституции Российской Федерации в их взаимосвязи, республики как субъекты Российской Федерации не имеют статуса суверенного государства и решить этот вопрос иначе в своих конституциях они не могут, а потому не вправе наделить себя свойствами суверенного государства, — даже при условии, что их суверенитет признавался бы ограниченным.

Конституция Российской Федерации, определяя в статье 5 (части 1 и 4) статус перечисленных в статье 65 (часть 1) республик как субъектов Российской Федерации, исходит из относящегося к основам конституционного строя Российской Федерации и, следовательно, к основам конституционного строя республик принципа равноправия всех субъектов Российской Федерации, в том числе в их взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти. Признание же за республиками суверенитета, при том что все другие субъекты Российской Федерации им не обладают, нарушило бы конституционное равноправие субъектов Российской Федерации, сделало бы невозможным его осуществление в принципе, поскольку субъект Российской Федерации, не обладающий суверенитетом, по своему статусу не может быть равноправным с суверенным государством. Следовательно, использование в статье 5 (часть 2) Конституции Российской Федерации применительно к установленному ею федеративному устройству понятия «республика (государство)» не означает — в отличие от Федеративного договора от 31 марта 1992 года — признание государственного суверенитета этих субъектов Российской Федерации, а лишь отражает определенные особенности их конституционно-правового статуса, связанные с факторами исторического, национального и иного характера. [45]

В связи с этим содержавшиеся ранее в конституциях ряда республик в составе России положения, указывающие на их суверенитет, к настоящему моменту практически повсеместно удалены.

При этом Татарстан был реинкорпорирован в состав Российской Федерации мирным путём на основе договора 1994 года, а Чечня — в результате двух войн 1994 — 1996 и 1999 — 2000 годов.

Напишите отзыв о статье "Парад суверенитетов"

Примечания

  1. Эхо декабрьских событий 1986 года // Туркестан : газета. — январь-февраль 1990 г.
  2. 1 2 [soveticus5.narod.ru/85/sborn91.htm#p244 ЗАКОН ЭСТОНСКОЙ ССР О СИМВОЛИКЕ ЭСТОНИИ]
  3. [hpc-strategy.ru/suverenizaciya_respublik_sssr/deklaraciya_estonii_o_suverenitete/ Декларация Верховного Совета Эстонской Советской Социалистической Республики О суверенитете Эстонской ССР]
  4. Постановление Государственного Совета СССР от 6 сентября 1991 № 1-ГС «О признании независимости Эстонской Республики»
  5. [soveticus5.narod.ru/85/sborn91.htm#p199 К СОЮЗУ СУВЕРЕННЫХ НАРОДОВ. Сборник документов]
  6. [www.gorby.ru/userfiles/litva.pdf ДЕКЛАРАЦИЯ Верховного Совета Литовской Советской Социалистической Республики О ГОСУДАРСТВЕННОМ СУВЕРЕНИТЕТЕ ЛИТВЫ]
  7. Постановление Государственного Совета СССР от 6 сентября 1991 № 3-ГС «О признании независимости Литовской Республики»
  8. 1 2 [www.gorby.ru/userfiles/latvia.pdf ДЕКЛАРАЦИЯ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА ЛАТВИЙСКОЙ СОВЕТСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ О ВОССТАНОВЛЕНИИ НЕЗАВИСИМОСТИ ЛАТВИЙСКОЙ РЕСПУБЛИКИ]
  9. [hpc-strategy.ru/biblioteka/1989_god_hronika_sobytij/ 1989 год. Хроника событий]
  10. [www.saeima.lv/4maijs/docs/d_28julijs.htm Декларация «О государственном суверенитете Латвии»]. Принята ВС Латвийской ССР 28 июля 1989 г. // Ведомости Верховного Совета и правительства Латвийской ССР. 1989. № 32. Ст. 452.
  11. Постановление Государственного Совета СССР от 6 сентября 1991 № 2-ГС «О признании независимости Латвийской Республики»
  12. [www.base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=2888 Закон Азербайджанской ССР «Об изменении в наименовании Азербайджанской ССР»]
  13. [hpc-strategy.ru/suverenitety_respublik_sssr/19890923_azerbajdzhan_deklaraciya/ КОНСТИТУЦИОННЫЙ ЗАКОН АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ССР О СУВЕРЕНИТЕТЕ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ СОВЕТСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ]
  14. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Декларация Совета Республик Верховного Совета СССР от 26 декабря 1991 № 142-Н
  15. [soveticus5.narod.ru/85/sborn91.htm#p173 ЗАКОН Республики Грузия ОБ ОБЪЯВЛЕНИИ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА В РЕСПУБЛИКЕ ГРУЗИЯ]
  16. [www.e-reading.by/chapter.php/1017773/173/Moroz_-_Elcin_protiv_Gorbacheva%2C_Gorbachev_protiv_Elcina.html «Горбачев будет английской королевой» — Ельцин против Горбачева, Горбачев против Ельцина]
  17. [www.ru-90.ru/chronicle/1990 События 1990 года | История новой России]
  18. [www.km.ru/front-projects/belovezhskoe-soglashenie/na-puti-k-belovezhyu-parad-suverenitetov-i-lozh-eltsina На пути к «Беловежью»: «парад суверенитетов» и ложь Ельцина | KM.RU]
  19. [www.rusarchives.ru/statehood/09-31-deklaraciya-suverenitet.shtml Декларация о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики]
  20. [lex.uz/pages/getpage.aspx?lact_id=139924&query=undefined О Внесении Изменений В Конституцию (Основной Закон) Узбекской Сср]
  21. [www.gorby.ru/userfiles/uzbekistan.pdf ДЕКЛАРАЦИЯ О СУВЕРЕНИТЕТЕ]
  22. www.moldovenii.md/resources/files/documents/d/3/d3e5fa29f1f50baec15c1dfda7adbf5c_222.doc
  23. [lex.justice.md/viewdoc.php?action=view&view=doc&id=308109&lang=2 Декларация о суверенитете Советской Социалистической Республики Молдова]
  24. [zakon4.rada.gov.ua/laws/show/1554-12 Про внесення змін і доповнень до Конституції (Основного… | від 17.09.1991 № 1554-XII]
  25. [zakon4.rada.gov.ua/laws/show/55-12 Декларація про державний суверенітет України | від 16.07.1990 № 55-XII]
  26. [zoneby.net/legal/n89docs/zk89054i.htm О названии Белорусской Советской Социалистической Республики и внесении изменений в Декларацию Верховного Совета Белорусской Советской Социалистической Республики о государств…]
  27. [soveticus5.narod.ru/85/sborn91.htm#p167 ДЕКЛАРАЦИЯ Верховного Совета Белорусской Советской Социалистической Республики О ГОСУДАРСТВЕННОМ СУВЕРЕНИТЕТЕ БЕЛОРУССКОЙ СОВЕТСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ]
  28. 1 2 [web.archive.org/web/20071012160429/ruhnama.info/ruhnama-ru/htm/kanun.htm КОНСТИТУЦИОННЫЙ ЗАКОН ТУРКМЕНИСТАНА О НЕЗАВИСИМОСТИ И ОСНОВАХ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА ТУРКМЕНИСТАНА]
  29. [hpc-strategy.ru/suverenitety_respublik_sssr/19900822_turkmenistan_deklaraciya/ ДЕКЛАРАЦИЯ о государственном суверенитете Туркменской Советской Социалистической Республики]
  30. [soveticus5.narod.ru/85/sborn91.htm#p165 К СОЮЗУ СУВЕРЕННЫХ НАРОДОВ. Сборник документов]
  31. parlament.tj/ru/files/konunho/1991/o_izminenie_nazvaniya_tadzhikskoy_ssr.rar
  32. [hpc-strategy.ru/suverenitety_respublik_sssr/19900824_tadzhikistan_deklaraciya/ ДЕКЛАРАЦИЯ О ГОСУДАРСТВЕННОМ СУВЕРЕНИТЕТЕ ТАДЖИКСК0Й СОВЕТСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ]
  33. [kazakhstan.news-city.info/docs/sistemsp/dok_perobb.htm Об изменении наименования казахской советской социалистической]
  34. [kazakhstan.news-city.info/docs/sistemsp/dok_perklz.htm ДЕКЛАРАЦИЯ о государственном суверенитете Казахской Советской Социалистической Республики]
  35. [cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/865 Закон КР от 5 февраля 1991 года № 386-XII «О внесении изменений и дополнений в Конституцию (Основной закон) Республики Кыргызстан»]
  36. [soveticus5.narod.ru/85/sborn91.htm#p184 ДЕКЛАРАЦИЯ О ГОСУДАРСТВЕННОМ СУВЕРЕНИТЕТЕ РЕСПУБЛИКИ КЫРГЫЗСТАН]
  37. Закон РСФСР от 24 мая 1991 № 1326/1-I «Об утверждении Закона РСФСР „Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного закона) РСФСР“» // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. — 1991. — № 22. — ст. 775. [constitution.garant.ru/DOC_83124.htm Закон РСФСР от 24 мая 1991 № 1326-I «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного закона) РСФСР»] // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. — 1991. — № 22. — ст. 776.
  38. [constitution.garant.ru/history/ussr-rsfsr/1977/red_1977/1549448/chapter/10/#1000 Конституция СССР в редакции от 26 декабря 1990 г. / Глава 10. Автономная Советская Социалистическая Республика]
  39. [fomin-ivan.blogspot.com/2009/12/1991.html Проект Договора о Союзе Суверенных Государств (Союзе Советских Суверенных Республик)]. Правда (15 августа 1991 года). — Федеративный проект ССГ. Проверено 27 апреля 2010. [www.webcitation.org/666cHglWf Архивировано из первоисточника 12 марта 2012].
  40. АНДРЕЙ Ъ-ОЙХОВИКОВ, ЛЕВ Ъ-СИГАЛ. [www.kommersant.ru/doc.aspx?fromsearch=a1ab6f0a-3a5c-437e-b6ac-5958958323e6&docsid=1097 Чечено-Ингушетия провозгласила независимость от России и Союза] (рус.), Журнал «Коммерсантъ» (14.10.1991).
  41. Газета «Петрозаводск». 1992. 14 февраля
  42. [karelia.news-city.info/docs2/sistemsy/dok_oeypdb.htm О порядке применения на территории Республики Карелия Закона РСФСР «О местном самоуправлении в РСФСР»]
  43. [leftinmsu.narod.ru/polit_files/books/Lukyanova_gos.htm Е. А. Лукьянова РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ И КОНСТИТУЦИОННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В РОССИИ /1917-1993/]
  44. [www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=587134 Беловежское предательство] // «Советская Россия», 16 декабря 2010
  45. Конституционный суд Российской Федерации. [constitution.garant.ru/DOC_12019810.htm#sub_para_N_1 Постановление Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 г. N 10-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации"]. constitution.garant.ru. Проверено 12 июля 2010. [web.archive.org/web/20071101080557/constitution.garant.ru/DOC_12019810.htm Архивировано из первоисточника 1 ноября 2007].

Литература

  • [soveticus5.narod.ru/85/sborn91.htm К союзу суверенных народов. Сборник документов. Сост. А. И. Доронченков. М.: Институт теории и истории социализма ЦК КПСС, 1991]

См. также

Отрывок, характеризующий Парад суверенитетов


Для человеческого ума недоступна совокупность причин явлений. Но потребность отыскивать причины вложена в душу человека. И человеческий ум, не вникнувши в бесчисленность и сложность условий явлений, из которых каждое отдельно может представляться причиною, хватается за первое, самое понятное сближение и говорит: вот причина. В исторических событиях (где предметом наблюдения суть действия людей) самым первобытным сближением представляется воля богов, потом воля тех людей, которые стоят на самом видном историческом месте, – исторических героев. Но стоит только вникнуть в сущность каждого исторического события, то есть в деятельность всей массы людей, участвовавших в событии, чтобы убедиться, что воля исторического героя не только не руководит действиями масс, но сама постоянно руководима. Казалось бы, все равно понимать значение исторического события так или иначе. Но между человеком, который говорит, что народы Запада пошли на Восток, потому что Наполеон захотел этого, и человеком, который говорит, что это совершилось, потому что должно было совершиться, существует то же различие, которое существовало между людьми, утверждавшими, что земля стоит твердо и планеты движутся вокруг нее, и теми, которые говорили, что они не знают, на чем держится земля, но знают, что есть законы, управляющие движением и ее, и других планет. Причин исторического события – нет и не может быть, кроме единственной причины всех причин. Но есть законы, управляющие событиями, отчасти неизвестные, отчасти нащупываемые нами. Открытие этих законов возможно только тогда, когда мы вполне отрешимся от отыскиванья причин в воле одного человека, точно так же, как открытие законов движения планет стало возможно только тогда, когда люди отрешились от представления утвержденности земли.

После Бородинского сражения, занятия неприятелем Москвы и сожжения ее, важнейшим эпизодом войны 1812 года историки признают движение русской армии с Рязанской на Калужскую дорогу и к Тарутинскому лагерю – так называемый фланговый марш за Красной Пахрой. Историки приписывают славу этого гениального подвига различным лицам и спорят о том, кому, собственно, она принадлежит. Даже иностранные, даже французские историки признают гениальность русских полководцев, говоря об этом фланговом марше. Но почему военные писатели, а за ними и все, полагают, что этот фланговый марш есть весьма глубокомысленное изобретение какого нибудь одного лица, спасшее Россию и погубившее Наполеона, – весьма трудно понять. Во первых, трудно понять, в чем состоит глубокомыслие и гениальность этого движения; ибо для того, чтобы догадаться, что самое лучшее положение армии (когда ее не атакуют) находиться там, где больше продовольствия, – не нужно большого умственного напряжения. И каждый, даже глупый тринадцатилетний мальчик, без труда мог догадаться, что в 1812 году самое выгодное положение армии, после отступления от Москвы, было на Калужской дороге. Итак, нельзя понять, во первых, какими умозаключениями доходят историки до того, чтобы видеть что то глубокомысленное в этом маневре. Во вторых, еще труднее понять, в чем именно историки видят спасительность этого маневра для русских и пагубность его для французов; ибо фланговый марш этот, при других, предшествующих, сопутствовавших и последовавших обстоятельствах, мог быть пагубным для русского и спасительным для французского войска. Если с того времени, как совершилось это движение, положение русского войска стало улучшаться, то из этого никак не следует, чтобы это движение было тому причиною.
Этот фланговый марш не только не мог бы принести какие нибудь выгоды, но мог бы погубить русскую армию, ежели бы при том не было совпадения других условий. Что бы было, если бы не сгорела Москва? Если бы Мюрат не потерял из виду русских? Если бы Наполеон не находился в бездействии? Если бы под Красной Пахрой русская армия, по совету Бенигсена и Барклая, дала бы сражение? Что бы было, если бы французы атаковали русских, когда они шли за Пахрой? Что бы было, если бы впоследствии Наполеон, подойдя к Тарутину, атаковал бы русских хотя бы с одной десятой долей той энергии, с которой он атаковал в Смоленске? Что бы было, если бы французы пошли на Петербург?.. При всех этих предположениях спасительность флангового марша могла перейти в пагубность.
В третьих, и самое непонятное, состоит в том, что люди, изучающие историю, умышленно не хотят видеть того, что фланговый марш нельзя приписывать никакому одному человеку, что никто никогда его не предвидел, что маневр этот, точно так же как и отступление в Филях, в настоящем никогда никому не представлялся в его цельности, а шаг за шагом, событие за событием, мгновение за мгновением вытекал из бесчисленного количества самых разнообразных условий, и только тогда представился во всей своей цельности, когда он совершился и стал прошедшим.
На совете в Филях у русского начальства преобладающею мыслью было само собой разумевшееся отступление по прямому направлению назад, то есть по Нижегородской дороге. Доказательствами тому служит то, что большинство голосов на совете было подано в этом смысле, и, главное, известный разговор после совета главнокомандующего с Ланским, заведовавшим провиантскою частью. Ланской донес главнокомандующему, что продовольствие для армии собрано преимущественно по Оке, в Тульской и Калужской губерниях и что в случае отступления на Нижний запасы провианта будут отделены от армии большою рекою Окой, через которую перевоз в первозимье бывает невозможен. Это был первый признак необходимости уклонения от прежде представлявшегося самым естественным прямого направления на Нижний. Армия подержалась южнее, по Рязанской дороге, и ближе к запасам. Впоследствии бездействие французов, потерявших даже из виду русскую армию, заботы о защите Тульского завода и, главное, выгоды приближения к своим запасам заставили армию отклониться еще южнее, на Тульскую дорогу. Перейдя отчаянным движением за Пахрой на Тульскую дорогу, военачальники русской армии думали оставаться у Подольска, и не было мысли о Тарутинской позиции; но бесчисленное количество обстоятельств и появление опять французских войск, прежде потерявших из виду русских, и проекты сражения, и, главное, обилие провианта в Калуге заставили нашу армию еще более отклониться к югу и перейти в середину путей своего продовольствия, с Тульской на Калужскую дорогу, к Тарутину. Точно так же, как нельзя отвечать на тот вопрос, когда оставлена была Москва, нельзя отвечать и на то, когда именно и кем решено было перейти к Тарутину. Только тогда, когда войска пришли уже к Тарутину вследствие бесчисленных дифференциальных сил, тогда только стали люди уверять себя, что они этого хотели и давно предвидели.


Знаменитый фланговый марш состоял только в том, что русское войско, отступая все прямо назад по обратному направлению наступления, после того как наступление французов прекратилось, отклонилось от принятого сначала прямого направления и, не видя за собой преследования, естественно подалось в ту сторону, куда его влекло обилие продовольствия.
Если бы представить себе не гениальных полководцев во главе русской армии, но просто одну армию без начальников, то и эта армия не могла бы сделать ничего другого, кроме обратного движения к Москве, описывая дугу с той стороны, с которой было больше продовольствия и край был обильнее.
Передвижение это с Нижегородской на Рязанскую, Тульскую и Калужскую дороги было до такой степени естественно, что в этом самом направлении отбегали мародеры русской армии и что в этом самом направлении требовалось из Петербурга, чтобы Кутузов перевел свою армию. В Тарутине Кутузов получил почти выговор от государя за то, что он отвел армию на Рязанскую дорогу, и ему указывалось то самое положение против Калуги, в котором он уже находился в то время, как получил письмо государя.
Откатывавшийся по направлению толчка, данного ему во время всей кампании и в Бородинском сражении, шар русского войска, при уничтожении силы толчка и не получая новых толчков, принял то положение, которое было ему естественно.
Заслуга Кутузова не состояла в каком нибудь гениальном, как это называют, стратегическом маневре, а в том, что он один понимал значение совершавшегося события. Он один понимал уже тогда значение бездействия французской армии, он один продолжал утверждать, что Бородинское сражение была победа; он один – тот, который, казалось бы, по своему положению главнокомандующего, должен был быть вызываем к наступлению, – он один все силы свои употреблял на то, чтобы удержать русскую армию от бесполезных сражений.
Подбитый зверь под Бородиным лежал там где то, где его оставил отбежавший охотник; но жив ли, силен ли он был, или он только притаился, охотник не знал этого. Вдруг послышался стон этого зверя.
Стон этого раненого зверя, французской армии, обличивший ее погибель, была присылка Лористона в лагерь Кутузова с просьбой о мире.
Наполеон с своей уверенностью в том, что не то хорошо, что хорошо, а то хорошо, что ему пришло в голову, написал Кутузову слова, первые пришедшие ему в голову и не имеющие никакого смысла. Он писал:

«Monsieur le prince Koutouzov, – писал он, – j'envoie pres de vous un de mes aides de camps generaux pour vous entretenir de plusieurs objets interessants. Je desire que Votre Altesse ajoute foi a ce qu'il lui dira, surtout lorsqu'il exprimera les sentiments d'estime et de particuliere consideration que j'ai depuis longtemps pour sa personne… Cette lettre n'etant a autre fin, je prie Dieu, Monsieur le prince Koutouzov, qu'il vous ait en sa sainte et digne garde,
Moscou, le 3 Octobre, 1812. Signe:
Napoleon».
[Князь Кутузов, посылаю к вам одного из моих генерал адъютантов для переговоров с вами о многих важных предметах. Прошу Вашу Светлость верить всему, что он вам скажет, особенно когда, станет выражать вам чувствования уважения и особенного почтения, питаемые мною к вам с давнего времени. Засим молю бога о сохранении вас под своим священным кровом.
Москва, 3 октября, 1812.
Наполеон. ]

«Je serais maudit par la posterite si l'on me regardait comme le premier moteur d'un accommodement quelconque. Tel est l'esprit actuel de ma nation», [Я бы был проклят, если бы на меня смотрели как на первого зачинщика какой бы то ни было сделки; такова воля нашего народа. ] – отвечал Кутузов и продолжал употреблять все свои силы на то, чтобы удерживать войска от наступления.
В месяц грабежа французского войска в Москве и спокойной стоянки русского войска под Тарутиным совершилось изменение в отношении силы обоих войск (духа и численности), вследствие которого преимущество силы оказалось на стороне русских. Несмотря на то, что положение французского войска и его численность были неизвестны русским, как скоро изменилось отношение, необходимость наступления тотчас же выразилась в бесчисленном количестве признаков. Признаками этими были: и присылка Лористона, и изобилие провианта в Тарутине, и сведения, приходившие со всех сторон о бездействии и беспорядке французов, и комплектование наших полков рекрутами, и хорошая погода, и продолжительный отдых русских солдат, и обыкновенно возникающее в войсках вследствие отдыха нетерпение исполнять то дело, для которого все собраны, и любопытство о том, что делалось во французской армии, так давно потерянной из виду, и смелость, с которою теперь шныряли русские аванпосты около стоявших в Тарутине французов, и известия о легких победах над французами мужиков и партизанов, и зависть, возбуждаемая этим, и чувство мести, лежавшее в душе каждого человека до тех пор, пока французы были в Москве, и (главное) неясное, но возникшее в душе каждого солдата сознание того, что отношение силы изменилось теперь и преимущество находится на нашей стороне. Существенное отношение сил изменилось, и наступление стало необходимым. И тотчас же, так же верно, как начинают бить и играть в часах куранты, когда стрелка совершила полный круг, в высших сферах, соответственно существенному изменению сил, отразилось усиленное движение, шипение и игра курантов.


Русская армия управлялась Кутузовым с его штабом и государем из Петербурга. В Петербурге, еще до получения известия об оставлении Москвы, был составлен подробный план всей войны и прислан Кутузову для руководства. Несмотря на то, что план этот был составлен в предположении того, что Москва еще в наших руках, план этот был одобрен штабом и принят к исполнению. Кутузов писал только, что дальние диверсии всегда трудно исполнимы. И для разрешения встречавшихся трудностей присылались новые наставления и лица, долженствовавшие следить за его действиями и доносить о них.
Кроме того, теперь в русской армии преобразовался весь штаб. Замещались места убитого Багратиона и обиженного, удалившегося Барклая. Весьма серьезно обдумывали, что будет лучше: А. поместить на место Б., а Б. на место Д., или, напротив, Д. на место А. и т. д., как будто что нибудь, кроме удовольствия А. и Б., могло зависеть от этого.
В штабе армии, по случаю враждебности Кутузова с своим начальником штаба, Бенигсеном, и присутствия доверенных лиц государя и этих перемещений, шла более, чем обыкновенно, сложная игра партий: А. подкапывался под Б., Д. под С. и т. д., во всех возможных перемещениях и сочетаниях. При всех этих подкапываниях предметом интриг большей частью было то военное дело, которым думали руководить все эти люди; но это военное дело шло независимо от них, именно так, как оно должно было идти, то есть никогда не совпадая с тем, что придумывали люди, а вытекая из сущности отношения масс. Все эти придумыванья, скрещиваясь, перепутываясь, представляли в высших сферах только верное отражение того, что должно было совершиться.
«Князь Михаил Иларионович! – писал государь от 2 го октября в письме, полученном после Тарутинского сражения. – С 2 го сентября Москва в руках неприятельских. Последние ваши рапорты от 20 го; и в течение всего сего времени не только что ничего не предпринято для действия противу неприятеля и освобождения первопрестольной столицы, но даже, по последним рапортам вашим, вы еще отступили назад. Серпухов уже занят отрядом неприятельским, и Тула, с знаменитым и столь для армии необходимым своим заводом, в опасности. По рапортам от генерала Винцингероде вижу я, что неприятельский 10000 й корпус подвигается по Петербургской дороге. Другой, в нескольких тысячах, также подается к Дмитрову. Третий подвинулся вперед по Владимирской дороге. Четвертый, довольно значительный, стоит между Рузою и Можайском. Наполеон же сам по 25 е число находился в Москве. По всем сим сведениям, когда неприятель сильными отрядами раздробил свои силы, когда Наполеон еще в Москве сам, с своею гвардией, возможно ли, чтобы силы неприятельские, находящиеся перед вами, были значительны и не позволяли вам действовать наступательно? С вероятностию, напротив того, должно полагать, что он вас преследует отрядами или, по крайней мере, корпусом, гораздо слабее армии, вам вверенной. Казалось, что, пользуясь сими обстоятельствами, могли бы вы с выгодою атаковать неприятеля слабее вас и истребить оного или, по меньшей мере, заставя его отступить, сохранить в наших руках знатную часть губерний, ныне неприятелем занимаемых, и тем самым отвратить опасность от Тулы и прочих внутренних наших городов. На вашей ответственности останется, если неприятель в состоянии будет отрядить значительный корпус на Петербург для угрожания сей столице, в которой не могло остаться много войска, ибо с вверенною вам армиею, действуя с решительностию и деятельностию, вы имеете все средства отвратить сие новое несчастие. Вспомните, что вы еще обязаны ответом оскорбленному отечеству в потере Москвы. Вы имели опыты моей готовности вас награждать. Сия готовность не ослабнет во мне, но я и Россия вправе ожидать с вашей стороны всего усердия, твердости и успехов, которые ум ваш, воинские таланты ваши и храбрость войск, вами предводительствуемых, нам предвещают».
Но в то время как письмо это, доказывающее то, что существенное отношение сил уже отражалось и в Петербурге, было в дороге, Кутузов не мог уже удержать командуемую им армию от наступления, и сражение уже было дано.
2 го октября казак Шаповалов, находясь в разъезде, убил из ружья одного и подстрелил другого зайца. Гоняясь за подстреленным зайцем, Шаповалов забрел далеко в лес и наткнулся на левый фланг армии Мюрата, стоящий без всяких предосторожностей. Казак, смеясь, рассказал товарищам, как он чуть не попался французам. Хорунжий, услыхав этот рассказ, сообщил его командиру.
Казака призвали, расспросили; казачьи командиры хотели воспользоваться этим случаем, чтобы отбить лошадей, но один из начальников, знакомый с высшими чинами армии, сообщил этот факт штабному генералу. В последнее время в штабе армии положение было в высшей степени натянутое. Ермолов, за несколько дней перед этим, придя к Бенигсену, умолял его употребить свое влияние на главнокомандующего, для того чтобы сделано было наступление.
– Ежели бы я не знал вас, я подумал бы, что вы не хотите того, о чем вы просите. Стоит мне посоветовать одно, чтобы светлейший наверное сделал противоположное, – отвечал Бенигсен.
Известие казаков, подтвержденное посланными разъездами, доказало окончательную зрелость события. Натянутая струна соскочила, и зашипели часы, и заиграли куранты. Несмотря на всю свою мнимую власть, на свой ум, опытность, знание людей, Кутузов, приняв во внимание записку Бенигсена, посылавшего лично донесения государю, выражаемое всеми генералами одно и то же желание, предполагаемое им желание государя и сведение казаков, уже не мог удержать неизбежного движения и отдал приказание на то, что он считал бесполезным и вредным, – благословил совершившийся факт.


Записка, поданная Бенигсеном о необходимости наступления, и сведения казаков о незакрытом левом фланге французов были только последние признаки необходимости отдать приказание о наступлении, и наступление было назначено на 5 е октября.
4 го октября утром Кутузов подписал диспозицию. Толь прочел ее Ермолову, предлагая ему заняться дальнейшими распоряжениями.
– Хорошо, хорошо, мне теперь некогда, – сказал Ермолов и вышел из избы. Диспозиция, составленная Толем, была очень хорошая. Так же, как и в аустерлицкой диспозиции, было написано, хотя и не по немецки:
«Die erste Colonne marschiert [Первая колонна идет (нем.) ] туда то и туда то, die zweite Colonne marschiert [вторая колонна идет (нем.) ] туда то и туда то» и т. д. И все эти колонны на бумаге приходили в назначенное время в свое место и уничтожали неприятеля. Все было, как и во всех диспозициях, прекрасно придумано, и, как и по всем диспозициям, ни одна колонна не пришла в свое время и на свое место.
Когда диспозиция была готова в должном количестве экземпляров, был призван офицер и послан к Ермолову, чтобы передать ему бумаги для исполнения. Молодой кавалергардский офицер, ординарец Кутузова, довольный важностью данного ему поручения, отправился на квартиру Ермолова.
– Уехали, – отвечал денщик Ермолова. Кавалергардский офицер пошел к генералу, у которого часто бывал Ермолов.
– Нет, и генерала нет.
Кавалергардский офицер, сев верхом, поехал к другому.
– Нет, уехали.
«Как бы мне не отвечать за промедление! Вот досада!» – думал офицер. Он объездил весь лагерь. Кто говорил, что видели, как Ермолов проехал с другими генералами куда то, кто говорил, что он, верно, опять дома. Офицер, не обедая, искал до шести часов вечера. Нигде Ермолова не было и никто не знал, где он был. Офицер наскоро перекусил у товарища и поехал опять в авангард к Милорадовичу. Милорадовича не было тоже дома, но тут ему сказали, что Милорадович на балу у генерала Кикина, что, должно быть, и Ермолов там.
– Да где же это?
– А вон, в Ечкине, – сказал казачий офицер, указывая на далекий помещичий дом.
– Да как же там, за цепью?
– Выслали два полка наших в цепь, там нынче такой кутеж идет, беда! Две музыки, три хора песенников.
Офицер поехал за цепь к Ечкину. Издалека еще, подъезжая к дому, он услыхал дружные, веселые звуки плясовой солдатской песни.
«Во олузя а ах… во олузях!..» – с присвистом и с торбаном слышалось ему, изредка заглушаемое криком голосов. Офицеру и весело стало на душе от этих звуков, но вместе с тем и страшно за то, что он виноват, так долго не передав важного, порученного ему приказания. Был уже девятый час. Он слез с лошади и вошел на крыльцо и в переднюю большого, сохранившегося в целости помещичьего дома, находившегося между русских и французов. В буфетной и в передней суетились лакеи с винами и яствами. Под окнами стояли песенники. Офицера ввели в дверь, и он увидал вдруг всех вместе важнейших генералов армии, в том числе и большую, заметную фигуру Ермолова. Все генералы были в расстегнутых сюртуках, с красными, оживленными лицами и громко смеялись, стоя полукругом. В середине залы красивый невысокий генерал с красным лицом бойко и ловко выделывал трепака.
– Ха, ха, ха! Ай да Николай Иванович! ха, ха, ха!..
Офицер чувствовал, что, входя в эту минуту с важным приказанием, он делается вдвойне виноват, и он хотел подождать; но один из генералов увидал его и, узнав, зачем он, сказал Ермолову. Ермолов с нахмуренным лицом вышел к офицеру и, выслушав, взял от него бумагу, ничего не сказав ему.
– Ты думаешь, это нечаянно он уехал? – сказал в этот вечер штабный товарищ кавалергардскому офицеру про Ермолова. – Это штуки, это все нарочно. Коновницына подкатить. Посмотри, завтра каша какая будет!


На другой день, рано утром, дряхлый Кутузов встал, помолился богу, оделся и с неприятным сознанием того, что он должен руководить сражением, которого он не одобрял, сел в коляску и выехал из Леташевки, в пяти верстах позади Тарутина, к тому месту, где должны были быть собраны наступающие колонны. Кутузов ехал, засыпая и просыпаясь и прислушиваясь, нет ли справа выстрелов, не начиналось ли дело? Но все еще было тихо. Только начинался рассвет сырого и пасмурного осеннего дня. Подъезжая к Тарутину, Кутузов заметил кавалеристов, ведших на водопой лошадей через дорогу, по которой ехала коляска. Кутузов присмотрелся к ним, остановил коляску и спросил, какого полка? Кавалеристы были из той колонны, которая должна была быть уже далеко впереди в засаде. «Ошибка, может быть», – подумал старый главнокомандующий. Но, проехав еще дальше, Кутузов увидал пехотные полки, ружья в козлах, солдат за кашей и с дровами, в подштанниках. Позвали офицера. Офицер доложил, что никакого приказания о выступлении не было.