Расстрел

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Расстре́л — вид смертной казни, при котором умерщвление достигается с помощью огнестрельного оружия.

В некоторых ситуациях расстрел не является актом смертной казни в рамках процедуры суда и вынесения приговора.





Варианты

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Расстрел стрелковым подразделением

В этом случае обычно приговорённого к смерти приставляют к стене или привязывают к столбу. Часто ему предоставляется выбор относительно завязывания глаз. Официальные расстрелы проводятся несколькими стрелками, которые, как правило, исполняют эту процедуру не добровольно, а лишь из неизбежности повиновения приказу. К тому же иногда для облегчения совести смешивают боевые патроны с холостыми. Таким образом никто из стрелков не знает, был ли именно он тем, кто произвёл смертельный выстрел. Залп производится по команде офицера или иного лица, руководящего расстрелом (реже — самого приговорённого). Отказ стрелка от выстрела или стрельба явно мимо цели является нарушением воинской дисциплины. В случае, если после залпа приговорённый остается жив, руководитель расстрела добивает его выстрелом в голову из пистолета.

Такой способ казни для военнослужащего считается почётным по сравнению, например, с повешением, поскольку предполагает смерть от боевого оружия, подобную обычной солдатской смерти. В то же время этот способ является очень практичным, не требует сложных приготовлений к казни (в отличие от того же повешения) и применим в условиях военного времени. Поэтому он в равной степени удобен как для офицерского состава, так и для простых солдат, дезертиров и гражданского населения. Кроме того, расстрел нарушителя воинской дисциплины перед строем сослуживцев приговорённого или других военнослужащих служит, по мнению законодателей, укреплению дисциплины и предотвращает повторение нарушения.

Существует «полевой» вариант такого расстрела, когда поставлена цель быстро казнить человека без суда и следствия. В этом случае инициатором расстрела отдаётся приказ одному или нескольким стрелкам, приговорённого ставят к какой-нибудь стене или иной поверхности и стреляют в него, пока приговорённый не умрёт.

Расстрел производится, как правило, из ружей или винтовок, реже из другого ручного огнестрельного оружия. Количество стрелков обычно от 4 до 12, но может быть разным, по ситуации. Большое количество стрелков связано с тем, что до появления автоматического оружия, оружие, находившееся на вооружении армии, могло стрелять лишь одиночными выстрелами: благодаря залпу подразделения создавалась необходимая для смерти приговорённого плотность огня. С появлением в массовом вооружении военнослужащих автоматов и пистолетов-пулемётов аналогичный способ расстрела уже не требует подразделения, а может быть осуществлён одним или несколькими стрелками.

Расстрел из разных видов оружия

Исполнитель может вызываться добровольно либо по своей воле выполнять эти обязанности на постоянной (совмещая с основной службой) основе. Но в большинстве случаев исполнитель, так же как и в предыдущем случае, исполняет приказ, от которого вряд ли может отказаться. В то же время такой исполнитель является не профессиональным палачом, а военнослужащим или служащим системы исполнения наказаний, имеющим иные основные обязанности (тем более, что ныне в большинстве государств, где сохраняется исполнение наказания в форме смертной казни, это достаточно редкое событие, чтобы у палача была работа на постоянной основе). Однако в истории практиковали и массовые расстрелы упомянутым способом, которые занимали несколько часов или даже дней, не только по причине большого количества приговорённых, но и перегрева оружия (касается пистолетов, не рассчитанных на многократные выстрелы в течение нескольких часов). Для удобства производства казни приговорённого могли поставить на колени (исполнителю удобнее приставить ему к голове пистолет и осуществить выстрел). Такой способ казни практиковался и в неожиданный для приговорённого момент: когда приговорённого ведут по коридору, а сзади его конвоир или другой исполнитель вынимает оружие и стреляет в затылок (приговорённый обычно знает, что он приговорён к расстрелу, но не знает, что исполнение произойдёт именно в данный момент времени).

Существует «полевой» вариант такого расстрела, отличающийся от ранее упомянутого только тем, что приговорённого не ставят к стене или иной поверхности, а стреляют ему в затылок в любом удобном для этого месте.

Расстрел производится, как правило, из пистолета, реже — другого ручного огнестрельного оружия. Такой способ расстрела считается более надёжным (выстрел производится в голову, вероятность промаха равна нулю) и по этой же причине более гуманным, нежели расстрел стрелковым подразделением (выстрел в голову практически в упор обычно вызывает немедленную смерть, тогда как после залпа стрелкового подразделения можно получить многократные ранения тела, но не умереть сразу).

К другим формам расстрела относится, например, расстрел из пулемёта, практиковавшийся в Таиланде с 1934 по 2001 гг. Пулеметы использовались также при массовых расстрелах (см. Макарова, Антонина Макаровна). В XIX веке для той же цели использовались митральезы (при подавлении Парижской коммуны), ещё ранее — пушки, заряженные картечью (например, во время Французской революции, восстания Пугачева). В Индии Великие Моголы применяли для своих солдат форму расстрела, называющуюся дьявольским ветром. Это расстрел из пушки, когда казнимый привязывается к её дулу, после чего из орудия производится выстрел (тело при этом, естественно, разрывает на части). Этот же метод использовался англичанами при подавлении восстания сипаев в 1858 г. Этот способ был применен китайскими войсками к лидеру восставших казахов Восточного Туркестана Оспан-батыру в 1951г.

В 2012 году южнокорейская газета Chosun Ilbo сообщила, что, якобы, в начале 2012 года в Северной Корее бывший заместитель министра обороны Северной Кореи генерал Ким Чол был расстрелян из миномёта по личному приказу руководителя страны Ким Чен Ына. Никаких доказательств этой версии, кроме ссылок на "анонимные источники" приведено не было. По [www.foreignpolicy.com/articles/2012/10/31/was_a_north_korean_general_really_executed_by_mortar_fire мнению] журнала Foreign Policy эта версия является преувеличенной и не может быть подтверждена.

В древности практиковался расстрел из луков. Таким образом был казнен один из полководцев Александра Македонского, Филота, обвиненный в заговоре. По христианскому преданию, так же был казнён святой Себастьян. Эта же казнь упоминается в Слове о полку Игореве, где половецкие ханы обсуждают бегство Игоря и судьбу его оставшегося в плену сына Всеволода: «аже соколъ къ гнѣзду летитъ — соколича рострѣляевѣ своими злачеными стрѣлами».

Расстрел в разных странах

Расстрел пулями из ружей, или аркебузирование, возник в XVI веке как воинское наказание; этот вид казни не был связан с лишением чести, и противопоставление в этом отношении расстрела — повешению сохранялось до ХХ века. Первым актом расстрела, имевшим сколько-нибудь заметное историческое значение, следует считать расстрел в Англии по приговору суда, организованного Кромвелем, солдата-левеллера Арнольда как зачинщика солдатского бунта 15 ноября 1647 года[1]; в 1664 г. в Польше по обвинению в измене был расстрелян бывший гетман Украины Иван Выговский. Характер преимущественно воинской казни расстрел сохранял ещё в XIX веке, тогда как по приговорам гражданских судов применялось повешение или гильотинирование. Первой страной, ещё в XIX веке введшей расстрел как основной вид казни, была Сербия[2]. Однако мало известен факт, что расстрел как основной вид смертной казни (за умышленное убийство или покушение на таковое) был введен еще конституцией Корсиканской республики, написанной генералом Паоли и действовавшей с конца 1755 г. до падения республики в 1769 г.[3]

В России первый случай «аркебузирования» отмечен в 1679 году, но официально этот вид казни был введен «Артикулом воинским» Петра I (1715), составленным на основе саксонского военного устава. Он предусматривался в 7 случаях за следующие преступления, все кроме одного специфически воинские: богохульство, рецидив (арт.6); самовольное обнажение шпаги с целью угрозы в присутствии командующего, в лагере и т. п. (арт. 36); небрежность офицера при несении караула (арт. 40), самовольное оставление караула или сон на посту (арт. 41); нападение на караул или часового (арт. 46), ослушание солдатом приказа (арт. 50); продажа солдатом мундира или оружия, рецидив (арт. 59) [4][5][6]. C XIX века, с фактической отменой квалифицированных видов казни и казни через отсечение головы, расстрел и повешение остались единственными практиковавшимися видами казни. К расстрелу были например приговорены (но помилованы на эшафоте) участники кружка Петрашевского, обвиненные в заговоре, включая Ф. М. Достоевского. Однако наиболее распространенным видом казни до революции было повешение. Терминологически в петровские времена употреблялся термин «аркебузирование», глаголы же «аркебузировать» и «расстрелять» были равноправны (второй видимо преобладал в обиходе, так как в Артикуле он дается в скобках, поясняя первый. В черновиках артикула 36 Пётр употребил выражение: «аркебузированием будет расстрелян»[7]). В XIX — начале XX века официально употреблялся термин «расстреляние», тогда как «расстрелом» именовалось явление расширения канала ствола огнестрельного оружия в ходе эксплуатации[8].

В Советском Союзе расстрел путём одиночного выстрела, как правило в затылок, был основной формой смертной казни (в 1943—1947 годах в некоторых случаях к военным преступникам и коллаборационистам на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР № 39 от 19 апреля 1943 года применялось также повешение).

«Для расстрела был оборудован специальный сарайчик…»

Расстрел, согласно законодательству Российской Федерации, является единственной формой смертной казни (с 1996 г. не применяется, хотя законодательно смертная казнь не отменена, соблюдается лишь мораторий на неё, вызванный международными обязательствами, связанными со вступлением России в ПАСЕ).

В Белоруссии расстрел является также единственным методом исполнения смертной казни.

До 1987 года расстрел был официальным методом исполнения смертной казни в ГДР.

В США расстрел сохраняется в качестве запасного метода казни в одном штате — Оклахоме; кроме того, теоретически могут быть расстреляны 3 человека, приговорённые к смертной казни в штате Юта до законодательной отмены здесь расстрела (15 марта 2004 года), так как данный закон не имеет обратной силы. 18 июня 2010 года в Юте был расстрелян четвёртый такой приговорённый — Ронни Ли Гарднер[9].

В Китае, где на сегодняшний день приводится в исполнение наибольшее число смертных приговоров, стреляют в затылок из автомата стоящему на коленях осуждённому.[10] К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3874 дня]

Также расстрел является методом исполнения смертной казни в КНДР наряду с повешением (прессой обсуждался случай расстрела заместителя министра обороны из миномёта.[11], но он, к настоящему времени, не обладает убедительными подтверждениями [12]).

В Таиланде с 1934 по 19 октября 2001 года приговорённые к казни преступники расстреливались палачом в спину очередью из станкового пулемёта.[13][14][15]

Страны, использующие расстрел

Источник - статьи из Английской Википедии en:Use of capital punishment by country, en:Execution by firing squad и en:Execution by shooting. В этот список входят страны, в настоящее время(по состоянию на осень 2013) использующие расстрел в качестве единственного или одного из нескольких видов казни.

В культуре

  • Расстрел с редким случаем выживания приговоренного описывается в песне Владимира Высоцкого «Тот, который не стрелял».

Смотреть также

Напишите отзыв о статье "Расстрел"

Примечания

  1. Всемирная история, М., 1958, т.5, стр. 56
  2. Смертная казнь // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  3. [pasqualepaoli.free.fr/2/2.html Text of constitution]
  4. [www.hist.msu.ru/ER/Etext/articul.htm Артикул воинский]
  5. [web.archive.org/web/20070901072841/www.pravoteka.ru/lib/ugolovnoe-pravo/0007/32.html Михалин А. С. Высшая мера наказания: История, современность, будущее]
  6. [vur-05-1.narod.ru/istotgp/49.htm История Государства и права России]
  7. [mikv1.narod.ru/text/VoinArtik1946.htm ВОИНСКИЕ АРТИКУЛЫ при том же и краткия примечания. 1714 г. Собственноручные поправки и дополнения Петра Великого]
  8. Расстрел // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  9. [www.lenta.ru/news/2010/06/18/killer/ Расстрельная команда казнила убийцу из Юты]. Lenta.ru (18 июня 2010). Проверено 14 августа 2010. [www.webcitation.org/61B8YcmGG Архивировано из первоисточника 24 августа 2011].
  10. [www.laogai.org/system/files/u1/deathbig.jpg Death Penalty]
  11. [www.telegraph.co.uk/news/worldnews/asia/northkorea/9630509/North-Korean-army-minister-executed-with-mortar-round.html Daily Telegraph: North Korean army minister 'executed with mortar round']
  12. [www.foreignpolicy.com/articles/2012/10/31/was_a_north_korean_general_really_executed_by_mortar_fire? Was a North Korean General Really Executed by Mortar Fire? Michael Madden. Foreign Policy. October 31, 2012]
  13. [www.correct.go.th/eng/deathpenalty.htm Thailand Department of Corrections: Death Penalty]
  14. [web.archive.org/web/20071129135935/www.richard.clark32.btinternet.co.uk/bangkwan.jpg BT’s free web hosting service is now closed]
  15. [freepress.org/departments/display/9/2007/2627 The Free Press — Independent News Media from Columbus, Ohio]
  16. [www.handsoffcain.info/archivio_news/201005.php?iddocumento=13308899&mover=0 LIBYA: 18 PEOPLE EXECUTED BY FIRING SQUAD]
  17. [www.ipsnews.net/2006/11/death-penalty-ugandas-laws-favour-execution/ DEATH PENALTY: Uganda's Laws Favour Execution - Inter Press Service]
  18. [news.bbc.co.uk/2/hi/africa/6933849.stm BBC NEWS | Africa | Ethiopia executes spy boss killer]
  19. [gulfnews.com/news/gulf/uae/crime/dubai-mosque-murderer-executed-1.760146 Dubai mosque murderer executed | GulfNews.com]

Отрывок, характеризующий Расстрел

– Маленькое именье ничего не приносило дохода, – отвечал Болконский, чтобы напрасно не раздражать старика, стараясь смягчить перед ним свой поступок.
– Vous craignez d'etre en retard, [Боитесь опоздать,] – сказал старик, глядя на Кочубея.
– Я одного не понимаю, – продолжал старик – кто будет землю пахать, коли им волю дать? Легко законы писать, а управлять трудно. Всё равно как теперь, я вас спрашиваю, граф, кто будет начальником палат, когда всем экзамены держать?
– Те, кто выдержат экзамены, я думаю, – отвечал Кочубей, закидывая ногу на ногу и оглядываясь.
– Вот у меня служит Пряничников, славный человек, золото человек, а ему 60 лет, разве он пойдет на экзамены?…
– Да, это затруднительно, понеже образование весьма мало распространено, но… – Граф Кочубей не договорил, он поднялся и, взяв за руку князя Андрея, пошел навстречу входящему высокому, лысому, белокурому человеку, лет сорока, с большим открытым лбом и необычайной, странной белизной продолговатого лица. На вошедшем был синий фрак, крест на шее и звезда на левой стороне груди. Это был Сперанский. Князь Андрей тотчас узнал его и в душе его что то дрогнуло, как это бывает в важные минуты жизни. Было ли это уважение, зависть, ожидание – он не знал. Вся фигура Сперанского имела особенный тип, по которому сейчас можно было узнать его. Ни у кого из того общества, в котором жил князь Андрей, он не видал этого спокойствия и самоуверенности неловких и тупых движений, ни у кого он не видал такого твердого и вместе мягкого взгляда полузакрытых и несколько влажных глаз, не видал такой твердости ничего незначащей улыбки, такого тонкого, ровного, тихого голоса, и, главное, такой нежной белизны лица и особенно рук, несколько широких, но необыкновенно пухлых, нежных и белых. Такую белизну и нежность лица князь Андрей видал только у солдат, долго пробывших в госпитале. Это был Сперанский, государственный секретарь, докладчик государя и спутник его в Эрфурте, где он не раз виделся и говорил с Наполеоном.
Сперанский не перебегал глазами с одного лица на другое, как это невольно делается при входе в большое общество, и не торопился говорить. Он говорил тихо, с уверенностью, что будут слушать его, и смотрел только на то лицо, с которым говорил.
Князь Андрей особенно внимательно следил за каждым словом и движением Сперанского. Как это бывает с людьми, особенно с теми, которые строго судят своих ближних, князь Андрей, встречаясь с новым лицом, особенно с таким, как Сперанский, которого он знал по репутации, всегда ждал найти в нем полное совершенство человеческих достоинств.
Сперанский сказал Кочубею, что жалеет о том, что не мог приехать раньше, потому что его задержали во дворце. Он не сказал, что его задержал государь. И эту аффектацию скромности заметил князь Андрей. Когда Кочубей назвал ему князя Андрея, Сперанский медленно перевел свои глаза на Болконского с той же улыбкой и молча стал смотреть на него.
– Я очень рад с вами познакомиться, я слышал о вас, как и все, – сказал он.
Кочубей сказал несколько слов о приеме, сделанном Болконскому Аракчеевым. Сперанский больше улыбнулся.
– Директором комиссии военных уставов мой хороший приятель – господин Магницкий, – сказал он, договаривая каждый слог и каждое слово, – и ежели вы того пожелаете, я могу свести вас с ним. (Он помолчал на точке.) Я надеюсь, что вы найдете в нем сочувствие и желание содействовать всему разумному.
Около Сперанского тотчас же составился кружок и тот старик, который говорил о своем чиновнике, Пряничникове, тоже с вопросом обратился к Сперанскому.
Князь Андрей, не вступая в разговор, наблюдал все движения Сперанского, этого человека, недавно ничтожного семинариста и теперь в руках своих, – этих белых, пухлых руках, имевшего судьбу России, как думал Болконский. Князя Андрея поразило необычайное, презрительное спокойствие, с которым Сперанский отвечал старику. Он, казалось, с неизмеримой высоты обращал к нему свое снисходительное слово. Когда старик стал говорить слишком громко, Сперанский улыбнулся и сказал, что он не может судить о выгоде или невыгоде того, что угодно было государю.
Поговорив несколько времени в общем кругу, Сперанский встал и, подойдя к князю Андрею, отозвал его с собой на другой конец комнаты. Видно было, что он считал нужным заняться Болконским.
– Я не успел поговорить с вами, князь, среди того одушевленного разговора, в который был вовлечен этим почтенным старцем, – сказал он, кротко презрительно улыбаясь и этой улыбкой как бы признавая, что он вместе с князем Андреем понимает ничтожность тех людей, с которыми он только что говорил. Это обращение польстило князю Андрею. – Я вас знаю давно: во первых, по делу вашему о ваших крестьянах, это наш первый пример, которому так желательно бы было больше последователей; а во вторых, потому что вы один из тех камергеров, которые не сочли себя обиженными новым указом о придворных чинах, вызывающим такие толки и пересуды.
– Да, – сказал князь Андрей, – отец не хотел, чтобы я пользовался этим правом; я начал службу с нижних чинов.
– Ваш батюшка, человек старого века, очевидно стоит выше наших современников, которые так осуждают эту меру, восстановляющую только естественную справедливость.
– Я думаю однако, что есть основание и в этих осуждениях… – сказал князь Андрей, стараясь бороться с влиянием Сперанского, которое он начинал чувствовать. Ему неприятно было во всем соглашаться с ним: он хотел противоречить. Князь Андрей, обыкновенно говоривший легко и хорошо, чувствовал теперь затруднение выражаться, говоря с Сперанским. Его слишком занимали наблюдения над личностью знаменитого человека.
– Основание для личного честолюбия может быть, – тихо вставил свое слово Сперанский.
– Отчасти и для государства, – сказал князь Андрей.
– Как вы разумеете?… – сказал Сперанский, тихо опустив глаза.
– Я почитатель Montesquieu, – сказал князь Андрей. – И его мысль о том, что le рrincipe des monarchies est l'honneur, me parait incontestable. Certains droits еt privileges de la noblesse me paraissent etre des moyens de soutenir ce sentiment. [основа монархий есть честь, мне кажется несомненной. Некоторые права и привилегии дворянства мне кажутся средствами для поддержания этого чувства.]
Улыбка исчезла на белом лице Сперанского и физиономия его много выиграла от этого. Вероятно мысль князя Андрея показалась ему занимательною.
– Si vous envisagez la question sous ce point de vue, [Если вы так смотрите на предмет,] – начал он, с очевидным затруднением выговаривая по французски и говоря еще медленнее, чем по русски, но совершенно спокойно. Он сказал, что честь, l'honneur, не может поддерживаться преимуществами вредными для хода службы, что честь, l'honneur, есть или: отрицательное понятие неделанья предосудительных поступков, или известный источник соревнования для получения одобрения и наград, выражающих его.
Доводы его были сжаты, просты и ясны.
Институт, поддерживающий эту честь, источник соревнования, есть институт, подобный Legion d'honneur [Ордену почетного легиона] великого императора Наполеона, не вредящий, а содействующий успеху службы, а не сословное или придворное преимущество.
– Я не спорю, но нельзя отрицать, что придворное преимущество достигло той же цели, – сказал князь Андрей: – всякий придворный считает себя обязанным достойно нести свое положение.
– Но вы им не хотели воспользоваться, князь, – сказал Сперанский, улыбкой показывая, что он, неловкий для своего собеседника спор, желает прекратить любезностью. – Ежели вы мне сделаете честь пожаловать ко мне в среду, – прибавил он, – то я, переговорив с Магницким, сообщу вам то, что может вас интересовать, и кроме того буду иметь удовольствие подробнее побеседовать с вами. – Он, закрыв глаза, поклонился, и a la francaise, [на французский манер,] не прощаясь, стараясь быть незамеченным, вышел из залы.


Первое время своего пребыванья в Петербурге, князь Андрей почувствовал весь свой склад мыслей, выработавшийся в его уединенной жизни, совершенно затемненным теми мелкими заботами, которые охватили его в Петербурге.
С вечера, возвращаясь домой, он в памятной книжке записывал 4 или 5 необходимых визитов или rendez vous [свиданий] в назначенные часы. Механизм жизни, распоряжение дня такое, чтобы везде поспеть во время, отнимали большую долю самой энергии жизни. Он ничего не делал, ни о чем даже не думал и не успевал думать, а только говорил и с успехом говорил то, что он успел прежде обдумать в деревне.
Он иногда замечал с неудовольствием, что ему случалось в один и тот же день, в разных обществах, повторять одно и то же. Но он был так занят целые дни, что не успевал подумать о том, что он ничего не думал.
Сперанский, как в первое свидание с ним у Кочубея, так и потом в середу дома, где Сперанский с глазу на глаз, приняв Болконского, долго и доверчиво говорил с ним, сделал сильное впечатление на князя Андрея.
Князь Андрей такое огромное количество людей считал презренными и ничтожными существами, так ему хотелось найти в другом живой идеал того совершенства, к которому он стремился, что он легко поверил, что в Сперанском он нашел этот идеал вполне разумного и добродетельного человека. Ежели бы Сперанский был из того же общества, из которого был князь Андрей, того же воспитания и нравственных привычек, то Болконский скоро бы нашел его слабые, человеческие, не геройские стороны, но теперь этот странный для него логический склад ума тем более внушал ему уважения, что он не вполне понимал его. Кроме того, Сперанский, потому ли что он оценил способности князя Андрея, или потому что нашел нужным приобресть его себе, Сперанский кокетничал перед князем Андреем своим беспристрастным, спокойным разумом и льстил князю Андрею той тонкой лестью, соединенной с самонадеянностью, которая состоит в молчаливом признавании своего собеседника с собою вместе единственным человеком, способным понимать всю глупость всех остальных, и разумность и глубину своих мыслей.
Во время длинного их разговора в середу вечером, Сперанский не раз говорил: «У нас смотрят на всё, что выходит из общего уровня закоренелой привычки…» или с улыбкой: «Но мы хотим, чтоб и волки были сыты и овцы целы…» или: «Они этого не могут понять…» и всё с таким выраженьем, которое говорило: «Мы: вы да я, мы понимаем, что они и кто мы ».
Этот первый, длинный разговор с Сперанским только усилил в князе Андрее то чувство, с которым он в первый раз увидал Сперанского. Он видел в нем разумного, строго мыслящего, огромного ума человека, энергией и упорством достигшего власти и употребляющего ее только для блага России. Сперанский в глазах князя Андрея был именно тот человек, разумно объясняющий все явления жизни, признающий действительным только то, что разумно, и ко всему умеющий прилагать мерило разумности, которым он сам так хотел быть. Всё представлялось так просто, ясно в изложении Сперанского, что князь Андрей невольно соглашался с ним во всем. Ежели он возражал и спорил, то только потому, что хотел нарочно быть самостоятельным и не совсем подчиняться мнениям Сперанского. Всё было так, всё было хорошо, но одно смущало князя Андрея: это был холодный, зеркальный, не пропускающий к себе в душу взгляд Сперанского, и его белая, нежная рука, на которую невольно смотрел князь Андрей, как смотрят обыкновенно на руки людей, имеющих власть. Зеркальный взгляд и нежная рука эта почему то раздражали князя Андрея. Неприятно поражало князя Андрея еще слишком большое презрение к людям, которое он замечал в Сперанском, и разнообразность приемов в доказательствах, которые он приводил в подтверждение своих мнений. Он употреблял все возможные орудия мысли, исключая сравнения, и слишком смело, как казалось князю Андрею, переходил от одного к другому. То он становился на почву практического деятеля и осуждал мечтателей, то на почву сатирика и иронически подсмеивался над противниками, то становился строго логичным, то вдруг поднимался в область метафизики. (Это последнее орудие доказательств он особенно часто употреблял.) Он переносил вопрос на метафизические высоты, переходил в определения пространства, времени, мысли и, вынося оттуда опровержения, опять спускался на почву спора.
Вообще главная черта ума Сперанского, поразившая князя Андрея, была несомненная, непоколебимая вера в силу и законность ума. Видно было, что никогда Сперанскому не могла притти в голову та обыкновенная для князя Андрея мысль, что нельзя всё таки выразить всего того, что думаешь, и никогда не приходило сомнение в том, что не вздор ли всё то, что я думаю и всё то, во что я верю? И этот то особенный склад ума Сперанского более всего привлекал к себе князя Андрея.
Первое время своего знакомства с Сперанским князь Андрей питал к нему страстное чувство восхищения, похожее на то, которое он когда то испытывал к Бонапарте. То обстоятельство, что Сперанский был сын священника, которого можно было глупым людям, как это и делали многие, пошло презирать в качестве кутейника и поповича, заставляло князя Андрея особенно бережно обходиться с своим чувством к Сперанскому, и бессознательно усиливать его в самом себе.
В тот первый вечер, который Болконский провел у него, разговорившись о комиссии составления законов, Сперанский с иронией рассказывал князю Андрею о том, что комиссия законов существует 150 лет, стоит миллионы и ничего не сделала, что Розенкампф наклеил ярлычки на все статьи сравнительного законодательства. – И вот и всё, за что государство заплатило миллионы! – сказал он.
– Мы хотим дать новую судебную власть Сенату, а у нас нет законов. Поэтому то таким людям, как вы, князь, грех не служить теперь.
Князь Андрей сказал, что для этого нужно юридическое образование, которого он не имеет.
– Да его никто не имеет, так что же вы хотите? Это circulus viciosus, [заколдованный круг,] из которого надо выйти усилием.

Через неделю князь Андрей был членом комиссии составления воинского устава, и, чего он никак не ожидал, начальником отделения комиссии составления вагонов. По просьбе Сперанского он взял первую часть составляемого гражданского уложения и, с помощью Code Napoleon и Justiniani, [Кодекса Наполеона и Юстиниана,] работал над составлением отдела: Права лиц.


Года два тому назад, в 1808 году, вернувшись в Петербург из своей поездки по имениям, Пьер невольно стал во главе петербургского масонства. Он устроивал столовые и надгробные ложи, вербовал новых членов, заботился о соединении различных лож и о приобретении подлинных актов. Он давал свои деньги на устройство храмин и пополнял, на сколько мог, сборы милостыни, на которые большинство членов были скупы и неаккуратны. Он почти один на свои средства поддерживал дом бедных, устроенный орденом в Петербурге. Жизнь его между тем шла по прежнему, с теми же увлечениями и распущенностью. Он любил хорошо пообедать и выпить, и, хотя и считал это безнравственным и унизительным, не мог воздержаться от увеселений холостых обществ, в которых он участвовал.
В чаду своих занятий и увлечений Пьер однако, по прошествии года, начал чувствовать, как та почва масонства, на которой он стоял, тем более уходила из под его ног, чем тверже он старался стать на ней. Вместе с тем он чувствовал, что чем глубже уходила под его ногами почва, на которой он стоял, тем невольнее он был связан с ней. Когда он приступил к масонству, он испытывал чувство человека, доверчиво становящего ногу на ровную поверхность болота. Поставив ногу, он провалился. Чтобы вполне увериться в твердости почвы, на которой он стоял, он поставил другую ногу и провалился еще больше, завяз и уже невольно ходил по колено в болоте.
Иосифа Алексеевича не было в Петербурге. (Он в последнее время отстранился от дел петербургских лож и безвыездно жил в Москве.) Все братья, члены лож, были Пьеру знакомые в жизни люди и ему трудно было видеть в них только братьев по каменьщичеству, а не князя Б., не Ивана Васильевича Д., которых он знал в жизни большею частию как слабых и ничтожных людей. Из под масонских фартуков и знаков он видел на них мундиры и кресты, которых они добивались в жизни. Часто, собирая милостыню и сочтя 20–30 рублей, записанных на приход, и большею частию в долг с десяти членов, из которых половина были так же богаты, как и он, Пьер вспоминал масонскую клятву о том, что каждый брат обещает отдать всё свое имущество для ближнего; и в душе его поднимались сомнения, на которых он старался не останавливаться.